100-летие Русского Экспедиц. Корпуса во Франции

 100-летие Русского  Экспедиционного Корпуса во Франции в Первой Мировой войне 1914 – 1918 гг.

**
         И вот опять русские и французы союзники по борьбе с мировым терроризмом … Но неплохо бы вспомнить историю и судьбу тех добровольцев из России, которые воевали за Францию в составе так называемого Русского Экспедиционного Корпуса во Франции в 1916 – 1918 гг. во время Первой Мировой войны. Кстати, был и еще один русский экспедиционный корпус в 1815 – 1818 гг. во Франции после разгрома и оккупации оной в составе войск союзников по анти наполеоновской  коалиции. 
***
Текст песни «Русские бригады» …  автор Виктор Леонидов
*
Слова Виктора Леонидова:
*
Сердце глупое, не бейся
Мыслям скорым в унисон!
Там во Франции, под Реймсом,
Спрятан город Мурмелон,
Где за честь, не за награду, —
Клевета, навек отстань, —
Дрались русские бригады
За провинцию Шампань.

А в Шестнадцатый, проклятый,
И по крестному пути
Из России шли солдаты,
Чтобы Францию спасти.
И Европе на отраду,
Изумляя штыковой,
Дрались русские бригады
Чтоб Париж прикрыть собой.

Здесь все буднично и просто,
Гул войны давно умолк.
Лишь часовня над погостом,
Где пехотный славный полк.
Отгремели все снаряды,
Приняла солдат земля.
Дрались русские бригады
За французские поля.

Время память усмиряет, —
Слава Богу, что живем,
Широка страна родная,
Где упомнить обо всем!
Вен не режем от досады,
Не зальем тоску в вине,
Что забыты те бригады
На забытой той войне.

Только что-то ноет-тянет,
Не дает никак уснуть.
К золотым полям Шампани
Жребий выпал, — значит в путь,
Где душа легионера
Прозвенит не как струна,
Что могилы Сент-Илера —
Наша общая война!

Сердце глупое, не бейся
Мыслям скорым в унисон.
Там во Франции, под Реймсом,
Спрятан город Мурмелон,
Где за честь, не за награду, —
Клевета, навек отстань, -
Дрались русские бригады
За провинцию Шампань.

Ссылка на исполнение песни

http://kivvi.kz/watch/iapw9kskxtqx/


**********************************

Париж. Июль 1916 года. По Елисейским полям торжественным маршем проходят русские войска. Столица Франции встретила их громом оркестров и взрывом народного ликования. "Цветов было столько, - вспоминал один из участников парада, - что, казалось, шёл снег".

Это были первые восемь тысяч солдат и офицеров Русского Экспедиционного Корпуса, которые должны были сражаться против немцев на Западном фронте. Ранее такой же восторженный приём был оказан нашим военным в Марселе, куда они прибыли на кораблях из порта Дальний.

Россия неоднократно приходила на помощь союзникам. В августе 1914 года, когда, согласно плану Шлиффена, кайзеровская Германия наносила главный удар по Франции и немцы были уже в 120 километрах от Парижа, стремительное продвижение русских войск в Восточную Пруссию обескуражило немецкое командование, заставив его начать переброску сил с Западного на Восточный фронт.

В итоге 2-й армия под командованием генерала Самсонова погибла, но германцы проиграли блицкриг, Париж удалось отстоять, и война на Западе на четыре долгих года стала позиционной. И в этой войне на истощение у Германии уже не было шансов на победу.

Россия вынесла на своих плечах и страшный 1915 год, когда германцы обрушили всю мощь своих армий на Восточный фронт, а союзники получили необходимую передышку. Более того, она нашла силы помочь партнерам по военной коалиции, направив в 1916-м во Францию четыре пехотные бригады, каждая численностью примерно около 10 тысяч человек. Отправка еще трех бригад не состоялась из-за того, что в войну на стороне союзников вступила Румыния и почти тут же стала терпеть поражения. Пришлось посылать эти войска ей на помощь.

Столь небольшое количество солдат и офицеров, конечно, не могло переломить ход сражений в свою пользу. Скорее, это был жест поддержки, такой же, как французский истребительный полк "Нормандия-Неман", воевавший в 1943-45 годах на советско-германском фронте.

Однако, как утверждал Суворов, воюют не числом, а умением. Благо, русские бригады, как правило, ставили на самые опасные участки фронта. Французские командиры отмечали храбрость и умелые действие русских солдат и офицеров.

В частности, 18 сентября 1916 года в ходе отражения немецкой атаки 3-й батальон 2-го полка 1-й бригады штыками опрокинул неприятельские цепи и гнал их до самых немецких окопов. 26 сентября генерал Гуро в приказе по армии отметил доблесть русских войск, позднее личное удовлетворение действиями бригады передал главнокомандующий французскими армиями генерал Жоффр.

3-й бригаде пришлось выдержать одну из серьезных газовых атак неприятеля. 31 января 1917-го под прикрытием газа и артиллерии немцы пытались атаковать, но были отбиты огнем. Личный состав бригады провел в противогазах шесть часов. И таких примеров множество.

Весной 1917-го обе бригады приняли участие в наступление в районе города Реймса, где особенно отличились солдаты первой бригады, которые сломили ожесточенное сопротивление немцев и отбили не одну их контратаку. В ожесточенных боях бригадиры понесли тяжелые потери. В некоторых батальонах в строю осталось до 20% от первоначального состава.
***
1-я бригада Русского  Экспедиционного Корпуса высадилась 26 апреля 1916 г. в Марселе, а 2-я, 3-я и 4-я бригады высадились в Бресте. 1-я и 3-я бригады были отправлены на фронт в Шампань (Франция), 2-я и 4-я – в Македонию. Оставшийся во Франции российский воинский контингент (более 20 тыс. солдат и офицеров) участвовал в боях вместе с французскими войсках в регионе Шампань-Арденны вплоть до Февральской революции 1917 г. Особенно отличились русские войска в тяжёлых затяжных сражениях в районе форта Помпель вблизи г. Реймса.
*
Более 8 000 человек из Русского Экспедиционного Корпуса погибли во Франции.
*
В сентябре 1916 г. Русский Экспедиционный Корпус предотвратил взятие немецкими войсками города Реймса, где находится один из национальных символов Франции – кафедральный собор, в котором с XII века короновались французские короли.

После Февральской революции 1917 солдаты Русского Экспедиционного Корпуса отказались воевать и потребовали вернуть их на Родину, после отказа французского командования выполнить их требование подняли восстание в военном лагере Ла-Куртин, близ Лиможа. Мятеж был жестоко подавлен силами самих русских, но корпус подлежал расформированию, поскольку приславшая его страна перестала существовать. По настоянию советского правительства основная часть Русского Экспедиционного Корпуса в 1919-1921 возвращена в Россию.

Позднее Франция разрешила формирование из добровольцев т.н. Русского легиона, который присоединился к лучшей воинской части Франции – Марокканской дивизии. Легионеры носили французскую форму. В декабре 1917 г. усилиями полковника Г.С. Готуа и генерала Лохвицкого был сформирован русский добровольческий отряд из четырех легионов (батальонов), численность которого в начале 1918 г. составила 1,5-1,6 тыс. человек. Однако на фронт выступил только один легион (250-300 человек и несколько офицеров), названный Русским. Сражаясь в составе легендарной Марокканской дивизии, в тяжелейших боях на французском фронте в апреле - ноябре 1918 г. этот батальон заслужил почетное имя Русского легиона Чести.

Русский легион участвовал во всех основных битвах, остававшихся до конца войны. Русский легион выказал необычайную храбрость в боях на реке Сомме в апреле 1918 г., а в мае и сентябре 1918 г. – в боях под Суассоном. Он воевал не просто храбро, а проявлял настоящие чудеса героизма, за что удостоился немалого числа восторженных отзывов, наград, а главное – звания «Легион чести». Из первого состава легиона погибло 85% солдат и почти все офицеры.
****************************************************
*******************************************************
ПРИЛОЖЕНИЕ.
РУССКИЙ ЭКСПЕДИЦИОННЫЙ КОРПУС ВО ФРАНЦИИ  1916 -1918
***
Статья  «Третья бригада – Русский Легион Чести»
****
****
ВВЕДЕНИЕ
В декабре 1915 года, по случаю путешествия в Россию Президента Французской Республики Поля Думера, было принято франко-русское соглашение, предусматривающее отправку российских войск на Западный Фронт. Царь Николай II отдал распоряжение главе Штаба – генералу М.В. Алексееву о реализации данного проекта на следующих условиях: русские солдаты будут отправлены под командованием русских офицеров, вооружены Францией и предоставлены в распоряжение Французского Штаба. Переправка частей на фронт будет осуществлена Французским Флотом.  В начале 1916 года последовательно были созданы 4 специальные пехотные бригады, каждая из которых состояла из двух полков; каждый полк включал три батальона из четырёх пехотных рот, трёх пулемётных рот (12 пулемётов в каждой), одного взвода связи и одного нестроевого подразделения. Офицеры были выбраны среди военных, владеющих французским языком. Все солдаты вызвались добровольно сражаться во Франции. В целом, 745 офицеров и 43 547  русских солдат присоединились к Французской Армии. Формирование ещё четырёх бригад было начато, но не закончено в связи с политическими событиями 1917 года.

Первая бригада под командованием генерала Н.А. Лохвитского включала 1-ый полк (военные запасных батальонов из г. Москвы, в основном рабочие) и 2-ой полк (военные запасных батальонов из г. Самары, в основном крестьяне). После длительного путешествия в 30 000 километров по железной дороге (Москва, Сибирь, Манчжурия), а затем на французских кораблях (Сайгон, Сингапур, Коломбо, Джибути, Суэц), 26 апреля 1916 года первая бригада высадилась в Марселе, чтобы сражаться на Западном Фронте (Франция).

 Некоторое время спустя, вторая бригада (под командованием генерала М.К. Дитерихса) и четвёртая бригада (под командованием генерала М.Н. Леонтьева) высадились в Салониках, чтобы принять участие в сражениях на Восточном Фронте (Балканы).

Третья бригада, под командованием генерала В.В. Марушевского, состояла из 5-ого полка (военные запасных батальонов из г. Екатеринбурга, в большинстве своём крестьяне) под командованием полковника В.С. Нарбута, и 6-ого полка (военные запасных батальонов из г. Челябинска, в основном крестьяне) под командованием полковника Г.Н. Симонова. В Екатеринбурге офицеры 5-го полка скинулись, чтобы купить за 8 рублей медведя, которому дали имя «Мишка» и который был талисманом Экспедиционного Корпуса в течение всей войны.

Третья бригада должна была сражаться на Балканах. Чтобы как можно быстрее присоединиться к французским войскам, она была отправлена по железной дороге в порт Архангельска, где была погружена на семь французских военных кораблей. Курс этих кораблей был проложен через мыс Нордкап, Норвежское море, Северное море, Ла-Манш и закончился высадкой третьей бригады, которую бурно приветствовали толпы энтузиастов в августе 1916 года, в портах Бреста и Ла-Рошель. Затем бригада была отправлена в регион Марселя, чтобы в последующем высадиться на Балканах, но по причине ухудшения ситуации на Западном Фронте (1916 год был сложным для Французской Армии: только во время битвы при Вердане было потеряно убитыми, ранеными и пропавшими без вести 365 000 солдат), глава Французского Штаба обратился с просьбой к генералу В.В. Марушевскому о присоединении его бригады к фронту в Шампани, где уже сражалась 1-ая бригада.
***
***
ТРЕТЬЯ БРИГАДА НА ФРОНТЕ
Третья бригада и Мишка прибыли в военный лагерь Майи, находившийся в 50 км к югу от Реймса. Этот огромный лагерь, превосходящий по площади Париж, был полностью предоставлен в распоряжение 1-ой и 3-ей бригадам Русского Экспедиционного Корпуса, численностью 20 000 человек, которые в первую очередь построили там деревянную церковь для богослужений. Также в лагере находились пятнадцать французских офицеров и около двух сотен солдат, прикомандированных к русским бригадам. Этот лагерь служил хранилищем материально-технического обеспечения, местом тактической подготовки и отдыха трупп войск. Генерал А. Гуро - командующий 4-ой армией и начальник лагеря Майи, часто посещал русские бригады и по-отечески заботился об их нуждах. В теории, обе бригады находились под руководством генерала Ф.Ф. Палицына - русского военного атташе во Франции, и его адъютанта – генерала М.И. Занкевича. Французская Армия обеспечила русские бригады военным обмундированием, касками, оружием, но военные сохранили русскую униформу.

В то время как 1-ая бригада после тяжелых потерь в боях 16 октября 1916 года возвратилась в лагерь Майи на отдых, 3-я бригада примкнула к передовой в секторе Реймса и не покидала её в течение следующих пяти месяцев, героически выдерживая суровые смертоносные бои, в основном защищая от немецких атак форт де ля Помпель.

Бригада подвергалась газовым атакам. В частности 31 января 1917 года три химические атаки повлекли тяжёлые потери в 6-ом полку: 250 человек было убито, много сотен эвакуировано с интоксикацией разной степени тяжести (зимний холод усилил действие газа). Даже медведь Мишка должен был быть отправлен в тыл на лечение; он выжил во время газовой атаки только потому, что спрятал морду в снег!

Выжившие продолжали борьбу, отражая все немецкие атаки, несмотря на ежедневный шквал снарядов всех калибров. Французский генерал Н. Дюма, командующий сектором, в одном из рапортов написал: «Русская пехота обладает примечательной энергией; все их штыки обагрены кровью». Наконец, 12 марта 1917 года, полки французской пехоты заменили третью бригаду, которая отправилась на отдых в лагерь Майи. Но отдых длился недолго, поскольку в это время генерал Р. Нивель уже готовил наступление.

Конечно, солдаты Русского Экспедиционного Корпуса узнали новость об отречении царя в марте 1917 года. Но, несмотря на появление мыслей о перемирии и даже нескольких речей протеста (главным образом в рядах 1-ой бригады), решение Временного Правительства России о продолжении войны было встречено спокойно. 29 марта войска присягают без происшествий на верность правительству А.Ф. Керенского. Вводятся новые правила относительно создания полковых комитетов, которые встречаются 15 апреля и после трёх часов споров голосуют за продолжение участия в боях. Бригады активно готовятся к следующему наступлению; в лагере Майи люди проходят интенсивную подготовку, чтобы максимально быть готовыми к боям. Несмотря на политические события в России, настрой войск остается, в целом, позитивным.
***
***
НАСТУПЛЕНИЕ НИВЕЛЬ (БИТВА ШМЕН ДЮ ДАМ)
План генерала Р. Нивель, занявшего место генерала Ж. Жоффр, предусматривал разрыв немецкого фронта на Эне. Две русские бригады были прикреплены к 7-му армейскому корпусу (генерал Ж. Базлер) 5-ой армии (сектор Реймса). В 6 часов утра, 16 апреля 1917 года, после десяти часов интенсивной бомбардировки 5500 пушками французской артиллерии по позициям врага, горнисты протрубили наступление: 850 000 человек вышли из окопов и поднялись на штурм передовых позиций немцев между Суассоном и Реймсом.

Третья бригада, в принципе, должна была быть в резерве, но с первого дня наступления она находилась на позиции на линии фронта. В отличие от 1-ой бригады по приказу Главного Штаба Франции 3-я бригада была разделена на множество частей, снижая эффективность командования генерала В.В. Марушевского. 1-ый и 3-ий батальоны 6-го полка (обозначенные как I/6 и III/6) поднялись в наступление с 40-м дивизионом французской пехоты. Их целью являлась гора Сапиньоль. Русские взяли высоту 108, но их продвижение было заблокировано; с двух сторон от авангарда начали множиться немецкие контратаки. Новая попытка наступления провалилась, и войска, ослабленные потерями, частично отступили под градом немецких снарядов и огня. В конце дня в руках I/6 и III/6 остаётся лишь высота 108, на которой они закрепляются и героически отстаивают.

В тот же день, 16 апреля II/6 и три батальона 5-го полка были отправлены для присоединения к 37-му Дивизиону французской пехоты (генерал Н. Гарнье-Дуплессис), но ночью войска сбились с пути, разделились и блуждали вплоть до наступления следующего дня, когда, наконец, нашли свою базу для атаки и заняли позиции в окопах. Их целью являлась гора Спан (Spin), вершины которой были укреплены немецкими войсками. Атака, намеченная на 17 апреля, по причине опоздания войск и непогоды (неистовый ветер, непрерывный дождь и снег), была перенесена на 18, а затем на 19 апреля. Немецкие войска использовали эти помехи для того, чтобы провести рейд и вечером 18 апреля, в 20.00, они атаковали, застав врасплох состав 5-го полка. Атака была отбита, но 200 человек 5-го полка были убиты или ранены. В тот же вечер генерал В.В. Марушевский нанёс визит солдатам этого полка на передовой, чтобы поднять их настроение и боевой дух. 19 апреля, в 15.00 более или менее объединённая бригада снова (I/5, III/5 и II/6) пошла в атаку с 32-м Корпусом Французской Армии. Батальон II/5 остался в резерве.

Батальон I/5 устремился в атаку, достиг (несмотря на стрельбу врага, сети колючей проволоки, взрывы) и захватил первую линию немецких окопов, затем вторую и даже третью! Но немецкие войска ответили мощной контратакой, сметая прорыв войска. Батальон III/5 смог достичь склона горы Спан, затем, бегом под пулемётными очередями, достичь вершины, где окопались батареи немецкой артиллерии. Завязалась ожесточённая штыковая битва с немецкими артиллеристами, которые в результате были оттеснены, убиты, либо взяты в плен.

Батальон II/6 атаковал немецкие линии между горами Спан и Сапиньоль. Этот батальон смог захватить первую линию окопов врага, но пострадал от тяжёлых потерь и не смог продвигаться дальше. Немцы провели контратаку, но русское войско устояло, продолжая бороться с огромным упорством.

Очень далеко по сравнению с остальными боевыми частями наступления продвинулся III/5; этот батальон более не был защищён с флангов и рисковал быть опрокинутым силами врага. Ему на выручку был отправлен батальон II/5, но при продвижении его ряды были опустошены вражескими пулемётами и взрывами артиллерийских снарядов. Тем не менее, ему удалось добраться до III/5 на горе Спан, но батальон был слишком ослаблен, чтобы стать достаточной поддержкой.

В 17.00 немцы начали очень энергичное контрнаступление; ситуация в 3-ей бригаде становится критической, но враг не смог сломить духа доблестных русских бойцов. В конце концов, был отдан приказ к отступлению, войска были отброшены на первоначальные позиции, тем не менее, захватив с собой пленных. К концу дня лишь высота 108 была сохранена за батальонами I/6 и III/6. 20 апреля две бригады, ослабленные тяжёлыми потерями, были отправлены в лагерь Майи в сопровождении Мишки, который выжил в этом аду, посреди окровавленных тел своих военных товарищей.

Храброе и героическое поведение солдат 1-ой и 3-ей бригад вызвало восхищение французского военного командования. Престижным Военным Крестом были награждены 5-ый и 6-ой полки, а также многие выжившие этих полков, отмеченные за их выдающуюся храбрость и отвагу. Генерал Р. Нивель написал в Российский Генеральный Штаб, что Русский Экспедиционный Корпус особенно выделяется. А.И. Гучков - военный министр Временного Правительства отправил офицерам и солдатам по этому поводу благодарственную телеграмму за их подвиг. Генерал Ф. Ф. Палицын, который должен был вернуться в Россию 19 апреля, отложил свой отъезд на несколько дней, чтобы персонально поздравить русские войска в лагере Майи.

Наступление Нивель было остановлено 20 апреля. Оно позволило захватить несколько укреплённых точек и множество пленных, но в конечном итоге провалилось, поскольку не смогло разбить немецкие защитные линии. Особенно тяжелыми были людские потери: в течение нескольких дней были убиты, ранены, либо пропали без вести около 200 000 французских солдат. Также понесла тяжёлые потери и 3-я бригада: 5-й полк потерял 17 офицеров и 1269 солдат убитыми и ранеными; 6-й полк потерял 7 офицеров и 885 солдат. К этим ужасающим цифрам необходимо добавить множество пропавших без вести солдат, которые были либо убиты, либо попали в плен. Со стороны 1-ой бригады потери составили около 3 000 солдат. Только за три дня боёв две бригады потеряли 50% от их личного состава! У Временного правительства запросили подкрепление, которое было одобрено. Во Францию отправились приблизительно 6000 человек.
***
***
ВРЕМЯ СМУТЫ
Кровавым итогом наступления Нивель стала усталость, которая водворилась после трёх лет войны в окопах, и сомнения, которые вторглись в сознание людей и повлекли за собой в конце апреля 1917 года беспорядки и случаи неподчинения в рядах Французской Армии. Русские бригады, которые с честью воевали вплоть до этого момента, также испытывали на себе последствия поражения. Моральный дух упал. Пропагандисты и русские революционеры, обосновавшиеся в Париже, распространяли среди русских войск листовки и публикации, провозглашающие «конец империалистической войны». Эта подрывная для дисциплины работа, вдобавок к растерянности, вызванной слишком долгим отсутствием на Родине, кажущимся далёким и неясным исходом войны и, наконец, потерями в ходе последнего наступления, принесла свои плоды.

По случаю Первого Мая солдаты устроили митинги, в ходе которых появились знамёна и транспаранты, провозглашающие «Социализм, Свобода, Равенство…». Несмотря на это, дисциплина и поведение солдат оставались корректными. Но, к концу дня несколько подстрекателей проявили агрессию и стали причиной беспорядков. День за днём обстановка ухудшалась.

Французское командование, обеспокоенное ситуацией, объединило две бригады в единую дивизию под командованием генерала  Н.А. Лохвитского. Эту дивизию, всё ещё вооружённую,  отправили в резерв в Нёфшато (Вож), куда за ней последовали русские агитаторы, приехавшие из Парижа. Временное Правительство отправило во Францию двух представителей: И. Рапп и Морозова, призванных вернуть войска в подчинение. Однако беседы с солдатами не привели ни к какому результату, и агитаторы были вынуждены вернуться в Россию, пообещав попросить возвращения на Родину Экспедиционного Корпуса.

Перед лицом упадка дисциплины, высшее французское командование решило отправить русские войска в лагерь Ля-Куртин, расположенный далеко от фронта, в центре Франции (Лимузен) с целью предотвращения распространения подрывных революционных теорий среди французских воинских частей. 1-я бригада прибыла в Ля-Куртин 18 июня. Она обосновалась в дортуарах лагеря и отказывалась от любой военной подготовки. 3-я Бригада прибыла 5 июля; она разместилась в палатках, поскольку в помещениях было недостаточно места для 289 офицеров и 16187 солдат дивизии.

Спустя некоторое время в лагере и его окрестностях стали происходить инциденты, связанные чаще всего со злоупотреблением алкоголем. Некоторые агитаторы: Бальтаис, Глоба, Волков (все из 1-ой бригады) оказались мятежниками и начали устанавливать в лагере свои порядки. Возросшая враждебность столкнула людей 1-ой бригады (в основном московских рабочих 1-го полка) с крестьянами и казаками 3-ей бригады. 8 июля в 8 часов утра, около 6000 человек 3-ей бригады, примкнувшие к ним 400 людей из 1-ой и их верный Мишка решали покинуть лагерь и обосноваться в деревне Фельтен, в 25 километрах от Ля-Куртин, несмотря на приказы Французского и Русского Главного Штаба.

В это же время ситуация в лагере ещё ухудшилась: унтер-офицер  Афанасий Глоба возглавил бунт и взял под свой контроль революционно настроенных людей 1-ой бригады. Попытки провести переговоры, организованные М.И. Занкевичем и представителями Временного Правительства, провалились. Французские власти придерживались нейтралитета, но потеряв терпение, потребовали восстановления дисциплины в лагере Ля-Куртин. Однако Глоба с комитетом солдат 1-ой бригады не признавали более никаких законных властей и требовали немедленной отправки войск в Москву. Поскольку Россия всё ещё находилась в состоянии войны с Германией, Керенский отдал приказ генералу М.И. Занкевичу о восстановлении порядка среди русских войск.

Первого августа 1-ой бригаде был выставлен первый ультиматум: солдаты должны оставить оружие и покинуть лагерь. Около тысячи человек согласилось с ним, остальные (около 8000) остались в лагере. В течение нескольких недель ничего не происходило. В это время французские войска начали занимать позиции вокруг лагеря, жителей окрестных деревень эвакуировали. Мятежники стали баррикадироваться. 14 сентября 3 000 человек 3-ей бригады под командованием полковника Г.С. Готуа решили сами навести порядок в лагере. Они заняли позиции и передали новый ультиматум мятежникам, который остался без ответа. 16 сентября в 10.00 французские войска выпустили восемнадцать артиллерийских снарядов по лагерю. Мятежники ответили на это стрельбой из пулемётов и ружей. 160 мятежников сдалось, но когда в свою очередь другие попытались сдаться, с ними разделались их же товарищи. Появилось несколько белых флагов, но тем не менее, к следующему утру осталось пятьсот непримиримых бойцов, которые фанатично давали отпор своими пулемётами. Силами французской артиллерии было убито 3 и ранено 36 мятежников. В итоге, утром 18 сентября лоялисты из  3-ей бригады захватили лагерь. 10 человек было убито, 44 ранено; все остальные сдались. Афанасий Глоба был арестован французскими войсками при попытке к бегству.

После захвата власти большевиками в октябре 1917 года и подписания мирного договора между Россией и Германией в Брест-Литовске, в марте 1918 года, французское правительство, всё еще находясь в состоянии войны с Германией, предложило русским солдатам три варианта развития событий:
- пойти добровольцами работать (на полях, на военных заводах в тылу);
- продолжить сражаться против Германии на стороне Французской Армии;
- в качестве пленников отправиться в одну из французских колоний Северной Африки.

В итоге, около 11 000 русских солдат выбрали работу в тылу добровольцами, 4 000 бунтовщиков были отправлены в Алжир, 400 человек (офицеры, крестьяне, казаки) образовали Русский Легион, вооруженный и экипированный Францией, который участвовал в боях вплоть до окончательной победы.
***
***
РУССКИЙ ЛЕГИОН
Организованный в один батальон Русский Легион под командованием полковника Г.С. Готуа хотел снова участвовать в боях за спасение чести России и остался верным данному слову. Легион присоединился к Северному Фронту на севере Франции 23 декабря 1917 года, сопровождаемый верным Мишкой, который не хотел ни при каких условиях расставаться со своими старыми товарищами. Став частью престижной Марокканской Дивизии генерала Ж. Доган (в то время Марокко еще было французской колонией), Русский Легион покрыл себя славой в ходе боёв 1918 года, которые разворачивались в Сомме, Марне, Суассоне. Храбрость и героизм солдат Легиона принесли ему необычайную славу среди Армий Союзников (Французской, Английской, Американской) и приводили в оцепенение немцев, взятых в плен русскими солдатами, в то время как уже было подписано немецко-русское мирное соглашение!

В конце марта 1918 года Германия объединила все свои силы на Западном Фронте и перешла в мощное наступление, прорвав фронт Союзников в районе Амьен (Сома). Немецкие войска  устремились в образовавшуюся брешь. Ситуация становилась критической, и Высшее Французское Командование дало приказ Марокканской Дивизии к контратаке. Во главе Дивизии располагался Русский Легион. Бои были ужасны, потери – огромны с обеих сторон. За мужество, проявленное под огнём противника, капитан Мстислав Лупанов был награждён Крестом Почётного Легиона – высшей наградой Франции. Изнурённые, выжившие бойцы Русского Легиона и Марокканской Дивизии были отправлены в тыл для восстановления. Немцы бросили в битву свои лучшие войска и штурмовали англо-французские линии. Они бросились вперёд, форсировав реку Эсн (Aisne), и в результате марш-броска приблизились к Шато-Тьерри. Город Суассон был взят: дорога на Париж открыта!

Вызванная со всей срочностью Марокканская Дивизия заняла позицию к югу от Суассона, на дороге, ведущей к Парижу. Она получила со всего размаха мощный удар немецкого наступления. На передовой зуавы отражали первые атаки, но вскоре они вынуждены были отступить и рассредоточится. В тот момент, когда казалось, что для французов всё было потеряно, командование отправило в битву свой последний резерв: Русский Легион. Полковник Лагард - главнокомандующий Марокканской Дивизии рассказывал об этом событии после войны: «Я дал приказ полковнику Готуа к контратаке. Русский Легион устремился вперёд с офицерами во главе. Даже врачи и секретари, охваченные энтузиазмом этого знаменитого войска, ринулись с пехотинцами в ряды врага». Священник Русского Легиона Андрей Богословский также кинулся в рукопашную схватку. Его тело было найдено среди множества убитых в тот день. Волны врага в результате были остановлены, но эта битва стоила Русскому Легиону 85% его состава убитыми и ранеными и почти всех офицеров.

В августе, наконец, прибыло необходимое подкрепление, состоящее из добровольцев бывшего Экспедиционного Корпуса. Русский Легион был реорганизован в батальон, состоящий из двух с половиной рот пехотинцев и одной пулемётной роты. Этот батальон тотчас же был направлен в регион Суассона, где опрокинул немецкий авангард, захватил город Терни-Сорни и продвинулся в направлении Лаффо. В ходе тяжёлых боёв 12 сентября 1918 года, батальон последовательно захватил три линии бетонных укреплений врага и ринулся в гущу ошеломлённых немецких войск, захватив множество пленных и значительное количество техники.

После этих боёв маршал Фердинанд Фош - главнокомандующий Армий Союзников, присудил Знамени (царскому) Русского Легиона престижный Военный Крест. Большая известность, приобретённая Русским Легионом, привлекала в его ряды множество русских рабочих – волонтёров, даже бывших мятежников 1-ой бригады. Несмотря на потери, состав Легиона увеличивался: на первое ноября 1918 года батальон насчитывал 564 человека.  С первого октября 1918 года Армии Союзников перешли в наступление, и немецкие войска отступили к их границе. Русский Легион был отправлен в Нанси, откуда начал продвижение вплоть до Мозеля, в направлении Мойовр-Гранд. Перемирие 11 ноября 1918 года положило конец боям.

Русский Легион сопровождал Армии Союзников в Лоррен, в Эльзасе, переправился через Рейн и вступил в Германию, где пересёк Сарр и вошёл во Фридрихсхафен. В составе Оккупационной Армии Легион контролировал город Вормс вплоть до декабря 1918 года. Затем Легион отправили во Францию и демобилизовали.
***
***
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В 1919 году большевики потребовали возврата в Россию всех выживших из состава Русского Экспедиционного Корпуса (солдат, добровольцев–рабочих, пленных в Алжире). Обмен состоялся в Одессе в 1920 году, но несколько тысяч русских солдат решили остаться и обосноваться во Франции. Часть Русского Легиона  присоединилась к Белой Армии в России.  Мишка выжил после всех боёв, уцелев от взрывов артиллерийских снарядов и пуль, химических атак. Но практически все его боевые товарищи погибли или вернулись в Россию. Он окончил свои дни за решёткой парижского зоопарка…
***
***
КЛАДБИЩЕ SAINT-HILAIRE-LE-GRAND
Будучи поначалу одним из временных кладбищ, где, начиная с 1916 года, хоронили убитых в Шампани солдат Русского Экспедиционного Корпуса, после Первой Мировой Войны кладбище Сент-Илер-лё-Гран (Saint-Hilaire-le-Grand, рядом с Реймсом) становится постоянным. С 1922 по 1934 годы на этом кладбище было погребено 750 тел. В последующем, тела всех погибших русских воинов, которые находили в данном регионе и опознавали, были захоронены здесь. Так, в 1990 году, было найдено тело русского солдата Алексея Tchoustiafoff, убитого в 1917 году на территории коммуны Курси. Он также был погребён на кладбище Сент-Илер-лё-Гран, где ныне покоится 915 русских солдат и офицеров.

Для бдения над вечным покоем мёртвых Русского Экспедиционного Корпуса 7 сентября 1935 года французами был издан указ о строительстве православной часовни вблизи от военного кладбища. Каждый год в воскресенье Троицы, в память о русских солдатах, убитых во Франции во время Первой Мировой Войны, здесь проходит торжественная церемония, организованная Ассоциацией Памяти Русского Экспедиционного Корпуса во Франции, возглавляемой вплоть до 2013 года принцем Оболенским.

 Советские власти отказывались признавать существование этого кладбища, поэтому его обслуживанием века занималось Министерство Обороны Франции. Кроме того, в 1998 году некрополь был полностью реставрирован. В последнее десятилетие представители от России принимают участие в памятных церемониях, организуемых на его территории. Здесь же находятся несколько увенчанных православными крестами памятников, воздвигнутых ветеранами Экспедиционного Корпуса. В конце Первой Мировой Войны рядом с кладбищем был построен православный скит. Скит был отнесён к Константинопольскому Патриархату. И каждый день один из монахов молится за успокоение душ русских солдат Экспедиционного корпуса отдавших жизнь за Францию.
***

Париж, 15 марта 2014
Официальный представитель,
специальный корреспондент
Оренбургского войскового
казачьего общества во Франции
Паскаль Жерар


Рецензии
Себя надо было защищать, а не предательскую Францию. С Уважением

Павел Ветьмовский   30.04.2016 23:18     Заявить о нарушении
солдата во время войны не спрашивают ...

Александр Рифеев 3   01.05.2016 06:43   Заявить о нарушении
Конечно, не спрашивают! Когда элита дураки. Сами не хотели там умирать, только командовать и ордена получать.

Павел Ветьмовский   01.05.2016 07:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.