Способы не попасть в ад

(отрывок из романа)

В густой бархатной темноте плавали округлые багровые фигуры, меняя форму и перетекая одна в другую, как масляные капли в воде. Где-то рядом надсадно выла то ли сирена, то ли сигнализация, переходя от раздражающего плача к бессмысленной механической истерике.
Селес разлепил веки, успел увидеть короткую вспышку света и снова зажмурился. Тело ему практически не подчинялось, даже слух включался и выключался произвольно, вынуждая истеричную сирену неподобающе квакать. Тряска прекратилась, и на голову Селеса полилось нечто, запоздало опознанное им как холодная вода.
- М-м-м… - выразил он свое возмущение. В ответ раздались звуки, явно производимые живыми существами. Так Селес понял, что он не на корабле, и его это, как ни странно, не удивило. Потихоньку начали всплывать подробности прошедшего дня – встреча с летающим существом, сконструированным вопреки всем законам анатомии, длительный забег по лесам, поющие призраки, вся эта безумная планета, делившаяся почему-то не на страны, города или хотя бы ульи, а на какие-то плоскости…
Селес рывком приподнялся и все-таки открыл глаза, перед которыми от напряжения заплясали разноцветные точки. Окружающая действительность встретила его ярким солнечным светом и оглушительным воем.
- Лежи! – откуда-то высунулась маленькая рука и потянула его вниз, на обтянутый кожзаменителем диванчик. Щуря слезящиеся глаза, он огляделся и увидел Алису, которая свернулась клубком между сиденьями. В данный момент она была для Селеса небольшим существом женского пола, которое определенно как-то звали.
- Ты что? – шепотом удивилась Алиса. – Мы тебя третий час разбудить не можем!
- Мне как-то… странно.
- Заболел? Ну, приехали.
Селес потряс головой и осторожно пощупал через высокий воротник саднящее отверстие на шее. Края немного припухли – там явно шел воспалительный процесс.
- С добрым утром, - громко поздоровался Смотритель, приведя инопланетного гостя в окончательное замешательство.
- Я сейчас… - неопределенно пообещал Селес и опять закрыл глаза.
- Не спи, - попросила Алиса. – Давай вместе бояться. А то Смотритель отказывается.
- А чего надо бояться? – Селес надеялся, что пока она будет рассказывать, он окончательно все вспомнит.
- Мы на территории землепоклонников. Через их плоскость самая короткая дорога…
- М-м?..
- Это секта такая. Они считают, что Бог не вверху, а внизу. Что планета – это он и есть. Тебе такие никогда не попадались?
- Не помню…
- Значит, не попадались, а то бы запомнил. Лежи, не высовывайся! Пусть думают, что в машине только Смотритель, за одним человеком они, может, и не погонятся.
Машина подпрыгнула на ухабе, Селеса подбросило вверх, и он успел уловить кусочек проносящегося за окном пейзажа – бескрайнее бурое поле с пожухшей травой, кочками и без единого намека на какие-то постройки или деревья. Алиса стукнулась головой и ойкнула.
- Сиди уж, - буркнул Смотритель. Даже по его седой макушке было заметно, что он нервничает.
- Они выкорчевывают деревья и выравнивают холмы, - заговорщически шепнула Алиса. – Никогда ничего не сеют, а живут под открытым небом. И все бы хорошо, только они, - она сделала страшные глаза. – …отрубают себе ноги.
- Ты его до смерти напугать хочешь? – поинтересовался Смотритель. Видимо, затылком он умел не только передавать эмоции, но и видеть, потому что Селес в этот момент действительно побледнел – правда, не от страха, а потому, что его опять затошнило от вчерашнего самогона.
- Совсем отрубают? – зачем-то уточнил Селес.
- Одни пеньки. Чтобы быть ближе к Богу. Ну, то есть к земле.
Чудом сохранившиеся остатки здравого смысла подсказывали Селесу, что без ног гнаться за кем-то гораздо сложнее, чем с ногами, поэтому он немного успокоился. Если землепоклонники настолько трепетно относятся к почве, что никак ее не используют, им должно не хватать еды, и они, очевидно, занимаются каннибализмом. После всего, что Селесу удалось вспомнить о вчерашнем дне, перспектива быть съеденным безногими религиозными фанатиками не казалась чем-то из ряда вон выходящим. Он мысленно обратился к обожествленной земле с просьбой разрешить ему стать после съедения призраком и выстукивать робким туристам по стеклу проклятия. У него начинался жар.
- Мы можем предложить вместо себя тушенку, - пробормотал Селес. – У тебя есть тушенка?
- Заболел, что ли? – одними губами шепнул Смотритель, скосив глаз на Алису. Та грустно закивала.
- Они не едят людей, Селес. Они им проповедуют. Ну, в смысле тоже отрубают ноги.
- Да, это неприятно, - согласился гость.
Смотритель зашелся в беззвучном смехе.
Алиса осторожно потрогала Селеса за руку, прищелкнула языком и начала копаться в карманах.
- Вот я знала, что с тобой что-нибудь, да случится, - шептала она. – Не могло без этого обойтись, ну никак. Когда-нибудь я обязательно загублю особо невинную душу… просто потому, что в мире нет справедливости, и нужно соответствовать. Если где-то случается неприятность, она примагничивает все остальные неприятности, это закон такой… - она вытащила кусочек жаропонижающего пластыря, содрала с него защитную пленку и сердито налепила Селесу на запястье: - Вот какого хрена с тобой случилось, а?
- Не знаю…
- Хоть бы просто похмелье! Сейчас температуру собьем, а потом пусть корабль с тобой разбирается, я не знаю, чем вас лечат.
- Медицинская помощь – не проявление бессмысленного, развращающего милосердия, а спасение необходимой особи, которая в дальнейшем возместит затраченные на нее средства, работая на благо великой цивили…
- У тебя бред, что ли, начинается?
- Это из реонского закона. Боевой канцелярит…
- А ну тихо там! – одернул их Смотритель.
- Может, не заметят? – шепотом предположил Селес.
- Ха! – Алиса торжествующе показала ему фигу. – Сирену слышишь? Это она по нам воет, с полдороги включили.
- Ты сама согласилась на короткую дорогу, - буркнул Смотритель. – Или ты сидишь тихо, или я разворачиваюсь и еду обратно, домой, - он вздохнул и с нежностью добавил: – К покойничкам…
Пластырь подействовал очень быстро, и сознание Селеса окончательно прояснилось. Решение Алисы и Смотрителя проехать именно здесь казалось ему как минимум легкомысленным. Ему, конечно, хотелось спросить, о чем они думали, отправляясь туда, где могут стать жертвой столь изощренного миссионерства. Но этот вопрос, сколько он его ни формулировал, получался невежливым, поэтому пришлось задать другой:
- Как же землепоклонники позволили проложить здесь дорогу? Разве это… не землехульство?
- Они не просто позволили, они сами ее проложили, - хмыкнула Алиса. – Кто же к ним по бездорожью сунется? А если землепоклонник никого не обратил в истинную веру – он попадет в ад… Ты веришь в ад?
- Во внутренний – да. И в объективное «ничего» тоже. И, наверное, в Реконструктора…
- Один есть, - мрачно констатировал Смотритель, заметив движение в зеркале заднего вида. – Турист, держись! – он вдавил педаль в пол.
Селес осторожно поднял голову и посмотрел назад. По безупречно ровной дороге за ними мчалось нечто небольшое, грязно-серое, снабженное маленькими устойчивыми колесами. Вокруг него закручивался густой дымно-пылевой смерч, но Селес разглядел гримасу восторженного азарта на небритом лице. Землепоклонник передвигался на тележке с мощным, судя по всему, двигателем. Он ловко орудовал зажатыми в кулаках рычагами и вдохновенно, дико улыбался, демонстрируя почти полное отсутствие зубов.
- А вам не кажется, что мы уже в аду? – разглядывая землепоклонника, поинтересовался Селес.
За ревущей машиной Смотрителя мчались уже пятеро землепоклонников – четыре самца и самка. Один из недавно присоединившихся неожиданно изменил курс, сшиб соплеменницу и вместе с ней покатился по бурой траве.
- Фу-у! – сказала Алиса, успевшая разглядеть подробности процесса до того, как сошедшие с дистанции остались далеко позади. – Деятельное размножение – еще один верный способ не попасть в ад, - пояснила она Селесу.
- И попасть в рай? – Селес был уже почти уверен, что землепоклонники их не догонят, и поэтому воспринимал происходящее на дороге скорее как омерзительный спектакль.
- Насчет рая ничего не известно. Если будешь надеяться, что попадешь в рай – попадешь в ад. Если будешь бояться попасть в ад – попадешь в ад. Если пожалеешь чьи-нибудь ноги – попадешь в ад. А вот эти, - она кивнула на преследователей. – Попадут в ад потому, что не догнали нас.
- У них очень тяжелая жизнь.
- Как хотят, так и живут, мало ли какие у кого традиции, - недовольно отрезал Смотритель. – Вы меня отвлекаете!
Алиса и Селес замолчали, разглядывая землепоклонников через заднее стекло.
- Сейча-ас, - бормотал Смотритель. – Еще капельку…
Скоростные тележки громыхали уже совсем близко, самый резвый землепоклонник протянул руку и вцепился в бампер. Тележка подпрыгивала и скрежетала по асфальту, пуская искры. Селес с трудом отвел взгляд от горящих восторгом глаз преследователя. Было все-таки невежливо так вот, в упор таращиться на незнакомого гуманоида.
- Черт! – всхлипнула Алиса. – Мне нравятся мои ноги! Они удобные!
Машина еще раз рванулась вперед, подлетела на каком-то низком препятствии, и Смотритель неожиданно ударил по тормозам.
- Вы что делаете?! – испугался Селес.
- Проскочили!
И тут Селес увидел, что практически догнавшие их землепоклонники стремительно удаляются, сталкиваясь и отпихивая друг друга. Автомобиль Смотрителя неподвижно стоял на все той же дороге, а позади него прямо поперек проезжей части шел еле заметный бордюр. Селес догадался, что это жалкое препятствие – граница плоскости, за которой территория землепоклонников заканчивалась.
- Неужели они не могут через него переехать?
- Могут. Только им сюда нельзя. Запрещено, - Смотритель облегченно перевел дух.
- Кем?
- Природой. Богами. Землей. Хватит вопросы задавать, лучше скажи – как тебе?
- Увлекательно…
Смотритель обернулся и удостоил его проникновенным взглядом.
- Ты куда смотришь? – он махнул рукой вперед. – Я про это!
И тут чересчур увлекшийся землепоклонниками Селес наконец заметил, что впереди раскинулся огромный город. Он был застроен высокими, удивительно легкими и хрупкими на вид конструкциями, напоминающими кристаллы. Между сооружениями сновал какой-то транспорт, весело мигая разноцветными огнями. А дальше, на горизонте, под необычно светлым небом высился лес из белоснежных небоскребов затейливой архитектуры. Более чистенького, новенького, сверкающего и совершенно, по общему впечатлению, не приспособленного для обычной жизни города Селес не видел никогда.
- Это центральная плоскость, - благоговейно сказала Алиса и потянула Селеса за руку: - Вылезай.
Они вышли из машины, и теперь Селес разглядел наконец тонкую блестящую полоску, уходившую в небо над городом.
- Да-да, твой драгоценный лифт, - улыбнулась Алиса.
Заурчал мотор. Смотритель опустил стекло и высунулся из машины.
- Прощай, инопланетянин, - буднично сказал он. – Передать что-нибудь моим привидениям?
- Хотелось бы… даже не знаю…
- Ну что ты робкий такой, - старик покачал головой. – Будь порешительнее, что ли. Удачи в поисках смысла жизни!
Он махнул им рукой, и древний автомобиль, фыркая и дребезжа, покатился вдоль еле заметной границы между плоскостями, быстро набирая скорость.


Рецензии