Мир не без добрых людей

Каждый человек — маг в душе, но он становится магом только тогда,
              когда начинает меньше думать о себе и больше о других.
                Братья Стругацкие. "Понедельник начинается в субботу"

Ничего. Доберешься. Везде люди живут. А раз люди, значит помогут.
                к/ф "Идущие за горизонт"

Этот день начался как любой другой. Лично для меня он начался в три часа дня. Ведь, как известно, «если утро наступает в три, то через два часа уже зажгут фонари. Уже кончился день, а я только встал. А я только-что встал и уже устал». Пойти поспать что ли? Этак так часов до пяти, чтоб зажгли фонари. А то темно дышать. Так, свет включен, я ошарашен, мир безразличен и все счастливы.
Что я хочу натворить в этот день? Наверное тоже, что и каждый день. Правильно! Выпить! Где мое Алиготе, мой Киндзмараули и где напиток дровосека-мутанта – «Три топора»? Так, пустая! Пустая! И эта пустая?! И даже Мадера моя пустая! Кто же это все выпил? А… точно! Домовые алкоголики! Из соседних квартир. Вот суки! Берешь себе бутылочку на вечер, чтоб книжечку прочитать в хорошем настроении, отворачиваешься, а перед тобой только тара пустая. И все!.. Прошло как с белых яблонь дым… Что же делать? А может в сказке родиться, где есть равенство и братство и нет алкоголизма и нахальства? Да. В этой жизни не обойтись без сибирского панка. Мама, где мой пистолет?..
ТВОЮ МАТЬ!!! Что это? А… телефон зазвонил. Ну и кто меня в такую рань хочет? О… Андрюха звонит.
- Алло. Кто это? – произнес я тонким бабкиным голосом Джигарханяна из к/ф «Ширли-Мырли».
- Перестаньте сказать, Козюльский! Вы проснулись?
- Я весь ваш!
- У меня здесь 1,75 вина красного стоит остывает, в компот превращается. Ты как? Посидим у меня на работе, Джека Керуака почитаем…
- Да я только за!
- Вот и славно! С тебя закуска!
Распрощавшись со своим собеседником, я откинул телефон в сторону, облачился в бренные отрепья и, прихватив мелочи, полетел на крыльях вдохновения в магазин. Там я купил все что нужно для культуры эстетичного питья, а именно: два яблочка, три апельсинчика, две шоколадки, пачку сигарет и сырок «Янтарь». Я был готов ко взятию любого Измаила. Собрав всю провизию в один пакет, я пошел дальше, то бишь к Андрюхе на работу.
Вкратце об Андрюхе можно сказать следующее: если вы читали наше произведение «Хохол», то поймете, что он работает сторожем. И уходить оттуда не собирается. По крайней мере до конца ваших дней. Следовательно, я иду в школу. Нет! Не учиться, ибо я уже умею! Я иду пить! Алкота - скажете вы! Маргинал – упрекнете вы меня! А я вам отвечу – мы просто духовные отпрыски Чарльза Буковски и Сергея Есенина. «Что ж вы ругаетесь, дьяволы? Иль я не сын страны? Каждый из нас закладывал За рюмку свои штаны.». По трезвому на эту несправедливую жизнь мы смотреть не можем! Как можно смотреть трезвыми глазами на то как церковь превращают в склад? Это можно сделать по трезвому только в двух случаях: либо без совести, либо вы чудак на букву «МУ».
Погода была прекрасная. Грязь, слякоть, в конце декабря-то, и снега нет, совсем. Глобальный идиотизм природы заставляет нас унывать. Хочется петь срамные песни. И это только по трезвому. По пьяни срамота из меня льется произвольно. Но я унывать не собираюсь. Жизнь прекрасна! А кто так не думает – Да пошли вы!!! Значит вы просто нудные и скучные, и читать вам «Капитал» до конца моих дней, а мне Сашу Черного и Даниила Хармса.
А вот мы и пришли. Я подошел к входной двери, сильно вдавил кнопку звонка, но птичка не вылетела. Я нажал еще раз, но без толку. Тогда я решил давить его до тех пор, пока Горбачев не посадит все виноградники, которые вырубил в Крыму и на Кавказе. Странно, птички нет, одни только нецензурные выкрики с той стороны раздаются.
- Ну и кто ты, идущий на смерть? – раздался не проспавшийся и хриплый голос по ту сторону двери.
- Я часть той силы, что вечно хочет выпить!
- А, это ты, придурок!
- Это я, придурок!
- Так что ты стоишь? Заходи! Выпьем!
- Идиот! Ты дверь-то открой!
- А через дверь все могут! Ты через окно залезь!
И конечно же я воспринял его слова буквально. Взял железную урну для мусора стоящую около входа и со всего размаха запустил в окно. Счистил с рамы все осколки и залез во внутрь. Андрюха смотрел на меня озлобленным взглядом с полной нерешимостью чего-то сказать. По прошествии пяти минут он решил нарушить тишину:
- Ну и долго мне тебя ждать, я уже устал Керуака читать… Тьфу!.. Вот подлец! До чего довел! Уже стихами заговорил.
- Спокойствие, только спокойствие!.. – поежившись чуток, я продолжил. - Что-то зябко у вас тут. А может хлопнем по рюмашке?
- Заметьте, не я это предложил. Пойдем!
Время летело со скоростью пули. Мы пили и читали, пили и читали, пили и читали…
- Андрюха! Мы Керуака-то читать будем?
- А что? Пока мы пьем, мы «В дороге», а как готовы будем, так станем «Бродяги Дхармы».
- Так чего же ты слова попусту выплевываешь? Наливай пока льется!
И так это полусладкое лилось и лилось, настроение поднималось, мозги отключались, мы оживали, хотелось петь и плясать, приставать к замужним и незамужним женщинам, хотелось пошлить…
- Ну что, пошли?
- Куда?
- Туда, где белеет за морем гора! Туда, где гуляют лишь ветер, да я!..
- Я считаю, что нужно еще почитать!
И мы читали. Читали между строк, читали поверх строк, читали вдоль строк и даже поперек строк. Мы зачитывались не на шутку. В наших глазах стоял легкий табачный дым. В комнате было так сильно накурено, что мы едва могли различать образы друг друга. Но мы никак не могли начитаться. Чтение, скажу я вам, довольно увлекательная штука. Оно вдохновляет на жизнь, а как оно вдохновляет на любовь, сразу понимаешь, что некрасивых женщин нет, бывает мало правильной литературы.
- Ты долго мечтать будешь? У тебя уже телефон разрывается!
И точно! Пока я витал в облаках на протяжении двух часов, мой телефон пел голосом Майка Науменко «Ты дрянь».
- О, Катька звонит! Алло!.. Да, милая!.. А, ты меня ждешь?.. Уже четыре часа?.. Но дорогая, счастливые часов не наблюдают!.. Что? На какой скотобазе ты меня ждешь?.. А… Это я скотобаза! Почему? Ты мне изменила? У меня выросли рога? Ну и как же ты планируешь искупить передо мной свой грех?.. Что? Какое на тебе белье?.. Кружевное? Ты порезала занавески, которые я подарил твоей маме в прошлом году?.. Что-что? Что ты снимаешь?.. Ты не можешь расстегнуть лифчик? Уже бегу! Сейчас я окажу тебе первую помощь! Я же курс лифтеров заканчивал!
Я повесил трубку и начал быстро одеваться.
- Саня, ты куда?
- Ухожу! Но я обещаю вернуться!
- Наверное человек в беде? – ехидно спросил Андрюха.
- Еще в какой! Если вовремя не успею, человек может задохнуться!
- Ну иди, расстегни ей лифчик, потом все в подробностях расскажешь, а я все задокументирую и издадим книгу в Китае!
- Неплохая мысль! Пока я буду бегать, начни с такой фразы: «В уездном городе N…».
- Хорошо! Уже начал.
Я покинул начинающего писателя, оставив его наедине с грязными мыслями и ноутбуком.
Шагая уверенной походкой, я все размышлял: как же это пошло – думать о сексе в столь позднее время, но до чего же, мать твою, это приятно. Моя голубка лежит одна одинёхонька в своей холодной постели, так сказать в чём мать родила, слегка закутав свои божественные возвышенности третьего размера и свой тоннель любви в кружевное белье в ожидании того сладостного момента, когда наши тела сольются воедино. Естественно, я прибавил скорости. Я торопился, я бежал, а то ненароком тело ещё остынет, придётся долго прогревать. Ух, этот момент. Я наверно сейчас полечу…
- Мужчина, а где у вас тут можно сигарет купить?
Я резко затормозил. Посмотрел по сторонам и увидел девушку, стоявшую в паре шагов от меня.
Так, а я где? Точно! У центрального входа в ЦРБ. Я подошел к девушке поближе и осмотрел её с ног до головы. Это была красивая молодая, стройная брюнетка среднего роста, с крупными карими глазами слегка красноватыми и заплаканными. Одета она была в серое пальто, синие джинсы и черные сапожки. Она снова повторила свой вопрос. Её голос слегка дрожал, в нём чувствовалась неуверенность:
- Простите, где у вас тут можно сигарет купить?
- А вы местная?
- Нет. Я сама не местная, приехала в гости к парню. Сама я из Псковской области.
- Ого! Родная, ты как сюда попала-то?
- Любовь меня сюда завела… Так где сигарет купить можно?
- Да зачем тебе деньги тратить? На, покури мои. – я протянул ей пачку, она закурила. – А где любовь твоя? Почему в такое позднее время ты гуляешь по незнакомому городу одна.
- Он выгнал меня из дома… Извините, а выпить у вас ничего не будет?
- Прости, радость моя, все, что у меня было, уже во мне. Могу, конечно ради тебя вены вскрыть, чтобы мы вместе насладились моей проспиртованной кровью…
- Спасибо, не надо, - засмеялась она. – Можно еще об одном одолжении вас попросить.
- Валяй!
- Можете со мной постоять пообщаться, а то мне так тяжело?
- Да не вопрос, милая! Тебя как зовут-то?
- Галя. Я вам не вру! Можете посмотреть, вот мой паспорт…
- Галя, на фига мне твой паспорт? Я тебе верю. Я же не мент. А меня Саней зовут, можно просто Шурик. Ты мне вот чего скажи – как это так получилось, что твой мужчина выгнал тебя в такое позднее время, в холодину, да еще в незнакомом городе?
- Понимаете, Александр…
- Я же сказал – просто Шурик! И можно на «Ты».
- Хорошо… Саша… Я начну сначала. Все началось с того, что мы познакомились с ним по интернету, на сайте знакомств. Пару недель общались. Я ему рассказала о себе все: что я живу с родителями, у меня двое детей, работаю менеджером в крупной организации. О себе он рассказал, что бывший военный, работает на заводе и очень хочет завести семью. Мы нашли очень много интересных тем для разговора, у нас оказались общие интересы, он так же как и я любит путешествия, японскую литературу, старые итальянские и французские фильмы…
- Подожди. А муж где?
- Он нас бросил, - печально произнесла Галя, тяжело вздохнув, она продолжила свой рассказ. – В общем через месяц нашего общения мы решили встретиться. Он приехал ко мне, познакомился с моими родителями, моими детьми… Он оказался очень добрым, отзывчивым, понимающим, веселым… По крайней мере я так считала…
Телефон мой запиликал. Пришла SMS-ка: «Ты где?», «Я вся кипю!!!», «Я тебя ХОЧУ!!!». Стрелка моего возбудометра колебалась то вверх, то вниз с бешенной скоростью. Труба дымилась. Во мне боролись два начала с двумя концами – человеческая гуманность и животный инстинкт. Надо что-то делать. Надо решаться, я все-таки мужчина. По крайней мере мне так говорили в армии, когда разбивали об мою спину табурет.
- Галя, извини, что я тебя перебиваю, просто у меня тут…
- И вот мы ходили в кино, в ресторан, гуляли до утра по городу… - она стала всхлипывать, голос дрожал, казалось ей не хватает воздуха, - он читал мне стихи… носил на руках…
Она закрыла лицо руками и разрыдалась. И именно в этот момент человеческое начало надо мной взяло верх. Боже мой, да как я могу ее одну в таком состоянии оставить. А вдруг она на себя руки наложит. Я никогда не смогу себе простить если с этим человеком что-нибудь случится.
- Спокойно, Галя, спокойно! Не стоит понапрасну тратить слезы. Этот человек просто не стоит тебя. Да ради такой красавица как ты любой мужчина совершит подвиг.
- Правда? – спросила она, утирая свои заплаканные глаза.
Я внимательно всмотрелся в ее прекрасные карие глаза и сердце мое дрогнуло. Моментально я протрезвел. Передо мной стоял ангел. Я забыл обо всем на свете и встал перед ней на колени.
- Прости меня, Мадонна! Я был ослеплен пороками. Я виноват перед тобой! Прости меня, Матушка!
Она медленно опустилась передо мной на колени и поцеловала в правую щеку. Мы долго смотрели друг другу в глаза, не решаясь хоть что-то сказать. Мы поднялись с колен и обнялись. Душа моя трепетала. Господи, до чего же мы дожили? Ведь мы забыли о самом главном, о самом святом, что есть у нас, о том, что мы все семья.
Телефон мой запиликал снова. Я посмотрел на экран. Мне пришла очередная SMS-ка: «НУ ТЫ ГДЕ????? Я ВСЯ ТЕКУУУУУУУУУ!!!!!!!!!!!!!!! ГДЕ ТЫ, МОЙ СЕКС-ГИГАНТ, МОЙ МИЛЫЙ КОНАН-ВАРВАР????????»
- Какой, к черту, варвар?! – произнес я с досадой, взглянув на ночное небо. – Придурок я, как и многие другие, которые стремятся удовлетворить свои низменные потребности.
Я набрал в телефоне текст следующего содержания: «Прости меня, любимая, но сегодня я прейти не смогу! В моей жизни случилось чудо! Я обо всем тебе расскажу потом.» Я отослал ей это SMS и отключил телефон.
- Галя, давай уйдем отсюда.
- Я тоже думаю, что нам надо где-нибудь присесть и поговорить.
Я взял ее под руку и мы, прогулочным шагом, отправились в сторону Каштановой аллеи. Я чувствовал как тело ее дрожало, она никак не могла успокоиться. Для того, чтобы ей стало легче, она должна рассказать мне все. Надо скинуть тяжкий груз с ее сердца, очистить душу от тревоги и беспокойства.
- Галя, поведай мне все-таки как же ты оказалась на улице. Что между вами произошло? Почему он тебя выгнал?
- Да все было как всегда. Он сидел на кухне, смотрел телевизор, я стояла у стола и нарезала овощи для салата. Стол был практически накрыт. Оставалось только смешать все ингредиенты, зажечь свечи и налить вина. Я периодически отвлекалась от своего занятия, посматривая телевизор. Решила спросить у своего любимого, какое кино мы будем сегодня смотреть - «Кукла гангстера» или «Цветок кактуса». На мой вопрос он ничего не ответил. Я решила переспросить его. Он мне ответил, что я мешаю ему пялиться в этот зомбоящик и должна заниматься своими делами молча. А ведь я его просто, по-человечески, спросила. Не понимаю – зачем так агрессивно было реагировать? Он вскочил со своего места как бешеный, схватил меня за плечи и начал сильно трясти и орать на меня, чтобы я не смела ему перечить и знала свое место. Я сопротивлялась ему, пытаясь вырваться из его цепких лап, после чего он пару раз ударил меня по лицу и выкинул вместе с моими вещами в общий коридор. На прощание он сказал, что я могу идти куда хочу, главное, чтобы я не попадалась ему на глаза.
- Вот ведь скотина! Да как так можно вести себя с женщиной? И правильно сделала, что ушла и не стала умолять его о прощении. Он еще сам приползет к тебе на коленях. На твоем месте я бы этот поступок ему никогда не простил. Если эта сволочь повела себя так один раз, то так он будет поступать снова и снова. Забудь его, Галя. Этот человек для тебя умер. На свете очень много хороших людей и я верю, что ты найдешь своего мужчину, который сделает тебя счастливой.
Она печально вздохнула.
- Спасибо тебе, Сашенька, за то, что ты такой хороший. Ты с пониманием относишься к моей беде, тратя на меня свое время. А ведь ты куда-то, наверное, торопился?
- Да нет, - печально улыбнувшись ответил я, - я просто бродил по ночному городу и вспоминал старые стихи, которые писал когда-то в юности… Кстати, а ты вообще когда-нибудь бывала в нашем городе?
- Да, приходилось… Когда к нему приезжала первый раз.
- Ну и как тебе наша красавица?
- Я город не видела.
- Как это?
- Он меня встречал на Голутвинском вокзале, потом мы садились в машину и ехали к нему домой, где пили вино и смотрели фильмы.
- И это все?
- Да.
- То-есть, ты не видела развалин нашего Кремля? Не поднималась на Маринкину башню? Не гуляла по Соборной площади, по улице Лажечникова, не любовалась видами Москвы-реки со Сквера Блюдечка? Не была в Бобреневом монастыре и не слышала пения ангелов? Не была в Успенском соборе и не лицезрела фрески с изображениями сцен из библейских сюжетов и ликов святых? Не видала Пятниких ворот, ни памятника Кириллу и Мефодийю, не была в музее Пастилы, не готовила и не ела ее? Не была в церкви Троицы Живоначальной, не кормила там уток-мандаринок, которых я сам не кормил и не видел? Хотя табличка, что они там живут, есть. Не была в калачной? Не видела памятник коню Дмитрия Донского? Не бродила по окрестностям Старого Города? Не стояла в растерянности на площади Советская и не спрашивала проходящих мимо людей, где здесь можно поесть? Не отчаивалась отправиться в Колычево на Девичье поле? Не посещала наш великий Мемориальный парк, который мы с Андрюхой воспели не один раз в своих рассказах? А памятник Паровозу ты тоже не видела? Может ты еще и в Свято-Троицком Ново-Голутвином женском монастыре не была и не видела ихнего бессмертного верблюда, который одному только богу известно чем питается???
После моего столь обширного и красочного описания своего родного города, Галя мне так же подробно ответила:
- Нет.
- ЙЯЯЯЯЯЯЯЯЯАААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Это была моя нормальная реакция на все происходящее. Я чувствовал себя бухгалтером Фантоцци, которому два раза подряд ударили молотком по одному и тому же пальцу.
- Хорошо. Допустим. В жизни всякое бывает. Может быть не хватало времени, фантазии или еще чего-нибудь… Да… Значит так, раз у тебя не было времени познакомиться с городом, то мы сейчас наверстаем упущенное… Внимание! Уважаемые гости Коломны! Посмотрите направо! Перед вами забор знаменитого ЦРБ, на территории которого произошла масса увлекательных событий. Одно из них, то-есть самое главное – рождение Меня. Ах эти тяжкие времена, когда я родился в середине января, и не успел я еще освободиться от околоплодных вод и сесть на горшок, как страна, которую я должен был любить и уважать, неожиданно рухнула. Четыре могучие буквы превратились в две, одну из которых я не выговариваю. Но, что-то мы отвлеклись. Вернемся к нашим пастушкам. Не отводите свой взгляд, перед вами строение в виде коробки. Это знаменитое новое хирургическое отделение. Именно здесь моему лучшему другу и соавтору Крехову А. Ю. спасли его «ЮА», на которую теперь он ищет приключения. Ох уж эти мне коробки! В какую бы точку России ты не приехал, тебя повсюду встретят эти серые, тусклые, обшарпанные, иногда приправленные сверху какой-нибудь одноцветной мозаикой, тяжким грузом давящие на мозги КОРОБКИ!!! Вот в таких Пикасовских извращениях мы теперь и живем! Я снова извиняюсь, дорогие туристы, вашего экскурсовода опять понесло не в ту степь. Продолжим…
Пока я все это рассказывал, Галя весело смеялась, прикрывая рот рукой. Сквозь смех она произнесла:
- Да, Сашенька, умеешь ты людей рассмешить.
- Это что! Я еще и пиво умею глазом открывать.
- Правда!?
- Да! Вот как посмотрю на бутылку, так Андрюха все понимает и незамедлительно открывает ее. Во как!
Галя повеселела. Глаза ее высохли. Было заметно, что она забыла о своих проблемах, тревоживших ее пару минут назад. Ну и слава Богу! Забыла, конечно же, на время. Решить она сможет все только сама. Надо продолжать в том же темпе. Надо ее отвлечь. Ни к чему сейчас из себя выжимать эмоции и давать волю чувствам. Слезами делу не поможешь. Один философ, урод, сказал, что мир жесток. К сожалению этот гад был прав. Но он только констатировал, не ища выхода из положения. А выход – это и есть наше человеческое отношение друг к другу. Лучше быть добрым сказочником Лукой и спасать своими фантазиями человечество от черствости, чем жестоким Сатиным, насильно пихающим тебя в петлю.
- Спокойствие. Только спокойствие, - произносил я тоном победителя. – Не будем отвлекаться от нашей экскурсии. Затаите дыхание. Снимите шляпы и обнажите головы. Мы входим с вами на территорию каштановой аллеи. Перед вами знаменитая «Каштанка»! Нет! Отнюдь не чеховская, а знаменитая коломенская! Чего здесь, дорогие господа, только не было: пьяные дебошы, римские оргии и кровавые шабаши. Помню я, шел как-то мимо этого места со своим другом, смотрю, стоит толпа зевак и внимательно куда-то смотрит. Мы подходим к ним и спрашиваем: «Хлопцы, что случилось?». А они мне отвечают: «Вон, мужики из-за баб дерутся». А мы глянули, и правда: пятнадцать мужиков на двоих прут с битами, бутылки в них кидаю, камни, матершину… Но мы с Андрюхой не растерялись, решили в корне изменить дело и спасти ребят от гибели. И мы как заорем: «Эй вы, придурки, а ну харэ детей обижать! Да разве так можно – пятнадцать человек на двух задохликов? Вам не стыдно?». И тут они все обернулись на нас и, видимо забыв о всех своих обидах, решили с нами поговорить. А я кричу им, разминая кулаки: «Давай, подходи по одному!», а они чего-то толпой идут. И тут Андрюха, почувствовав, что дело – дрянь, схватил меня в охапку и куда-то понес, я им кричу: «Ну вы, трупы, чего еле плететесь? Прибавьте газу! Один хрен – он со мной далеко не убежит! Спортом надо заниматься, как Андрюха!». В общем, когда я закончил свое фееричное выступление, мы уже были в районе Луховиц. Андрюха все никак не мог успокоиться и бегал вокруг памятника огурцу, а эти задохлики, догнав нас, упали замертво в десяти метрах от памятника, задыхались и просили вызвать скорую. Мораль! Прежде, чем выпендриваться убедитесь, что ваш друг занимается зарядкой по утрам. Мораль номер два! Помогайте тем, кто в беде, будьте людьми.
Мы присели с Галиной на скамейку под большим каштаном. Она попросила у меня опять сигарету и мы закурили. Выпустив большой клуб дыма из легких, она сказала:
- Да. А мои родители думают, что я сейчас с ним. Как они удивятся, когда увидят меня завтра дома. Ведь я им сказала, что уезжаю на пять дней. Что я им скажу?
- Галя, а ты скажи им правду. Расскажи им о том, что этот человек, который признавался тебе в любви, не оправдал твоих надежд и оказался настоящим подлецом. Не нужно обманывать своих любимых, не нужно сочинять сказки. Надо сказать им правду.
Галя посмотрела мне внимательно в глаза, поцеловала в щеку, и ласково произнесла:
- Спасибо, Сашенька. Ты прав. Так я и сделаю.
Я внимательно посмотрел на ее прекрасное лицо, взял за руку и стал нежно ее поглаживать.
- Саш, а во сколько у вас первая электричка в Москву отправляется?
Я посмотрел на часы – без двадцати два.
- Скажем так, твоя электричка отходит только через два часа с лишним. Слушай, а ты, наверное, есть хочешь?
- Ну, не совсем…
- Да ладно тебе! Вижу ведь, что хочешь. И вон, замерзла вся, аж трясешься. Так что, пойдем- ка мы с тобой на огонек к Андрюхе. Посидим, поедим, чай попьем, поговорим. Сразу говорю: отказов не принимаю. Я парень напористый, от меня так просто не отделаешься. Тем более тебе надо согреться. Не бродить же нам здесь до четырех утра. Отморозков и так на улице хватает. Согласна?
Галя немного в нерешительности поежилась, но в конечном итоге дала свое согласие.
- Вот и замечательно! Подымаем паруса и мчимся на всех порах к Андрюхе на работу.
И вот мы вместе с ней пошли по улице Октябрьской революции на встречу теплому помещению и хорошей компании. Проходя мимо входа на стадион «Авангард», на меня нахлынуло очередное вдохновение, и я решил продолжить свою экскурсионную программу:
- Уважаемые жители и гости Коломны! Посмотрите еще раз на право, на лево нет смысла, ибо там ни кола не двора, одни только обветшалые избы, где живут одни Бальзаминовы и медведи. Перед вами вход, он же выход на стадион…
- Как это выход?
- Россия, Галя, Россия. Умом Россию не понять!.. Продолжим. Перед вами стадион «Авангард». Что здесь только не было: ни хоккея, ни футбола, ни волейбола… В общем – ничего! Только пьяная молодежь, отдыхающая на трибунах в обнимку с бутылкой пива. А еще удивляются: почему мы в спорте не первые? Да потому что у нас новая цель: занять первые места по циррозу печени, раку легких и хроническому поносу… А вот и он! Это он! Тот самый из шалаша, что был когда-то маленький, с кудрявой головой! Теперь стоит он в валенках с поникшей головой! Видишь? Он даже кепку снял. Посмотри! Что ты видишь в его глазах? А я читаю в них лишь один вопрос: «Что ж вы, братцы, наделали?». Кстати, Галя, а ты знаешь почему Советский Союз распался?
- Ну… Это…
- Правильно!!! Потому что труп Ленина не был предан земле в соответствии с христианскими канонами, и не сожжен по языческим обрядам! Ты смотрела «Призраки в Коннектикуте» или «Полтергейст»? Что ты качаешь головой? Не смотрела?! А я посмотрел! И понял, зачем такие фильмы снимаются! Страны рушатся! Судьбы ломаются! И люди звереют! Потому что нужно все делать по-человечески, а не выставлять тело Ленина на показ в Мавзолее. Он же не картина! Вот именно поэтому Союз и рухнул! Потому что призрак Ильича бродит по стране, гремит цепями, рисует желтые пятна на земле, завывает в разных частях страны и там, где падет его указующий перст, человеку делать нехрен! Но видно после 91-го года он немного подустал. Но отвлечемся от Вождя мирового пролетариата. Внимание! Мы подходим к ДК «Тепловозостроителей».
- О, какой он у вас красивый! Эти греческие колонны, арки…
- Да. Это единственный красивый ДК в нашем городе. Какие только театральные постановки здесь не проходили, какие актеры в них только не участвовали. А участвовали все, кроме: А. Михайлова, Б. Щербакова, А. Панина, С. Томы, М. Порошиной, В. Стеклова… Странно. На афише они были. В спектакле они числились. Но вместо них играли какие-то левые люди! Спрашивается! До коли? До каких пор нас собираются обманывать и зарабатывать на нашей детской доверчивости деньги?.. А! Вот мы и пришли. Логово зверя. Именно здесь живет и работает мой лучший друг и собутыльник Крехов А. Ю.
- А почему «логово зверя»?
- Сейчас увидишь. Точнее услышишь.
Я нежно нажал на звонок, входная дверь сорвалась с петель и упала, чуть не задев меня и мою спутницу. Изнутри послышался хмельной крик Андрюхи:
- Какая б(звук заводского гудка (эхо из прошлого))ть?!?!
Ошарашенный Андрей выбежал к нам, под глазом у него сиял фонарь. Он посмотрел на меня и сквозь крик спросил:
- Ты на хрена мне дверь сломал? Ты что, не мог второе окно разбить? Что я теперь начальству своему скажу? Меня ж уволят!
- Спокойно, Козлодоев, скажешь, что было землетрясение в Крыму и поэтому двенадцатый стул спасти не удалось.
- Мне кажется, что они меня потом как художник художника спросят, умею ли я рисовать.
Я внимательно вгляделся в его лицо и спросил:
- А ты чего дальний свет включил?
- Какой свет?.. А… Это. Так я в «Ферму» заигрался, заснул, упал, ударился об угол стола и вот результат.
- А чего это ты в «Ферму» играешь?
- Так «Sims» я уже прошел, а в «Тетрис» играть не интересно… Кстати, а что это за прекрасное создание рядом с тобой?
- Да, Андрюх, познакомься – это Галя. Галя – это Андрей.
- Да… Это… Привет… Рад знакомству.
Галя приветливо улыбнулась, кивнула головой и сказала:
- Здравствуйте Андрей. Я  тоже очень рада познакомится.
- Так, ну мы что, так и будем стоять на морозе или ты наконец нас пустишь?
- Ой, конечно, где ж мое гостеприимство. Проходите, гости дорогие, будьте как дома, но не забывайте – вы в гостях. Каждому рылу по куску от каравая, жевать можно, глотать нельзя. Разуваться на улице, деньги и ценности – все мне. Недовольства и возмущения не принимаются. Матерится в себя. Елисеевым вход воспрещен.
- Слышь ты, маленький Дучи, мы так не договаривались.
- Дучи всегда прав.
Мы вместе рассмеялись.
- Да ладно тебе. Шучу я. Заходите. Только дверь за собой прикрой.
- Ага! Шутник! Она же сломана.
- А ты ее подыми и поставь на место, хотя бы для виду.
Ладно, я не буду рассказывать как я ее поднял, потому что это мне осуществить не удалось. Смачно плюнув на это дело, я зашел внутрь. Я открыл дверь каморки и увидел, что Андрей, как порядочная домохозяйка, суетится с чайником, тарелками и ложками вокруг Гали, при этом не забыв надеть свой дежурный фартучек и накрутить бигуди… Стоп! На самом деле мне это все привиделось, хотя отходняк у меня уже прошел. На самом деле все было проще. Галя скромно сидела на стуле, внимательно смотря на Андрея, который в свою очередь, сидел напротив и также внимательно смотрел на нее, не понимая, что это за девушка заявилась в его холостяцкие владения, куда не осмеливалась ступать не одна женская ножка, ну кроме последних шлюх, которые тоже здесь не часто появляются.
- Ну и долго мы будем так сидеть? – нарушая тишину, произнес я. -  Андрюх, завари чаю. А то Галя вся продрогла. И мне тоже не забудь. Будь любезен!
- А? Что? А! Ну да! Конечно!
Здесь, конечно, Андрюха начал хлопотать с чайником. Налил воды и поставил кипятиться.
- Кипятись. Кипятись говорю. Что ты такой холодный? А ну закипай, а то я за себя не отвечаю.
- Что ты делаешь, дурень?
- Как «что», не видишь? Хлопочу с чайником. Это же техника. К ней особый подход нужен.
- Я, конечно, все понимаю. Но ты для начала эту технику в розетку включи. А то она твоих слов никак не воспринимает.
Андрей недоумевающе посмотрел на чайник, жестом руки показал, что все на мази и всунул вилку в розетку.
- Андрей, мне кажется, что нам нужен еще один стул. Для тебя.
- Зачем? Я могу и на лежаке посидеть.
Я стал ему подавать знаки руками, что нам нужно выйти, поговорить:
- А я говорю, что тебе нужен стул!
- А! Я понял! Мне же реально нужен стул. Сейчас. Я только ключ от кабинета продленки найду.
Андрюха взял первый попавшийся ключ и мы, вместе с ним, отправились «за стулом». Мы прошли вестибюль и вышли в коридор. Оставшись наедине, я начал говорить:
- Значит так, Андрей…
- Саня, ты кого привел?
- Спасибо, что ты опять меня перебил и не дал все рассказать, но дело не в этом. Понимаешь, Галя попала в беду. Дела сердечные закинули ее из Псковской области в Московскую. Он оказался негодяем, выкинул ее на улицу и послал на все четыре стороны средь ночи. Она оказалась одна, в незнакомом городе. Как порядочный человек, я не смог пройти мимо, и ты тоже. Галя замерзла, проголодалась и отчаялась. Ее нужно накормить, напоить, согреть, развеселить и отправить домой. Так что, товарищи, скидываемся на развитие туризма в нашем захолустье.
- Ты на что намекаешь?
- Если до тебя не дошло, иди, поговори с чайником еще раз. Деньги, деньги, деньги давай! Ей на обратную дорогу надо. Тем более она может что-нибудь в дороге захотеть перекусить. У ней же кроме документов ничего нет. Короче, не парь мне мозг! Давай, гони «Архангельск». Я знаю – он у тебя есть. На одном «Петербурге» с «Красноярском» она вряд ли куда уедет.
- Да ладно, ладно, не бузи, сейчас все будет. Если человек в беде, мы обязаны ему помочь.
Мы скинулись в общую копилку по «пятихатнику» и создали «Ярославль». Вернувшись в каморку, мы увидели, что Галя все так же скромно сидела на стуле и о чем-то думала. Она посмотрела на нас и спросила:
- Ну что? Нашли стул?
- Увы, там только пол. Я лучше на лежанке все-таки посижу.
Мы стали суетиться вокруг Галины, бегать, падать, спотыкаться, доставать посуду, кипятить чайник, который закипел уже не один раз, показывали ей фокусы, жонглируя стаканами и носились как сраные веники из угла в угол. После завершения всех вышеупомянутых действий, мы разлили чай по стаканам, дали все три чашки Гале в руки и рухнули перед ней, слегка запыхавшись. Разговаривая как идиоты в унисон, мы посмотрели на нее и спросили:
- Что грустим? Почему не танцуем?
Галя была обескуражена. Она недоумевающе смотрела на нас с выпученными глазами, по которым было понятно, о чем она думает: «Господи, куда я попала? Где я и кто эти люди? Это какой-то дурдом.». Размышляя над всей сущностью бытия, она менялась в лице как Огурцов в фильме «Карнавальная ночь». И тут мы вспомнили, что может ей обязательно поднять настроение. Достали магнитофон, нашли старые аудиокассеты группы «Сектор газа», включили и взорвали этот унылый мир, сопровождая сие действие безумными песнями и плясками. На песне «Вечером на лавочке» Галя залилась веселым смехом. Это означало победу. Мы были неотразимы. Мир явно перевернулся, отныне фиеста гуляет по улицам скуки во главе с Паоло Вилладжо и Ренато Поццетто. «Сектор газа» - это панацея от депрессии и 90-х. Только задорные песни Юрия Клинских спасли наше унылое детство. Слава творческим хулиганам! Ведь именно они толкают нас в плечо и с улыбкой говорят: «Что ты повесил голову, друг? Жизнь не такая уж и тяжелая штука! Пусть каждый пень нам, как капкан, пусть хлещет кровь из наших ран, но мы пройдем с тобою путь через туман.».
Изрядно разогрев Галю, мы поняли, что она уже готова. Да! Она готова к тому, чтобы посмотреть фильм «Комики» - великий шедевр итальянского кинематографа в плане юмора.
- Приготовься, Галя. Сейчас ты увидишь то, что мало кто видел, - победоносно произнес Андрей, вскарабкавшись ко мне на плечи.
Мы отыграли пятую симфонию Бетховена на клавиатуре и включили фильм. На экране компьютера отмачивали хохмы, чудили и сходили с ума Паоло Вилладжо и Ренато Поццетто. На том моменте, когда Мадонна выбила «страйк», комната взорвалась. Паоло Вилладжо – это всегда беспроигрышный вариант. Он сотворил чудо в звуковом кино, переняв повадки Чаплина, он стал новой вехой в истории кинематографа. Много ли вы можете привести примеров среди актеров, фильмы которых можно смотреть без звука? Правильно! Ни одного! Только великий Паоло содрогнул этот мир своей гениальной игрой. Я смотрел внимательно на Галю. Сердце мое таяло от радости. Она не была уже той несчастной, покинутой всеми, с заплаканными глазами девушкой, которую я встретил у центрального входа в ЦРБ. Теперь она была по-настоящему счастлива. Галя забыла о своих проблемах. Все ее внимание было приковано к двум королям юмора, которые очистили ее сознание и душу от мирской бури.
Я толкнул Андрюху в плечо и сказал:
- Я думаю, пора совершить контрольный выстрел в голову!
Андрей хрустнул костяшками пальцев, повернулся к нашей гостье и произнес:
- Галя, сейчас мы откроем тебе страшную тайну. Дело в том, что я и он, то-есть мы – Писатели.
Пара минут молчания. Коматозное состояние. Приблизительная диагностика. Вывод.
- Да ладно.
- Да, Галя. Ты не поверишь, но это действительно так. Я сам иногда в это не верю. Это произошло как-то случайно. Как-будто по-пьяни. Мы даже не думали, что докатимся до такого. Во всем виноваты крымские и грузинские вина с рязанским пивом вперемешку. Наши многочисленные споры и выводы довели нас до точки, не доходя до белого коленья. Мы просто уссывались над абсурдной реальностью. Куда не глянь – везде Вуди Аллен бегает и разбрасывает свои рукописи. Понимаешь, Галя, у нас не было никакой цели стать писателями, поведать миру о каком-нибудь коммунизме или возродить забытые истины. В нас просто закипала творческая злость от происходящего в нашей стране и за ее пределами. Больше всего нас коробило от отношения человека к человеку в России. Мы никак не могли понять, почему люди такие злые, почему после перестройки все так резко изменились? Ведь Россия никуда не делась. Она как была так и осталась. Только от нас ушли все те, кого мы раньше называли братьями… Хорошо, Галь, хорошо… Кроме Западной Украины и Прибалтики. Над ними время не властно. Мы же для них «оккупанты»! Потому ты понимаешь, и я понимаю, и Вася из Рязани, и Петя из Костромы, что они нам никогда на хрен не нужны были. Пусть они дружат с какими-нибудь Смитами или Джонами – нам все-равно! Мы к ним толерантны. Особенно к их фашистским парадам в Эстонии. Я бы за память дедов их всех к стенке, флаги их с орденами им в ректум по самый не могу затолкал, чтоб знали на сколько я толерантен!!! Но я отвлекся. Так вот. Мы никак не можем понять, что произошло с нашим русским народом, который считался эталоном человечности. Я считаю, если человек был добрым и отзывчивым в лучшие времена, то при любой «перемене погоды» он должен таким и остаться. А если он превратился в шакала или койота, то значит он таким и был, скрываясь за маской порядочного человека…
- Слушай, Андрюха, по-моему ты совсем отошел от темы…
- Не, ну наболело, капитан! Они тут, видите ли, выступают, как директоры пляжа, так еще все вывозят – лес, уголь, куриный помет, теперь и за пословицы принялись! Ну так вот, как сказал Буковски, мы не выбирали литературу, это она нас выбрала. Она стала нашим наркотиком. Ты можешь назвать нас графоманами, в сущности так оно и есть, потому что мы не умеем писать красивым языком как Толстой, Гоголь или Грин, а пишем по Чеховской системе, «как льется из души», может быть неопрятно, может быть коряво, слегка картавя, но мы пишем сердцем, с большой долей иронии. Итак, Галя, вашему вниманию, вам на поругание, Литве на зависть, предоставляется шедевр двух очень неизвестных писателей после Саши Черного и О, Генри! Так что, слушай, деточка сказку, про идиота и йогурт…
Андрей открыл наш рассказ «Йогурт» и начал жестоко издеваться над Галей. Читая «это», он изуверски менял интонации, заставляя Галю почувствовать странное чувство непонятного смеха и придурковатого чудачества.
Я глянул на часы на стене. Ух ты! Уже половина четвертого. Скоро выдвигаться. Только я собрался сказать Гале, что нам пора, как финальная фраза «У-у-у… Данон!» снова взорвала комнату, заставив оставшиеся стекла вылететь вместе с рамами. У Гали была истерика. Андрей бегал с грязным от копоти лицом и взъерошенными стоящими дыбом волосами:
- Что это было? Что случилось? Как-будто были учения и учебная ракета, не долетев до цели попала в меня.
Галя смеясь ответила:
- Это была волшебная сила искусства!
Я, стряхивая с себя побелку и выковыривая из зубов штукатурку, произнес:
- Тьфу… Я, конечно, все понимаю. Искусство искусством, но нам, Галя, пора тебя проводить на электричку. Уже время.
Она глянула на часы, которые валялись уже на полу и понимающе кивнула:
- Да, нам действительно пора.
Мы быстренько собрались и пошли на выход. Андрей проводил нас до калитки. Мы уже собрались с ним попрощаться, но он сказал:
- Слушайте, а давайте я с вами пойду?
- Подожди, Андрюх, а как же твоя работа? Ты что, так ее и оставишь?
- Да ладно! Что с ней может еще случиться?..
После этих слов наш алкохрам сложился как карточный домик. Андрей изобразил недоумевающую реакцию Паоло Вилладжо, посмотрел на руины, потом на Галю, потом снова на руины и сказал:
- Видимо… Может! Галя… Галя, где ты сказала живешь? В Псковской области? Там граница рядом?
- Конечно. На границе с Латвией…
- Отлично! Мне как раз политическое убежище нужно. Поеду к прибалтам, толерантность проявлять!
Мы покинули зону отчуждения и, пройдя сквозь дворы, вышли на улицу Октябрьской революции. Эта была наша финишная прямая. Правда она была чуть больше обычной прямой, метров так на триста. Но, как говорится, у каждого она своя. Мы с Андреем были слегка усталые, но все с тем же придурковатым видом. Галя же выглядела одухотворенно, глаза ее сияли, нам удалось зажечь в ее глазах огонек и пробудить желание к жизни. Невооруженным взглядом было видно, что она восхищена происшедшим. В этой ситуации мы понимали, что она хотела что-то сказать, как-то выразить свои чувства к нам, но мы, как всегда, оказались впереди паровоза, даже впереди Бастера Китона, и решили командовать парадом сами. Андрей, забыв о правилах приличия, решил проявить инициативу и назначить себя главным гидом экскурсионной программы. И, как не странно, он стал «танцевать» все на тех же граблях, на которых до этого пританцовывал я, пока мы шли к этому «главному гиду»:
- Уважаемые жители и гости нашего города! Посмотрите на пра… Ой, то-есть на лево. Что вы видите?
Галя прищурилась и ответила:
- Светофор?
- Не, ну это понятно. А за светофором?
- Такси, - сказал я.
- А за такси?
- БОМЖ спит.
- Ладно! Я, конечно, понимаю, что вы все одаренные и очевидное вам в глаза не бросается. Вам легче поверить в то, что Земля круглая, чем в «Сникерс» с лесным орехом. Но… На чем лежит этот БОМЖ?
- На обломках империи!
- Что? С самого семнадцатого года?
- Ну, наверное, он лежит на памятнике? – подметила Галя.
- Браво! Бинго! А как вы думаете, что это за памятник?
- Машиностроению?
- Почти тепло! Я бы сказал, почти теплому машиностроению! Ну так и что, по-вашему, это ТЕПЛОЕ машиностроение сделало?
- ЧУДО!
- Я понял, надо мной издеваются! Тогда вопрос для тех, кто одарен за 113-м километром: если это возит пар, то что ЭТО?
- ВОЗОПАР!!! – крикнули мы с Галей.
- Почти правильно, но наоборот.
- Рапозов!
- Хрен с вами! Пойдем тогда на ЛАЗКОВ, ждать УКЧИРТКЕЛЭ!
- Я пойму тебя только после того, как выпью Хванчкары! – я обратился к Гале. - Так. Сколько на ваших золотых?
- На моих без десяти четыре.
- Ешкин краб! Нам же уже скоро тебя в вагон закидывать!
Мы взяли Галю под руки, посмотрели друг на друга и с криком «Понеслась!» побежали. Мы так летели последние 120 метров, что у Гали только ноги над землей болтались. Добежав до касс Голутвинского вокзала, мы действовали как профессионалы, быстро и четко. Кассирша недоумевающе следила за нашими манипуляциями. Мы вытряхивали из разных карманов мелочь и с неимоверной быстротой кидали валюту в окошко.
- Молодые люди, с вас еще 20 рублей.
- А если мы станцуем?
- Я позову охрану.
- Вы не понимаете от чего отказываетесь, он между прочим хорошо поет…
- Охрана!!!
- Спокойно, спокойно! Мы поняли. Андрей, снимай ботинки!
- О нет! Ты действительно хочешь, чтобы я это сделал?
- Да. Человеческий долг превыше всего. И не смотри на меня так, без пива обойдемся. Человека домой надо отправить.
- Хорошо. Но я за последствия не отвечаю. Мадам, вы сами напросились.
Случилось ужасное. Андрей снял оба своих ботинка. Внезапно завыла сирена, во всем районе погас свет, по земле стал стелиться желтый туман, кассирша одела противогаз… Да что греха таить. Все одели противогазы. И даже Галя. Точнее мы его надели на нее сами. Плакали, но все-таки одели. Андрей мужественно вытряхнул из каждого ботинка по червонцу и учтиво сказал кассирше:
- Заметь! Тебя предупреждали… И не хрен там недовольно в противогаз свой мычать! Тоже мне, неженка нашлась!
Андрей одел ботинки обратно, туман рассеялся, утихла сирена, фонари зажглись, химическая атака закончилась. Галя сняла противогаз и вдохнула полной грудью чистого воздуха.
- Галя, мы тебе тут денежную компенсацию за знакомство с нами собрали. Отказ и всякие возражения не принимаются.
Я достал из кармана «Ярославль» и протянул ей. Кассирша чуть из своей будки не вылезла:
- Ах вы подонки! Я тут значит их вонючую мелочь нюхаю, а у них косарь оказывается есть..
- Ты там сиди, не булькай! А то мы в тебя сейчас деревянным носком запульнем. Все жизнь в противогазе ходить будешь! Это для человека, а не для кассира… Так вот. Мы отвлеклись. Это тебе от нас с Андреем, в дороге они тебе обязательно пригодятся.
Галя разомлела. Она была тронут до глубины души. Посмотрела нежно нам в глаза и произнесла:
- Ребята, какие же вы все-таки хорошие. Как же с вами здорово. Я безмерно благодарна вам. Не знаю что бы со мной случилось, встреть я кого-нибудь другого. Наверное кормила б сейчас рыбок на дне Москвы-реки. Мне очень повезло, что я встретила именно вас. Это судьба. И я благодарна судьбе за эту прекрасную встречу, потому что именно вы вселили в меня веру в людей. Мне казалось, что все мы давно превратились в волков, воющих по одиночке. Я думала, что все пропало и человечество потерялось во мгле. Но сама жизнь переубедила меня, послав двух ангелов. Теперь я точно знаю – этот мир небезнадежен! Мир не без добрых людей.
В порыве страсти мы все вместе обнялись. Тепло трех сердец соединилось воедино, образовав мощный щит, который без меча может отбить любые невзгоды.
- Эту встречу мы никогда не забудем, - произнес воодушевленно Андрей. – В любое время приезжай к нам, мы тебе всегда рады.
- Галя, тебе уже пора, - сказал я, - а то ты можешь не успеть. Нам было очень приятно с тобой познакомиться и обрести в твоем лице нового друга. Найди нас в соц. сетях, спишемся. Меня найдешь под фамилией Елисеев, ну а он просто, Крехельман.
Мы еще раз напоследок дружно обнялись, проводили Галю до турникетов и распрощались с ней, помахав друг другу рукой.
Некоторое время мы стояли с Андреем молча, глядя сквозь стеклянные двери вокзала вслед уходящему поезду, который увозил нашу Галю. Потом мы обнялись и запели:

Человек человеку волк,
Этой фразой черту подведу,
Так давай же по волчьи споем,
Задрав морды свои на луну.

И мы завыли.
Внезапно, позади себя, мы услышали тяжелое и прерывистое дыхание. Оцепеневшие от страха, мы медленно обернулись. Абсолютно не готовые к такому повороту событий, мы в ужасе отскочили назад, при этом едва не сломав турникет. Перед нами стояла она – Виновница произошедших с нами за этот день событий. Если бы не эта женщина, то мы так и сидели б с Андрюхой до утра на его работе, пили вино, курили, писали и смотрели фильмы. И не встретили тогда б такого замечательного человечка, с которым так приятно провели время.
Но… Отвлечемся от лирики. В общем, эта женщина, то-есть Она, стояла напротив нас с озлобленным выражением лица, со скалкой на перевес и, зловеще хрустя свободной рукой в предвкушении драки, грозно произнесла:
- Ну что, кобелина?  Что это вы тут делаете?
- А… Ну… Это… Ммм.. Ссс… Как бы… Это самое… И вот. Да что тебе объяснять? Ты баба умная, все сама поймешь.
- Ах вот как! Я его, значит, дома, лежу, жду, предвкушаю, а он тут с другими бабами обнимается. Потаскун!
- Какими бабами? Ты опять переворачиваешь все с ног на голову! Где ты тут баб увидела?
- Я тебе сейчас лицо на задницу одену! И ручонки твои поганые знаешь куда запихну?
- Я уже там был! Тем более если ты это сделаешь, я не смогу выглядеть так шикарно как сейчас.
- Льстец! Назови мне хотя бы одну причину чтоб тебя не убить сейчас. Или убить быстро.
- Ну… Это… Кхм…
Андрюха демонстративно снял шапку, кинул перед ногами Кати, героически выставил грудь вперед и агитационно произнес:
- Пора кончать с насилием!!! Саня, бежим!
И под музыку из шоу Бенни Хилла, мы рванули с низкого старта, получая в свой адрес массу грязных изречений и нецензурной лексики.


31.03.16

Примечание:

1) «Если утро наступает в три, то через два часа уже зажгут фонари. Уже кончился день, а я только встал. А я только-что встал и уже устал.» — строки из песни группы Ноль «Этот Русский Рок-Н-Ролл».
2) «Где есть равенство и братство и нет алкоголизма и нахальства...» - переделанная строчка из песни группы Ничего Хорошего «В Моей Стране»
3) «Мама, где мой пистолет?.. » - переделанная строчка из песни группы Адаптация «Панки Хой»
4) «Перестаньте сказать, Козюльский!» - цитата из к/ф «Ширли-Мырли».
5) «Что ж вы ругаетесь, дьяволы? Иль я не сын страны? Каждый из нас закладывал За рюмку свои штаны.» - строки из стихотворения С.А Есенина «Грубым дается радость...»
6) «...церковь превращают в склад?» - переделанная строка из песни группы Алиса «Тоталитарный рэп»
7) «Тьфу!.. Вот подлец! До чего довел! Уже стихами заговорил. » цитата из к/ф «Ширли-Мырли».
8) «Что-то зябко у вас тут. А может хлопнем по рюмашке?» - цитата из  к/ф «Покровские ворота».
9) «Туда, где белеет за морем гора! Туда, где гуляют лишь ветер, да я!. » - переделанные строки из стихотворения А.С Пушкина «Узник».
10)  «Во мне боролись два начала с двумя концами » - переделанная строка из романа Л.Н Толстого «Воскресенье».
11)  «Где живут одни Бальзаминовы и медведи. » - переделанная цитата из  к/ф «Женитьба Бальзаминова».
12)  «Умом Россию не понять!» - строчка из стихотворения Ф.И Тютчева «Умом Россию не понять».
13)  «Какая б(звук заводского гудка (эхо из прошлого))ть?!?! » - цитата из к/ф «Ширли-Мырли».
14) «Как художник художника спросят, умею ли я рисовать » - переделанная строка из романа И.Ильфа и Е.Петрова «12 стульев».
15) «Пусть каждый пень нам, как капкан, пусть хлещет кровь из наших ран, но мы пройдем с тобою путь через туман.». - строки из песни группы Сектор газа «Туман».
16)  «Не, ну наболело, капитан! Они тут, видите ли, выступают, как директоры пляжа, так еще все вывозят – лес, уголь, куриный помет, теперь и за пословицы принялись! » - измененная цитата из к/ф «Ширли-Мырли».
17)  «Так что, слушай, деточка сказку...» - строчка из произведения М.М Жванецкого "Государство и народ".
18)  «Человек человеку волк...» - куплет из песни группы Сектор газа «Вой на луну».
19)  «Я тебе сейчас лицо на задницу одену! И ручонки твои поганые знаешь куда запихну? » - переделанные строки из миниатюры  М.М Жванецкого «Баба-Яга».
20)  «Пора кончать с насилием!!!» - цитата из  к/ф «Комики».
21)  "Мы не выбирали литературу, это она нас выбрала." - переделанная строка из рассказа Г.Ч.Буковски "Стоит ли избирать себе карьеру писателя?".


Рецензии