Так вот ты какой, Финвал! Повесть о подводниках

               
          Заброшенной базе подводных лодок Бечевинка-Финвал
          и памяти моего мужа - матроса  срочной службы 1975-1978 г.г.
          Куртина Владимира (29.03.1957- 29.03.1995.г.г)посвящается



                Всколыхнулась душа, и покоя мне нет
                В снежных  сопках твоих заблудился  рассвет.
                В Бечевинку свою я во снах прилетал
                Здравствуй база моя, здравствуй бухта Финвал!
                Сергей Доронин               
               
 
Журналы «Тайны и загадки» мне привозит почитать брат. Не привыкли мы выбрасывать то, что познавательно и интересно. Вдобавок ко всему, журнал ещё и красочный. Ну, а что касается информации, она, конечно, предназначена для широкого круга читателей: затронет тему на страницу-две, а дальше уж сам решай - хочешь ты или нет копнуть глубже, узнать больше.

Один из номеров журнала за 2015 год  был полностью посвящен наиболее значимым городам-призракам, затерянным бункерам  и мертвым зонам, оставшимся на территории бывшего СССР.  Причем, много среди таких мест объектов оборонных и наступательных вооружений, где хранился ядерный запас России. Все эти  военные объекты и базы были раньше секретными. 

Одна из них – сверхсекретная забытая база подводных лодок Бечевинка, что находится на Камчатке  недалеко от города Петропавловска-Камчатского.

Статья  в журнале меня очень заинтересовала, потому что я поняла, что в какой-то степени Бечевинка-Финвал имела отношение и ко мне: мой муж Владимир проходил где-то там, на Камчатке в 1975-1978 годах срочную службу на подводной лодке. Я, вообще-то, всегда думала, что база находилась в Петропавловске-Камчатском раз такой почтовый адрес на конверте. Но слово-то Финвал мне тоже было знакомо! Но и не более того.

После прочтения статьи в журнале я много часов провела в интернете, перечитала и пересмотрела все, что там есть о заброшенной ныне базе подводных лодок Бечевинка-Финвал.

Так вот ты какой, Финвал!

В конце 60-х годов прошлого века по указанию главкома ВМФ и заместителя министра обороны СССР С. Г. Горшкова на обрывистом берегу бухты Бечевинской, оценив ее стратегическое местоположение, обустроили пирсы для подлодок, возвели военный городок и обеспечили секретность и охрану объекта от вражеского нападения. Бечевинка – не единственная военная база СССР на Камчатке. Для поддержания секретности на должном уровне всю Камчатку объявили закрытой территорией, а попадали туда исключительно по специальным пропускам.

Вплоть до развала СССР страна наша находилась за «железным занавесом» и бо'льшая часть ее территорий была закрыта для иностранцев. Но разведки иностранных государств никогда не дремали, изыскивали любые способы по сбору ценной информации о военных объектах на территории СССР.

База подводных лодок Бечевинка располагалась в одноименной морской бухте Бечевинской, поэтому чтобы не быть так явно обозначенной, ее засекретили, дав название «Финвал». Само слово финвал обозначало одного из видов кита, а именно сельдяного кита. Всем субмаринам, уходящим в поход от берегов СССР, номер закрашивался, чтобы при обнаружении подлодки  они не имели  опознавательных знаков.

Этого поселка никогда не было на карте, он был полностью изолирован от внешнего мира, его скрывали не только военные, но и частые туман. Проживало в нем около 2000 жителей. Все они имели связь с "большим миром" только во время отпусков и командировок.

Координаты сверхсекретного объекта имели реальный почтовый адрес «Петропавловск-Камчатский-54», он же - «Петропавловский-54», куда направлялись и письма для личного состава базы. А если собрать все названия базы воедино, то это будет выглядеть так: Авачинский залив, бухта Бечевинская = Финвал = Бечевинка = Петропавловск-Камчатский-54.

Почтовый адрес с индексом 683054 г. Петропавловск–Камчатский-54 я буду помнить всегда, как помнил его мой муж.

После расформирования гарнизона в 1996 году и «списания» поселка с баланса военного ведомства у брошенной базы подводных лодок появилось ещё одно название – камчатская Припять по аналогии с чернобыльской Припятью. Сегодня такое название связано не только с запустением объектов бывшей базы, но и с тем, что высокотоксичное ракетное топливо, долгие годы находившееся в бочках в поселке ракетчиков Шипунский однажды, чтобы его не вывозить и не тратить на это денег, с вертолета было расстреляно. Оно растеклось по округе, превратив землю в выжженный полигон.

Бухта обустраивалась в первую очередь для базирования советских подводных лодок. Однако, военный посёлок тоже получился весьма  комфортным для проживания. Глядя на фотографии, создается впечатление городского поселка: кругом асфальт, хорошее освещение, трех- и пятиэтажные жилые дома, штабное помещение, солдатские казармы, котельная, дизельная электростанция, склады, почта, магазин, пекарня, школа, детский сад, баня, клуб, вертолетная площадка.  Имелся и топливный склад недалеко от места первоначального размещения пирсов для подводных лодок. Поселок был фактически автономным.

Полная информация о том, как строился военный гарнизон в бухте Бечевинская, сколько бюджетных средств в него было вложено, сколько рабочей силы задействовано навсегда останется тайной за семью печатями, даже для тех, кто имеет доступ к архивам с грифом "Особо секретно".

Для береговой охраны были предусмотрены две зенитные батареи из одноствольных корабельных зенитных автоматов времен войны. Одна располагалась недалеко от береговой части, где хранились ядерные боеголовки для торпед, а другая - рядом со штабом. Правда, это уже в ту пору было устаревшее вооружение. Но на противоположном берегу бухты над самым выходом из нее находился поселок ракетчиков «Шипунский», где имелись вполне современные зенитные ракетные комплексы и запасы ракет и ракетного топлива в бочках.

При хорошей погоде и видимости Бечевинка видна была от Петропавловска, но идти морем до нее нужно было часов пять-шесть.

Имелся в поселке и памятник подводникам: сверху на стеле располагались макеты земного шара и подводной лодки, совершившей кругосветный поход. И это никакая ни абстракция: ведь подводные лодки базирующейся здесь бригады бороздили не только воды Тихого, но и Индийского океанов, были в Атлантике, совершали автономные плавания в нейтральных водах в Африку, Австралию и Индонезию. А первые «поселенцы» пришли в базу Финвал через Северно-Ледовитый океан. Походы подводных лодок носили секретный характер. Регулярно они  выходили с камчатской военно-морской базы на боевое патрулирование.

А вот так сейчас выглядит памятник-стелла в заброшенном поселке Финвал:
Поселок подводников с трех сторон закрыт был от ветров сопками.  Однако, близость с океаном влияла и на климат. Часто дули с океана сильные ветра, а зимы всегда были здесь очень снежными. Большинство личного состава гарнизона буквально не выпускали лопаты из рук, прорывая тропки-тоннели между домами высотой до 3-4-х метров, очищая крыши зданий поселка и пирсы от снега.

Вот как описывает местные зимы поэт-подводник  В.Ф.Драгоненко в своем стихотворении «Камчатская зима»:

Все-таки природа на Камчатке
Нам спокойной жизни не дает:
То вулкан трясет, как в лихорадке,
То штормит, то сильный снег идет.

И зимой у нас - одна забота:
Чуть рассвет - лопаты все берем
И до ночи коллективно "пашем",
На стихию снежную идем!

Только мы не падаем, друг, духом,
Помощи от бога мы не ждем.
Чтобы все в стране спокойно спали,
Службу на границе мы несем.
               
                1971 г.

Наземного сообщения бухты с другими поселениями не было, однако гараж в поселке имелся. Техника нужна была для подвозки товара в магазин и перевозки с пирса других грузов. Была и пожарная машина. Добраться до поселка подводников можно было или вертолетом, или на небольшом грузопассажирском суденышке «Авача», посещавшем базу раз-два в неделю. Судно помимо военнослужащих и их семей привозило в бухту продукты, которые, попав в магазин, тут же раскупались. На полках магазина всегда имелись консервы и хлеб, чем и питались до следующего рейса жители гарнизона. Иногда «Авачу» ждать приходилось долго, так как  войти в бухту мешал нагнанный с моря лед. Ждали, когда с отливом лед из бухты угонит. Тяжелее всего переносить такие ожидания было семьям с маленькими детьми, которым необходимы были молочные продукты.

Военторг снабжал базу и промтоварами. Были у жителей здесь и холодильники, и телевизоры, и модная одежда для женщин, не забывали и о детях  подводников. Вот только работали бытовые приборы здесь плохо: поселок то трясло от землетрясений, то электроснабжение было не всегда хорошим, то сигнал в телевизоры не поступал.
 
Матросы здесь не знали увольнительных. Куда было идти в увольнение? Ходили строем тоже лишь тогда, когда к проводимым тут же смотрам да парадам готовились. В свободное от службы время матросы-срочники могли и в сопки подняться: пособирать грибы и поесть ягод, позагорать на склонах сопок там где снег уже сошел, устроить мини-пикник с закуской из консервированных зеленых помидор и других консервированных продуктов, поразвлекаться.

 В один из таких походов сослуживец при игре в «ножички» всадил ненароком нож моему мужу прямо в ступню ноги!
 
В поселковом клубе устраивались дискотеки, показывали кино. А можно было просто  бесцельно побродить по поселку, посидеть на прибрежных камнях напротив штаба и понаблюдать за плавающими  у берега утками.

Личный состав гарнизона был многонациональным, но это ничуть не мешало дружить, в том числе и семьями. Проводили в поселке спортивные соревнования и различные мероприятия художественной самодеятельности. Матросы, отслужив свой срок, возвращались домой, взамен приходили новобранцы. Встречали вновь прибывших и провожали отъезжающих в поселке подводников всегда радушно. Семейным в поселке выделяли квартиры, а для холостяков имелось общежитие.

После окончания строительства военных и гражданских объектов дальнейшее строительство в поселке закончилось. Правда, впоследствии причальный фронт был перестроен на новом месте, ближе к выходу из бухты.

Хотя побережье бухты было довольно-таки обжитым, но были случаи, когда вблизи поселка видели росомах и медведей – исконных жителей данной территории.

Из материалов Википедии - свободной энциклопедии:

 "Бечевинка (также Финвал, Петропавловск-Камчатский-54) — гарнизонный посёлок на Камчатке в бухте Бечевинская, основан в 1960-х годах как база подводников. Здесь базировался мощный флот: сначала из пяти подводных лодок 641 проекта, позже появились и атомные субмарины».

Первоначально в бухте Бечевинской- Финвал базировался дивизион из 5 дизельных  подводных лодок проекта 641. Лодки были переданы с Северного флота и пришли в базу своим ходом по Северному Морскому пути.

Подводные лодки проекта 641 сменили устаревшие большие крейсерские лодки проекта 611 и относились ко второму поколению субмарин подводного флота. Новая лодка имела бо'льшую, чем ее предшественница, автономность, глубину погружения, большее вооружение и лучшие условия обитания. В  декабре 1958 года головная субмарина 641-го проекта вошла в состав ВМФ. В НАТО новым «букам» присвоили название «Фокстрот».

Подлодки 641-го проекта получили характерную седловатость в срединной части и острый форштевень, что повысило мореходоность. Их надводное водоизмещение составило 2000 тонн, подводное - 2485 тонн, предельная глубина погружения - 300 метров, рабочая - 250 метров, автономность - 90 суток, время непрерывного пребывания под водой — 575 часов или более 26 суток, скорость над водой -17 узлов, подводная - 16 узлов. Дальность плавания при усиленном запасе топлива 17900 миль. Вооружение лодки состояло из десяти 533-миллиметровых торпедных аппаратов (6 в носу и 4 в корме), боезапаса из 22 торпед, включая телеуправляемые по проводам (вместо части их при необходимости брали мины). Стрельба торпедами осуществлялась  с глубины  80-ти метров. Движение субмарины обеспечивали 3 дизеля и три электродвигателя. Данные для стрельбы вырабатывались комплексом «Ленинград-641». Команда насчитывала 70 человек.

Подводные лодки проекта 641 были построены в СССР в количестве 75 кораблей, часть из них была направлена на экспорт союзникам. Моряки их называли «буками» по букве «Б» в нумерации лодок. Например, Б-33 и т.д.

Эти лодки стали известны тем, что участвовали в Карибском кризисе 1962 г, когда в ответ на увеличившееся противостояние между СССР и США Хрущев приказал командованию лодок отправиться к берегам Кубы. Это была настоящая авантюра, так как лодки были приспособлены к условиям Арктики, а не для тропических морей. Но и придя на Камчатку лодки данного проекта, бывало, несли службу и в Тихом, и Индийском океанах.

Никогда не думала, что мне будет так интересно читать про подводные лодки, про то, как в них располагались отсеки, каковы были технические характеристики, как был устроен быт подводников во время плавания и многое другое. Узнала я и о трагических страницах подводного флота. Правда, фильмы про подводников мне смотреть очень тяжело, переживаю сильно, особенно если фильмы о гибели подводных лодок и их экипажей.

Лодка проекта 641, на которой служил мой муж, была разделена на семь отсеков: 1-й – торпедный; 2-й - жилой с каютами офицеров и кают-компанией и в трюме аккумуляторные батареи; 3-й -центральный пост; 4-й - жилой отсек с камбузом и в трюме аккумуляторные батареи; 5-й отсек -дизельный; 6-й отсек – электромоторный; 7-й отсек - торпедный. Каждый отсек, что отдел на предприятии или организации, только именовался он как боевая часть или по флотской аббревиатуре - БЧ.

Оборудование отсеков находилось в заведовании старших по званию командиров БЧ.
А в августе 1971 года из бухты Крашенинникова, что находилась также на Камчатке в Финвал прибыла 182-я бригада дизельных подводных лодок. Бригада стала именоваться отдельной. После переформирования она имела в своем составе 12 подводных лодок: 10 - проекта 641, подлодка радиолокационного дозора «С-73» проекта 640 и лодка-мишень «С-310» проекта 690. Для обеспечения базирования подводных лодок имелась плавбаза «Камчатский Комсомолец». Состав бригады менялся незначительно.
 
В 1971-1976 гг.  бригадой командовал капитан 1 ранга Бец Валентин Иванович, в последствие ставший контр-адмиралом ВМФ. Его любили на флоте. Сколько теплых слов в его адрес я услышала от мужа!

На сайте Стихи.РУ Хрящевский Александр пишет: «Особая строка -контр-адмиралу Бецу В.И.», посвяшая ему свои стихи:

О нем

Война едва закончилась,
Окопы не загладились,
А в Фултоне, а в Лондоне
Другие псы разлаялись.

И выбрал, не прицениваясь,
Чтоб жить не стыдно было,
Судьбу я Офицера
Победного Призыва.

Судьбинушка – судьбиночка,
Сладка ты и горька…
Для тех, кто в Бечевиночке,-
Особая строка.

Война давно на складике
И вытралены мины,
Но в Тихом, но в Атлантике
Вновь рыщут субмарины.

Судьба распорядилась
И в жизни всё совпало,
Чтоб быть мне Командиром
Камчатского Закала.

Не бухта, а – картиночка,
Посмотришь свысока.
Про тех, кто в Бечевиночке, -
Особая строка.

Работы, брат. Работы, брат, -
Ни отдыха, ни сна.
Да вот она, да вот она –
Холодная Война.

На атомных – провизия,
Надбавки и оклады.
У дизельных, у дизельных –
Отдельная Бригада.

Юнцов, как деток вынянчил,
Пусть речь порой крепка.
Подводник – бечевинец –
Особая строка.

Не падок сладкой лести,
Нет денег – горя мало.
Но нет мне Высшей Чести
И нету Горше Славы –
Остаться Адмиралом
Советского Подплава.*

                27.06.2005
* подплав – подводное плавание

Новый этап строительства гарнизона начался с началом перевооружения бригады на подводные лодки проекта 877, которые в обиходе именовали «Варшавянками». На Тихоокеанском флоте бухта была единственным местом, откуда дизельные лодки 877 проекта скрытно, бесшумно могли выйти из базы сразу в океан, где занимали районы боевых действий и обеспечивали развертывание атомных подводных лодок из Рыбачьего на Камчатке.

 Подводные корабли, базирующиеся в Финвале  в 1962 – 1963 гг. несли боевую службу в Индийском океане, участвовали в командно-штабных учениях (КШУ) «Восход». В 1968 году соединение было объявлено лучшим в ВМФ, завоевало переходящее Красное знамя военного совета ВМФ. За период с 1966 по 1970 гг. подводные лодки совершили 19 БС (боевых служб).

До прихода в Бечевинку 182-я бригада уже имела славное прошлое. Так в 1957 году у нее был опыт отработки действий подлодок на океанских коммуникациях вероятного противника с условным использованием ядерного и ракетного оружия самостоятельно и во взаимодействии с дальней авиацией. В 1980 году было выполнено 5 БС и при этом совершено 19 обнаружений иностранных подводных лодок. Всего за период с 1972 по 1982 гг. лодки совершили 37 БС в Тихом и Индийском океанах. В 1984 году силами соединения было выполнено 4 БС и совершен один дальний поход в Индийский океан. В 1987 году - 4 БС, 4 обнаружения иностранных плавательных аппаратов (ПЛА).

Своими воспоминаниями о жизни и службе в Бечевинской бухте делятся на страницах своих рассказов и на интернет-страницах с теми, кто помнит, любит и скучает по Бечевинке-Финвалу Юрий Завражный, Илья Курганов, ветеран подводного флота России, капитан 1 ранга Ю. Сувалов и многие другие.

Сувалов Ю.В., офицер-подводник в книге «Рассказы подводника. «Камчатка. Бечевинка - маленькая Россия» так описывает достоинства новой подлодки:

 «Свежую струю в жизнь Финвала внесло перевооружение бригады на подлодки проекта 877, его иногда называют «Черной дырой», по аналогии с космосом, где свет поглощается. Так и эти лодки, не слышит ее противник, а она его слышит. Услышать первым, значит первым нанести удар, значит победа, а сам жив-живой и можешь дальше сражаться, бить врага. А уж, если очень сильно повезет, то еще и домой вернешься. Но не только от везения, от ума, грамотности, подготовки экипажа зависит, и, конечно, от удачи, которая и складывается из того, что уже перечислил. Каждый выход лодок этой бригады был удачным. Всегда подводники привозили контакт с американскими многоцелевыми атомными подводными лодками. Американцы косяками паслись в Авачинском заливе с целью отследить наши РПК СН (ракетный подводный крейсер стратегического назначения, авт.) на маршрутах развертывания и в районах боевых действий с задачей их уничтожения в угрожаемый период или маневрировать таким образом, чтобы сорвать выполнения задачи».
В 1989 году все лодки 641 проекта были переданы с базы в состав других соединений. В бригаде было 10 новых подводных лодок 877 проекта. Самая старая из них - не раньше 1980 года постройки. За шесть лет демократии до 1996 года они действительно стали черной дырой. Из 10 лодок в море могла выходить только одна. Остальные были приведены в такое состояние, что смотреть было страшно. Без войны бригаду разгромили.

Один из офицеров-подводников, служивших на дизельной подводной лодке также поделился своими воспоминаниями-размышлениями на интернет портале:

«... дизельная лодка, конечно, проигрывала рядом с могучими атомными субмаринами. Те и выглядели солидней, и уходили в автономные плавания надолго. Каждое возвращение такого корабля из похода превращалось в большой праздник закрытого города (дизельные встречают скромнее). Но все понимают, что дело не в размерах и потенциале.

По нашей оборонительной военной доктрине дизельные подводные лодки необходимы. Флоту, у которого наступательная стратегия, для ведения боевых действий надо сначала пересечь Тихий океан. Мы же, в случае чего, будем обороняться в своих водах. Кроме того, дизельные лодки для государства меньше стоят. Они малошумны. Могут развивать большую скорость. Глубина погружения значительная. Солидное вооружение.

 Дизельные лодки, которые стоят на нашем вооружении, выполняют контрпротиволодочную функцию. Говоря проще, лодки противника ищут наши стратегические лодки, наши дизельные лодки должны отлавливать их и обеспечивать безопасность российских субмарин. В море, а тем более под водой, экипаж должен чувствовать себя одной семьей. Последствия ошибки одного расхлебывать придется всем – от командира до кока.

 Каждый должен понимать: из-за недобросовестности одного весь экипаж может не выполнить стоящую перед ним задачу.  Это – первое. Второе – на тех же дизельных лодках (не говоря уже об атомных) все меньше и меньше становится матросов срочной службы. Еще недавно таких было 28 человек, сегодня – от 12 до 18».

Свое первое погружение на лодке каждый из личного состава, наверное, помнит всю жизнь. Это, прежде всего, эмоциональные переживания и «крещение» с испитием забортной соленой воды.

С развалом Советского Союза жизнь в поселке стала ухудшаться, также как и на всей Камчатке. Быть моряком-подводником стало не престижно. Россия не в состоянии была содержать такие объекты, вкладывать деньги в военно-морской флот. Хотя огромная часть границ России проходит именно по водным просторам, средств на их оборону не хватало.

Флот, как и базы базирования, были в плачевном состоянии.

В 1996 году, в период "реформ" и бечевинский гарнизон попал под сокращение и прекратил свое существование. Лодки были перебазированы в базу Завойко, гарнизон расформирован, население вывезено.  Одновременно с посёлком Бечевинка прекратил существование посёлок ракетчиков Шипунский.

Как пишет один из участников интернет-форума: «Вместо бывших политических лозунгов, теперь в любом месте Финвала можно расставлять таблички: "Сделано и забыто в СССР", "Зона социального бедствия", "Зона отчуждения", "Вне зоны доступа".  Вокруг только камни, вода, резина и ржавый металл...».

Встретились мне и довольно-таки интересные мнения-рассуждения по поводу целесообразности строительства бухты Бечевинки как базы подводных лодок, причин развала ВМФ.  Конечно, некоторые мнения являются бесспорными, другие же – просто имеют место быть.

Так, что касается целесообразности строительства секретной базы подводных лодок в бухте Бечевинской, Юрий Завражный в своем рассказе «Кто сказал МЯУ!?» пишет: «Бечевинку выдумал один из наших бывших Главкомов, адмирал Горшков, когда ему надо было написать дипломную работу в самой-самой военной Академии. А став Главкомом, начал последовательно воплощать свою бредовую идею в жизнь, и некому было дать «стоп машине»...

 Бухта Финвал отгорожена от океана широкой песчаной косой, а потому в ней прорыли узенький канал, который приходилось раз в год выкапывать заново, ибо его элементарно замывало волнами. Несколько раз лодки втыкались в края канала. Чтобы запереть всю бравую 182-ю отдельную бригаду в бухте, хватило бы одного сопливого диверсанта с зарядом малой мощности. Дороги в гарнизон не было - только пять часов морем. Или на вертолете. Был такой анекдот - лейтенанту-новичку вертолетчики сказали прыгать к новому месту службы с двухсот метров: «Извини, братан! Ниже не можем - обратно запрыгивать начнут!..».

 Но было грех жаловаться - через бухту торчал на сопке зенитно-ракетный дивизион, так вот они по сравнению с нами - как мы и Париж. Они и пресную воду добывали, растапливая снег, и ягоду военные жены собирали с «калашом» за спиной - медведей вокруг навалом. Патроны - россыпью, а по праздникам они иногда спускались к нам, и мы почти привыкли к резиновым сапогам, дополняющим велюровые и шифоновые платья ракетчиц...».

А вот ряд других высказываний, характеризующих саму бухту и вход в нее:

- «Но судно уже на входе в Бечевинку. Прошли узкий проход между скал, единственное место соединяющее бухту с океаном. Бухта Бечевинка, почти круглая чаша-жерло вулкана, со всех сторон окружена скалистыми сопками, вход единственный и тот замывается. Необходимо каждый год промывать его с тем, чтобы лодки имели выход в океан. По Бечевинке надо идти очень аккуратно: каждый год фарватер бухты меняется. Как в таких нестабильных природных условиях несли боевое дежурство подводные лодки, остается только догадываться... Яхты и небольшие катера сегодня чалятся у старых, полуразрушенных пирсов, но во время штормов, которые здесь не редкость, судно лучше уводить вглубь бухты»;

- «Вход в нее расположен между окруженным рифами мысом Ловушек и противоположным береговым уступом, изобилующим подводными скалами. Входные мысы бухты Бечевинской представляли в прошлом серьезную опасность для попадавших в этот район парусных судов».

Есть тут над чем подумать и  поразмыслить.

На топографической карте размещение гарнизона базы подводных лодок выглядело так:
Обозначения на карте:
1 - первоначальное место размещения пирсов;
2 - старое нефтехранилище и остатки поселка строителей;
3 - собственно, сам поселок;
4 - бетонная дорога от поселка к пирсам;
5 - причальный фронт;
6 - береговая часть хранения боезапаса;
7 - грунтовая дорога к гарнизону ракетчиков «Шипунский»;
8 - стартовые позиции зенитных ракет.

 Вначале пирсы для подлодок в Финвале находились довольно-таки близко с поселком, но затем их перенесли ближе к устью бухты, что и видно на схеме. Очевидно, в случае объявления  тревоги подводные лодки, находясь  ближе к выходу из бухты, быстрее смогли бы ее покинуть, а не быть «запертыми» в ней. Также из устья бухты можно быстрее выйти в открытое море и приступить к выполнению боевого задания.

Правда в этом случае должна быть безупречной и система погрузки вооружений на подлодки. Секретный бункер, где хранились торпеды, на карте не помечен.
 
Прикрытием подводных лодок были ракетчики поселка Шипунский.

А вот мнения и о причинах всех наших бед, а не только флота: «На Тихоокеанском флоте 2000 году лодок-то оставалось 5-7 единиц. Если еще пяток по ремонтам можно было найти, то хорошо. А Северный флот - там и лодок значительно больше и задачи сложнее.

Я бы так сказал про гибель «Курска» (в 2000 г): десять лет «демократии» не могли не сказаться на армии и флоте. Конечно, виновато командование, но они тоже вместе со всей страной деградировали. Не было должного снабжения, не было должной подготовки экипажей подводных лодок, для этого деньги нужны, а нам в те времена по 6-8 месяцев зарплату не платили. Когда гробили страну тогдашние демократы, все молчали. А я считаю себя обвинять нужно, да и разобраться надо, кто и зачем, на чьи деньги горло дерет?».

Думаю, что так высказаться может только человек, переживший все  развалы и «перестройки», к тому же - человек неравнодушный.

Надо отдать должное моему мужу Владимиру – он умел хранить секреты. Я от него никогда не слышала подробностей о местонахождении базы подводных лодок Финвал и об автономных походах - автономках, как моряки их называли. Хотя, сознаюсь, был интерес. На все мои расспросы он всегда отвечал односложно, а то и отмалчивался.
 
Где-то за полгода до призыва в армию Володя уже знал, что будет служить на флоте радистом.  Радист - военная профессия. Знание морзянки  для радиста - это главное, потому что с помощью азбуки Морзе передавалась вся информация. Азбука Морзе - это зашифрованный алфавит, поэтому и очень ценятся специалисты, хорошо знающие морзянку.

В течение полугода, без отрыва от работы, в клубе ДОСААФ рядом с речным вокзалом города Горького Володя обучался этой воинской специальности.

В школе у него почерк был неважный, пришлось много потрудиться над его исправлением: ведь радиограммы должны быть написаны разборчивым почерком. Для этого приходилось переписывать книжные тексты в таких объемах, что выработавшийся четкий каллиграфический почерк уже был неизменен ни при каких обстоятельствах.

На службу на Тихоокеанский флот его провожала вся молодежь нашего поселка. Жалко было, что служить парню придется целых три года!

Не знаю точно и не берусь судить, что мог знать радист из передаваемой и принимаемой из эфира секретной информации. Наверное, вся она шифровалась шифровальщиком для ее передачи, а после приема ее в зашифрованном виде радист передавал радиограмму командиру подлодки. Очевидно им же она и расшифровывалась. Знаю точно, что морзянку Володя  знал отлично. Даже по прошествии многих лет после прихода со службы, он очень любил выстукивать ее пальцами и сопровождать-напевать голосом.

Морзянку сейчас для связи используют в основном радиолюбители, но чтобы работать в эфире с более-менее нормальной скоростью надо ее учить не меньше года. Володя нес службу на подлодке в боевой части БЧ-4. Его рабочее место – маленький откидной столик перед радиоаппаратурой. По его рассказам, зачастую приходилось тут же под столиком и спать над днищем лодки, свернувшись калачиком. И так - долгих три месяца автономки.

Американцы проявляли большой интерес к нашим шифрам, о чем говорит хотя бы секретная операция по подъему затонувшей  приблизительно 7-8 марта 1968 года в северной части Тихого океана на глубине порядка 5600 м советской дизель-электрической подводной лодки К-129  проекта 629А. Основное вооружение подлодки - ракетный комплекс Д-4 с тремя баллистическими ракетами Р-21 в ограждении рубки.

 Входила она в состав Тихоокеанского флота СССР. Командир - капитан первого ранга В.И. Кобзарь.  Погиб тогда весь экипаж в составе 98 человек. Причина гибели – предположительно повреждение от столкновения с американской подлодкой, которая ее вычислила и «пасла». Поэтому не случайно и то, что место  гибели подводной лодки было также обнаружено США.

Однако, историческая правда о гибели подлодки К-129 оказалась искаженной.

Валерий Алексин в статье, опубликованной в "Независимом военном обозрении" 26 марта 1999 года пишет:

"Абсолютно прав контр-адмирал Валентин Бец: стоило правительству СССР объявить о месте гибели ПЛ К-129 в марте-мае 1968 г. - и тогда, согласно действующим нормам международного морского права, никто не имел бы права посягнуть на покой погибших подводников ПЛ К-129. Но это, если делать по уму. Наши же генсеки советовались только с собой. А их подчиненные единогласно поддерживали их во всем". 
12 августа 1974 года в результате секретной операции ЦРУ «Проект Азориан», при помощи специально сконструированного оборудования (корабль «Гломар Эксплорер» и спецдок с устройством подводного захвата корпуса лодки), была поднята только носовая часть подводной лодки, потому что при подъеме лодка разломилась на две части.

Все это осуществлялось в надежде добыть шифродокументы, боевые пакеты и аппаратуру радиосвязи и с помощью этой информации прочитать весь радиообмен советского флота, что позволило бы вскрыть систему развертывания и управления ВМФ СССР. А самое главное - это давало возможность найти ключевые основы разработки шифров. В связи с неподдельным интересом к советскому ракетному и ядерному оружию в годы холодной войны такая информация представляла особую ценность.
 
Отсек с нужным оборудованием и шифрами и должен был находиться в носовой части подлодки. Только по счастливой случайности шифры не попали американцам.

Оказалось, в период ремонта К-129 в 1966–1967 годах в г. Дальзаводе главный строитель по просьбе командира подлодки капитана 1-го ранга В. Кобзаря перенес, в нарушение всех инструкций, шифр-рубку в ракетный (4-й) отсек, что был в середине подлодки, что он и подтвердил после гибели К-129.

Исследователи также полагают, что баллистические ракеты, кодовые книги и другое  оборудование с К-129 осталось на дне, поэтому считается, что цели  ЦРУ в этой операции не были достигнуты в полной мере.

В автономки длительностью по три месяца Володя ходил в Тихий и Индийский океан три раза! Ходить в автономку – это ведь не на прогулку выйти в открытый океан.

 Каждый выход – это конкретное боевое задание, боевая служба, а в торпедном отсеке – боевые торпеды, и скорее всего, с ядерными боеголовками. Успех похода зависит от многих составляющих, в том числе и от соблюдения требований Корабельного устава, правил минной службы, наставления по борьбе за живучесть подводной лодки и других уставных документов.

В автономное плавание выходят только лучшие корабли и команды. У Володи был нагрудный знак «За дальний поход», которым награждали наиболее отличившихся, дисциплинированных военнослужащих Военно-Морского Флота за участие в дальних походах на кораблях и судах ВМФ при условии, что задачи успешно выполнены.
Заранее о выходе в автономку обычно не предупреждают, скрывают и время выхода. Однако экипаж подлодки по различным береговым действиям и действиям с кораблем, конечно же, имел догадки  о скором выходе и ожидал вызова на построение на пирсе рядом с подлодкой перед отплытием.

 Автономность подводной лодки  проекта 641 судя по открытым источникам - 90 сут.  Время перехода к месту боевой службы и обратно занималоет около 15-20 суток, затем нахождение в районе БС - до 70 суток.  После возвращения подлодки к постоянному месту базирования пополняются запасы, а команда уходит  на отдых. Подводная лодка после произведенных осмотров состояния систем и механизмов может вновь  выйти  в очередную автономку, но на борту будет находиться уже другой экипаж. Конечно, это примерный цикл дальних походов и продолжительности боевой службы.

  Задачи могут появиться самые разные, в зависимости от развития обстановки. Само понятие боевой службы определено в одном из основных флотских уставов.

Вот как описывает на интернет-форуме быт и питание подводников в автономном плавании один из его участников:

 «Лодка пр. 641 изначально рассчитана на автономность 90 суток , в основном по провизии и запасу пресной воды (80 т в цистерне). Уходя в более длительное плавание, провизией затаривались как можно больше. Первым через месяц кончалось мясо, причем сначала "духовно" (из-за периодичекого размораживания холодильника), затем физически (портилось, авт.). Переходили на мясные и рыбные консервы. Хлеб был консервированный (заспиртованный белый батон), его можно было есть только распарив по определенным правилам - он получался очень вкусным как свежий.

Природный картофель тоже кончался или сгнивал, переходили на консервированный (в банках) картофель, вкус неважный, но есть можно. С его окончанием переходили на сушеный картофель (мерзкий вкус, это не чипсы). Основой 1-го блюда была капуста, но природная также кончалась, переходили на консервированную в жестяных банках. Компот консервированный, вкусный. Дополнительно в день выдавалось 50 г вина, 1 вобла и 1 маленькая шоколадка.

При малом запасе пресной воды она расходовалась только на приготовление пищи и питье. Умывание, мытье - только забортной водой, для чего выдавали или сами покупали спецшампуни ("Солнышко"). Душ был только в 6-м отсеке, "одинарка", еще умывальник во 2-м. Одежда внутри корпуса разовая, из марлевки, трусы и футболка, кожаные тапочки. "Разуха" изначально рассчитана на ношение в течение 10 дней, затем ее должны утилизировать, но запаса, естественно, не хватало и носили по месяцу и более, пока не превращалась в полную негодность.

...в конце у нас остался очень скудный рацион провизии. Потом на суше я определил, что похудел на 20 кг, был худой как щепка.

 Зарядку аккумуляторных батарей (АБ) проводили, как правило, через трое суток ночью до рассвета.

Свободного времени, как ни странно, было немного, и его расходовали, как правило, на дополнительный сон, игру в нарды, постирушку, чтение, самостоятельную подготовку по специальности. Постоянно проводились занятия по спецподготовке, раз в неделю – святое - политическое занятие, капитан мучал офицеров занятиями по тактической подготовке. Главным развлечением было подвсплытие с наступлением темноты, курильщики рвались наверх, матросы выбрасывали всю накопившуюся гадость, лодка вентилировалась свежим воздухом».

Воздух в подводной лодке, конечно, тоже был не морской свежести: 80 членов экипажа не только дышат, но и выделяют. Концентрация углекислого газа, как и температура в отсеках, бывает очень высокой. Качество воздуха определялось как частотой смены пластин регенерации, так и продуванием при всплытии.

При возвращении на базу, подводникам все равно, что космонавтам приходилось восстанавливать и атрофированные от длительного отсутствия нагрузки мышцы ног. Особенно тяжело давались при ходьбе подъемы в лестницу. Нахождение подводника в госпитале после автономки – это, прежде всего, плановое, обязательное мероприятие.

Про камчадалов говорят, что они живут на самом ядерном форпосте России.
    
Меня еще при жизни Володи и вплоть до момента прочтения статьи в журнале про бухту Финвал всегда интересовало, базировались ли в бухте  атомные подводные лодки. Он про это никогда не говорил.

 Если верить Википедии – атомные подводные лодки там были. Но, возможно только в последние годы существования базы. Я ни чего не могу утверждать, а могу только предполагать. Но! На одном из роликов, выложенных в интернете, был показан расположенный в глубине сопки заброшенный бункер километрах в трех от поселка, где толщина дверей была более полуметра. Бункер был сверхсекретным, так как там хранились торпеды с ядерными боеголовками.
 
Сейчас на заброшенном пирсе  можно увидеть лишь ржавые  специальные тележки для подвоза торпед к подлодкам. Если учесть, что бункер-хранилище находился в отдалении и от поселка, и от пирсов, то цепочка доставки, а затем и погрузки-разгрузки вооружений у меня получилась не совсем ясной и полной.

Володи не стало в 1995 году, ему было лишь 38. Уже двадцать лет как нет его на этом свете. А тут – журнал и статья про бухту Финвал. Но если бы не было фотографий в журнале, то я бы, возможно, так сильно не разволновалась. Но фотографии в журнале были один к одному с фотографиями в дембельском альбоме мужа! Я их сразу узнала.

 С Володей мы были одноклассниками и жили в одном поселке. В то время нас связывали лишь дружеские отношения. Через полтора года Володя пришел в отпуск и вместе с моими одноклассниками навестил меня в студенческом общежитии. Впереди была Масленица, и я пообещала ребятам приехать на этот праздник домой. Очень уж здорово и весело молодежь поселка справляла проводы зимы!

Мы пообщались и пообещали писать друг другу.

Так началась наша переписка с Володей, которая продолжалась оставшиеся полтора года его службы на флоте. Писали мы друг другу много и часто. Я знала о его времяпровождении буквально все. Первый раз, когда я перестала получать Володины письма, то очень встревожилась. Оказалось, что и друзьям он не писал. После более чем трехмесячного перерыва я получила, наконец, целую пачку долгожданных писем, из которых узнала, что Володя был в автономке и по возвращению из похода лежал в госпитале. Он пояснил, что  ничем не болел, просто ребята по возвращению из длительного плавания всегда проходят восстановление и лечение в госпитале.
Это потом, когда в его альбоме я увидела фотографии, сделанные на подводной лодке в том походе, мне стала понятна необходимость лечения. На осунувшемся лице были одни большие глаза, да и сам он сильно исхудал.

 А как сейчас подумаю, что эти торпеды с ядерными боеголовками находились через перегородку в торпедном отсеке, то ... Бедные мальчики! Да, но что бы изменилось? Наши ребята выполняли свой воинский долг.

Про ту автономку муж мне все же кое-что рассказал. Оказывается, когда подводная лодка уже вышла в океан, командиру поступил другой приказ, изменивший маршрут и сроки боевой службы подлодки.

Но, находившийся на борту подлодки запас воды и продуктов был крайне недостаточен на период выполнения боевой службы! Пополнение их было возможно в дальнейшем лишь от наших кораблей надводного плавания в случае нахождения  их в зоне пребывания подводной лодки и, чтобы никак не обнаружить себя всплытием на поверхность, лишь в темное время суток.

Но, Тихий или Индийский океан – это ведь не большая дорога с оживленным движением! Володя, кстати сказать, о районе пребывания подлодки в той автономке умолчал. Но то, что они ходили не только в Тихий, но и в Индийский океан он говорил мне сам. Остается только догадываться, как нелегко морякам было в той автономке! Наверняка испытывали не только кислородное голодание...

Через год после возвращения Володи со службы в 1979 году мы поженились. В его дембельском альбоме было очень много фотографий друзей, красивого поселка на берегу бухты. Есть даже фотографии подводных лодок  у пирсов, правда без номеров и других опознавательных знаков. И со всех сторон сопки, сопки... Да, в альбоме нет ни одной поясняющей надписи, ни одного названия!

Кроме этого, в записной книжке Володи оказалось много стихов и  песен о моряках, морской службе и дружбе, о девушках, которые ждут или не дождались моряков. Больше всех мне понравилась одна песня про Финвал, которая была дембельской:

На Финвал белый снег опускается,
Чемодан мой в руке чуть качается.
Застегну на КП я бушлатик свой
Бечевинка прощай, я спешу домой.

Моя служба прошла как патруль ночной,
Надоели слова про подъем-отбой.
Ты прости, командир, не забудь про нас
Ведь такие ребята бывают раз.

А девчонка моя очень тихая
Прилечу я к тебе прямо с Тихого.
И разлука прошла, в воду канула
Писем ждать от тебя уж не стану я.

Подниму я бокал за судьбу свою,
За любовь и за дружбу за верную,
За ребят, кто остался лежать на дне
И за тех, кто спешит в трудный час ко мне.

На Финвал белый снег опускается,
Чемодан мой в руке чуть качается.
Застегну на КП я бушлатик свой
Бечевинка прощай, я спешу домой.

А ведь неизвестный автор песни про Финвал допустил, на мой взгляд, одну (но какую!) ошибку: в одном месте упомянул название базы как Финвал, так и Бечевинка! Видать от полноты чувств. Будем верить, что вражеская разведка не читала записных книжек наших дембелей и не слышала, а тем более и не пела вместе с ними эту песню под гитару, а об идентичности названий Финвал и Бечевинка узнала из других источников.

До сих пор не могу я отделаться от мысли, что причиной  тяжелой болезни и раннего ухода из жизни моего мужа могла стать радиация, облучение, полученное им во время службы. Ведь в подводной лодке, на которой муж уходил в автономные плавания, наверняка могли быть и торпеды с атомными боеголовками. А дизельные лодки проекта 641, наверное, все же не имели такой защиты от радиации. Ведь они были построены в конце 1960-х годов и предназначались для боевых действий на дальних
коммуникациях, для минных постановок, разведки, противолодочных действий.

 Возможно, что и торпеды с ядерными боеголовками загружали- выгружали на подлодку сами матросы. Как знать. Спросить мне об этом некого, все сейчас передумаешь. Родной дядя Володи был офицером-подводником и ушел он из жизни больным и сравнительно не старым человеком в 52 года. О радиации и  последствиях облучения узнало большинство из нас после аварии на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года, а тогда, в середине 80-х, что мы знали об этом?

Вот и Чернобыльская катастрофа до сих пор уносит жизни. Так случилось через много лет и с нашими знакомыми, судно которых, предназначенное под гостиницу, стояло в те роковые дни  у дебаркадера на Припяти ...

То, о чем я расскажу сейчас, я не планировала выносить на обсуждение. Но я ношу это в себе уже более двадцати лет. Вспоминаю, думаю, анализирую. А может то, что журнал и статья про Финвал попали мне в руки в нужное время – это не случайность, а знак? Может это и есть недостающее звено в моих умозаключениях о болезни и раннем уходе из жизни мужа? Я решилась и выговорюсь. Ведь в короткой жизни Володи были события, которые не иначе как мистическими я назвать сейчас не могу.

История эта произошла  года за два-три, сейчас точно не припомню, до смерти Володи.  Болела в то время я, мысли всякие нехорошие в голову лезли. А тут родственник с Украины приехал и предложил к ним в отпуск съездить, а заодно и навестить знахарку, которая недалеко от них жила. Я уговорила мужа поехать.

 Как сейчас помню встречу со знахаркой – так все ее называли: небольшая верандочка, с одной стороны на скамейке сидят мужчины, с другой – женщины. Из комнаты в инвалидной коляске выехала пожилая женщина. Она лишь взглянула на присутствующих и начала свой сеанс врачевания с мужчин. Спрашивала каждого, говорила о каждом по отдельности.

Только взглянув на мужа, она рукой показала на стопу ноги и спросила:

- Что с ногой было?
- Играли во время прохождения службы на флоте «в ножички», и сослуживец случайно воткнул нож в стопу выше пальцев, – ответил он.

Выходит, знахарка увидела ту травму, которую Володя получил во время службы в Финвале, и о которой я рассказала чуть раньше!

Она что-то говорила мужу еще, но остальное забылось, а вот фраза «Одной ногой в могиле стоишь» оброненная ею как бы ненароком, запала  мне в голову.

Дойдя до меня, знахарка сказала:

- Молоди'чку мы вылечим.

Скажу сразу, от ее ли лечения наговоренной или намоленной  водичкой, либо от чего другого, но дела мои пошли на поправку. Что касается мужа, то ее замечание мы всерьез не приняли. Решили, что она просто страху специально нагнала. Были молодые и неопытные. А переспросить позднее - не решились.

А когда мужа не стало, я вспомнила про нашу поездку. К тому же, сейчас столько разговоров, передач и шоу появилось про экстрасенсов и ясновидящих! Да и я уже жизненный опыт подкопила, где не одна история лично у меня о встрече с такими людьми найдется, и  я за каждую подпишусь, что у этих людей были действительно какие-то неординарные способности. Сегодня я назвала бы ту женщину не только знахаркой, но и ясновидящей.

Мистика не мистика, но такое случается, согласитесь, не так уж часто: мужа не стало в день своего рождения. Мы оба, наверное, что-то заранее чувствовали  и, находясь в больнице города Нижнего Новгорода, очень хотели вернуться домой и встретить этот день рождения вместе с семьей, что и отчасти случилось.

Остается загадкой, что увидела тогда та женщина? А то, что это было видение – я  в этом уверена. Может быть, она сканировала у каждого из нас ауру? Мы тогда в этих вопросах мало разбирались. Это сейчас большинству известно, что тело каждого человека имеет тонкую оболочку - ауру, которая светится и у каждого она имеет свой цвет. Другими словами такое свечение называют нимбом, ореолом. Истончение, разрывы в этой оболочке могут свидетельствовать о неполадках в организме человека.

В современную эпоху тотальной компьютеризации все большее значение в диагностике и лечении заболеваний приобретают медицинские комплексы, способные считывать показатели жизнедеятельности пациента путем установки на теле специальных датчиков с последующим анализом полученных данных с помощью компьютерных программ. Такие аппараты даже называются биологическими сканерами. По результатам обследования они же и  подберут оптимальный метод восстановления здоровья.

 Правда, человеку до сих пор не удается победить эту коварную болезнь...

Вот такое совсем грустное повествование получилось...

Эх, был бы жив Володя! Он бы сейчас, по прошествии многих лет, наверное, смог бы больше рассказать о своей службе! А с помощью интернета посетил бы те далекие, но ставшие ему  родными места. Возможно, повзрослев и что-то переосмыслив в своей жизни, встретился бы со своими сослуживцами и наладилось бы общение между ними.

Я часто разворачиваю новенькую голубую рубашку-марлевку исписанную адресами друзей, которую привез со службы Володя и читаю эти адреса: Белоруссия, Украина, Кавказ, города Казань, Горький и другие регионы СССР. Иногда жалею, что не завязалась ни с кем из сослуживцев переписка. Не знаю, может быть, я решусь все же разыскать хотя бы горьковчан-нижегородцев?

Заканчивая свое повествование о Бечевинке-Финвале нельзя не порадоваться за сегодняшние перемены, происходящие как в стране, так и на Камчатке и на Тихоокеанском флоте.

 Вот с каким заголовком и текстом вышла газета АИФ-Камчатка от 30 сентября 2015 года:

 «Камчатка может стать главной базой ядерных подводных лодок                России
 
На Камчатку сегодня прибыл новый атомный подводный крейсер стратегического назначения «Александр Невский». Он пополнит состав 25-й дивизии подводных сил Тихоокеанского флота, базирующейся на полуострове.

На специально построенном пирсе на базе подводных лодок в Рыбачьем атомный ракетоносец встречал Главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков. Командир экипажа капитан 1 ранга  Василий Танковид доложил главкому о завершении межфлотского перехода протяженностью 4,5 тысячи миль из Северодвинска в Архангельской области на Камчатку.

 Во время перехода крейсер, имея на борту полный комплект межконтинентальных ракет «Булава», нёс боевую службу.

«Александр Невский» — первый серийный корабль проекта 955 «Борей». Его закладка состоялась 19 марта 2004 года. Андреевский флаг на ракетоносце был поднят 23 декабря 2013 года в Северодвинске. Головной корабль проекта «Юрий Долгорукий» был принят на вооружение в январе 2013 года».

В память о муже и его службе на Тихоокеанском флоте в нашей семье хранится Володин фотоальбом и записные флотские книжки, черная форменная рубашка – форменка, со значками, в том числе и за дальний поход, бескозырка и гюйс - воротник с белыми полосками, новенькая нательная рубашка-марлевка.

Сейчас я столько всего узнала и увидела благодаря интернету о Бечевинке-Финвале! Но военной базы и жизни в ней уже давно нет, что наводит на грустные размышления.

 А от черно-белых фотографий в Володином альбоме, от его рассказов-воспоминаний веет живым, становится светлее на душе! Двоякие ощущения, как будто фотографию пополам порвали или два различных фильма смотришь...

И, может совсем не по правилам стихосложения, у меня рождается строка:
   
         Жизнь как кино

Смотрю как черно-белое кино,
Листая фотографии матросского альбома.
А голову подняв,  смотрю кино
Цветное - на экране ярком монитора.

В альбоме – жизнь бурлила и цвела,
Пусть фотографии строги и молчаливы.
На мониторе нет ее. Она - ушла,
Забвению предав плавпирсы и дома.

Пачку писем – моих и Володиных, когда его не стало, я  сожгла. Я так решила. Так мне было легче.
 
Мои впечатления, воспоминания и переживания как-то само собой вылились в строчки стихотворения, которое, как и эта повесть, будет памятью моему мужу и бухте Финвал:

Финвал*

Секретный камчатский поселок Финвал -
Военная база советских подводных лодок.
Думал ли ты когда-нибудь о том,
Что люди, все бросив, уйдут  навсегда,
Уведя за собой как гусей вереницу подлодок?

Одиноко тебе на краю земли без людей -
Нежилые дома с пустыми зеницами окон,
Рвет трещинами  асфальт молодая трава,
И как крест поминальный угрюмо стоит
Памятник подводникам у подножия сопок.

А когда-то недавно, ты помнишь, Финвал? -
У пирсов на чалках качались подлодки,
В поселке звучал детский смех, крутили кино,
И службу здесь нес боевой гарнизон,
По приказу в подплав  уходя  в автономки.

А в бункере скрытном в сопке на глубине
На стеллажах томились стальные торпеды.
Не так безобидны они, ты же знаешь, Финвал,-
В головках их ядерных - страшная смерть,
Они – усмиренье врага, разрушенье планеты.

Запустенье кругом. Все заслуги – в былом.
Но с открытой границей нельзя нам мириться.
Кто ответит, скажи, Бечевинка-Финвал,
За великий бездумный  раздрай и развал?
Суждено ли тебе из руин возродиться?

*
чалка - все швартовные и буксирные концы.
подплав - подводное плавание
автономка – автономное плавание, нахождение в море одиночного корабля (судна) или группы однотипных кораблей (судов) в удалённых от баз районах с выполнением задач боевой подготовки, как правило, без пополнения запасов оружия, топлива, воды и продуктов питания.
Бечевинка-Финвал - секретная база подводных лодок на Камчатке в бухте Бечевинской. Секретное название – Бечевинка, официальное – Финвал или Петропавловск-Камчатский-54.
раздрай - неразбериха, беспорядок, хаос. На флоте: растягивание чего-либо силой, раздирание концов в разные стороны, врозь.
               
                21 ноября 2015 г


Рецензии
Очень интересно и познавательно. Кстати, у меня друг служил на подлодке с 69 по 72.На Дальнем Востоке, Ходил в поход в Индийский океан.Писал что чуть не попали в историю посмертно, потом три месяца в Санатории под Хабаровском наблюдался, фото даже присылал в матросской форме среди елок.

Николай Килин   15.11.2018 15:54     Заявить о нарушении
Николай, рада что прочли рассказ. Я вот тоже фактически переболела тем, о чем писала. Думаю, что будет Вам также интересно прочитать у меня "Солдат Российской империи". Это тоже не выдуманная история о моем дедушке, а началось все с попавшего мне в руки Рекомендательного свидетельства, которое само по себе уже музейная редкость. Спасибо за общение!

Людмила Болотова   16.11.2018 15:17   Заявить о нарушении
Да, кстати, мне тоже предлагали подводники встретиться, только пока никак не пересеклись. А очень бы хотелось пораспрашивать поподробнее об этих походах. А после длительных походов они все направлялись в санаторий и, наверное, неспроста.

Людмила Болотова   16.11.2018 15:22   Заявить о нарушении