Практическая педагогика. Глава 56

                Переезд

                Посреди суеты: только я, только ты
                Наши лица и голоса
                Это рай двух миров, это жизнь и любовь
                И уйти, никуда нельзя...
                ( из песни)


На могиле бабушки Вовка поправил вазочку, налил туда свежей воды и поставил две желтые розы.

- Бабуль,  я получил аттестат.  Прикинь, окончил школу  без троек. Я знаю, ты радуешься.  А Соня не хочет за меня замуж выходить, - специально громко, чтобы и я услышала,  пожаловался прямо на могилке Вовка.

- Не все так быстро, как тебе хочется. Может быть, меня пугает такой стремительный сценарий? – искала аргументы.

- Прекрасно. А ты бы хотела, чтобы мы считали звездочки и говорили о цветочках годами, ага? – упрекнул Вова.

- Я уже объясняла, что  нужно согласие моего отца. Уговорю, тогда и  замуж. Может, тебе и  не важна эта сторона вопроса, но я обещала своему папе, что выйду замуж только с его согласия.

- А если он никогда не согласиться? – паниковал Вова.

- Согласиться. Мама с Владиком  его  прилично прорабатывают. Если еще ты учиться поступишь, то вообще  считай вопрос решенный, -  мотивировала я в который раз Вовку.

- Умеешь ты, Соня, нажать так деликатно, что  даже мозги  из черепка вылезают, - то ли упрекнул, то ли комплимент сделал.

В воскресенье  Вова, чтобы не откладывать переезд в долгий ящик, нашел грузовой автомобиль с грузчиками и,  мастерски руководя процессом, оперативно провернул перемещение моих вещей ( как оказалось многочисленных) к себе домой.   Кое-какие вещи мы вместе разместили. Вопрос местонахождения компьютера  решался дольше остальных. Я требовала, чтобы  он стоял в зале, Вова считал, что его нужно где-то «приткнуть» в спальне. Его  комната автоматически превратилась в нашу спальню.

- Компьютер – это облучение, - вещала я. – Зачем он нужен в спальне?

- Кино можно посмотреть с кровати, - искал оправдание Вова.

- В спальне спят, а не кино смотрят, - возражала я.

- Не только спят, - уточнял Вова.

- Да и не поспоришь с тобой. Делай, что хочешь. Я завтра в школу пойду, а ты  можешь расстановкой заниматься. А то мы с тобой по каждому поводу будем спорить, - сдалась на милость победителя.

- Вот так бы и сразу, - откровенно обрадовался, добившись желаемого.

В понедельник нужно было сдать завучу документацию. Как только справилась  с этим, так и  пошла к директору – предстоял длинный и сложный разговор.
Когда я  положила на стол заявление об уходе, директор прочел и удивленно посмотрел на меня.

- Почему?

- У вас слишком много из-за меня проблем. Ведь так? Родители  со своими доносами досаждают. Зачем вам такой морально нестойкий педагог?

- Из вас хороший получился учитель, София Константиновна. Я смогу отстоять вас не только в РОНО. Зачем рубить сгоряча?- обещал директор.

- А вдруг я буду сводить с ума  старшеклассников? Что тогда?

- Я не думаю, что вы каждый год будете влюбляться в нового ученика,- иронически произнес  директор и лукаво улыбнулся в свои фирменные усы.

- Откуда такая уверенность? – спросила я.

- Я очень хорошо знаю людей. Не первый год живу. Да и должность обязывает. Вам Вова не позволит больше никогда в жизни ни в кого влюбиться. Я не прав? Хороший парень получился. Я наблюдал за ним последнее время.  А еще спасибо хорошей стопочке доносов: рассказывали, как у вас двоих протекает роман. Все нормально, София Константиновна. Это жизнь. Мне тяжелее смотреть на одиноких женщин-учительниц, чем  на таких счастливиц, как вы. Он уже требовал у вас руку и сердце?

- Да, не терпится ему жениться, есть такое дело, - согласилась я.

- Я бы на его месте тоже боялся такую женщину потерять, - шутя признался Петр Иванович.

-  Не стоит меня отговаривать. Я решила. Ухожу в журналистику.

- Если за лето не передумаете, тогда придете в августе и напишете заявление. Но я надеюсь, что любовь к детям и работе победит.  И еще, не поведаете ли, кто рассказал о  доносах?

- Зачем вам?

- Просто хочу знать.

- Вы ведь уже знаете. А я уподобляться некоторым не буду.

- Значит, Валерий Семенович, - догадался ( скорее все же знал) директор.

После разговора с Петром Ивановичем я ожидала почувствовать себя свободной, но вместо этого в душе поселился большущий вопрос: что делать?  Как у Чернышевского, честное слово. Чтобы как-то переключиться  мыслями, договорилась встретиться с Наташей. У меня было два месяца свободных, так почему бы не поработать  более насыщенно поближе к журналистике.

Небольшое кафе «У Людмилы» приютило нас с Наташей на полчаса – больше у нее свободного времени не было.

- Ты наконец-то решила свалить из этого пионерского лагеря? Поздравляю! – сразу задала тон нашему разговору Наташка.

- Не совсем. У меня каникулы. Но, возможно, я уйду со школы, - решила признаться.

- Смотри, есть несколько предложений. Первое – мне нужен классный корректор.  Это монотонная работа, исправлять в статьях чужие ошибки и лепить благозвучные предложения. Ты мне нужна будешь  почти целый день, поэтому работа в офисе.

- Это вряд ли, Наташа. Целый день летом в твоем офисе – сама понимаешь.

- Если честно, для тебя у меня есть одно нестандартное ноу-хау. Все журналы переходят  в такой формат. Идея не новая, а хорошо забытая старая. В каждом номере  печатается кусочек какого-то рассказика. Для юношеского возраста  соответственно подбирается темочка. Тут фишка в том, чтобы кормить молодежь порциями интересного незаезженного текста, желательно исподтишка поучительного,  и заканчивать каждый фрагмент ну очень интригующе. Детектив приветствуется. Или чего-то жутко любовного содержания. Я помню, ты стихи писала. А с прозой как?

- Честно признаться, интересная работа. Только вот детектив? – я вообще не знала, как те детективы сочиняют, хотя, было время, в школьные годы с упоением читала и Агату Кристи, и А. Конан Дойля.

 - Сюжет – не проблема! – создавалось впечатление, что у Наташки вообще проблем не было, -  У меня есть пацанчик, он сюжет может в три счета придумать, но грамотно и художественно оформить – не смогет. Я дам телефончик, пообщаетесь? Кстати, мальчик ничего, - лукаво подмигнула Наташка.

- Вот это как раз меньше всего и волнует, - поспешила осадить намеки своей работодательницы.

- Давай так, до конца  следующей недельки состыкуетесь с ним, - она порылась в своем органайзере и выудила оттуда телефон некоего Зоряна ( имечко же), являющегося генератором сюжетов. – Если да, тогда начинаем проект, нет – ищем другое что-то. Можно об интервью с красивыми и знаменитыми подростками подумать. Но опять же, мотаться по всему городу, встречаться с этими звездами адреналинового периода. Хотя, если тебе развить коммуникабельность, то  справилась бы, - похвалила напоследок Наташка, оплатила наше чаевничество,  и мы разбежались. 

Прежде, чем встречаться с загадочным Зоряном, я решила  не придумывать велосипед и пойти почитать давно забытую прессу в библиотеке. Почему-то мне нравилась библиотека имени Вернадского. В читальном зале с подшивкой газеты  «Аргументы и факты» выглядела очень забавно. Мужики косились сначала на меня, потом на предмет чтения. Загрузив мозг информацией, а блокнот идеями, решила, что пора бы и домой.  По дороге купила спасение от жары – большую упаковку мороженого.

Вовка сидел на полу в зале и  читал мою тетрадку, исписанную стихотворениями.

- Я не знал, что ты пишешь стихи, - растерянно проговорил он. – Ты никогда мне об этом не говорила…

- Ты  нашел эту тетрадь? – мои щеки залил румянец. Еще бы, ведь в этой общей тетради были стихотворения последнего года. И почти все они были о Вовке.

- Слушай, а ведь красиво пишешь. Там много обо мне, - наши глаза встретились. – «Мой любимый мальчик» - это  я?

- Не стоило тебе их читать, - я забрала тетрадку из его рук и ушла на кухню раскладывать в чашки мороженое. Но Вова решил выяснить все окончательно.

- Почему это не стоило? Ты боишься своих чувств? Если мы полностью доверимся, тогда никогда не потеряем друг друга.  Школа – уже в прошлом, что теперь останавливает? Ты никак не забудешь Макса?

- Забыла. Больно признаться, но с тобой я все забыла. Мне страшно, что чувство очень сильное. Когда человек  чего-то боится, это происходит. А я боюсь потерять тебя…

- Я тоже тебя очень сильно люблю, - опять  его губы имели клубничный привкус. Сердце мое учащенно билось, когда я возвращала ему  поцелуй. Как приятно было запустить пальцы в его густые черные волосы, шелковые и  мягкие.

- Так тебе намного лучше, без патлов, - любовалась я.

- Для тебя старался. А вот ты не вздумай стричься. Мне нравиться, когда у женщин длинные волосы, - он продолжал целовать краешки моих губ, затем перешел на шею и уверенными движениями рук начал расстегивать блузку.

- Вова… остановись на минутку, - просила, пока это было реально сделать. Он с неохотой остановился и отстранился:

- Что-то не так? Только не критические дни, пожалуйста…

- Расслабься, не это. Просто ты кое-что должен знать. Я обязана тебе это сказать. Одним словом, современные тенденции, свободные отношения. Если мы вместе – то никаких девок. Ты меня понимаешь?

- Странная ты Соня. Нафига мне девки, когда есть ты? Заметь, я не предупреждаю тебя о мужиках. Хотя, наверное, стоило бы…, - он мило улыбался, но мне было не до смеха.

- Все серьезно, Вова. Если у тебя появится девочка, ты мне честно расскажешь. Ты расскажешь, а не я узнаю от кого-то, хорошо?

- И не мечтай!  А вообще-то неприятно, что ты так не доверяешь мне. Лучше скажи «да».

- Да, - вырвалось у меня.

- Что «да»? – переспросил Вова.

- Что бы ты не попросил, - сознание затуманилось. Я уже не ругала  себя, просто наслаждалась его ласками.

- Тогда давай переберемся в кровать, на кухне неудобно, - он подхватил меня на руки и быстро  переместил на свою кровать. – Ты такая легкая, нужно лучше питаться. Ничего, я тебя откормлю.

- Я стану толстой и  некрасивой, - пошутила.

- Ничего ты не поняла, Соня. Ты мне нравишься любой. Только будь моей. А толстой ты была бы  тоже ничего, - на меня навалился объемный поток нежности.

- Так мы никогда не разложим вещи, - предупредила, но на Вовку это не подействовало. – Там мороженое в кухне растает.

- Главное, чтобы я не закипел, а мороженое мы  и растаявшим съедим, -  непробиваемый.  Но он мне и нравился этой своей непробиваемостью. Хотя  его повышенная сексуальность часто пугала. Вот и теперь, удовлетворенный и счастливый, он предлагал перебраться в ванную:

- В душ не хочешь? – он мило улыбался, а я не сразу поняла, что он предлагает принять душ вместе. – Это классно!

- И долго ты на мне будешь проводить опыты? – упрекнула. – Я пойду в душ, но одна.

- Когда поженимся, то все будем делать вместе…

- Хорошо. Сначала  поговорим о поступлении, - напомнила. Вовку немного покоробило.  – Что? Ты мне что-то не договариваешь?

- Тут такая история. Я не прошел по экзаменам после курсов. Блин, там такой сложный диктант  был. Можно попробовать поступить на заочное и успешно совмещать жизнь студенческую и семейную, - было видно, что он на эту тему уже думал.

- Сначала стационар, - это было мое категорическое «нет». – Проучишься год, а потом переводись, куда хочешь. Если не поступишь, тебя заберут в армию. Это два года  жизни порознь… - я правильно подобрала аргументы, потому что по лицу Вовы поползла гримаса  легкого разочарования.

- А ты меня будешь готовить к экзаменам, и тогда я поступлю,- сдался Вова.

Встреча с Зоряном ( это оказался на редкость умный и  галантный парень) родила очень даже неплохой тандем: я и он. Как не намекал парень на более тесное общение, но  тандем остался лишь в творческой плоскости. Наташка была права, Зорян просто генерировал актуальные и очень необычные своей жизненностью сюжеты. Причем он мог позвонить  среди дня и заставить записывать  только что  возникший  в его голове  ролик. Первый наш общий проект  имел название « Жертвы  Серого».  Начиналось все с  сырого сюжета Зоряна:

- Если учесть, что все сейчас вокруг помешаны на криминале, то рыть нужно там. Проблема №1 молодежи – наркота. Поэтому рисуем  захолустный городок, в котором молодым пацанам нечего делать, как морды бить друг дружке по пьяни. Приезжает туда загадочный красавец и начинается. Три трупа, через месяц – пять парней ушли из жизни. Расследовать это все дают молодой и красивой девахе. Она выходит на этого молодца, торгующего дрянью и подсаживающего пареньков на наркоту. Тот ее в себя влюбляет. Любовь красиво можно нарисовать. Суд, а она его отмазала, потому как любила. Такая малина.
Из малины вышло четыре рассказа. Реализатора наркотиков среди парней захолустного города  назвали Сергеем, в своей среде – Серым. В подтексте жертвами Серого стали не только погибшие от передозировки парни, но и женщина – следователь: она его из-под статьи вытянула, а он ее отравил.

Наташка от счастья прыгала, как она  сама призналась, «выше крыши», потому что  рассказ стал достойным украшением журнальчика. Правда, под моими опусами печатался псевдоним – Софи Зорянова. Это Наташка придумала, совместив имена авторов.

С Вовкой мы жили больше, как мать и сын: я учила, он учился и слушался. Если бы не шальные  ночи и бурная близость. Вова  в тайне от меня накупил  эротических ( а часто и откровенной порнушки) фильмов и учился так быстро, как не осваивал ни одну науку. Мы вместе выгуливали Багиру, танцевали в зале  под музыку восьмидесятых (благо у Вовы была большая фонотека), убирались в квартире, готовили и все время говорили. Обо всем  на свете. Я открыла для себя тонкий, чувственный,  пытливый ум, который притягивал в Вовке еще когда он  был учеником. Теперь это был мужчина, которого я любила, расценивая это чувство, как дар Божий. Иметь возможность одинаково живо  обсуждать  такие несопоставимые темы, как жизнь после смерти и  секреты приготовления  соуса для спагетти, с мужчиной, который цитировал  Есенина и сводил меня  с ума в постели – разве я могла ожидать от жизни большего? И что с того, что он младше меня на шесть лет и я была его классным руководителем всего месяц назад? Как говорил Вова – фигня на постном масле…

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/03/27/2284


Рецензии
Как хорошо читается:)))

Любовь Голосуева   11.02.2020 07:29     Заявить о нарушении
Автор радуется)

Ксения Демиденко   11.02.2020 22:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.