Завещание

               
                        1
                        
     Социальный работник Валечка шла по многолюдной улице,
 изо всех сил стараясь казаться невозмутимой. Но ей это
 удавалось плохо. На глаза то и дело наворачивались слезы,а
 внутри все кипело.

     При этом она вела про себя беседу со всем нашим пожилым
 людом: " Послушайте, а вы не хотите на старости
 лет оказаться в джунглях? Нет? А собственно, почему? Тепло,
 красочно, фрукты...
     Что? Змеи на каждом шагу? Дикие звери?!
     Боитесь за свою жизнь...
     Страшно, да? И вообще глупо, что за фантазии?
     И причем здесь джунгли?
     Ведь звери такие красивые, сильные... Они не виноваты,
 они есть хотят...
     Ну тогда давайте в жертву себя принесем, пусть звери
 кушают, они же голодные.
     Не хотите со зверями связываться, а что ж людей таких
 находите, что нет таких сил, чтобы вас спасти,никакой управы
 не подобрать...
   
    И главное у них ведь на роже, на роже  написано, что
 дрянь, что бежать надо мимо мелкой рысцой, так нет же!А плюс
 к рожам - еще и фамилия! Фамилия просто кричит, чтобы уже
 никаких сомнений не было.

      А дело было в том, что два дня назад из подъезда дома,
 где жила ее бывшая подопечная Анна Кимовна Суркова, отъехала
 машина"Скорой помощи", а рядом суетилась возбужденная
 Бабища, так прозвала эту женщину  разгневанная Валечка.
     А сегодня Валя узнала от соседок, что Сурковой не стало.

                          2

   

    Когда Валюша первый раз пришла к старушке Сурковой,она
 была приятно удивлена.
    Сама старушка - такая маленькая, аккуратненькая , так
 интересно рассказывала про свою бывшую работу, про своего
 супруга, умершего два года назад, про книгу, которую она
 пишет для какого-то издательства.
     А сама квартира!...
     Очень разными были обиталища  у  ее подопечных.
   Иногда сердце сжималось, от атмосферы какого-то особенного
 неблагополучия, одиночества,отчаяния в их жилищах.

     А здесь, у Анны Кимовны, все было так уютно, гармонично,
 нарядно, обустроено умелыми руками.

     Стены ее квартиры, состоявшей из трех небольших
 комнат, украшали пейзажи в красивых рамах.
    
      Анна Кимовна рассказала, что хотя всю жизнь проработала
 технологом на заводе, при этом всегда любила искусство.
 И  были когда-то в ее жизни такие чудесные времена, что
 муж зарабатывал хорошие деньги. И тогда самым любимым
 занятием ее было ходить  по художественным Салонам,
 антикварным магазинам, мастерским и покупать там те картины,
 которые ей нравились.
     Исключительно для души.
   
    - Вот здорово! - восхитилась тогда Валечка.- Какая
 Вы счастливая, Анна Кимовна!
     Но и кроме картин в комнатах было на что поглядеть.
     Тут и там - расставлены и развешены  разные статуэтки,
 вазочки, настенные тарелки...
     Но особенно Валечка восхитилась кроватью Анны Кимовны.
    Ну просто, как во дворцах у цариц! Резная,под
 великолепным кремовым балдахином, который легкими воздушными
 волнами спускался  сверху. Красота неописуемая!
    Эта кровать, а  еще разные полочки, табуреточки, столики
 из дерева были не покупные. Они являлись творением золотых
 рук покойного супруга Анны Кимовны.


    Когда она рассказывала о муже, то вся светилась.
   Муж, хоть и моложе на шесть лет, очень ее любил.
А уж умелец был - на все руки! Готовил, чинил, мастерил...
 Словом, все у него спорилось!
 Она за ним - как за каменной стеной была, говорила старушка,
 со вздохом.
    В коридоре висела  фотография молодой Анны Кимовны -
 симпатичной женщины с большими выразительными глазами, в
 меховой шапке - как у Нади из "Иронии судьбы".
    Вообщем ,определенная часть жизни Сурковой сложилась
 очень удачно.
    Вот только детей Бог не дал.
    Ну, да она сама как ребенок...
    Это Валечка, правда, потом поняла.

                       3

       Вообщем, понравилась Валечке старушка Суркова.
    Такая еще подвижная, общительная. И сознание ясное...

       Правда, другие Валечкины подопечные, живущие в том же
 доме, были другого мнения. Например, такая - Галина
 Павловна, \она, между прочим, и порекомендовала Анне Кимовне
 Валечку\. Так вот, эта Галина Павловна знала Суркову много
 лет и рассказывала, что та любила  этак - слегка важничать
 с сознанием того, что любима,что заботливый муж носит на
 руках, все-все делает по дому, а она так - красуется, такая
 нежная хрупкая женщина в шубке.
     Мол,знаю, что завидуете, еще бы...
     И с соседями Анна Кимовна особо не якшалась, ощущая себя
 птицей иного полета.
   - Он часто на рыбалку ездил, все время рыбу привозил и сам
 же готовил - чистил, жарил, коптил. Она вообще ничего не
 умела... Хороший мужик, крепкий такой, как грибок! Вон и
 березки во дворе высадил, говорил,память обо мне
 будет...Помню, как сажал их, они тоненькие были, сейчас -
 вон какие выросли! А сгорел в одночасье, буквально
 в две недели, рак горла...Исхудал, ужас как...
  -  Эх, Анька, Анька, тяжело ей без мужа приходится! Это мы,
 с детьми, да одинокие привыкли сами на себя рассчитывать, а
 она...Не знала всю жизнь, что почем,а теперь и продукты
 покупать боится, вдруг денег не хватит...Ест как птичка...Ни
 опыту, ни сметки житейской, а гордыня осталась. Или, может,
 правильнее - дурью это назвать.

     Да еще и с мужней родней рассорилась - это в пору-то
 своей хорошей жизни, там , кажется, сын был. Не поддерживала
 с ними отношения. Мол, вот еще! Нужны вы мне к лешему!
 
 А ведь мужнины родственники пытались как-то дружиться.
 Не получилось... Так что, совсем одна осталась теперь...
 Это уже Евдокия Пафнутьевна высказалась.
 И еще соседкам не нравилось то, что Суркова дрожит над
 своими картинами.

     - Как Кащей над златом - чахнет, а не продаст, -
 рассуждала Галина Павловна. - Ну хотя бы одну продала, вот и
 на полгода безбедной жизни хватило.

   

    Так что мнение соседок об Анне Кимовне было не то, чтобы
 очень...

                         4

     После кончины мужа Анна Кимовна не стала общительней с
 окружающими.
     На лавочке с бабушками-подружками не сидела.
     Неслась мимо.
     Худенькая, седые пряди распущены.
     Но чувствовалось, как ей трудно без мужа. Трудно
самостоятельно решать даже обычные житейские проблемы.

   Когда Валечка невзначай спросила - не думает ли Анна Кимовна
 продать какой-нибудь из пейзажей, та аж вскинулась: ни
в коем случае, ни в коем случае!

     То, что другим казалось естественным, учитывая
 обстоятельства,для Анны Кимовны было совершенно немыслимо.
     Она привыкла к своим картинам,  к каждой.
     Находиться среди них было для нее как дышать.
     И значит, все   должны оставаться как есть.
     По крайней мере, пока она жива.
 - Вот я утром встану, подойду к картинам... И как-будто
 свежим воздухом надышалась.У одной картины  посижу на
 бережку у реки, у другой - по лесу похожу, или в роще
 осенней погуляю, или на вечерние звезды погляжу.Когда жарко
 - у зимнего пейзажа постою...И так на целый день - и
впечатлений у меня, и радости, и заряда бодрости хватает. Они
 все для меня - родные, как же можно - продать?
     И к этой теме  больше не возвращались.

   Между тем заказывала она Валечке очень немного - крекеры с
 сыром, небольшую баночку сметаны. Так по мелочам... И мелочь
  же давала на продукты. О еде говорить не любила.
   На предложение Валечки купить и сварить чего-нибудь
 попитательнее, Анна Кимовна всегда отвечала отказом.
   Она вообще тяжело с деньгами расставалась. Боялась чего-то.
   Какие-то страхи в голове крутились.

   Ну там - остаться совсем беспомощной, и без денег и без6
 еды. Или вдруг пенсию перестанут выплачивать... Мало ли что.
 Поэтому придерживала деньги как могла.
    На черный день.

                       5

        Но Валя в глубине души понимала Суркову насчет
 картин. Жалко продавать...Все хороши!
        И жалела ее за один случай.

    Анна Кимовна как-то не любила рассказывать про свои
 детство, юность, как другие подопечные Валечки.
     Так что то, что было до ее счастливого замужества  как-
то не озвучивалось.

     Ну, ЖБЛ - житель блокадного Ленинграда- это ведь само за
 себя говорит...
     Только однажды вдруг она упомянула, что родители погибли
 во время войны и ее взяли  родственники.
      Там был какой-то дальний родственник - брат.
Так вот у Анны Кимовны  вдруг вырвалось:" Как он меня
 насиловал, как насиловал!.."
     И так жалко  стало Валечке всегда такую сдержанную
 Суркову - видно, такой шрам остался ей от детства, не дай
 Бог!

     И подумала, что если так, то Бог наградил Анну Кимовну
 за ее страдания счастливым замужеством.
     Но теперь она опять осталась одна и  ее жалко как-то
  особенно,надо ей внимания больше уделять, хоть
 разговаривать о том о сем.

         
                         6


   И еще оставалась у Анны Кимовны  прекрасная дача за 200
 км от Питера.
 
  При муже она была излюбленным местом отдыха.
   Такая дача-игрушечка на 6 сотках.
   Хорошенький двухэтажный домик, живая изгородь,
  всевозможные ягоды, цветы, беседка в исполнении мужа,
  в ней вечерами играли в карты с соседями, пели под гитару,
  пили домашнее вино из смородины.
  Дивное было время!
  Но уже два года она не была на даче. Машину, на которой
 ездили туда с мужем, она продала. А на электричке нет сил
 добираться.
  И это беспокойство - как там дача и что делать, это
 беспокойство все время сопровождало ее как фон.Жизнь
 протекала на этом фоне.
  А вдруг с дачей что-то случилось?
  Ну что может случится?
  Как что?!
  Домик растащили по кирпичику, беседку, скамеечки и сарай
 подожгли.
  Деревья поломали , спилили на дрова.
  Ягодные кусты повыдергивали. Цветы затоптали.
  Виделось пепелище...
  И мозглый дождь, обильно поливающий обугленные останки
 родного крова.
  Валюша была тоже в легкой панике.
  Надо как-то помочь человеку,но вот как?
  Везти старушку на электричке, а потом пешком несколько
 километров до дома - немыслимо.
  Социальное такси туда не едет.
  Обычное такси - дорого.
  Наконец, уговорила соседку довезти на машине в обмен на
  обещание помочь с косметическим ремонтом.
  Пришла в понедельник обрадовать  Анну Кимовну, а та ее
 встречает -  такая вся довольная.
  Оказывается, решила проблему самостоятельно.
  Сосед Барыгин возился с машиной у своего гаража.
  Она только заикнулась о своих дачных делах, как он тут же,
 тут же! согласился помочь.
   Ну какой же милый!
   Так хорошо, быстро доехали...
   И  дача в порядке.Заросло, конечно, все. Но беседка стоит
 и дом в целости-сохранности.
   Вот счастье-то!
   А Андрюша-то такой внимательный, обходительный.
   Я пока на машине ехала - всю жизнь ему рассказала!
   Обещал в следующие выходные опять поехать, жена его
 поможет лишнюю траву прополоть, а он - шашлыки затеет!
   И пошло-поехало :Андрюша да Андрюша.
   Сперва дача ему понравилась, потом и квартира ему тоже -
 так  понравилась, так понравилась!
  Конечно, Валя призывала Суркову быть поосторожнее с
 малознакомым соседом.( Барыгины переехали сюда в начале
 года, толком их никто не знал.)
 Но разве Анну Кимовну переспоришь...

- Она ведь только своим хотением живет, - прокомментировала
 ситуацию Галина Павловна.
                           
                        7

   Вообщем, когда Валя пришла в августе после отпуска,
 квартире Сурковой уже прочно обосновалась супруга Барыгина -
 Варвара Львовна.
   Валя редко отзывается о ком-то плохо, но про эту даму она
 говорила с неодобрением:
  - Такая Бабища здоровенная сидит, а глазки маленькие,
 хитрые,злые. И так... по-хозяйски распроряжается всем и
 командует. При этом подкармливает Анну Кимовну чем-то
 горяченьким. Конечно,на бабушкину пенсию.
    И та так покорно Бабище свои деньги отдала.
    И что же это случилось с ней!?

   При этом Бабища сразу заявила, что Анна Кимовна оформила
 квартиру, дачу и все остальное на ее мужа.
   И еще она заявила, что в ее, Валиных услугах, Суркова
 больше не нуждаетсяВсе будет делать она, Варвара Львовна.
   
   При этом оставалось  такое впечатление, что Суркова как-то
 не понимала, что происходит.
   Почему здесь эта незнакомая тетка сидит.
   Забирает ее пенсию. Не пускает на улицу.(Якобы та - падает).
   Не понимала, что квартира уже, вроде как, и не ее.
   И картины, обстановка, кровать с пологом - не ее.
   И дача - не ее...
   Супчик, правда, ела охотно.

                          8

   Оставалось только гадать - как такое получилось и что
 делать?
   То, что надо кому -то пристраивать свою собственность -
 это понятно.
   Но вот кому?
   После смерти мужа приходили порою к Анне Кимовне люди, в
 основном - с работы, которые знали ее давно. И ее мужа знали.
   Заходил  как-то при Валечке один немолодой мужчина
 интеллигентного вида. Приносил какие-то блинчики.
   Была еще одна знакомая молодая женщина с милым лицом.
 Верующая даже.
   Но может, порядочные люди так устроены,что не решаются
 взять на себя ответственность, чувствуют, что не потянут
 такой ноши, не справятся?
    Может, Пушкин, как назло, вертится в голове:
- "Какое низкое коварство
   полуживого забавлять...",
 "Взирать  и думать про себя -
 когда же черт возьмет тебя?"
   Так, выходит?
И тогда появляются Барыгины.
Они знают, что справятся. И справятся быстро.

                         9

 -Ну, конечно, вы можете приходить, навещать...- так сказала
 Валечке Варвара Львовна.
       Но вот навещать как-то не получалось.
       Барыгины стали  выдавливать Валю из жизни Анны
 Кимовны.
       Сперва они сменили замки на входных дверях.
       Валя звонила, но никто не отвечал.
       Видимо, бабулю запирали  снаружи, чтобы не впускала
 никого постороннего, мало ли что.
       И телефон отключили.
       Валюша не сидела спокойно - и в милицию сунулась,
 заявление написала. И с адвокатом проконсультировалась.
 Но вердикт был - ничего нельзя сделать. Завещание Анна
 Кимовна написала сама.
       Плохо с головой?
      - Это, гражданочка, надо доказать, предъявить справки,
 состоит ли на учете и прочее.
     На учете в психдиспансере Суркова не состояла.
    - А вы ей кто ? - спросили в милиции. - Ах, соцработник!
 Сами, небось, поживится хотели? Сорвалось?.. Знаем мы вас,
 соцработников... - проворчал участковый.
 - Успокойтесь, я без жилищных проблем. - ответила Валя.
 - Ну и что ж с того , лишняя недвижимость ведь не помешает?
  - подмигнул представитель закона.
   Вообщем, в данном конкретном случае ничего предпринять
 было нельзя.
 Только выяснилось, что Барыгин уже каким-то образом
сурковскую квартиру чуть ли не продал. И деньги уже получил.
Теперь затаились. Ждут...
 - А где гарантия, что в эти супчики и котлетки не
 добавляется что-то нехорошее? - не сдавалась Валя.-
 Что-то больно резко изменилась Анна Кимовна за последнее
 время... Раньше она  хоть и худенькая была, но бодра...
 полна сил. Планы какие-то были...А теперь, при Барыгиных
 бледная,апатичная... Можно ли это как-то... проверить? -
 пыталась  разрешить тупиковую ситуацию Валя.
 - А лет ей сколько?
 - Семьдесять шесть...
-  Ну так что вы хотите? Чтоб он плясала вприсядку?
 И вообще, если Валя и ей подобные будет много выступать,то
 как раз Барыгины имеют право заявить на нее - у них и права
 и законное завещание.
     А Валя - Сурковой никто и хорошо, если не мошенница.
     - Травят? Есть доказательства? Нет? А на нет и суда нет.
 Так-то вот.
    


                     10

 
    Последний раз Валя увидела Суркову где-то в ноябре, когда
 ей удалось пройти к ней вместе с Варварой Львовной
 (совершенно случайно)- под предлогом повидаться.
    Пока шли к ней - Бабища рассказывала, что Суркова совсем
 впала в маразм, может газ оставить открытым.
    Так что пришлось отключить.
    Бабища принесла с собой кастрюльки с супом и котлетами.
Суркова показалась Вале, несмотря на кормление, еще больше
похудевшей и безразличной ко всему.
    Но Анна Кимовна  все же вышла проводить Валю в коридор, и
 вдруг, быстро погладив ее по руке, порывисто, с чувством
 произнесла:
 - Как хорошо, что вы пришли!Как хорошо!


                        11



      Впоследствии, думая с огорчением о Сурковой, Валя не
  раз анализировала  так и эдак - что можно было сделать в
 этой ситуации, принимая во внимание все обстоятельства,
 включая непростые характеры действующих лиц. И не видела
 какого-то спасительного для Сурковой выхода.

      Наблюдала она с каким-то особенным интересом свою
 соседку Марью Петровну, которую не очень-то жаловала за
 вредность и командный тон.
      Той было 80 лет. Бывшая старшая медсестра.
      Эта Марья Петровна завещала свою квартиру молодой
 женщине. Света ее зовут. Живет с мужем и маленькой дочерью в
 однокомнатной этажом выше.
       Так вот, здесь обычной была такая ситуация - Марья
 Петровна звонит Свете на работу:
   - Ты получила мои туфли из Ремонта обуви?!!
   - Нет еще, Марья Петровна, не успела... я на работе...-
 робко так оправдывается Света.
  -  А мне все равно, где ты! Чтобы сегодня же получила и
 принесла туфли!!!
    И попробуй не принеси...

                  12

     В жизни мы часто играем разные роли.
     Мы живем и не подозреваем , что нас может ожидать еще
 одна, последня роль - Охотника или Жертвы.

     Как повезет.


Рецензии
интересно у вас стиль письма меняется от рассказа к рассказу, Аида.
ощущение от рассказа странное - удивительная схожесть, однотипность старушки Сурковой и соцработника Вали, как будто они одно целое.
сильный финал - эти строки об Охотнике и Жертве. и еще очень понравилась зарисовка о Марье Петровне на контрасте.
и еще - непостижимое. так странно поменялся стиль в этом рассказе - на беззащитный и торопливый, автор словно жил жизнью этих своих героинь, интеллигентных доверчивых женщин-детей, пропустил эту историю через себя. но иначе ведь и писать нельзя, только сердцем.
Наталья.

Наталья Юрьевна Сафронова   21.02.2017 20:36     Заявить о нарушении
Спасибо, Наталья!Очень тронута Вашим внимательным прочтением. Суркова и Марья Петровна - реальные персонажи, как и Барыгины. Все это было, печальная история.Просто нельзя было не рассказать.Валечка - собирательный образ нескольких людей.Стили я разные пробую, Вы правильно заметили.

Аида Олегова   21.02.2017 21:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.