Практическая педагогика. Глава 54

                Софиевка

                Женщину надо любить так,
                чтобы ей и в голову не пришло,
                что кто-то другой
                может любить её ещё сильнее.


- Там так красиво! Тебе понравится. Какой-то польский пан построил этот парк своей любимой женщине, - живописал Вова мне «Софиевку» - дендропарк в Умани. – Ее, кажись, Софией звали, как и тебя, поэтому и «Софиевка». Надо обязательно поехать. Там такой камешек есть, если его потрогать, то желания сбываются.

-  Уговорил, едем же, едем. В пятницу ты сдаешь последний экзамен по истории, а в субботу сутра едем, - обещала я Вовке. Он мне все уши прожужжал этой  поездкой. На прошлых выходных мы ездили на дачу и удивляли садоводов – любителей тем, что в июне сажали картошку. Отдельный народ ее закопал еще в апреле, массовая посадка  произошла в мае. Но в кооперативе не без чудаков, то есть нас.

- Вовка, ты никак огородом занялся? – орал Петрович на пол улицы. – А  хозяйка у тебя квелая. Где  Игнатьевна?

- Бабушка умерла, Петрович! А я вот только  выбрался. Экзамены. Школа. Последний класс, - оправдывался Вовка. Комплимент по поводу никчемной хозяйки (то бишь меня) он как-то выпустил из общего потока.

- Земля ей пухом. Ничего, может, осень теплая будет и успеет созреть. А нет, так молодой выкопаешь и  на рынок свезешь, а там нормальной купишь, - советовал бывалый садовод. У такого в жизни сразу видно – проблемами не пахнет вообще.

- Так она у меня ранняя. До августа точно созреет, не боись, - уверял Вовка.

Пока Багира гоняла котов и мышей по кустам, мы с Вовкой ударно  покопались в земле. В воскресенье Вовка сумел утром встать на рыбалку, а я – нет. Он даже не стал меня будить, пожалел. Вторые такие выходные мы решили, что не переживем, поэтому запланировали отдых.

Экзамены в этом году сдавали  с меньшим чудизмом, нежели в прошлом. То ли выросли, то ли не до смеха было. Но на истории все же оторвались. Так сказать, напоследок. Мне выпало не просто  традиционно стоять под дверью и успокаивать  истерики, утирать слезы и подносить водички товарищам в предобморочном состоянии, а сидеть в экзаменационной комиссии. Если бы экзамен был не у моих, то, вероятнее всего, что от смеха я бы, как и учитель истории Иван Петрович, заработала боль брюшных мышц. Но мне было реально страшно. Я боялась, чтобы экзаменационные оценки не испортили годовых баллов, что очень часто бывало и становилось огроменными трагедиями. 

Как и подобает классному руководителю, вместе с дежурными подготовила класс, за 15 минут  взяла пакет с  документацией у завуча, разложила номерки билетов на столе.  Ни директора, ни историка еще не было на горизонте, поэтому мои кулибины что только с этими номерками не вытворяли: сгибали их в трубочки ( с первого по пятый), лодочки ( с шестого по десятый), уголками кверху( с одиннадцатого по 15-тый), загибали уголки( с 16 по 20), ставили малюсенькие точки( с 21 по 25) и крестик на №13.

Отличники  гордо парировали:

- Стыдно мошенничать! Нужно стремиться к знаниям, а не желать отметок, - но через пять минут  спрашивали, где скрывается  билет номер такой-то, поскольку его они выучили лучше всего.

Когда вошел историк, то сел и равнодушно собрал все билеты. Вместо этих помеченных он вынул свою, заранее заготовленную пачку: чистую, беленькую, ничем не помеченную. Тихий стон прокатился рядами. Заволновались, как  пшеница под сильным ветром, даже отличники.

- А ты какой билет знаешь лучше всего? – спросила тихонько у Вовки.

- Сейчас такое ощущение, что ничерта не знаю. Все, что учил на предыдущие экзамены, всплыло и задавило новую информацию.

Знакомый эффект. Нужно сказать, Вовке повезло. Выпал удачный билет. Жизнь и деятельность Жанны д’Арк Вова вкратце рассказал, но историк решил  задать дополнительный вопрос, так сказать на засыпку. Ну, не пятерку же ставить Титаренку?

- Почему Жаннe д’Арк называли Орлеанской девой?

Нашел, блин,  о чем Вову спросить. У него ж мышление специфическое. Да и вопросы нужно правильно формулировать.

- Видать, потому что девушкой была. Того, с мужиками еще не водилась… Рано ей было.

Директор двинул историка  в бок и тихонько сделал замечание:

- Что вы ему задали? Сейчас как расскажет, так не только  у Софии Константиновны обморок случится, но и мы с вами побледнеем. Этому только  дай народ посмущать.  Орлеанская почему? - акцентировал внимание Вовы директор.

- Самая популярная девица в Орлеане была? - сомневался Вова.

- Нет, Титаренко. Согласно легенде, Жанне привиделось, что именно она способна возглавить войска, которые снимут английскую блокаду с города Орлеана, - победно заявил историк и тут же задал, как он считал, разгромный вопрос.- В каком возрасте и  как погибла французская героиня?

- А, так это все знают. В 19 лет ее церковь сожгла. Король ее подставил, - выдал Вова и я вздохнула с облегчением.

-  Вроде того. Все хорошо, Титаренко. Идите, отдыхайте, - распрощался  с Вовой  директор. Историк остался неудовлетворенным допросом Вовы. Пять так и не поставил, только «4», но и это хорошо было.

Гоша Задорожный сидел и пять минут пытался высчитать, в каком веке был 1648-й год. Логично заподозрив, что все-таки в XVII-м, решил проверить у занятого написанием  талмуда  для ответа отличника Артура:

-  Слыш, гений, а XVII-й век в каком году начинается? – спросил так, что услышали все. Историк прыснул и  у него чуть очки не слетели с переносицы. Он-то боялся, что сидящий рядом директор, воспримет это как знак  учительской недоработки. У директора был свой юмор, он ответил Гоше быстро и понятно:

- Спешу вас разочаровать, молодой человек,  он вообще-то уже закончился! Причем, давно!

- Да-а-а? – удивился Гоша и со свойственной ему бесшабашностью спросил. – А когда?

- Давненько так будет. А у вас версии какие? – продолжал хохмить директор. Гоша почесал затылок и выдал:

- Лет 300  назад, приблизительно.

-Гениальное знание истории. Задорожный, идите сдавать, че вы там сидите. Все ваши знания как на ладони.

С горем пополам  Гоша что-то нарассказывал на свою твердую троечку, чему был несказанно рад. Самым фееричным  оказался ответ Ромы Маркина.

Историк вышел из класса в истерике, когда Рома ответил на его дополнительный вопрос в своем  «ничерта не знаю, но могу угадать» стиле.

- Назови мне, Рома, монарха, который был известен как «король-солнце» или Людовик Великий. Он царствовал 72 года.  Престол получил в  пятилетнем возрасте. Дольше его в Европе никто не правил.

— Король Людовик... , -  Рома мучительно вспоминал номер монарха, наконец выпалил: — Людовик Очередной!

И как ты здесь поспоришь? До этого был Людовик 13, а после Людовик 15. Только Очередной.

- Новый вид Людовика Маркин Роман придумал, - шутил директор. Рома недоумевал:

- Развелось их, блин, Людовиков этих.

Надо ли говорить, каким счастливым человеком я себя почувствовала после благополучного окончания экзамена по истории? Хотя голова болела страшно. Пока Вовка смотался на свою работу, я успела отдохнуть. А наутро, как и договорились, отправились на автобусе в Умань. Я хотела  ехать экскурсионным, но Вовка остудил мой пыл:

- Соня, так во много раз дороже и  очень напряжно. Смотри, мы приехали, купили билетики и либо пристроились к какой-нибудь экскурсии и послушали историю, она реально интересная, или  заказали на часик личного экскурсовода. Как захочешь. А потом ни от кого не зависим. Понравится – останемся еще на  день, - и улыбается.

- Где останемся? В Умани? – не понимала я.

- Ага. Там рядом гостиница «Умань» есть, я узнавал. Снимем номер, а утром опять по парку пошастаем и вечерком домой. Класс!

Послушать Вовку, так все прекрасно и беспроблемно.

Пока мы ехали в автобусе, Вовка рассказал мне историю создания парка:
- Прикинь, польский  пан Станислав Потоцкий в 18 веке на день рождение жене своей Софии подарил этот парк. Нанял  инженера, - он порылся у себя в записях и продолжил, - польского военного инженера Людвига Метцеля. А все делали крепостные. Столько народу померло, пока построили, капец. Камни откапывали прямо на месте. Там есть гранитные месторождения. Одна каменюка почти 300 человек придавила. Навез экзотических растений. Вдоль дорожек скульптурки стоят беленькие такие. Античные.  Речка есть Каменка. А какой фонтан прикольный из змейкой, - он так увлеченно рассказывал.

- Ты там когда был? – спросила, вклинившись в поток его мысли.

- Первый раз с родителями. Тогда и впечатлило. Потом еще один раз ездили с бабулей. Я в 9 классе учился. Там два пруда и много водопадов. Один большой, широкий и можно по камням будет полазить. И обязательно поплаваем  в подземной речке, - он опять порылся в своих записях. – Ахеронт. Длина ее 224 метра. Так прикольно. Но страшновато. На лодочке по туннелю такому наполовину наполненному водой людей перевозят. Темень несусветная.

- Экстравагантное развлечение, - я понимала по рассказам Вовки, что скучно в «Софиевке» нам не будет. -  А откуда столько  сведений?

- Блин, Соня,  я ж в туристический собрался. Вот, возможно, работу буду делать по этой теме. Мне понравилось. Нам сказали, что кто хорошо  сдаст экзамены после курсов, поступит  вне конкурса.

- А ты уверен, что нам нужен экскурсовод? – завуалированно похвалила.

- А вдруг новое и интересное ляпнет, чего я не знаю? Нужно хорошего  с опытом попросить. Я вот здесь и блокнотик с ручкой взял, - улыбнулась такой рьяной готовности к прослушиванию информации.

Пока я стояла в очереди за билетами, Вовка  забронировал номер в гостинице и принес мороженое. Свободных экскурсоводов в наличии не оказалось, поэтому мы решили пристроиться к какой-то группе и послушать интересную историю как выразился Вова, «на халяву».

- Парк «Софиевка» был подарен на День рождения прекрасной гречанке Софии Витте польским магнатом графом Потоцким. По приданию на 6-ти метровом обелиске были выбиты слова «Любовь - Софии», - услышали мы с Вовкой, подойдя к большой группе туристов, среди которых были и иностранцы.

-София Потоцкая – удивительная женщина, красавица-гречанка, которая начала свой жизненный путь рабыней, изведала много бед, любовных увлечений и самых неожиданных поворотов судьбы, пока стала женой известного польского магната Потоцкого и хозяйкой прекрасного парка «Софиевка». «Она была дивно хороша: в больших черных очах виднелась тоска и страстность, в движениях ее было столько невыразимой прелести, на губах столько покорности и мольбы…».

Меня привлекла  на центральной аллее женщина с красивыми глазами. Она сидела в окружении портретов и что-то рисовала. Параллельно она продавала наборы открыток и книги. Особенно покупали книгу «Трижды проданная» Наниева Павла Ивановича.

- Здесь вся история Софии Потоцкой. Рекомендую. Всего 15 гривен, - предложила женщина. Я не удержалась, купила. А еще портретик небольшой этой загадочной Софии Потоцкой. Когда женщина передавала мне книгу, портретик и сдачу, она коснулась моей руки, на мгновение  замерла и, слегка смущаясь, сказала,- Не верь своим глазам. Только сердцу. Он твой навсегда.

- О-о-о! Соня, ты начала макулатуру собирать, - Вовка сердился, что мы отстали от  экскурсовода, который ему очень нравился. Ощутив  дрожь в теле, я поспешила уйти от странной женщины, говорящей загадками.

- Это литература по теме. История женщины, которой сделали этот парк, - мотивировала покупку книги.

- А, ну это другое дело, побежали, - и мы  бросились догонять ушедших достаточно далеко  экскурсантов.

За час  мы быстро обошли основную часть парка, узнали, что архитектор замыслил  сделать наглядную иллюстрацию к частям Гомеровых поэм «Илиады» и «Одиссеи». В павильоне Флоры Вовка негромко кричал: « Соня, я тебя люблю!»,  но эхо усилило крик в разы; возле водопада бегал, словно мальчик шестилетний, пока все же не намочил джинсы. Потом шутил, что все прохожие на него подозрительно косятся, думают, что до туалета не добежал. Хорошо, что был солнечный жаркий день, поэтому джинсы быстро на Вовке высохли.

Меня действительно поразил Нижний пруд с  удивительным фонтаном. Из широко  раскрытой пасти змеи, которая  вилась по камню,  бил буквально столб воды под солидным напором. Фонтан так и назывался – «Змея».  Экскурсовод поведала, что высота фонтана варьируется от 12 до 16 метров.
 
- Вначале вода фонтана била в высоту просто из отверстия в камне, и фонтан назывался «Самсон», как и известный фонтан в Петергофе. Позднее, во время военных поселений, на камне была установлена скульптура змеи. Змея была вылита из бронзы неизвестным мастером. Если её узел растянуть в длину, она будет размером в 10,65 м., - рассказывала дальше экскурсовод.

Дальше мы проследовали на площадь Сборов через металлический  мостик и  добрались к гротам. Впечатляющая гранитная каменюка в 300 тонн зависла  без опоры и держалась только на трех точках. Экскурсовод всех убеждала, что надежность проверена – были  три  землетрясения в разные годы, но глыба устояла. Называется  она -  грот Страха.

Часть парка, именуемая Елисейскими полями, привлекала необычной композицией из валуна и тёсаной четырёхгранной шлифованой гранитной колонны с замысловатым названием «Природа и искусство».

Самый большой грот Громовой (раньше назывался грот Сциллы) как раз и был тем местом, где можно было загадывать желания.  Недалеко от входа, на правой стене, остались выдолбленные в стене две строчки на польском языке, которые принадлежат Станиславу Потоцкому: «Забудь тут память о несчастье и прими счастье выше, если же ты счастливый, так будь ещё счастливее». Я попросила у камня, чтобы Вовка поступил в институт. Что загадал Вовка, я узнала через несколько лет. Может, и суеверия, блажь  несусветная, но ведь сбылось. В этом парке мне предстояло побывать еще трижды. И все желания, которые я загадывала, держась за мокрый скользкий камень, сбывались.

Как только мы добрались до Верхнего пруда, Вовка увидел павильоны с фастфудом. И все. Война войной, а обед по расписанию. Наелся сам хот –догов и меня накормил. Потом заели все это безобразие мороженым. Когда червячка заморили, отправились к Розовому павильону. Обходя восьмиугольное здание, я представила, как  в свое время  моя тезка София Потоцкая приходила сюда и любовалась живописнейшим озером.

- Смотри, а там можно на кораблике поплавать, - предложил Вовка. Но когда  мы примчались покупать билетик на кораблик, моему взору предстала страшная картина: в очереди на погрузку в кораблик стояли двое учителей из нашей школы. Пришлось хватать ноги в руки и, прячась за кустиками, убегать вглубь парка. С этого момента я все время оглядывалась и боялась встретиться с этими, а может, и другими учителями нашей школы.

- И чего им дома не сиделось? – бурчал Вовка, недовольный тем, что плавание на кораблике отменялось.

- Возможно, они с классом, - предположила я.

Зато мы попали в Западную часть парка и  налюбовались розарием. Мое внимание привлекла фотосессия молодоженов на фоне розовых кустов. Она в пышном  белоснежном платье с пушистой фатой, он – серьезный и нежно смотрящий на  то ли уже жену, то ли еще невесту. Красиво.

Я любовалась молодоженами, Вовка – мной.

- А давай и мы поженимся после выпускного, - обняв меня, предложил Вовка на этой романтической волне.

- Вова, брак – это серьезно, - повернулась я  и прочла в его глазах сплошное обожание.

- А кто шутит? Серьезно. После выпускного сходим и распишемся. И устроим себе медовый месяц, а то и два на дачке, а?

- Сначала тебе поступить нужно, а потом поговорим на эту тему, - отсрочила я решение  данного вопроса.

Побродив по парку, нагнав аппетит, мы  выбрались из парка, нашли уютное кафе и нормально поужинали. Второго фастфудного перекуса мой желудок не выдержал бы.

Когда мы вошли в уютный гостиничный номер, я быстро убежала в ванную. Наивная, хотела сбежать от Вовки. Парень одним только взглядом на красиво засланную кровать, дал понять, что уснем мы не скоро.   Сначала даже испугалась от прикосновения к спине его рук. Просто не ожидала. Подумала, что решил помочь спинку помыть. Сейчас. Стоило повернуться, чтобы убедиться, что он тоже без одежды. Сначала помыли друг дружку, ведь от жары тела были потные. Помывка закончилась долгими поцелуями и нежными ласками.

- Только не здесь, - шепотом взмолилась. Вова не возмущался, согласно вытер меня полотенцем и унес в кровать. Утолив первую жажду, он  подарил еще и расслабляющий массаж. Видимо, во время этого  массажа я и уснула. Снилось, что летаю. Ни с чем несравнимое ощущение.

В воскресенье  программа пребывания в парке была более насыщенной. Начали мы с того, что пощекотали нервы, проплыв подводной речкой Ахеронт. Вместе с еще несколькими  посетителями парка нас разместили в лодке, и  эта лодка  с гребцом на носу направилась в  темный тоннель. На протяжении всего подземного канала имелось четыре люка, с помощью которых частично обеспечивалось его освещение. Заканчивался канал шлюзом. С огромным удовольствием мы выбрались из лодки и оказались возле Верхнего пруда. Мечта Вовки покататься на  лодке по пруду наконец-то осуществилась. Как я не высматривала, но никого знакомого  среди посетителей, слава Богу, не заметила.

Наевшись сладкой ваты, мы заметили павильон с яркими нарядами времен 19 века. Здесь можно было облачиться в такие пышные одежды и сфотографироваться. Для меня Вовка выбрал бело-голубое платье, а сам оделся в  какое-то купеческое  смешное облачение. Фотографии мы забрали через 3 часа. Несколько раз получилось  присоединиться к  экскурсионным группам и  от разных экскурсоводов узнать много интересных фактов жизни  графа Потоцкого и его жены Софии. Ну и как же без легенд. Услышали, что  если пройти с внутренней стороны, за потоками воды водопада с Венерой-купальщицей и на тебя не упадет ни одна капля, желание, загаданное по ходу прохождения, сбудется. У Вовки получилось пройти сухим, а мне за шиворот вода все же попала.

Нагулявшись по всевозможным тропинкам и закоулкам парка, мы с Вовкой нехотя отправились на автовокзал. Почти всю дорогу до Киева  я проспала, опустив голову на Вовкино плечо.

Продолжение http://www.proza.ru/2016/03/25/1219


Рецензии
Замечательную экскурсию провела вместе с Вовкой и Софией. Спасибо, Ксения.
с теплом,

Любовь Голосуева   10.02.2020 16:00     Заявить о нарушении
Моя любимая глава)
В Софиевке была много раз.
И все равно еще хочу)))

Ксения Демиденко   11.02.2020 22:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.