Кары Божии, чудеса и знамения

Или о том, как Господь вразумлял псковичей в двадцатые годы XX столетия

Некогда Федор Михайлович Достоевский подметил, что русский человек без Бога – дрянь. Да, в его пору было достаточно много безбожников, главным образом в среде интеллигенции, дающих повод для такого умозаключения. Но то, что простой русский люд будет объединяться в действующий официально, с «благословения» властей, «Союз безбожников», не могло присниться писателю и в страшном сне. Действительно, уму непостижимо! Предки этих комсомольцев-безбожников отстаивали родной город от вражеских нашествий с кличем «За Дом Святой Троицы»! А они отеческий Дом пытались всячески осквернить и разрушить. Затмение ума! Попущение Божие за грехи, которые накапливались и накапливались, переполняя чашу терпения Божия.  Теперь мы знаем, что все эти богоборцы по большей части были истреблены в годы репрессий или сгорели позже в горнилах Великой Отечественной войны. И это было уже Божией милостью к ним, потому что Господь кого любит, того наказывает (Евр. 12, 6; Притч. 3, 12). Потому что, как правило, лишь в муках, страданиях приходит осмысление и понимание своих грехов, своих преступлений и рождается покаяние. А покаяние – это и есть начало спасения.
Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое... (Рим. 2, 9). Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14, 22).
Скорбь, теснота – все это было, и все это посылалось от Господа, как спасительное, единственно действительное врачевство от самой страшной беды - нарастающего народного развращения, от которого истлевает и умирает душа народа.
Действительно, что, например, видел Господь с небес, глядя на Богоспасаемый Псков, Дом Пресвятой Троицы в мятежные постреволюционные двадцатые годы? Как выгоняли из храмов – домов Божиих – верующих, как оскверняли святыни, издевались над служителями Божиими и даже убивали их.
Видел, как собираются группами облеченные властью граждане в партикулярных костюмах, кожаных тужурках, полувоенных френчах и обсуждают, к примеру, вопрос  «о сносе на Советской площади часовни, построенной в память убитых во время восстания 9 помещиков». Обсудив, постановляют: часовню снести! О чем вскоре и сообщает газета «Псковский набат» (1924 г.) в статье, озаглавленной «Памятник угнетателям - вон с площади!»
А старик-сторож городской школы № 4, краем уха услышавший, о чем совещаются почтенные педагоги, с сердечным сокрушением восклицал: «Видит Бог, чем вы занимаетесь, супостаты!» Предметом же их разговора погожим днем 24 марта 1924 года было следующее:
«Бок о бок с 4-й школой I ступени находится часовня, у которой учащиеся могут наблюдать картину, как невежественные прохожие падают ниц и крестятся, творя молитву. Т.к. долг школы бороться с религиозными предрассудками... то ходатайствуем о закрытии часовни и замене ее учреждением просветительского характера, хотя бы книжным киоском».(1)
Бог с небес все это видел, слышал и готовил скорби…
Когда совсем еще недавно (от того времени) жившему старцу Амвросию Оптинскому жаловались на скорби, тот говорил: «Если солнце всегда будет светить, то в поле все повянет; потому нужен бывает дождь. Если все будет дождить, то все попреет; потому нужен ветер, чтобы продувал. А если ветра недостаточно, то нужна бывает и буря, чтобы все пронесло. Человеку все это в свое время бывает полезно, потому что он изменчив». А последователь и ученик прп. Амвросия старец Варсонофий Оптинский добавлял: «Непрестанные скорби, посылаемые Богом человеку, суть признак особого Божия промышления о человеке».
Итак, Бог промыслительно попускал страдания, кто-то страдания сеял,(2) а кто-то их пожинал. И сама природа напитывалась духом страданий, из-за стремительно нарастающей суммы человеческих грехов и преступлений ее, природы, естественный строй нарушался, и приходили на землю стихийные бедствия и катаклизмы. Дело, конечно, привычное, но все же…
Говоря о природных нестроениях и бедствиях, современный псковский историк А. Филимонов отмечает, что были «богаты этими явлениями 1920-е годы, и продолжает: “Урожайным”, например, оказался на катаклизмы 1924 год. 20 июля сильные ливни с градом обрушились на ряд уездов Псковской губернии. Для Островского уезда это было в том году уже третье градобитие, и они в общей сложности уничтожили посевы на площади 5 тыс. десятин. На этот же раз значительно поднялась вода в Великой, затопила стройку Островской электростанции, но особенно досталось Володарской волости, где градом были выбиты посевы в 50 деревнях. Тогда же град уничтожил 165 дес. посевов в Порховском уезде и 357 дес. в Великолукском, местами на 80 %.
Но особенно много убытков нанесла стихия в 1927 г. В двадцатых числах мая в районе Пскова непрерывно шли дожди, вода в реке Пскове стала быстро прибывать и сорвала в ее верховьях две запруды. 25 мая она сорвала между Торошином и Черняковицами сплав из 1500 куб. метров дров, принадлежащих Ленинградским заготовительным организациям и населению Пскова. В Черняковицах при этом утонул мельник. Вода устремилась дальше к Пскову, сметая все на своем пути. Сорвало запань (плавучая преграда на реке - ред.) в Любятове, две мельничные запруды в черте Пскова. Больше всего пострадала мельница Неймана: плотину ее настолько разнесло, что затем ее пришлось строить заново. В результате вся река до самого дна оказалась забитой лесом и дровами, унеся из разных мест до 15 тыс. кубометров древесины. Ночью 27 мая сильным напором воды с бревнами и дровами прорвало плотину у Нижних решеток. Грохот, шум от прорыва разбудили около часу ночи окрестных жителей. Через несколько минут Пскова очистилась от застрявшей древесины и устремилась в Великую, а затем к Псковскому озеру, продолжая смывать бревна, складированные по берегам Великой. Всего было унесено около 25 тыс. штук бревен и 2 тыс. куб. метров дров. За городской скотобойней часть древесины задержалась: благодаря южному ветру ее прибивало к берегу. 28 мая уже весь берег от скотобойни до Снятной горы был забит сплавом. Другая часть леса была остановлена у деревни Муровицы, где соорудили дополнительную плотину. Но 29 мая запруду у Муровиц сорвало, и лес поплыл к д. Горки, где снова был задержан жителями и пограничниками. Только единичные бревна уплыли в Псковское озеро. Но, по подсчетам специалистов, работа предстояла немалая: для сбора и возвращения на прежние места древесины требовалось не менее 50 тыс. руб.
Вода поднялась не только на Пскове, но и на Черехе. Здесь прорвало одну запань, но наготове было еще две, поэтому убытки были нанесены небольшие: унесло не более 15-20 куб. м дров.
В течение нескольких недель принимались меры по ликвидации последствий наводнения: уже через несколько дней были исправлены плотины в Черняковицах и Березке, в конце июня вновь начала действовать мельница Неймана, но основная часть сплава (до 10 тыс. куб. м) все еще находилась у Муровиц, т.к. разразившаяся вновь сильная буря разбила плоты и разбросала их по берегам. Для сбора их пришлось создавать несколько специальных артелей.
Через год водная стихия еще несколько раз досаждала псковичам. 28 июня 1928 г. поднявшаяся в результате сильных дождей вода затопила мост на Мирожке и, продолжая подниматься, 21 июня затопила ряд подвальных помещений в городе, срочно пришлось переносить ларьки из “Рыбников”. Водой было унесено до 60 тыс. бревен. К счастью, уже 22 июня она начала спадать.
5 июля 1928 г. над Псковом и рядом районов пронесся небывалой силы ураган, сорвавший с некоторых построек крыши, выбивший стекла, на реке Великой унесло лодочную станцию и сорванные с причала лодки. Подоспевшая команда ОГПУ сумела вытащить их на берег, но у рыбаков острова Залита 20 лодок было разбито. Порывы ветра были настолько сильны, что в Саду профсоюзов от сильного качания деревьев у стволов потрескалась земля, а ряд старых деревьев был повален.
В июле 1928 года над рядом районов Псковского округа прокатился сильный ливень с градом и ветром, каких не помнили даже старожилы. Градовая туча прошла в направлении с северо-запада на юго-восток из Островского района через Велье, Вощагино, Крулихино и Духново в Опочецкий, Пушкинский, Красногородский районы. В полосу ее попали 423 деревни. Поражали не только формы градовых зерен (они были круглые, квадратные, трапециевидные и др.), но и размеры: вес некоторых из них доходил до 200 г. Град выпал в таком количестве, что лежал в некоторых местах нерастаявшим в течение трех суток. Ущерб он нанес огромный… Всего по пяти районам округа пострадали 6650 га озимых посевов и 13770 га яровых, ущерб понесли 5355 хозяйств с 27930 едоками.
В конце августа 1928 г. несколько дней бушевала буря на Псковском озере, в результате рыбаки не могли выходить на лов. В Пскове были повреждены линии электропередачи. Через месяц, в конце сентября, буря разбила на Псковском озере несколько лодок. После обильных дождей, начавшихся 26 сентября, вода начала прибывать в Великой. Она унесла много бревен от лесопильного завода, в слободах улицы стали непроходимыми из-за грязи, исчез под водой деревянный мост через Мирожку. На Великой снесло купальню с вышкой, в городе затопило ряд подвальных помещений: подвал 1-й Советской аптеки, где находился склад с медикаментами, в Поганкином переулке - подвал ЖАКТа, не говоря уже о “Рыбниках”».(3)
Действительно, все как в песне, исполняемой Шаляпиным:

Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии блистали.
И беспрерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали…

Конечно же, ни рев бури, ни блистания молний не могли вразумить нечестивцев. Они творили дела беззакония, испытывая на твердость веру православных христиан.
И опять, как признания в постыдных преступлениях, доносились с земли в мир Ангельский горний безумные слова такого, например, содержания:
«Слушали: о закрытии Крыпецкого монастыря.
Постановили: ввиду того, что фактами установлена контрреволюционная агитация монашествующих среди окружающего населения и особая ненависть к Советской власти, наиболее ярко выявившаяся при изъятии церковных ценностей, а также, что прикрываясь религиозным обществом, монашествующие производят эксплуатацию трудящихся - признать необходимым монастырь закрыть…»(4) Или еще…
«Слушали: о закрытии Мирожского монастыря и Стефановской церкви.
Постановили: в виду фактической передачи Мирожского монастыря экскурсионной станции и закрепления его за ГубОНО (Постановление от 6 февраля 1922 г.) - считать таковой закрытым. Стефановскую церковь, являющуюся частью закрытого Мирожского монастыря и как безприходную, при отсутствии заявлений граждан о желании ею пользоваться – закрыть».(5)
Но милость Божия, попуская испытания веры, дает нашей вере утешение и укрепление. К таким утешениям без сомнения можно отнести и являемые Богом чудеса, например, обновления икон.
«Начало 1920-х годов изобиловало случаями явлений и обновлений икон. Образ Казанской Божией Матери являлся на оконном стекле избы в одном из подмосковных сел. Особенно массовый характер чудесные обновления приняли в пределах Петроградской и Псковской губернии. Обновились иконы Старорусской Божией Матери в Спасо-Преображенском монастыре (г. Старая Русса), Владимирской Божией Матери в часовне д. Овчинкино Астриловской волости. Признавали это даже сами богоборческие власти. Вот строки из официальных документов: “Эпидемия обновления икон начала порожать одну за другой деревни Медведской и Самокражской волостей Новгородского уезда”; “Вообще... в ряде волостей Новгородского и Старорусского уездов обновилось столько икон, что подсчитать их точно при данных условиях является работой весьма трудной. Органами дознания в этих уездах обнаружено 150 обновленных икон...” Судя по документам, все обновленные иконы отбирались и уничтожались; их владельцы, свидетели и священники, служившие перед ними молебны, попадали на скамью подсудимых».(6)
С.А. Нилус в письме от 22 июля 1922 г. сообщает: «Писал ли я вам про массовое обновление старых икон, чему мы были сами  многократно благоговейно-изумленными свидетелями. Весь прошлый  год прошел у нас на Украине в этом сплошном чуде. Обновлялись целые церкви, кресты и купола позолоченные на храмах и колокольнях. В Ростове-на-Дону таким образом обновился собор и много церквей. У нас по деревням и хуторам не было почти дома, где бы не совершилось подобное чудо, где, по крайней мере, о нем бы не говорили. Встали в тупик  перед ним даже самые ярые гонители Христовой Церкви. На мой разум и понимание, это - знамение, предваряющее близость нового Лазаря в лице Преподобного (Серафима Саровского); нового Торжественного входа в Иерусалим - яркого торжества Православной веры и Преображения Тела Христа - Вселенской Его Церкви, близость соединения Которой в единую Православную хотя бы и в малом Филадельфийском стаде, я давно предчувствую; и только уже затем - конечного предания Ее, Ее смерти и всеобщего Ее Воскресения для Страшного Суда и вечной блаженной жизни под новым небом и на новой земле, идежде будет обитать одна правда...»(7)
Обновлялись святые иконы и на Псковской земле. Первое чудо произошло при следующих обстоятельствах. 8 июня 1924 г., в воскресенье, в д. Варварино Краснопрудской волости Псковского уезда 19-летний церковный певчий Андрей Семенов остался дома один. Его домочадцы ушли в церковь. Андрей стоял у божницы и молился. Вдруг старая темная икона святой великомученицы Параскевы Пятницы просветлела, засияла и обновилась. Вскоре от иконы начались исцеления. Наибольшее количество икон обновилось в Краснопрудской волости. В Прудском приходе пять икон сразу обновилось у Акилины Ларионовой, две – у Сергея Афанасьева, три – у Василия Кондратьева, по одной иконе – у Марии Морозовой, Татьяны Антоновой. Иван Григорьев с неизвестной монахиней обнаружили, что на Краснопрудском кладбище, на крестах, обновилось сорок икон. Количество их росло с поразительной быстротой. Ежедневно в десятках изб обновлялись все новые и новые иконы. Это явление перекидывалось из уезда в уезд. В течение двух дней, 12 и 13 июля, массовые обновления икон произошли в деревне Плоская Лука: у Ивана Нефедова, Петра Александрова, Дмитрия Ефимова и других – по одной иконе, а у Анастасии Романовой – десять. Сразу пять икон обновилось у Ивана Иудина из деревни Лыткино. В деревне Подоклинье у коммуниста Ивана Татаринова в его отсутствие обновилась икона, которую его жена хранила тайно, несмотря ни на какие его уговоры и угрозы. Иван Татаринов был предан суду.
Обновления происходили в домах как верующих, так и неверующих, но преимущественно в домах людей благочестивых и так называемых кулаков. Крестьяне, несмотря на горячую пору, бросали страду, спешили увидеть все своими глазами, поклониться святыням. Вера в народе возрастала, укреплялась, люди молились, шли в оставшиеся еще открытыми храмы. Пошли разные слухи о совершавшихся еще и других чудесах – о мощах в Бутине, возле которых сама собой появлялась горящая лампада, о том, что в Краснопрудской церкви по ночам зажигаются лампады и свечи. Крестьянка Мария Яковлева рассказывала, что ее соседка Александра Антонова видела, когда коммунисты дерзко взяли обновившуюся икону, она рассыпалась у них в руках. В Пскове, в Старо-Вознесенском монастыре, где разместилось ГПУ, вернулись на свои места иконы. Рассказывали, что к отцу, у которого в доме обновилось сразу десять икон, приехал в отпуск неверующий сын-красноармеец. Несмотря на мольбу престарелого отца, он в ярости выбросил из дома все иконы и сжег. После этого его руки стали черными и не отмывались. О том, что случилось с иконой св. Параскевы Пятницы, обновившейся первой, рассказывали: «В деревне Варварино обновилась икона. Когда коммунисты хотели забрать ее, лошадь, везшая икону, сломала ноги, возницу-солдата разбило параличом, а икона исчезла. В виде такого чуда коммунисты стали молиться и каяться. Через три часа икона появилась, и тогда они уверовали в Бога окончательно…».
Уже в сентябре 1924 г. было открыто следствие по делу об обновлениях икон, и назначена специальная экспертная комиссия. В ее задачу входило произвести экспертизу обновленных икон для установления характера обновлений.
Комиссия состояла из заведующего художественным музеем гр. Ларионова, настоятеля Алексеевской церкви священника Г. Стягова, председателя 1-й артели ювелиров Долмацкого, представителя органа, ведущего следствие по этому делу, представителя газеты и химика Воано. Впоследствии комиссия по ходатайству суда пополнилась научным сотрудником Ленинградского отделения Центроархива, автором ряда трудов по истории Православной Церкви М.Ф. Паозерским .
Было осмотрено 14 икон. От имени комиссии эксперт Воано (8) высказал предварительное мнение об обновлениях: «Даже при поверхностном осмотре икон бросалась в глаза чрезвычайно грубая и неумелая работа мастеров обновленческих дел: подчистки, царапины, следы протирания, подведение бровей и усов «угодников» чернилами. Не перечисляя всех возможностей, которые заняли бы слишком много места, можем сформулировать: «обновление» заключается в обмывке мылом или иными средствами лица и рук «святых», в удалении сухой плесени, обмывке маслом и т.д.».
Следствие по делу церковников, открытое в сентябре, шло несколько месяцев. Закончилось к концу декабря. Был назначен день суда. Суд решено было провести показательным – для всех. К суду было привлечено обвиняемых 29 человек, свидетелей 32 человека. В декабре 1924 г. в Пскове, в Народном Доме открылся  показательный процесс  церковников по поводу массового обновления икон. «Псковский набат» сообщает: «С раннего утра у нардома А. С. Пушкина, где должно слушаться дело об обновлении икон, толпятся подсудимые, свидетели, любопытные. И сцена, и зал нардома преобразились. В оркестре на помосте расселись обвиняемые – их 28 человек, один не явился. В первых рядах партера свидетели. Публика пропускается по билетам. Слева зала на стене у сцены развешены «омоложенные» иконы – разных видов и размеров – всего 31 икона. На одной полотенце. Публика, особенно красноармейцы, внимательно рассматривают «обновившиеся» иконы, щупают их, обмениваются впечатлениями, шутки, смех. В зале мелькают рясы попиков, 2-3 фигуры неизменных посетительниц всех громких процессов…». «…В первом часу открывается судебное заседание. За судейским столом председательствующий т. Нестеров и народные заседатели т.т. Комаров и Иванов. Государственное обвинение представлено замгубпрокурора т. Алексеевым, а общественное – уполномоченным наркомпроса по Северо-Западной области тов. Мининым. Защищают подсудимых члены коллегии защитников Квашнин-Самарин, Ромин, Коротков, Флорианский и Гарбель…».
Эксперты докладывают результаты своей работы. Эксперт  Долмацкий заявляет, что обновление икон есть дело человеческих рук, выполнено домашними способами. Он приводит конкретные  примеры  таких обновлений. Эксперт – священник Г. Стягов прибавляет: «Могу заверить, что здесь чудесного обновления нет и следа». Заслушав заключение, суд предлагает экспертизе произвести обновление у всех на глазах. Предъявляются 3 иконы – одна в железной ризе, трудно поддающейся обновлению, вторая – в медной, и третья – старая, без ризы, сильно потемневшая. Экспертная комиссия приступила к обновлению. Ровно через 20 минут зал ахнул – получился необычайный эффект. Две трети сильно потемневшей иконы обработаны. Смыт лак и обработано перекисью водорода. Краски стали гораздо светлее. Не подвергшаяся обработке третья часть иконы осталась темной. На второй – риза очистилась очень хорошо, лик посветлел. Третья икона в железной ризе, как и предполагалось, обновлению не поддалась».
Следствие делает выводы, о которых газета сообщает: «…Массовое обновление икон – подделка, смута, шарлатанство, поповский обман… Шарлатаны попали на скамью подсудимых… Советская власть не постеснялась раскрыть плутовство, не могла пройти мимо эксплуатации невежества. Теперь, когда все надежды, все взоры советской власти направлены на смычку с деревней, она, эта власть, особенно сурово карает тех, кто старается эксплуатировать невежество масс…». «…В час ночи с 28 на 29 декабря, после двенадцатичасового совещания, суд вынес приговор по делу шарлатанов – обновителей икон.
Приговор по делу обновителей. Приговорены:
Лишению свободы на 2 года без строгой изоляции с последующей высылкой из Псковской губернии на 3 года Виктор Ряшенцев (Варлаам, Епископ Псковский и Порховский).
Лишению свободы на 1 год: Иван Городовицкий (священник), Андрей Семенов, Александра Семенова, Никандр Добрянский (священник), Василий   Назарецкий (священник) и Степан Иванов (священник)  (есть портрет в “Псковском набате”)
Лишению свободы на 6 месяцев: Волков, Григорьев.
Условно на 1 год:  Рыжкова,  Мария Городовицкая (матушка, жена о. Иоанна).
Лишению свободы на 5 месяцев: Малыгин с зачетом   предварительного заключения и, ввиду зачета, от наказания  освобожден.
Условно на 1 год:  Иоанн Кюппар (священник), Василий Вознесенский (священник).
Условно на 6 месяцев: Антонов, Кондратьев, Афанасьев, Иудина, Александров,           Ефимов.
Оправданы: Алексей Назарецкий (диакон), Александр Заклинский (диакон), Михаил Боголюбов (священник),  Васильев, Новиков, Нефедов, Морозова,  Невдачин».(9)
Так завершился судебный процесс чуда массового обновления икон в Псковской области. Из священнослужителей, проходивших по делу, впоследствии были расстреляны: Иоанн Кюппар, Василий Назарецкий, Александр Заклинский. Епископ Варлаам претерпел долгие мытарства по тюрьмам и лагерям и, как сообщалось выше, скончался в лагере в камере уголовников.
Все эти Божии чудеса радовали крепких в вере, укрепляли немощных, но обратить в веру богоборцев, за редким исключением, они не могли. Вспомним по этому поводу Евангельскую притчу о Богаче и Лазаре. Как просил Авраама осужденный за беззаконную жизнь на вечные мучения богач послать Лазаря, как и он умершего, к своим неверующим братьям, чтобы те, увидев явившегося с того света, уверовали и исправили свою жизнь. На что Авраам ответил: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят (Лк. 16, 31).
Итак, только скорби и страдания, - сколько же еще их будет впереди? - чтобы вразумить, спасти тех, кто не окончательно закоснел в неверии и грехах. Много ли будет таковых? Бог весть. Но и сам Апостол Павел высказывался по этому поводу без особого оптимизма. Помните? Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9, 22). Лишь только некоторых…




Комментарии
1 Псковские хроники. История края в документах и исследованиях. Выпуск 1. Псков. Издательский Дом «Стерх» 2001.
2 Святые отцы особо отмечают, что хотя Бог и попускает человеку скорби и страдания, как лекарства от грехов, но те, от кого эти страдания исходят, подлежат беспристрастному Божиему суду и наказанию, если не покаются и не искупят причиненное зло делами правды.
3 А. Филимонов, кандидат исторических наук доцент Псковского пединститута им. С. М. Кирова, Ревела буря, гром гремел, Псковский Хронограф, № 7, 2001.
4 Постановление Президиума Псковского Губисполкома от 19 декабря 1923 г. Псковские хроники. История края в документах и исследованиях. Выпуск 1. Псков. Издательский Дом «Стерх» 2001.
5 Постановление Президиума Псковского губисполкома от 5 сентября 1923 г. Псковские хроники. История края в документах и исследованиях. Выпуск 1. Псков. Издательский Дом «Стерх» 2001.
6 Сошинский С.А. “Новый мир”, 1992 г., №6.
7 Сергей Нилус. На берегу Божией реки. Записки православного. Изд. Дар, Москва, 2010.
8 Воано Владимир Густавович - родился в 1890 году. Закончил физико-химический факультет Санкт-Петербургского университета (1912). Работал в лаборатории профессора Гировец в Лесной академии, затем - на пороховых заводах Вятки. Заведующий кафедрой Химии с 1933 года. Профессор (1936). Автор ряда научных книг.
9 По материалам газеты «Псковский набат», 1924 г., № 222, 280, 292–298; 1925 г., № 60.


Рецензии