О, Фудзи, колыбель моя!

О, Фудзи, колыбель моя!

Господа, судари, товарищи, леди и гамильтоны!
Я, как вы догадались, гейша. Мое имя Ясуката. Я - родом из деревни Тояма, что рядом с городком Токанава. Увы, злой, жестокий самурай Фукуси заключил меня в обьятия Фудзи и вручил эти гусли. И за что? Да, я провинилась, сломав его любимый бансай, которому, по его словам, было десять тысяч лет. Но не это главное. Он нашел мой дневник, где были стихи. В том числе о нем.

В деревне Шикаяма, вдали от Бусидзуру
Жил старый Сукудзима
И ел он тарабаки,
Хоцуки и курудзу,
Совсем как тот Хураки,
Который Мурубуси
И вот однажды вечером,
Схватив меч самурайский
И помнив Бусидуси,
Достойный Сукудзима,
Доев свой тарабаки,
И вспомнил о Фукуси...
Черт с нею, с Дуруширу,
Пойду я к Судзукой
Взгляну на Фудзияму,
А там хоть рис на зу.

На фоне Фудзиямы
В овраге Тукушимы
Достойный Сукудзима
Ждал мерзкого Фукуси.
И тот муж недостойный,
С мечом Косумо краденым
И ножнами Кидозу
Состроив рожу странную,
Никак не подобающую
Моменту тому дивному,
Шагал навстречу Смерти
Не думая о Судзу.

Нарушивший Бусидо,
Фукуси недостойный,
Хитер был тем не менее,
Как два десятка лисов,
Охотящих в Нагушу,
Столетнем лесопарке,
Основанном Сидзуру,
Прадедом Сукудзимы.
Немало дичи вкусной,
В том месте дивном было,
Водились вепри грозные
И лани благородные,
Фазанов было множество,
А кроликов не счесть.
Но самое ценнейшее,
Что в парке том водилось,
Был гордость Сукудзимы,
Из стран иных закупленный,
Тапир преблагороднейший,
Со шкурой темнобурую.


И были подозрения,
Касательно Фукуси,
Что этот гусь позорный,
В мечтаниях сладострастных,
Захочет ликвидировать,
Тапира темнобурого,
Чтобы тот вреднейший Судзу,
Подавился.
Да, гневом подавился,

Все было бы исполнено,
Как все было задумано,
Со стороны Фукуси,
В тапира отношении,
Но тут-то и случилось,
Чего-то очень странное.
Которое, надеюсь
Потом вам объясню...


Рецензии