Роковая наследственность. Часть 4. Глава 27

После отъезда Петра, Катя много думала и окончательно осознав всю бесперспективность отношений с Александром, торопилась принять решение, которое должно было изменить её жизнь. Торопилась потому, как сейчас у неё была возможность, покинуть этот дом, избежав скандала и раздирающих душу объяснений. Вспоминая знаковые моменты, она ещё и ещё раз убеждалась в безошибочности своего намерения.
 - Не ожидай того, чему не бывать! Не жалей, не убивайся, а живи и наслаждайся!
Любя его будь с ним, но ровно столько, на сколько твоей любви к нему у тебя хватит.   
Эти слова были услышаны ею, когда стоя у зеркала она расчесывала волосы после мучительно бессонной ночи, после той самой, когда «чёрт луну украл». Каким образом возникли эти слова? Кто их ей сказал? Ответа на этот вопрос у Кати не было, но она отчётливо помнила, что даны они ей были в назидание…   
- А ведь тогда луну чёрт всё же украл, просто я побоялась в этом признаться. Вот     как всё вышло… Ну как же не поверить...
 И тут Катя вздрогнула.
- Весь мир у её ног будет, ежели правильный выбор сумеет сделать!
Теперь она судорожно вспоминала при каких обстоятельствах и кем, была сказана эта фраза?
- О Боже! Ангел! Чёрный ангел, там на дне ямы! Да, да это он сказал, и я выбрала его. Но возможно я что путаю, и на самом деле это были слова белого ангела? Впрочем, какая разница, выбор то за мной…
 Второй день подряд за окнами не переставая моросил дождь, небо было покрыто сплошной серой пеленой, и на душе у Кати было серо и уныло. В усадьбе царила гробовая тишина, изредка нарушаемая боем часов и доносящимся из камина, завыванием ветра.
Продолжая углубляться в воспоминания, она подошла к туалетному столику, и оглядев себя в зеркало принялась распускать причёску, вынимая из волос многочисленные шпильки. А вскоре, поймала себя на том, что машинально достаёт из ящичков ювелирные украшения и складывает их в коробочки.   
- Вот я уже и собираться начала. Значит так тому и быть, - подумала она, захлопывая коробочку, в которой на бархатной подушечке лежала брильянтовая бабочка с изумрудными глазками.
Перед тем как лечь спать, Катя подошла к камину и присела подле него на корточки. Огонь угасал, облизывая поленья еле заметными языками пламени.
- А ты что скажешь? Молчишь и тихо умираешь. Так мне остаться, или спешить уехать? Дай знак. 
Уу-ууу, вдруг послышалось из камина, после чего среди дотлевающих поленьев неожиданно взвился высокий язык пламени и тотчас исчез, упав в гору пепла.
Катя ахнула, загородившись рукой от яркой вспышки, затем перекрестилась и убедившись, что поленья дотлели, поспешила лечь в постель.
На этот раз её сон оказался на удивление спокойным. Ей снилась светлая, уходящая за горизонт дорога, по которой, ощущая необыкновенную лёгкость и свободу, она шла в полном одиночестве.
----------------------------------------

- Я решила расстаться с Александром и потому, хочу, как можно скорее покинуть этот дом. Однако связывать свою дальнейшую жизнь с вашим стариком не намерена. Хочу пожить одна, хочу заняться тем, чем давно уж мечтаю. А там видно будет… Без посторонней помощи, как понимаете, мне не обойтись, а обратиться не к кому, поэтому попрошу об этом вас. Что скажите?
Пётр приехал к Кате, как и было им обещано, через два дня после их последней встречи. Она ждала его, что было очевидно, поскольку слова, сказанные ей, прозвучали в тоне продуманного официального заявления. Казалось, он должен ликовать, ведь цель, преследуемая им достигнута, но вместо этого, наблюдая за красивой статной молодой женщиной, которая монотонно расхаживая из угла в угол, впервые за время их общения говорила, не глядя ему в глаза, вдруг подумал.
- Что станется с ней, когда она покинет этот дом?
- Так я могу рассчитывать на вас? – повторила вопрос Катя, заметив в лице Петра некую печальную задумчивость.
- О да, конечно! Даже не сомневайтесь! – встрепенувшись ответил он и с радостью предложил свою помощь. – Я весь во внимании. Скажите только, что я должен делать? Чем именно могу я вам помочь?
- Благодарю! – ответила Катя мило улыбнувшись, и продолжая ходить перед гостем, сидящим в большом глубоком кресле, снова заговорила.
- Я всё обдумала. Мне стоит торопиться, поскольку надо успеть уехать до возвращения Александра.
- Ну что ж, наверное, вы правы. Так оно лучше будет. Однако, должен сказать, что я у вас опять-таки по его просьбе. Саша просил передать вам поклон и вот это, - и Пётр передал Кате конверт. Не раздумывая, она вскрыла его и достав письмо тотчас прочла.

Катенька, любовь моя, здравствуй! Прости дорогая, но, обстоятельства складываются таким образом, что мне необходимо задержаться на службе ещё минимум на неделю. Не огорчайся, прошу тебя! В скором времени мы будем снова вместе. Очень скучаю, люблю, обнимаю и целую тебя мой ангел Катенька.
Твой А.Л.

Нельзя было не заметить, с какой неподдельной надеждой в глазах она начала читать это письмо, и как сникла, уронив его на колени, после прочтения.
- К сожалению, ничего нового. Он сообщает, что его приезд откладывается, - сказала Катя холодным равнодушным тоном, вкладывая письмо обратно в конверт, после чего, бросила его на стол.
- Мне известно об этом факте. Видите, как всё удачно вышло, и торопиться отпала надобность, и никто не сможет уличить меня в том, что я помогал вам, поскольку каждый раз появляюсь здесь, исключительно по просьбе брата. Так какую помощь вы бы хотели получить от меня?
- Я попрошу вас снять для меня домик, именно дом, а не квартиру. Небольшой, уютный, чистенький. Не в центре, но и не на окраине, куда бы могли безбоязненно приезжать учителя, коих вы для меня наймёте.
- Учителя? Для вас? По какой такой надобности?
- А это сударь уж не ваше дело! Скажу одно, я просила об этом Сашу, но он мне отказал, считая мою идею глупой. Теперь, когда я вновь сама себе хозяйка, я буду делать то, что считаю важным и нужным для себя, и никто мне не указ! И ещё. Ежели вы выполните все мои просьбы, то попрошу вас представить счёт, ибо я намерена оплатить ваши услуги. Я имею достаточно средств, что б ни от кого не зависеть, и никому не быть обязанной. Это мой принцип. Согласны?
Сказать, что Пётр был удивлён всему услышанному, значит не сказать ничего.
Он был готов к слезам и жалобам на не справедливую судьбу, к тому, что она попросит денег, и не малых, но такого…?  Нет, не ожидал. И сейчас ему хотелось аплодировать Кате за её ум, за гордость, за непокорность навязанным жизненным обстоятельствам. С облегчением вздохнув, он вдруг подумал, что всё-таки, наверное ей больше помог, чем навредил, отвадив от брата Александра.
- Она не пропадёт, она добьётся своего, а вот Сашку жалко…
 Выразив согласие на озвученные Катей условия, Пётр предупредил что ему потребуется несколько дней чтобы снять дом, и оговорить план её переезда с людьми, которым это будет поручено.
- Собирайтесь, но делайте это скрытно и очень осторожно, дабы не вызвать у прислуги подозрений - это первое. Второе - постарайтесь, чтобы ваш багаж состоял из крупных мест. Пусть это будет пара сундуков или несколько чемоданов, но ни в коем случае не бесчисленное количество коробок и прочего мелкого скарба. И третье - в какой именно день и час за вами приедут, я сейчас сказать не могу, скорее всего это произойдёт дня через три – четыре, поздним вечером, а может даже и ночью, чтобы было как можно меньше свидетелей. За вами приедет карета, естественно не моя, и два мужчины, которые погрузят вещи и отвезут вас на новый адрес. Поэтому, попрошу вас быть готовой к отъезду в любое время. И вот ещё что. Завтра, во второй половине дня ждите гостей, человек пять, не боле. Желая скрасить ваше одиночество, Александр попросил друзей совершить с вами конную прогулку. Так уж не выдавайте меня, сделайте вид будто приятно удивлены неожиданному появлению гостей.
- Благодарю вас Пётр за участие и заверяю, что сделаю всё как вы сказали. А когда мы сможем увидеться? Помните, ведь я хочу нанять учителей.
- Помню голубушка, конечно помню! Думаю, что навещу вас уже на новом месте, там об этом и поговорим.
Не имея к друг другу более вопросов, Пётр откланялся и покинул усадьбу,
Катя же сразу поспешила в гардеробную комнату. Окинув взглядом количество своих нарядов, шляп, обуви и аксессуаров, она поняла, что сложить всё это в сундуки и чемоданы не заметно для прислуги у неё не получиться, нужна была причина, по которой необходимо это сделать. Подумав, она решила сказать служанке Арине, что хочет освежить интерьер спальни и присоединённой к ней гардеробной комнаты, поменяв штофные обои на более светлые, для чего и прикажет, уложить все вещи, за исключением некоторых, в сундуки и перенести их в самую большую гостевую комнату, что находится около лестницы, ведущей на первый этаж.
Но об этом плане, Катя поведает служанке чуть позже, а сейчас, спустя сутки, она мчалась верхом на коне по лесной дороге в сопровождении пятерых бравых офицеров. Сегодня, эти господа были вновь ей очарованы, признавая, что ещё не видели грациознее и ловчее наездницы. А что же Катя? А она, чувствуя на себе их восхищённые взгляды, неслась всё быстрей и быстрей, подгоняя коня стеком.
Остановившись для короткого отдыха на лесной поляне, мужчины попадали на траву, а Катя недолго посидев на поваленном дереве, принялась собирать растущие вокруг в изобилии цветы. И опять, прикрывая рукой глаза от палящего солнца, господа мужчины все как один наблюдали за её грациозными движениями. Казалось, что она не ходит, а медленно плавает среди зелёного моря цветов и трав, на что можно было смотреть до бесконечности. Собрав большой пёстрый букет, Катя подарила каждому из мужчин по его маленькой части, за что в знак благодарности ей целовали руку, одаривая комплиментами.
-  Вы богиня…
- Благодарю вас, чаровница…
- Вы само Божество… - и так далее.
А затем, дабы поставить красивую точку затянувшемуся отдыху, Катя подбросила над головой оставшиеся в руках цветы и крикнула.
- По коням господа, по коням! Пора возвращаться! Не знаю как вы, а я проголодалась!
 Вернувшись в имение, Катя поторопилась переодеться к обеду, который по её приказанию был накрыт в беседке у пруда с карпами.
Облачившись в своё любимое палевое платье с глубоким декольте, она впервые одела на руку браслет из розового жемчуга.
Обед был в разгаре, как вдруг, послышалось лёгкое постукивание по своду беседки и только когда этот звук заметно усилился, стало очевидно, что все находящиеся здесь, словно островитяне, отрезаны от внешнего мира стеной проливного дождя. Но им повезло, так как ливень не сопровождался сильными порывами ветра, который по обыкновению окутывал всё вокруг в кромешную темень. Наоборот, падая с неба с огромной силой, струи дождя освещались яркими лучами солнца. Это необычное стихийное явление вызвало у Кати массу восторга, и встав из-за стола она подошла к краю беседки. Подставив руки под струи дождя, она с упоением наблюдала как ударяясь о её ладони капли превращались в мелкие брызги и отскакивая падали ей на лицо, шею и грудь.
- Екатерина Степановна, голубушка! Вы так увлечены, словно не капли, а бриллианты ловите. Ещё немного и вымокните вся до нитки. Позвольте предложить.
И чья-то мужская рука протянула ей полотняную салфетку.
- О, как вы любезны! Благодарю, - ответила она, взяв салфетку из рук капитана Георгия Малозёмова.
 Промокнув лицо, шею и руки, Катя принялась вытирать браслет. Не отходя, капитан наблюдал за её действиями, а затем предложил вернуться за стол, чтобы продолжить обед.
Спустя несколько минут, Катя заметила, как Малозёмов, сидящий сейчас напротив, то и дело поглядывает на её браслет. И вскоре, воспользовавшись моментом, когда остальные офицеры, уединились в углу беседки, дабы насладиться сигарным дымом, он вдруг неожиданно спросил.
- Позвольте поинтересоваться, откуда у вас этот браслет?
- Он вам понравился? - спросила Катя, с улыбкой взглянув на браслет, который как нельзя лучше подходил к её сегодняшнему наряду.
- Не в этом дело.
- А в чём? По какой тогда причине вы им интересуетесь? – слегка изумилась она.
- Не из праздного любопытства, поверьте. Но ежели мой вопрос вам не приятен, то прошу извинения за него.
- Да Бог с вами капитан! Какой вздор! Извольте, я отвечу. Только вряд ли мой ответ вас устроит, поскольку при всём моём желании я не могу на него ответить. Но не потому, что не хочу, а потому, что понятия не имею кем подарен этот браслет. Он лежал в числе прочих подарков, преподнесённых мне на именины, но кем, осталось загадкой. Кстати, сегодня я одела его впервые, и к сожалению, он мне великоват. Но что за странный интерес с вашей стороны?
Глядя Кате в глаза, Малозёмов уверовал, что она говорит правду, но тут же подумал, а в праве ли он вмешиваться в то, что его по сути не касается? Ведь претендовать на взаимные чувства с её стороны, соперничая с другом, он не посмеет, но… Но быть хотя бы в чём-то ей полезным, он для себя почтёт за честь… 
- Ну что ж, ты сам завёл этот разговор, так имей смелость довести его до конца, - сказал он себе, и отпив из бокала несколько глотков вина, начал говорить.
- Так вы желаете узнать, кем он был подарен?
- Конечно! Я наконец-то буду знать кого благодарить за столь дорогой подарок, -   ответила Катя взяв в руку бокал, и отпив глоток вина, не сводя глаз с собеседника, добавила.
- Я вся во внимании, говорите же наконец.
И Малозёмов сказал, что ему доподлинно известна история происхождения этого браслета, поскольку его изготовил давнишний приятель отца, ювелир Арон Моисеевич Шнейдер. Дело в том, что тогда, два года назад, по пути к заказчику он по обыкновению заехал к ним домой, дабы похвастаться своим новым изделием. Находясь в тот момент дома, Георгий невольно стал свидетелем общения приятелей, и даже держал этот самый браслет в руках. Мало того, посещая светские рауты, он неоднократно видел этот браслет на руке той, которой был изначально предназначен, и имя этой женщины – Софья Кирилловна Лаврова. Именно ей, два года тому назад, был преподнесён данный браслет в качестве именинного подарка, её мужем, графом Петром Андреевичем Лавровым.
 Поначалу, граф приобрёл нитку редкого и очень ценного розового жемчуга, но так как его жена обожает браслеты, он обратился к ювелиру Шнейдеру, чтобы тот изготовил из жемчуга браслет.
Катя слушала, постепенно понимая, что эта вещь, подарена ей не просто так, и скорей всего не из добрых побуждений…
- Пётр? Боже мой… Конечно же это он, больше не кому.
От этих мыслей у неё закружилась голова, она побледнела и опёршись о стол закрыла лицо рукой, но всё же заставила себя дослушать капитана.
- Не буду скрывать, - продолжил он, встав за спиной у Кати. - Свет негодует по поводу связи Александра с вами и всячески сочувствует его семье, где все до единого категорически настроены против вас. А сегодня, увидев на вашей руке этот браслет, я растерялся. Открыто ненавидеть вас и дарить такой дорогой подарок, зачем? Но хуже всего, что до сегодняшнего дня вы даже не знали от кого он! Мой вам совет – избавьтесь от браслета! Верните его во избежание неприятностей! Но обязательно сделайте это при свидетеле. Я уверен, когда вы обо всём расскажите Александру, он сам вам в этом поможет.
К удивлению капитана, Катя проигнорировала его упоминание о Лаврове, и лишь более сосредоточившись сказала.
- Да, да, вы правы, неприятности мне не нужны. Но кому я должна вернуть эту вещь?
- Как? Разве вы ещё не догадались?
- Да как же не догадаться, просто язык не поворачивается произнести его имя…- тяжело вздохнув ответила Катя.
- Понимаю. В это трудно поверить, поскольку он единственный из клана Лавровых, кто занял по отношению к вам нейтральную позицию. Но теперь можно предположить, что с его стороны это всего лишь какая-то замысловатая игра. Дарить вещь не новую, а ту которую видели на руке его жены десятки человек…
- Но для чего? – испуганно спросила Катя, уронив руку на колено.
- Для чего? Имеете ли вы представление о мерах, к которым частенько прибегают, дабы избавиться, допустим от служанки, на которую «положил глаз» нерадивый муж?
- Неужто капитан, вы хотите сказать, что браслет мне подкинули с намерением шантажировать?
- Утверждать не могу, а вот предположить такое вполне возможно.
- Ах Пётр, Пётр! Каков подлец! Теперь мне многое понятно. Хотя… - сказала она вслух, а про себя подумала. – Да и чёрт с ним! Свой выбор я уже сделала. Браслет ему конечно же верну, и обязательно при свидетелях, а взамен потребую, чтобы их семья оставила меня в покое, навсегда! Но не сейчас, чуть позже…
Более поговорить им к сожалению, не удалось. К тому моменту между офицерами разгорелся жаркий спор на тему о лучших породах Российских рысаков и капитан Малозёмов, как неоспоримый знаток по этому вопросу, был вовлечён в их спор. Лишь покидая имение и прощаясь с Катей, он снова смог с ней заговорить. Уловив в её глазах некое беспокойство, капитан неожиданно назвал свой Петербургский адрес и попросил запомнить его. А затем, поцеловав Кате руку сказал, мол ежели понадобится, то он готов примчаться по первому её зову. Для этого ей стоит лишь прислать человека с запиской по его адресу. На что, загадочно улыбнувшись, Катя ответила.
- Благодарю капитан. В таком случае, я попрошу вас исполнить мою маленькую просьбу. Не рассказывайте Александру о нашем разговоре, хочу это сделать сама. Согласитесь, ситуация не простая, ему предстоит серьёзный разговор с братом…
- Не сомневайтесь, без вашего дозволения я рта не открою, - гордо по-армейски заявил капитан, и попрощавшись запрыгнул в свою коляску.

---------------------------------------

Прошло ещё два дня и настало время, когда за Катей могли приехать в любой момент. Вещи были собраны и перенесены в самую близкую от лестницы комнату, в шкафу висело дорожное платье, а в стоящей под кроватью шляпной коробке были собраны все её драгоценности.
Однако подходило время, когда со службы мог вернуться Александр. Зная о его обожании к разному роду сюрпризов, Катя боялась, что он может появиться здесь раньше и тогда…
- Лучше об этом не думать.
С этой мыслью Катя и заснула, но сон её оказался не долгим. Как только время перевалило за полночь, к кровати со свечой в руках подбежала перепуганная Арина.
- Барыня, барыня, Екатерина Степановна, проснитесь!
- Что? Что случилось? Александр Владимирович приехал? – очнувшись от сна спросила Катя.
- Нет! Там за воротами карета чужая, а человек в ней приехавший уж здесь в гостиной вас дожидается. Странный такой, глаз у него колючий и весь в чёрном. Может людей да приказчика позвать?
- Не надо никого звать, всё в порядке. Подай-ка халат, - с облегчением вздохнув сказала она и приказав служанке оставаться в спальне вышла к долгожданному гостю.
Перед ней стоял мужчина среднего роста, лет около сорока, одетый в чёрный плащ и цилиндр. Лица его рассмотреть она не успела, а вот колючий резкий взгляд маленьких тёмных глаз, почувствовала сразу. Сухо поздоровавшись, мужчина сказал, что прислан Петром Андреевичем. Далее он спросил готова ли мадам к отъезду и получив положительный ответ, попросил её распорядиться, чтобы открыли главные ворота, дабы карета могла подъехать к лестнице усадьбы и ещё попросил указать где находится принадлежащий ей багаж. Отдав необходимые распоряжения Катя поспешила привести себя в порядок, и уже через полчаса была готова. Перед тем как уйти, она вытащила из сумочки заранее написанное письмо и положила его на туалетный столик. Затем подошла к большому зеркалу, надела шляпку, оглядев комнату перекрестилась, после чего опустила на глаза вуаль, и забрав коробку с драгоценностями собралась уходить. Но стоило ей открыть дверь, как она столкнулась со служанкой.
- Ой, барыня, простите! – испуганно сказала Арина отскочив назад. – А меня за вами послали, поторопиться просят.
Молча передав ей коробку, Катя одела гипюровые перчатки и направилась к центральному выходу. Весь их путь, служанка пыталась узнать у хозяйки причину её спешного отъезда.
- Барыня, Екатерина Степановна! Да куда ж вы в ночь то? Неужто до утра подождать нельзя? И приказчик куда-то запропастился? А что Александру Владимировичу то сказать, как они приедут? А-а-ааа…
- Уймись Арина! – резко сказала Катя, остановившись у лестницы. – Барыня, барыня, - передразнила она служанку, - Ты меня ещё матушкой назови. Сколько раз я тебе говорила, как следует ко мне обращаться, а?
- Мадам, - виновато кланяясь, ответила побледневшая служанка, и не смея смотреть на хозяйку, добавила глядя в пол. - Простите, запамятовала.
- То-то же!  И потом, что за допрос ты мне учинила? Куда? Зачем? Это не сносно в конце концов! Твоё какое дело? Выполняй что тебе велено и молчи! Поняла?
- Поняла мадам, простите мадам, этого боле не повторится, – тихо сказала Арина, продолжая кланяться. Весь остальной путь они провели в полном молчании.
У дверей на выходе стоял сонный лакей. Завидев хозяйку, он поклонился и произнеся сквозь зевоту что-то невнятное, открыл перед ней дверь.
Оказавшись на улице, внизу у лестницы Катя увидела большую карету, заложенную тройкой лошадей. По бокам кареты горели фонари, на козлах сидел кучер, и двое мужчин, одетых в чёрные плащи и цилиндры, о чём-то разговаривая стояли рядом с ней. Стоило Кате спуститься с лестницы, как один из них тут же запрыгнул к кучеру на козлы, а другой, что с колючим взглядом, открыл перед ней дверь, откинул подножку, и подав руку сказал.
- Прошу вас мадам, нам пора ехать.
Опёршись о его руку Катя села в карету, ни слова не сказав служанке. Глядя на происходящее большими удивлёнными глазами, Арина замерла, прижимая к себе шляпную коробку.
- Позвольте, - сказал мужчина, забирая у неё коробку, и положив её на сидение громко крикнул кучеру, - Трогай!
После чего он с лязгом закинул подножку, сел в карету, закрыл дверь, и она тронулась.

-----------------------------------

Катя смотрела в окно и по её щеке текла одинокая холодная слеза. Нет, она не пожалела о сделанном ей выборе, ей просто стало жалко себя, своих обманутых надежд и потерянного времени…
Не желая показывать своих переживаний сопровождающему её мужчине, смахнув слезу она крепко обняла себя, закрыла глаза и открыла их, лишь когда карета покинула пределы имения. И первое что она увидела, был пристальный взгляд её попутчика, который смотрел на неё уже без присущей ему холодной пронзительности. Сейчас в его глазах читался некий вопрос и желание получить на него ответ.
- Как странно он смотрит на меня? – подумала Катя. Менее всего ей хотелось сейчас разговаривать и поэтому, снова закрыв глаза она попыталась уснуть.
Не смея нарушать её покоя, мужчина достал из-под сидения плед и осторожно накрыл им Катю.
- Благодарю, - лишь слегка приоткрыв глаза, ответила она мило улыбнувшись.
- Как точно, господин Лавров, описал тогда её главную примету – огромные бездонные глаза, похожие на два изумруда, - вспомнил Иван, продолжая смотреть уже на спящую Катю. Да-да, это был тот самый Иван Бышлаков, который несколько лет тому назад разыскивал её по просьбе графа Александра Лаврова, но так и не нашёл. А нынче, он помог ей тайно покинуть его дом.
Уже почти рассвело, когда карета пересекла границу Петербурга. До момента вступления Кати на порог новой жизни, оставалось совсем немного времени.
 
Продолжение следует...

Заметка от автора. Мною заново отредактирована часть 2, глава 2, и часть 3"МАТЬ".


Рецензии