Архиепископ Феофан Быстров, 1872-1940

    Архиепископ Феофан [Быстров, 1872-1940].
    [статья из серии по истории пророчеств].

    Можно ли восстановить институты Конституционной монархии в современной Российской Федерации?
    Не в том, конечно, смысле, что они уже существуют сегодня в Москве, и надо лишь сменить вывески на фасадах Высших государственных учреждений, – об этом могут задумываться в своих политических обзорах только иностранцы, и то слишком невежественные. Но в том, возможно ли возрождение Конституционных институтов монархии после свержения существующей ныне «либерально-демократической» олигархии. Об этом думают многие – и искренние демократы, и национал – патриоты, и монархические националисты из «Богородичного Центра», Братства «Святого Царя-Искупителя Николая II», Братства «противников Глобализации и Экуменизма», Братства «Живой поток».
    Большинство современных апологетов Конституционной монархической формы правления – вчерашние убеждённые социалисты и либералы, которые убаюкивают свою совесть уверенностью в неизбежном и скором освобождении России «от оков мирового капитала и коррупции». Желанная постепенная эволюция «либерально-демократической» диктатуры позволяет им принимать с лёгким сердцем, а то и с ликованием, современные нескончаемые «реформы» в Российской Федерации по «улучшению жизни простого народа». Действительно, можно потерпеть несколько лет «угнетения», чтобы впоследствии стать полноправными участниками «самого свободного и счастливого» общества в мире.
    С другой стороны, для людей хорошо знающих историю своего Отечества и Отечественную историю пророчеств, Будущее Российской Федерации не даёт оснований для «патриотического» оптимизма. В течение многих веков Россия была самой неповоротливой монархией в Европе. Её Конституционный монархический режим начала XX-го века длился всего одиннадцать лет (1906-1917). Её первый «Демократический» период – это скорее провозглашение принципов, чем их реальное осуществление в 1917 году, длился в течение каких-нибудь семи месяцев. Едва освободившись от царской диктатуры, народ, пусть не добровольно и не без борьбы [Гражданская война, 1918-1920], подчинился новой тирании, по сравнению, с которой царская Россия Романовых кажется «Раем свободы и демократии». При таких исторических условиях можно понять иностранцев, которые приходят к выводу, что Россия органически порождает деспотизм, из-за своих неблагоприятных климатических условий, национального духа населения и своей геополитической судьбы. Более того, духовные историки приходят к выводу, что именно в деспотизме легче всего Россия осуществляет своё историческое призвание – «Удерживающего теперь», согласно пророчеству апостола Павла (Савла). Такой титул даётся свыше, не каждой стране и не каждому народу. Высшими силами на роль «Удерживающего» была избрана Россия, которая несёт его, сама не подозревая об этом, уже 450 лет.
    Исследователи Отечественной истории пророчеств принадлежат к тем людям, которые страстно жаждут свободного и мирного завершения Русского революционного преобразования общества (период «Багряного зверя», 1918-2027). Но горький опыт жизни давно приучил их не смешивать свои личные желания с реальной действительностью. Не разделяя «патриотической» доктрины исторического детерминизма (постоянной диктатуры: царь, император, генеральный секретарь, президент), они допускают возможность выбора русским народом разных вариантов политического строя: от диктатуры до демократии. Но с другой стороны, власть Прошлого, тяжёлый груз традиций деятельности аппарата чиновников, Отечественная история пророчеств эту свободу выбора чрезвычайно ограничивает.

    В качестве примера рассмотрим так называемое «пророчество от святителя Феофана Полтавского» за 1930 год:
    «В России будет восстановлена монархия, самодержавная власть. Господь предызбрал будущего царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он прежде всего наведёт порядок в Церкви Православной, удалив всех – неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место...
    Произойдёт то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мёртвых. И весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет. Самим Богом будет поставлен сильный царь на престоле».
    Данный текст звучит чаще всего, при этом не указывается на первоисточник, поэтому вполне законно встаёт вопрос:
    «А на сколько точно приводится текст пророчества, и принадлежит ли оно в реальности архиепископу Феофану (Быстров)»?

    [Историческая справка:
    Архиепископ Феофан (в миру, Василий Дмитриевич Быстров, 1872-1940) – епископ Русской Православной Церкви заграницей, известен как архиепископ Полтавский и Переяславский (1913-1919). В 1900-х состоял на должностях инспектора, затем ректора Санкт-Петербургской духовной академии, был неофициальным духовником царской семьи. Имел репутацию духовного подвижника безупречной жизни. В ноябре 1920-го эмигрировал в Константинополь, затем в Сербию. В 1925-ом переехал в Болгарию. Был постоянным членом Заграничного Синода до 1931-го. В 1931-ом году переехал во Францию, где жил жизнью затворника в пещере, известной как пещера «Трёх Лисиц», в местечке Лимре, что в долине Луары].

    Сразу скажем: Любой текст пророческого содержания имеет свою предысторию и историю.
    Начнём с предыстории.
    Действительно широко распространяемые, сегодня псевдопророчества от «прозорливых» старцев 1930-х годов сбивчиво и противоречиво говорят об одном и том же: «Антихрист придёт со дня на день, но перед этим Россия станет самой могучей страной в мире, и править в ней будет Православный царь, которому и Антихрист нипочём».
    Трудно сказать, что именно в таких и подобных им «пророчествах» действительно исходит от «прозорливых» старцев, а что придумано и приписано «анонимными доброжелателями», которых появилось огромное количество за последнее время.
    Возможно, что какие-то старцы действительно могли говорить в 30-ых или в 40-х годах прошлого столетия о том, что власть большевиков временна и скоро в России восстановится Конституционная монархия, и новый царь будет «человек пламенной веры, гениального ума и железной воли». С точки зрения человеческой психологии это вполне понятно и естественно. Мало ли, о чём в 1930-х годах могло мечтать русское духовенство за границей, не далее как за 13 лет перед тем легко и непринужденно предав императора Николая II. Известно, как Русская Православная Церковь сразу же после вынужденного отречения и ареста Государя забыла о Нём, а затем хлебнув от новой власти и от разгулявшегося простонародья за эти 13 лет такой «свободы», что стало стонать о новом Православном царе, как о «манне небесной».
    [Историческая справка.
    (26.2/11.3.1923):
    «Вспоминается мне, как последний (1917) год в Москве ездили мы […] на богомолье к Троице, были в скитах и там провели благодатный день. А когда возвратились в Москву, получилось известие о начале революции, роковые мучительные дни, тоже была крестопоклонная неделя […]
    Газеты уже грозили «попам», если они будут поминать Царя. Постановили не поминать (вот только не помню, было ли это до отречения, кажется, после). Таким образом, Россия вступила на свой крестный путь в день, когда перестала открыто молиться за Царя […]» (о. Сергий Булгаков «Дневник», «Вестник РХД», 1979, №130, стр. 256).].
   Непонятно только зачем, с какой целью сегодня эти «келейные мечтания» лиц хотя и духовного звания, но не сумевших вовремя предвидеть ни революцию, ни её последствия, а потому потерявших всё, теперь в наше время преподносят как «благодатные откровения» о скором Будущем России? 

    Действительно, в период с 1927-го по 1932-ой годы в русской монархической эмиграции Германии и Франции проходили дебаты по поводу возможности «восстановления монархии» в России. Это были именно философские споры и дебаты, а ни как не пророческие прорицания публицистов, и не «благодатные откровения».
    Поводом для споров послужила статья И.А Ильина «Размышление о Царской власти».
    [Историческая справка.
    Иван Александрович Ильин (1883-1954), русский философ, писатель и публицист, сторонник «Белого движения» и последовательный критик Коммунистической власти в России, идеолог Русского общевоинского союза (РОВС). В эмиграции стал сторонником так называемых монархистов – «непредрешенцев», тяготел к интеллектуальной традиции славянофилов и до самой смерти оставался противником коммунизма и большевизма. С 1920-х годов Ильин стал одним из главных идеологов русского «Белого движения» в эмиграции.
    С 1927 по 1930 годы был редактором и издателем журнала «Русский колокол», затем до 1934 печатался в журнале, до своего изгнания из Германии нацистами].

    Русскую монархическую эмиграцию тогда в основном взбудоражили вот такие мысли философа и публициста, на них особенно часто ссылались:
    «Введение монархии в России на короткое время, будет великой иллюзией Антихриста. Легче всего возвести на престол законного Государя. Ибо законного Государя надо заслужить сердцем, волею и делами. Мы не смеем забывать исторических уроков: народ, не заслуживший законного Государя, не сумеет иметь его, не сумеет служить ему верою и правдою и предаст его в критическую минуту. Монархия не самый легкий вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания. Республика есть правовой механизм, а монархия есть правовой организм. И не знаем мы ещё, будет ли русский народ после революции и десятилетий террора, готов опять сложиться в этот организм. Отдавать же законного Государя на растерзание антимонархически настроенной черни было бы сущим злодеянием перед Россией. Посему: да будет национальная диктатура, подготовляющая всенародное религиозно-национальное отрезвление! […]
    Скорее всего, введение института монархии успокоит Церковь и лучшую часть русского народа. Они решат, что самое худшее позади. Этим то и воспользуется Антихрист и нанесёт по России свой сокрушительный последний удар. Иллюзия всеобщей любви к монарху развеется, как утренний туман, и они увидят, что идея монархизма не коснулась души русского человека […]» (И.А Ильин, «Размышление о Царской власти», журнал «Слово», № 8, стр. 83).
.*    *    *
    Высказывались самые разные мнения, которые впоследствии после окончания II-ой Мировой войны суммировал в своих работах архимандрит Константин (Зайцев):
    «Россия не просто «монархия», которую можно восстановить выдвижением «легитимного» претендента на вакантный Русский Престол… Самого Царя – кто создал? Церковь его создала! В этом – содержание всей Русской истории. И склонилась перед Царем Церковь как перед своим не только покровителем, но и служителем, Ею помазываемым на Царство и перед Нею свою «программу», неотменную и неизменную, возглашающий – Символ Веры.
    И перед каким Царем склонялась Церковь?
    Перед Тем, кто преемственно несёт державное послушание Кесарево как Царь, возглавляющий Третий Рим!… Вот что должно восстановиться! Россия покаянно возвратиться должна в Церковь!…
    И только служение этой Истине способно привести нас к тому времени, когда законно для Церкви будет думать о том, кто способен законно сесть на вымоленный у Бога наш Царский Престол […]» (архимандрит Константин (Зайцев), «Что для нас есть Истина?», «Православная Русь», № 21, стр. 2-3).
*    *    *
    «Восстановление Российской монархии не есть проблема политическая. Парадоксально может это звучать, но в настоящее время реальным политиком может быть только тот, кто способен проникать в мистическую сущность вещей и событий. Только духовное возрождение России может вернуть ее миру. Поскольку в прошлом мы стали бы искать уроков, светлых знамений, духовных руководителей для создания нашего будущего, наша мысль должна обращаться не к политическим вождям, как бы велики ни были в прошлом их заслуги […]
    Не поможет нам и уход в древнюю Москву […]
    Есть только один вождь, способный нам вернуть Россию – тот, который положил ее начало, в облике Святой Руси утвердив Российское великодержавие: Владимир Святой! Россию надо «крестить». Только наново крещенная Русь может снова стать Православным Царством.
    Возможно ли это новое рождение духовное?
    В этом – вопрос бытия России, как Исторической Личности, которая известна нам из истории и которая кончила свою внешнюю, государственно-организованную жизнь с падением Трона ее Царей. Другого пути восстановления исторической России нет. И это – проблема не только наша, русская. Это и проблема мировая, вселенская. Ибо от того или иного решения ее зависит и судьба мира, точнее говоря, зависит вопрос о возрасте мира и о близости наступления Восьмого Дня […]» (архимандрит Константин (Зайцев), «Чудо Русской истории», стр. 301-302).
*    *    *
    «Вне всецело-покаянного обращения к Богу всякая мысль о нашем будущем оказывается прожектерством, самое благонамеренное направление мысли силой вещей превращающим в риторику и мечтательство только отвлекающее от единственно возможного направления воли истинного христианина с момента возникновения Апостасии. Это распространяется даже на такое явление как Православное Царство! «Монархизм», «легитимизм», как таковые, есть риторика и мечтательство, поскольку они получают, в условиях «Апостасии», самостоятельную ценность, так отвлекается лишь сознание верующих от единственного доброго пути. Как мы не так давно отмечали, есть основания предполагать, что иные старцы высокого духовного подъема предрекали восстановление России. Такое упование для нас всех законно. Но что может оно нам дать, если не одно только большое устремление к Богу, как во имя спасения души своей, так и во имя умножения и усугубления этой же направленности сознания у других русских людей! Все остальное было бы именно прожектерством, только оттесняющим и заглушающим единственно действенное в условиях «Апостасии» направление сознания – покаянное обращение к Богу […]» (архимандрит Константин (Зайцев), «Может ли современный мир принять какую-нибудь Правду?», «Православная Русь», № 3, стр. 2-3).

    [Историческая справка:
    Архимандрит Константин (в миру Кирилл Иосифович Зайцев 1887 (Российская империя) – 1975 (США)) – священнослужитель Русской православной церкви за рубежом, богослов, писатель, профессор Свято-Троицкой духовной семинарии (с 1950).
    С 1918-го принял участие в Белом движении. В 1920-ом эмигрировал с армией Врангеля из Крыма в Константинополь. Позднее уехал в Париж, где участвовал в выпуске газеты «Возрождение». После ухода из этой газеты сотрудничал в газете «Россия и славянский мир».
    В 1944-ом епископом Иоанном (Максимовичем) рукоположен в сан диакона, а в 1945-ом – в сан иерея.  В 1949-ом в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле был пострижен в монашество с именем Константин. Редактор журнала «Православная Русь» (с 1949), также редактировал ежемесячное приложение к журналу «Православная жизнь» и ежегодник «Православный путь».
    В 1954-ом возведён в сан архимандрита. Автор трудов по богословию и русской истории Церкви].
*    *    *
    В этих философских спорах и дебатах русской эмиграции принял участие и архиепископ Феофан, который написал несколько статей в разные журналы русской эмиграции, издаваемые как в Германии, так и во Франции. В 1975 году в журнале «Православная Русь», № 14, некоторые из этих статей были суммированы и опубликованы, ничего о восстановление монархии в них нет.
    Приведём наиболее яркие отрывки из них:
    «[…] Мы живём сегодняшним днём, не ведая, какие силы направлены против нас. В новом веке Церковь повторит все ошибки конца века XIX-го и начала XX-го: вольнодумство, скептицизм, неверие, раскол, возбуждая всякие ссоры и свары между различными христианскими течениями. В логической последовательности начнут со священников, носящих в сердце имя Господне, объявив им открытую войну, окружая их подозрениями, насмешками, доносами, прилежно следя и открывая скандалы их частной жизни. Массы, глупые и слепые, всегда добровольно допускают руководить собой крикунам. А кто лучше и громче беса сумеет горланить и ослеплять глупостями. Всех патриотов они будут поливать грязью, а всех мерзавцев поднимать на пьедестал.
    Молчание – вот наш главный враг.
    Молчать – значит соглашаться.
    Молчание – наша главная, русская, всеобщая беда, наше горе, наше поражение.
    Мы, русские христиане, поработились греху, мы сделались его союзниками, потому и терпим всё происходящее с нами и со страной. Мы стали безразличными к судьбе Родины, дарованной Богом, потому, что ещё ранее сделались безразличными друг к другу. И более того, мы стали непримиримыми, но только не к греху, а к своему ближнему. Ко всему, что нарушает наш комфорт, наше земное счастье, что ограничивает наши страсти.
    Мы разобщены и не понимаем друг друга. Поэтому мы и молчим, когда разворовываются богатства нашей Родины. Мы молчали, когда нас грабили, обворовывали, будто мы им должны, считая нас за скотов. Мы молчали, когда кучка предателей, контролирующая газеты, с Думской трибуны развращала наших детей. Мы молчали, когда те, кто, после отречения Государя Императора, с помощью лжи и интриг, прорвались к власти и стали зло называть добром, и добро злом, тьму торжественно объявили светом, и свет тьмою.
    Сегодня Православная Россия на краю гибели, этот факт уже не требует каких-либо доказательств. Разорённая, расчленённая, одурманенная лживой пропагандой «воинствующих космополитов», она невероятным напряжением всех своих сил ещё удерживается над Бездной, ещё дышит, живёт, ещё ждёт помощи от Церкви.
    Дождётся ли?
    Или вслед за разрушением государственности столь же свирепо и беспощадно будет растоптана и русская духовность, чтобы уже навсегда, окончательно лишить нас возможности подняться с колен, возродиться, воскреснуть […]» (стр. 9)..
*    *    *
    «О Восьмом Вселенском Соборе я пока ничего не знаю.
    Могу сказать только словами Св. Феодора Студита: «Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине».
    Истинно Вселенский Собор зависит не от количества собравшихся на него епископов, а оттого, будет ли он мудрствовать или учить «Православно». Если же отступит от истины, он не будет вселенским, хотя бы и назвал себя именем вселенского. Знаменитый «разбойничий собор» был в своё время многочисленнее многих Вселенских соборов, и тем не менее не был признан вселенским, а получил название «разбойничьего собора»! […]» (стр. 11).
*    *    *
    Впоследствии после смерти архиепископа Феофана (В.Д. Быстров, 1872-1940), а также многих участников спора о возможности восстановления монархии в России в 1927-1932 годах, этим вопросом задался после окончания II-ой Мировой войны русский церковный историк И.М. Концевич.

    [Историческая справка:
    Иван Михайлович Концевич (1893-1965) – был участником Гражданской войны в составе Белой армии. В 1920 эмигрировал в Турцию, где находился в военном лагере Галлиполи, там окончил военно-инженерное училище. Переехал во Францию, там окончил физико-математический факультет Сорбонны (1930). Затем окончил Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже (1948).
    В 1952 переехал в США. Преподавал патрологию в Свято-Троицкой духовной семинарии в городе Джорданвилле. Основные труды посвящены истории русского монашества – как в Древней Руси, так и в новое время. Значительное внимание уделял характеристике духовных традиций в русской церкви. Сочетал богословские и исторические исследования с тем, чтобы показать, как «умное делание» развивалось в древнем монашестве на Востоке, а также и в России в X-ом – XVII-ом веках. Считал, что старчество – это древнее пророческое служение церкви].

    Именно И.М. Концевич начал первым собирать материалы для книги об архиепископе Феофане (В.Д. Быстров), в этом ему активно помогала его жена.
    В 1962-ом году в США появилась книга Е.Ю. Концевич «Архиепископ Феофан. Личные Воспоминания».

    [Историческая справка:
    Елена Юрьевна Концевич (1893-1989), жена И.М. Концевич, урождённая Карцова. Родилась в семье российского дипломата Юрия Сергеевича Карцова и Софьи Михайловны, урожденной Кристафович. Журналистка, религиозный писатель, племянница богословского писателя Сергея Нилуса. С 1919-го была связана с правыми кругами русской эмиграции (в частности, Фёдором Винбергом и Петром Щабельским-Борком). В 1930-е годы сотрудничала в «Мировой службе». В ходе Бернского процесса 1934 года относительно подлинности «Протоколов сионских мудрецов», предоставила в суд бумаги Сергея Нилуса, якобы подтверждающие подделку «Сионских протоколов». После проживала в Париже.
    В 1935-ом вышла замуж за писателя И.М. Концевич. Во время II-ой Мировой войны проживала с мужем на юге Франции. В 1952-ом семья Концевичей переехала в США. Там Елена Юрьевна занималась сбором материалов о современных подвижниках благочестия и писала статьи духовного содержания. После смерти супруга, для того чтобы содержать семью, публиковалась в периодических изданиях «Русская жизнь» (Сан-Франциско), «Наша страна» (Буэнос-Айрес), «Православный благовестник» и в других журналах].
*    *    *
   В книге «Архиепископ Феофан. Личные Воспоминания» на 7-ой странице читаем:
    «Архиепископ Феофан говорил:
    «Вы спрашиваете меня о ближайшем будущем и о последних временах?
     Я не сам от себя говорю, а сообщаю откровение старцев, в разное время имевших со мною беседы. А они передавали мне следующее: пришествие Антихриста приближается и оно очень близко. 1918 год это только репетиция. Было три варианта захвата богоборцами власти: один Германский, один Венгерский, один Российский. Успешным оказался Российский вариант. Богоборцы поняли, теперь они смогут, не только взять власть, но и удержать её.
    Следовательно, время пришествия Антихриста надо считать несколькими десятилетиями. Но до пришествия князя тьмы, Россия должна ещё восстановиться, конечно, на короткое время. И в России должен быть снова избран Царь. Он будет человеком пламенной веры Православной, великого ума и железной воли, – так предвещали старцы.
    Будем ожидать исполнения открытого. Судя по многим признакам: оскудение веры среди европейских народов, создание одного богоборческого государства во всей Европе – оно приближается, если только по грехам нашим Господь Бог – не отменит и не изменит обещанного […]».

    Внизу страницы стоит ссылка, в которой Елена Концевич пишет, что запись сделана в 1959 году её мужем, И.М. Концевич, со слов схимонаха Антония, келейника владыки Феофана.
    Таким образом, из текста следует, что сам Иван Михайлович Концевич никогда лично с архиепископом Феофаном (В.Д. Быстров, 1872-1940) не встречался, а Елена Концевич сама лично никогда не встречалась со схимонахом Антонием.

    Заметьте, в начале стоит фраза:
    «Архиепископ Феофан говорил…».
    А ведь из-под пера архиепископа в разное время в период эмиграции (1920-1940) вышло около 40 статей, а также после него остался архив.
    Как можно объяснить такой парадокс: в опубликованных статьях самого архиепископа Феофана (В.Д. Быстров, 1872-1940) во время философских споров и дебатов русской эмиграции, ничего нет о восстановление монархии, в его архиве, тоже ничего нет о восстановление монархии, а запись сделана со слов схимонаха Антония, келейника владыки, через 19-ть лет после смерти владыки, а впервые опубликована через 22 года.
    Это называется информация из третьих рук, и встаёт вопрос:
    «На сколько такой информации можно доверять»?
    Ведь, возможно, мы слышим здесь не архиепископа Феофана, а «мечтания» самого схимонаха Антония, келейника владыки, так как не известно, чем он занимался все эти 19-ть лет после смерти владыки, прежде чем имел разговор с Иваном Михайловичем Концевич.

    При этом все апологеты «пророчества от архиепископа Феофана» почему-то считают, что келейник Антоний – это будущий Антоний (А.А. Чернов), схимонах Зарубежной Православной церкви.
    Но так ли это на самом деле?
    Кто такой Антоний (А.А. Чернов, 1903-1994)?
    Иеродиакон Иона (Яшунский) в статье: «Антоний – митрополит и келейник владыки архиепископа Феофана» пишет:
    «Ещё одна замечательная личность. В детстве, будучи кадетом, А.А. Чернов ушёл за границу с оружием в руках с Белой армией. Жил в Болгарии, где был духовным чадом и келейником архиепископа Феофана Полтавского (Быстрова) с 1926 по 1931 годы. В 40-е годы готовил заговор с целью убийства первого советского посла в Болгарии, который был раскрыт болгарской контрразведкой. С занятием Красной армией Болгарии молодой террорист оказался на родине в лагере с 1947-го года, где познакомился с катакомбщиками.
    «К тому времени, – рассказывал он, – когда я попал в Катакомбную Церковь, мое представление о жизни в Советском Союзе было совершенный ноль – ведь я никогда на свободе в СССР не жил и не представлял себе, какова эта жизнь. В Катакомбной Церкви меня скрывали совершенно, я жил буквально в четырех стенах, под открытым небом не был, солнце на меня не светило. Внешнюю жизнь я узнавал постепенно, по рассказам других и во время переездов на новые места. Переезжать приходилось часто: при малейшем подозрении на опасность меня сразу же перебрасывали на большие расстояния, как правило, из одной республики в другую, за тысячи километров от прежнего укрытия. Меня очень берегли из-за моего духовного образования, так как таких людей Катакомбной Церкви постоянно не хватало и не хватает […]» (журнал «Посев», 1979, № 10).
    В тот период он примыкал к епархии катакомбного схиархиепископа Петра (Ладыгина), после кончины которого в 1956-ом в качестве духовного наставника возглавлял тайные общины истинно-православных христиан.
    Сложный духовный и жизненный путь А.А. Чернова увенчался принятием им ангельского чина. К сожалению, мы не знаем точной даты монашеского пострига, совершившегося в начале 1960-х годов. По одним данным, постриг его в мантию с именем Антоний совершил в Киеве иеромонах Пётр (Савицкий, из общины катакомбного схиепископа Черниговского Михаила (Костюк); по другим – иеромонах Герасим на Кавказе).
    Снова сидел, снова выходил, катакомбничал, опять сидел, и так до 1979 года, когда сумел, наконец, не только выйти, но и выехать из СССР. Жил сперва во Франции, где сменил за несколько лет все возможные православные юрисдикции, потом переселился в Великобританию, где, пожив сперва недолго у каких-то католиков, а затем у некоего англиканского пастора, обосновался, наконец, на острове Мэн при греческо-русской старостильнической церкви.
    Летом 1991-го Антоний (А.А. Чернов) приехал в Москву вместе с архиепископом Хризостомом и отцом Симоном, якобы для поисков возможностей издания богословского наследия владыки Феофана Полтавского. Встречался с общественностью, принимал участие в съезде Союза Братств и других мероприятиях, везде представляясь схимонахом. Будучи же на самом деле митрополитом, тайно поставленным Хризостомом, основной целью своей имел устроение новой ветви катакомбной иерархии. Вместе с Хризостомом они и совершили 2-3 хиротонии старых сподвижников Антония по катакомбам. Пережив в Москве августовский путч, схимитрополит Антоний вдохновился произошедшими в России переменами, обосновался где-то в районе Кисловодска, устроив там тайный скит, откуда и руководил созданной им иерархией до своей смерти в 1994 году».
*    *    *
    Поэтому встаёт законный вопрос:
    А мог ли историк Иван Михайлович Концевич встретиться с А.А. Черновым, после принятия им монашеского пострига с начала 1960-х годов по 1959-ый, чтобы записать его «Воспоминания» об архиепископе Феофане?
    Ответ однозначный:
    Нет. В реальной жизни этого быть не могло.
    И.М. Концевич в это время проживал в США, а А.А. Чернов – то ли сидел в советских лагерях, то ли катакомбничал в Казахстане (сотовых же телефонов и интернета тогда не было). Никаких данных, что И.М. Концевич тайно посещал СССР, или А.А. Чернов тайно выезжал в США, – нет.
    Поэтому вопрос:
    Откуда взялся первый текст, так называемого «пророчества» из книги «Архиепископ Феофан. Личные Воспоминания», повис в воздухе?

    Затем, иеромонах Серафим [в миру, Юджин Дэннис Роуз (Eugene Dennis Rose), 1934-1982, священнослужитель Русской православной церкви за рубежом, духовный писатель, автор многочисленных трудов, оказавших большое влияние на православную жизнь в Америке] сослался на «пророчество архиепископа Феофана» в своей лекции – пастырской беседе за 1969-ый год:
    «В 1930 году архиепископ Феофан Полтавский суммировал пророчества, полученные им от старцев, способных презирать будущее:
    «Вы меня спрашиваете о ближайшем будущем и о грядущих последних временах. Я не говорю об этом от себя, но то, что мне было открыто Старцами. Приход Антихриста приближается и уже очень близок. Время, разделяющее нас от его пришествия, можно измерить годами, самое большее – десятилетиями. Но перед его приходом Россия должна возродиться, хотя и на короткий срок. И Царь там будет, избранный Самим Господом. И будет он человеком горячей веры, глубокого ума и железной воли. Это то, что о нем нам было открыто. И мы будем ждать исполнения этого откровения.
    Судя по многим знамениям, оно приближается; разве что из-за грехов наших Господь отменит его и изменит Свое обещанное. Согласно свидетельству слова Божия, и это тоже может случиться […]». («The Orthodox Word», 1969, № 5, стр. 184).

    Здесь тоже возникают вопросы для пытливого ума ибо, сам иеромонах Серафим (Роуз, 1934-1982) никогда с архиепископом Феофаном (В.Д. Быстров, 1872-1940) не встречался, так как всю свою жизнь прожил в США, а архиепископ Феофан с 1931 до своей смерти в 1940 году проживал во Франции. Отсюда следует, что, вероятно, иеромонах Серафим (Роуз) свои сведения об архиепископе Феофане почерпнул из книги Е.Ю. Концевич «Архиепископ Феофан. Личные Воспоминания», вышедшей в США 1962-ом.

    [Историческая справка:
    В его автобиографии сказано:
    «Чистокровный янки, Юджин Дэннис Роуз пришёл к Православию после трудных поисков истины и учёных занятий. Своим обращением он обязан блаженному митрополиту Иоанну (Максимовичу).
    Хорошо усвоив учение древних подвижников Церкви Христовой, отец Серафим стремился подражать их аскетическим подвигам. Любитель безмолвия, он построил для себя небольшую келлию у подножия горы на севере Калифорнии (Платина), где и прожил семь лет, занимаясь в уединении молитвой, богословскими переводами и выпуском совместных статей с Г.П. Федотовым, преподавателем Свято-Владимирской православной семинарии в Нью-Йорке. В этот же период он пишет несколько пастырских бесед для американцев, пытаясь донести до них суть Православия […]»].
*    *    *
    В 1974 году, после смерти своего мужа И.М. Концевич в 1965-ом, Елена Концевич в журнале «Православная Русь» (№ 24, стр. 7-8) публикует статью «Архиепископ Феофан Полтавский», в которой приводит «пророчество» уже не «со слов схимонаха Антония, келейника владыки Феофана» от 1959 года, а цитирует письмо самого владыки Феофана, ответившего ей, «рабе Божией» Елене, в ходе их личной переписки в начале 1930-х годов:
    «Относительно Конца мира и надежды на возможность возрождения России Владыка мне ответил следующее: […]» (далее приводятся слова, соответствующие книги «Архиепископ Феофан. Личные Воспоминания»).
    Из статьи следует, что оказывается при жизни мужа, Елена Концевич скрывала, что состояла в переписке с архиепископом Феофаном, и только после смерти супруга нашла в себе силы публично оповестить об этом всех.
    И снова встаёт вопрос:
    А разве такое возможно? Почему такая секретность?
    При этом письмо архиепископа с текстом «пророчества» так и не было показано публики: оказалось оно потерялось во время переезда Концевичей из Франции в США в 1952-ом, поэтому Елена Юрьевна цитировала его по памяти.
    После её смерти в 1989-ом семейный архив Концевичей был куплен Свято-Троицкой духовной семинарией Джорданвилля в 1990, однако, никаких писем архиепископа Феофана к Елене Юрьевне в нём обнаружено не было. Так что нет ни одного реального доказательства, что Елена Юрьевна состояла в переписке с архиепископом Феофаном (В.Д. Быстров, 1872-1940), кроме её слов, причём до 1974 года она почему-то об этом скрывала.
*    *    *

    Далее последовала «детективная» история.
    В 1992 году американец Ричард Бэттс опубликовал четыре письма архиепископа Феофана к Е.Ю. Концевич. Причём оригиналы писем представлены не были, по словам Бэттса, он их скопировал у своих знакомых в США (русского происхождения), которые пожелали остаться неизвестными. Как письма, которые Елена Викторовна считала «пропавшими» в 1952-ом году, оказались у знакомых Бэттса, также не было объяснено.

    [Историческая справка:
    Фома (в миру – Ричард Бэттс) – американский православный переводчик и издатель православной литературы (1994-1999).
    Окончив университет по специальности «Иностранные языки и литература», три года проработал в Вашингтоне в Мировом банке.
    Активно посещал собрания баптистов, но впоследствии пришёл к Православию.
    В 1992 году оказался в Российской Федерации.
    В 1999-ом уехал на Украину, с тех пор никакой информации – нет].

    «Четыре письма архиепископа Феофана к Е.Ю. Концевич.
    I-ое письмо:
    «Многоуважаемая Елена Юрьевна!
    Получил Ваше письмо. Искренно благодарю за сведения Ваши, сообщения о С.А. Нилусе. Очень рад, что он жив и здоров и Господь не оставляет его среди трудных и спорных обстоятельств современной жизни. Писать ему что-либо я опасаюсь. По несомненным данным, за моей перепиской следит советская агентура, поэтому в Россию я не пишу никаких писем. О. схиархимандрита Иоасафа из Густанского монастыря я знаю. О бывшем ему пред кончиной видении я очень желал бы знать. Но я думаю, что нет нужды пересылать описывающего это видение в подлиннике письма. Достаточно в Вашем письме передать сущность видения. Письмо ведь может затеряться. Когда будете писать С.А. Нилусу, передайте ему от меня приветствие, не называя моего имени полностью, а передавая приветствие от В.Ф. Полтавского.
    Вы спрашиваете меня о ближайшем будущем и о последних временах. Я не сам от себя говорю, а сообщаю откровения старцев. А они передавали мне следующее. Пришествие антихриста приближается и очень близко. Время, отделяющее нас от него, нужно считать годами и, в крайнем случае, несколькими десятилетиями. Но до пришествия антихриста Россия должна еще восстановиться, конечно, на краткое время. И в России должен быть Царь, предызбранный Самим Господом. Он будет человеком пламенной веры, великого ума и железной воли. Так о нем открыто.
    Будем ожидать исполнения открытого. Судя по многим признакам, оно приближается, если только по грехам нашим Господь Бог не отменит и не изменит обещанного. По свидетельству Слова Божия, и это бывает.
    Желаю Вам здравствовать. Призываю на Вас благословение Божие.
    Ваш искренний богомолец и покорный слуга, архиепископ Феофан.
    1925.V.23. Yertsegnovi».

    II-ое письмо:
    «Многоуважаемая Елена Юрьевна!
    Получил Ваше письмо по приезде в Карловцы из Ерцегнови. Приношу Вам глубокую благодарность за присланное Вами описание видения о. схиархимандрита Иоасафа. Оно очень поучительно и умилительно. Будем с верою ожидать лучшего будущего, которое, надеюсь, принесет нам действительно великую радость.
    Я глубоко сочувствую Вашему духовному одиночеству. Вполне понимаю, как Вам тяжело жить. И от души желал бы, чем могу, быть полезным Вам. Не унывайте, Господь с Вами. С Вами и прп. Серафим. Он да утешает Вас всегда!
    Историей из-за доллара не смущайте себя. Вы не упомянули о нем ни словом в письме. И я не знал, что с ним делать. Подумал, что Вы просто позабыли отклеить его от письма и нечаянно прислали его ко мне. Поэтому и решил отправить его к Вам обратно с письмом, не говоря о нем ни слова. Дело естественное, и укорять Вам себя из-за него не следует. По отношению к Вашему отцу Вы совершаете подвиг христианской любви, многоценный пред очами Божиими. Он будет не бесплоден, если не для него, то для Вас!
    Будьте здравы и не унывайте.
    Господь с Вами. С Вами и все угодники Божии, чтимые Вами! Бог даст, доживем и мы до счастливых дней. Отнимет тогда Господь от очей наших всякую слезу. Если и будут у нас слезы, то слезы умиления и радости!
    Архиепископ Феофан.
    1925.VI.13. Сербия. Сремские Карловцы».

    III-ье письмо:
    «Многоуважаемая Елена Юрьевна!
    С великим сожалением узнал я из Вашего письма об аресте С.А. Нилуса и его супруги. Мне так хотелось, чтобы он как-нибудь выехал за границу. Здесь он, с присущим ему талантом, мог бы многое написать в пользу и защиту Св. Православной Церкви перед неверующей Европой. Будем молить Господа о его спасении.
    Я очень рад, что Вы установили, хотя и заочно, духовную связь с О.А. И Т.А. Бурман. Мне кажется, что знакомство Ваше, особенно с Т.А. Бурман, будет полезно Вам. Она имеет очень чуткую и добрую душу, и Вы с нею можете быть откровенной. А одинокой Вам в настоящее время жить трудно. О.А. И Т.А. Бурман думают уезжать из Сербии. Трудно там найти заработок. Е.Е. Митрофанова зовет их в Париж, а они собираются переселиться в Болгарию. Здесь обещают устроить их некоторые из моих знакомых русских людей.
    Не знаю, как Вы живете в настоящее время. Но надеюсь, что не унываете. По многим несомненным данным, время спасения России приближается. Грядущая радость с избытком покроет все наши настоящие печали и скорби. А в последнее скорбное время все верующие и верные Господу будут жить под особенным покровом Божией благодати, которая защитит и спасет их от всех козней антихриста!
    Будьте здравы и хранимы Господом. Молю Господа о Вашем благополучии и спасении.
    Архиепископ Феофан. 1925.XI.2. София. Русское посольство».

    IV-ое письмо:
    «Многоуважаемая Елена Юрьевна!
    Давно я не получал от Вас никаких известий ни о Вас, ни о Вашем дяде, С.А. Нилусе. Последнее письмо получил я от Вас в октябре месяце 1925 года. В нем Вы сообщали мне, что Вашего дядю, С.А. Нилуса, арестовали и препроводили в Москву. Отчасти болезнь моя, а отчасти церковные дела не дали мне возможности списаться с Вами по этому случаю. В настоящее время я вновь вспомнил о Вас, и явилась у меня потребность написать Вам письмо. Будьте добры, сообщите мне, какова судьба Вашего дяди. Что произошло с ним после ареста? Как Вы сами живете и чувствуете себя? Так ли трудно жить Вам в настоящее время, как и прежде, или немного улучшилось Ваше положение? Я был бы очень рад, если бы Вы написали мне обо всем этом, насколько позволяют Вам обстоятельства Вашей жизни.
    Искренно Вас уважающий и о Вас памятующий, архиепископ Феофан.
    1926.VIII.10».
*    *    *
    В 1991 году развалился Советский Союз, рухнула коммунистическая идеология и система «нравственных ценностей диктатуры пролетариата».
    В первом издании сборника-справочника по Отечественной истории пророчеств «Россия перед Вторым пришествием» (сост. С.В. Фомин) данное «предсказание» от архиепископа Феофана было приведено по указанному  выше зарубежному источнику (Изд. Троице-Сергиевой Лавры, 1993, стр. 322).
    У сторонников Братства «Святого Царя-Искупителя Николая II» это «предсказание» о грядущем Царе было опубликовано в ином виде с добавлением слов:
    «Он придёт из Династии Романовых по линии матери» («Православная Рать», 1993) – имелся в виду Георгий Гогенцоллерн, сын Марии Владимировны, внучки Великого Князя Кирилла Владимировича. У Елены Юрьевны Концевич таких слов нигде не было.
    «Я не сам от себя говорю, а сообщаю откровения старцев. А они передавали мне следующее […]
    Россия должна ещё восстановиться, конечно, на краткое время. И в России должен быть Царь, предызбранный Самим Господом. Он будет человеком пламенной веры, великого ума и железной воли. Так о нём открыто […]
    Произойдёт то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мёртвых и весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет […]
    Самим Богом будет поставлен сильный Царь на Престоле. Он будет большим реформатором и у него будет сильная Православная вера. Он низринет неверных иерархов Церкви, он сам будет выдающейся личностью, с чистой, святой душой. У него будет сильная воля. Он придёт из династии Романовых по линии матери. Он будет Божиим избранником, послушным Ему во всем […]».

     Во 2-м издании «Россия перед Вторым пришествием» (сост. С.В. Фомин) также появляется подстрочное примечание со словами о «линии матери» со ссылкой на российского автора, сотрудника пресс-службы митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) (Изд-во «Родник», М., 1994, стр. 371).

    В том же 1994-ом году появляется новый текст «пророчества» от владыки Феофана, который сегодня приобрёл бешенную популярность:
    «Вы меня спрашиваете о ближайшем Будущем и о грядущих последних временах. Я не говорю об этом от себя, но то, что мне было открыто старцами. Приход антихриста приближается и уже очень близок. Время, разделяющее нас от его пришествия, можно измерить годами, самое большое – десятилетиями. Но перед его приходом Россия должна возродиться, хотя и на короткий срок. И царь там будет избранный Самим Господом. И будет он человеком горячей веры, глубокого ума и железной воли. Это то, что о нем нам было открыто, мы будем ждать исполнения этого откровения. Судя по многим знамениям, оно приближается; разве что из-за грехов наших Господь отменит его и изменит Свое обещание. В России будет восстановлена монархия, самодержавная власть. Господь предызбрал будущего царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он прежде всего наведет порядок в Церкви Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место.
    Произойдёт то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мёртвых, и весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет. Самим Богом будет поставлен сильный царь на престоле» (Л. Болотин, «Русь, грядущая навстречу Христу», Сергиев Посад, 1993, № 11, стр. 7).

    Эта новая версия текста с 1998 года начинает гулять по страницам Российского интернета, вытесняя даже текст Е.Ю. Концевич. В своей статье журналист Болотин ссылается на утраченное личное письмо ему от архимандрита Нектария (Чернобыля, 1926-1992) из Иерусалима и на устное свидетельство журналиста В.П. Кузнецова (который в свою очередь ссылается на устное свидетельство схимонаха Антония (А.А. Чернова), келейника владыки Феофана).
    После прочтения статьи Болотина снова возникают сомнения:
    Во-первых, опять звучит знакомый мотив об «утраченном» письме, когда кто-то кому-то сказал о ком-то или о чём-то в одном не установленном месте когда-то.
    Во-вторых, архимандрит Нектарий сам из-за своего возраста с архиепископом Феофаном вести «духовные разговоры о Будущем» не мог (на момент смерти архиепископа ему было 14-ть лет, и не факт, что он с ним вообще встречался, когда архиепископ покинул Болгарию и перебрался во Францию, будущему архимандриту Нектарию было всего четыре года. Поэтому давайте вопрос об «удивительных» детях даже рассматривать не будем, это уже тоже давно «заезженная» эстетствующими журналистами тема).
    Следовательно, какие «Воспоминания» он мог написать, а главное почему он ими поделился только с журналистом Болотиным?
    В-третьих, когда летом 1991-го схимонах Антоний (А.А. Чернов) приехал в Москву вместе с архиепископом Хризостомом и отцом Симоном об их встречах с Московской общественностью был снят документальный фильм. Он есть в интернете, его можно найти в «Яндексе» набрав в поисковой строке: «Схимонах Антоний (А.А. Чернов)». Так вот во время пресс-конференции схимонаху Антонию был задан вопрос о «пророчестве» архиепископа Феофана, и Антоний слово в слово повторил текст, опубликованный Еленой Концевич, и ничего к этому не добавил:
    «В последние времена, рассказывал владыка, в России будет монархия. Это вызовет во всем мире враждебную реакцию. Враги поползут на Россию яко саранча.
    «Разве это война? – вопрошал владыка Феофан. – Вот будет война, когда на Россию весь мир вооружится».
    И действительно, антихрист представит Россию как врага мира, ибо она объявит себя Православной, когда Православие исчезнет» («Беседа со схимонахом Антонием (Черновым), душеприказчиком и келейником владыки Феофана», «Московский литератор», 1991, № 19, стр. 7).

    Поэтому встаёт вопрос:
    А кто такой журналист Л. Болотин и насколько ему можно доверять?
    [Историческая справка:
    С творчеством данного журналиста за период с 1992 по 1995 годы каждый может ознакомиться сам, чтобы вынести собственное, непредвзятое суждение. Сказать: мистик восточных практик, ура-монархист, человек, ищущий своё место под солнцем в период развала страны, – это значит, ничего не сказать, ибо в то время он развил довольно бурную деятельность, был даже членом оргкомитета «Движения по восстановлению монархии в России».
    Правда следует отметить, что эта его «активная» деятельность «по восстановлению Конституционной монархии» продолжалась недолго. Очень скоро в рядах «Движения» начались интриги: Кому быть царём на Российском престоле. В последующих своих статьях журналист Болотин отрицал права Кирилловичей, противопоставляя Георгию Гогенцоллерну другого потомка Романовых по линии матери: Тихона Николаевича Куликовского, сына Великой Княгини Ольги Александровны, сестры Государя Николая II, от морганатического брака с Н.А. Куликовским. Однако после смерти Т.Н. Куликовского в конце 1993-го оказался в изоляции, и в конце 1994 вынужден был покинуть «Движение» после того, как сторонники ветви Кирилловичей, взяли вверх в вопросах прав престолонаследия.
    В начале 1995-го, вероятно, в отместку за поражение и изгнание написал статью, в которой утверждал, что права на Российский престол «по линии матери» теоретически, согласно статье 35 «Основных Законов Российской Империи», могут иметь потомки всех Великих Княжён дома Романовых, вступивших в брак с представителями других династий, «при условии удовлетворения другим требованиям престолонаследия».
    С тех пор на «ниве пророчеств» и восстановления Конституционной монархии в России замечен не был. Так что сам ли он написал «пророчество» от архиепископа Феофана или ему кто-нибудь помогал: остаётся «тайной» журналиста Болотина].

    В том же 1994 году Братством Св. Германа Аляскинского была издана книга В. Марченко «Духовник Царской Семьи», рассказывающая об архиепископе Полтавском Феофане (Быстрове). Среди разнообразных и очень интересных материалов о жизни и деятельности архиепископа Феофана, были опубликованы два «пророчества» сделанные Владыкой со слов «богодухновенных старцев»:
    «О, Россия, Россия!.. Как она страшно погрешила перед благостью Господней. Господь. Бог благоволил России дать то, чего ни одному народу на земле не давал. И этот народ оказался таким неблагодарным. Оставил Его, отрекся от Него и потому Господь предал его бесам на мучение. Бесы вселились в души людей и народ России стал одержимым, буквально бесноватым. И всё то, что мы слышим ужасного о том, что творилось и творится в России: о всех кощунствах, о воинственном безбожии и богоборстве – всё это происходит от одержимости бесами. Но одержимость эта пройдёт по неизреченной милости Божией, народ исцелится. Народ обратится к покаянию, к вере. Произойдёт то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мёртвых и весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет. Великие старцы говорили, что Россия возродится, сам народ восстановит Православную Монархию. Самим Богом будет поставлен сильный Царь на Престоле. Он будет большим реформатором и у него будет сильная Православная вера. Он низринет неверных иерархов Церкви, он сам будет выдающейся личностью, с чистой, святой душой. У него будет сильная воля. Он придёт из Династии Романовых по линии матери. Он будет Божиим избранником, послушным Ему во всём. Он преобразит Сибирь. Но эта Россия просуществует недолго. Вскоре будет то, о чём говорит Апостол Иоанн в Апокалипсисе» [под текстом идёт ссылка на устное свидетельство схимонаха Антония (А.А. Чернова), келейника владыки Феофана] (В. Марченко «Духовник Царской Семьи», стр. 136-137).

    Далее В. Марченко пишет:
    «Почти такие же слова владыки Феофана засвидетельствованы архиепископом Сиракузским Аверкием (Таушевым, ум. 1976):
    «Я не говорю от себя. А то, что я слышал от богодухновенных старцев, то и передал... Господь помилует Россию ради малого остатка истинно верующих. В России, говорили старцы, по воле народа будет восстановлена Монархия, Самодержавная власть. Господь предъизбрал будущего Царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он, прежде всего, наведет порядок в Церкви Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место. По женской линии он будет из Рода Романовых. Россия будет мощным государством, но лишь на «малое время» […]
    А дальше в мире наступит пришествие антихриста, со всеми ужасами конца, описанного в Апокалипсисе».

    В интернете это «пророчество» из книги «Духовник Царской Семьи» было опубликовано в 1998 году уже в «новом» изложении:
    «Времена тихие, спокойные кончились. Впереди горе ждёт людей и тяжкие страдания. Прежде всего: будет мировая война, как и сказано в Евангелии: «востанет бо язык на язык, и царство на царство» (Мф. 24.7). За преумножение беззаконий, за богоотступление, которое Господь нарек «мерзость запустения [...] стоящу на месте святе» (Мф. 24,15), иными словами, это – Церковь, за грехи, в первую очередь, епископата, а затем и священничества, как и начальствующих лиц в государстве, за все это Господь попускает [...]
    В Церкви бедствия дойдут до того, что верными Богу останутся только два, много – три иерарха. Я не говорю от себя. А то, что я слышал от богодухновенных старцев, то и передал [...]
    Господь помилует Россию ради малого остатка истинно верующих. В России, говорили старцы, по воле народа( а не правящей антихристианской власти) будет восстановлена Монархия, Самодержавная власть. Господь предызбрал Будущего Царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он, прежде всего, наведет порядок в Церкви Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место. По женской линии он будет из рода Романовых. Россия будет мощным государством, но лишь на «малое время» [...] 
    А дальше в мире наступит пришествие антихриста, со всеми ужасами конца, описанного в Апокалипсисе [...]» [здесь же под текстом идёт ссылка не на устное свидетельство схимонаха Антония (А.А. Чернова), келейника владыки Феофана, а на статью Л. Болотина, «Русь, грядущая навстречу Христу», Сергиев Посад, 1993, № 11, стр. 7] (В. Марченко «Духовник Царской Семьи», стр. 169-170).
*    *    *
    Довольно странно видеть такое вольное обращение с «текстом» пророчества архиепископа Феофана (В.Д. Быстров, 1872-1940) у современных исследователей, которые своими «открытиями» на «ниве Отечественных пророчеств» стараются доказать, что нравственная категория «Совесть» во многом зависит от коньюктуры текущего момента, хотя до них все философы утверждали прямо противоположное.
    Своим категорическим отрицанием существования последовательности пророчеств, журналисты Л. Болотин и В. Марченко только доказывают, что являются яркими представителями того духовного склада людей, который появился в Российском обществе после «лихих девяностых» прошлого столетия. Блестящий, но холодный лоск высказываний, презрительная или скептическая улыбка, насмешливый и всё же невесёлый материализм человека, который не знает: как долго продлиться религиозное свободомыслие и когда власти снова начнут «завинчивать гайки». Весело и одновременно страшно, ибо не возможно вглядываться в Будущее, и одновременно думать о компетентных органах и местах не столь отдалённых. Страх, безусловно, – не комфортабельное чувство, хочется выйти из своего «ложного» положения, но нет сил, ибо есть понимание своего полного бесправия в окружающем обществе. Случись – что, никто не заступится, все промолчат, спасая собственные души.

    В прочем, подведём итог:
    В статьях самого архиепископа, которые были опубликованы при жизни пастыря, ничего нет о восстановление Монархии на территории бывшей Российской империи, а «пророчество» опубликовано Еленой Юрьевной Концевич, которая писательским трудом добывала себе «хлеб насущный».
    О «литературном» творчестве же журналиста Болотина вообще не имеет смысл говорить. Сам он с архиепископом Феофаном никогда не встречался, а указанные им источники не выдерживают никакой критики.

    В заключение можно добавить:
    «Известны пророчества, некоторых святых о восстановлении на Руси Православного Царства на малое время перед самым  воцарением Антихриста. Но, как указывают архимандрит Константин (Зайцев), иеромонах Серафим (Роуз), возможность эта не безусловна, а условна, то есть может осуществиться лишь при наличии минимума духовно пригодного человеческого материала – людей, способных к покаянию, живой вере, подвигу. Для церковного сознания, очевидно, что восстановление такого Царства возможно только чудесным действием Божиим или Антихриста. Никакие монархические партии, учредительские собрания сами по себе системы зла преодолеть не смогут и такого Царства нам не создадут. Такие партии могут лишь формально выдвинуть легитимных кандидатов, но в условиях контроля всех сфер жизни системой зла, эти кандидаты неизбежно окажутся связанными с системой, и потому, фактически, лжецарями.
    Для церковного сознания неприемлема конституционная монархия «кирилловская», на гвардейском мундире которой всё ещё торчит красный бант «февраля», лишенная духовного понимания нашего великодержавия…
    Для последней брани с антихристом нужен муж, сочетающий в себе горячую веру равноапостольного Константина, непоколебимое мужество великого Феодосия, государственную мудрость и богословскую прозорливость благоверного Юстиниана, самоотвержение Царя-Мученика Николая. И «легитимность» такого Царя должны удостоверять не всенародное избрание и не ссылки на «закон о престолонаследии», а муж «в силе и духе Илии» – пророк Божий, который, как Самуил, укажет несомненно избранника Божия. Под предводительством такого Царя, как авторитета церковного («епископа внешних дел Церкви») и стоящего над различными юрисдикциями, мог бы быть собран законный собор Русской Церкви, а затем и земской собор Русской земли. Подобно тому, как всегда бывало в истории Церкви, собор под предводительством такого Царя очистил бы иерархию от отступников, объединил бы все здоровые силы из всех ныне разделенных её юрисдикций. Этого не может сделать какой-либо посторонний для Русской Церкви авторитет, например, Константинопольский Патриарх или какой-нибудь Собор Восточных Патриархов.
    Сейчас очевидно, что это будет лжесобор из подобранных властями  членов, контролируемых системой зла. Святитель Игнатий писал, что только духоносные мужи могут исправить что-либо в Русской Православной Церкви.
    Итак, если восставит нам Господь своего Избранника, будет у нас Царство Православное на малое время. Этого мы должны желать, это гласно проповедовать и об этом молиться, предавая, разумеется, исполнение прошения на волю Божию […]» – писатель Антон Тускарёв («Православие, государство и предантихристова эпоха», «Свет Печёрский», стр. 15-16, 1993).
*    *    *
ДТН   
   


Рецензии
Спасибо за статью. Очень пригодилась. Обязательно буду ссылаться. К прочитанному могу добавить, что монах Антоний по некоторым источникам проходил подвиг молчания 14 лет до середины 60х годов http://true-orthodox.narod.ru/library/epifany/iljinskaja/epifany.html И потому Кончевич не мог с ним общаться в 1959м. Скорее всего информация к нему попала от кого-то. Ведь позже Антоний подтвердил в общих чертах этот текст в интервью в конце 80х годов http://www.youtube.com/watch?v=H25sOO_jhR4
А так, на него (текст пророчества) много налипло. Это очевидно. Спасибо за разбор.
PS Столкнулся с тем, что существуют пророчества и мнения. То есть, Феофан просто что-то слышал, прочел, или анализируя тот же Апокалипсис, мог прийти к тому или иному мнению. И это мнение он (как и другой человек) говорит духовным детям. А те, выдают его за пророчество, хотя это лишь мнение. А вот как определить мнение от пророчества - уже другой вопрос.

Смирнов Александр Алексеевич   02.06.2016 15:45     Заявить о нарушении