Практическая педагогика. Глава 49

                Психолог

                Такого, как ты, не ждала,
                По блеску в глазах поняла:
                Диагноз один: эротически болен,
                И эту  болезнь я готова лечить…
                ( из песни)


Я так хотела заболеть, чтобы не идти в школу, что таки заболела. Мысли материальны – это не выдумка. Дети забегали по очереди: кто тянул фрукты, причем килограммами, кто шоколад и конфеты, тоже слоновьими порциями. Мальчишки даже как-то приволокли «Кагор», а Саша Вигура – пачку витаминов.

- Это чтобы любимая учительница спилась? – шутила я, вертя в руках красивую бутылку «Кагора». Дети улыбались, понимая юмор. – А это что за наркотик?

- Это аскорбинки, -  смешно высыпал Саша большие белые таблетки из бумажной обертки. – Их можно много есть, там аскорбиновой кислоты немного, - и протянул мне сразу пять таблеточек.

- Спасибо, Саша. Точно аскорбинки? – переспрашиваю. Он улыбается. – Вы бы не бегали ко мне, а то я, вероятнее всего, заразная, - грипп, - кашляла я в марлевую повязку, которую все время одевала, когда приходил очередной визитер. Но дети не слушались, и  каждый день делегаций две-три точно было. Вовка  пришел на второй день моей болезни, выгнал всех девчонок, которые рассказывали последние школьные новости, и критически осмотрел меня в розовом халате. От насморка мой нос был весь красный, а  под  глазами сияли большие темные круги. Я утром смотрела на себя в зеркало – картина, скажем так, не очень эстетичная.

- Страшненькая, да? – спросила я, разрезав его длительную молчанку.

- Просто изможденная болезнью. Тебе супчик или борщик сварить? Там бабушка передала пирожков. С сыром, - он прошел на кухню, и за минуту я услышала шум воды. Вова мыл посуду.

- Привет ей и большущее «спасибо» от умирающего педагога, - пошутила я, а  сама начинала немного паниковать, поскольку спокойствие Вовы было равносильно тишине перед тем, как разразится цунами.

- Ну, не все так херово, как ты думаешь, - «культурно» успокоил меня Вова. – Сейчас чаек и дружеский разговор помогут снять напряг дней болезни.

Вовка заварил крепкий чай с лимоном и принес мне его вместе с пирожками прямо на диван, где  я в последнее время окопалась. Я ела пирожки, запивала горячим  и душистым чаем, не забывая хвалить бабушку Вовы за то, что у нее золотые руки и она воспитала прекрасного внука.

- Чай Тамары Игнатьевны – это не просто лекарство, а сплошная панацея, - философствовала я.

- А я недавно какую –то умную передачу смотрел, там говорили, что  лучшее лекарство – это секс.

Я чуть не подавилась. Вовка постучал мне по спине и уверил, что так лечить не собирался, и вообще неизвестно почему вспомнил все это.

- А еще кошаки лечат. Может, тебе кота притащить? В давние времена котов укладывали на больное место, и они снимали боль, - Вовка искренне улыбался и создавал впечатление медработника без халата.

- Умник, ты хотя бы в школу ходишь, пока я здесь перекантовываюсь, или пользуешься моментом?

- У Жанночки, блин, загуляешь. И чего это ты обо мне так плохо думаешь, Соня Константиновна? Я даже  ни одной двойки не схватил. Стал таким хорошим, что самому противно иногда.  Может, мне отличником заделаться? А что, по  приколу!

- Какой прикол? Все привыкли, что ты ничерта не делаешь. Раньше нужно было за голову браться. Теперь хотя бы в хорошисты выбиться.

- Нафига? – чистя мандаринку, спросил Вовка.

- Как это? А поступать кто-то собирается, или сразу лоб будут брить и в армию?

- Соня, а я армии не боюсь…

- Я боюсь. Два года неизвестно зачем пропадут.

- Закалят, - казалось, что у Вовки на каждый мой факт был контраргумент.

- Пока ты будешь закаляться, что  будет с бабушкой? Как ей без тебя? – давила я на болезненное.

- Ничего, переживет. Зато после армии, говорят, приходят настоящими мужчинами. И для тебя я уже не буду просто мальчиком, - он  перевел печальный взгляд на меня и, вероятно, прочел по моим глазам (слишком откровенно там было написано), что два года – это немного перебор. – Ты же меня дождешься? Если я тебе нужен…

- Ты мне всегда будешь нужен, - вырвалось у меня, и Вовка, как по команде, приблизился и коснулся  своими влажными губами моих сухих. Я ощутила аромат его любимой мятной жвачки. Меня пьянила сила его страсти, казалось, что моя кровь просто закипит, и не от высокой температуры. Но я оттолкнула Вовку и отругала:

- Я больная. Ты можешь заразиться и тоже заболеть гриппом.

- Моя болезнь называется по –другому. Ничего, будем болеть вместе, - он  отбросил плед и обнял меня. – Заберемся в кровать и проболеем эдак месяц, ага, - ему было весело от такой перспективы. – Заодно проверим теорию о лечебном свойстве секса.

- Ты выбрал не лучшее время для этого. Суп кипит, - нашла другой повод отвадить Вовку.

- Это прекрасно, когда блюдо доведено до готовности, - он снова поцеловал меня, но  почувствовал мой страх и нерешительность, поэтому отстранился. – Я могу убраться, полить цветочки или еще что?

- Вова, мне кажется, что мы делаем большую ошибку. Я делаю ошибку, - как учитель я должна была завершить эти отношения.

- Ошибка в том, что я ученик? Но я мог бы уже и не быть им, - напомнил Вовка.

- Но ты ученик. Мне стыдно перед твоей бабушкой. Она подумает, что я соблазнила ее внука.

- Соня, ты все же больная, и  это сейчас  явно диктует тебе твой  мозг, подогретый температурой. Соблазнял тебя я. Поэтому не бери дурного в голову, а тяжелого в руки, - он ушел на кухню и некоторое время просто что-то там делал. Потом появился в дверях:

- Так, Соня, суп сварился. Твой любимый гречневый. Посуду я помыл, чай еще раз заварил. Если захочешь меня видеть – позвонишь. И на всякий случай знай: любить – это не ошибка, это счастье. Я раньше этого не знал. И если ты думаешь, что нас связывает секс… Это не так. И я тебе это докажу. Выздоравливай, - минута, и за ним захлопнулась входная дверь, а я осталась со своими мыслями, которые грызли меня, как червяк яблоко.

Постоянными внутренними упреками я довела себя до полного расстройства. И вот  когда ко мне в гости пришла черная безнадежная бессонница, я решила, что необходимо что-то делать.

Маме я не хотела рассказывать о своих переживаниях, подруг не было, брат  мог неправильно понять и  обвинить  во всем Вовку. Выход был один – психолог. Посторонний человек, которого ни я не знаю, ни он меня. Со стороны всегда все проблемы решаются просто.  В моем понимании психолог – это  как душевный врач.  Только на такого лекаря теперь и надеялась моя  измаявшаяся душенька. Этого психолога посоветовала мне Наташка.

- Слушай, когда мы с Льоликом разбежались, именно она меня вытащила с одуренного депресняка. Я даже самоубийство помышляла. Да! Даже волосы от нервного шока стали выпадать, - пугала Наташка и тут же интересовалась в трубку телефона. – А тебе зачем? У тебя ведь полный ажур? Или не полный? Я что-то об ажуре не знаю?

- Это не мне. Одному ученику, - врала я. Наташке скажи, так еще час трепаться по телефону будет.

- Ты их уже к психологам таскаешь? Ну-ну! И не надоело? Нашла бы себе пристойную работу.

- А чем моя не пристойная? – зацепило за живое.

- Большой детский садик.

Я не стала спорить с Наташкой, потому что она была права.

Психологом оказалась  девушка Ариадна.  Я сначала недоверчиво на нее посмотрела и про себя подумала, что первое впечатление, вероятно, все же  ложное, поскольку никогда бы не подумала, что эта девчонка может быть хорошим психологом. У меня все хорошее всегда ассоциировалось со  зрелостью, а лучше – со старостью.

-   Я – Ариадна, но для простоты можно называть Аля. Как мне к вам обращаться? – спросила девушка.

- Можно София, - тихо проговорила я,  совершенно не представляя, как буду рассказывать этой девочке свою проблему. Между тем Аля предложила мне погрузиться в мягкое кресло, а сама   села напротив. Между нами был небольшой журнальный столик. Скорее всего, мы с Алей были ровесницами.

- Кем работаете? – спросила девушка –психолог.

- Учителем, - ответила я.

- Вы учительница? Младших классов? – вот так всегда. Никогда никто не верит, что мне приходится руководить оравой старшеклассников.

- Нет. Учитель старших классов, - разочаровала я психолога. Она удивилась, но промолчала. Вместо комментариев предложила печенье и чай, а также сообщила, что час дружественного разговора стоит  сто гривен. Я сомневалась, что часа нам хватит, поэтому  договорились, что  беседуем два часа для начала.

Наша беседа в начале сеанса мне  напомнила разговор двух пассажиров поезда, которые в силу определенных обстоятельств оказались рядом и наконец –то  отыскали общие темы. Постепенно, слово за слово, Аля «вытащила» из меня проблему, с которой я пожаловала. Не успела я опомниться, как озвучила то, что до сих пор даже сформулировать не могла:

-  Я влюбляюсь в него все больше и больше. При этом разум понимает, что  не должна, а сердце не слушается. При этом я не умею скрывать свои чувства. Вокруг сплетни. Я страшно боюсь скандала. Не за себя боюсь, я из него  выберусь, а вот  ему придется несладко.

- Он – ваш ученик? – спросила аккуратно Аля.

-Да.

- Вас  волнует его статус, возраст, характер?

- Возраст и статус – да, а характер у него прекрасный. Всем бы такой.

- Внешность?

- Он…, - я полезла в  сумочку и вытащила оттуда фотографию Вовки.  Эту фотографию я попросила у бабушки Вовки как бы для стенда. Так и не отдала. Психолог  удивленно посмотрела на Вовку,  потом на меня.

- Что же здесь удивительного? В такого сложно не влюбиться, - она вернула мне фото. – За такими девчонки бегают табунами, а они усиленно качают мышцы и гордо смотрят  на всех сверху вниз.

- Нет. Это не о Вовке, - опротестовала я. – Мне иногда кажется, что внешняя привлекательность ему мешает.

-Как он относится к вам? Уважает? Игнорирует? Делает все время пакости?

- Делал пакости, потом избегал, а теперь … любит, - я опустила глаза и отвела взгляд в сторону.

- Он это вам говорил?

- И говорил, и писал, и… Я женщина, чувствую.

- Конечно. Тогда давайте по порядку. Вас воспитали в самых лучших традициях и убедили, что жена  должна быть моложе мужа, да?

- Какая жена, какой муж? Алечка, вы меня неправильно поняли. Он – мой ученик, я его классный руководитель. Это какая - то фобия. Я бы хотела как-то освободиться от  данной зависимости. И освободить его.

- А зачем все это уничтожать? – Аля говорила серьезно. – Вы любите, он вас обожает. Закончит школу и…

- Что?

- Неужели у вас не рождалась такая мысль? Я ведь не поверю. Тоже женщина. А разница в годах у вас небольшая. Мы с вами знаем примеры  разницы и поболее. Взять ту же Аллу Пугачову. Голливудские дивы тоже  дают повод к размышлению. Возьмите тех же Элизабет Тейлор, Лайзу Минелли и Деми Мур. Прецеденты есть и очень, я вам скажу, удачные.

- А ничего, что я не голливудская звезда?- все же отрицала я. Но у  Али был серьезный багаж примеров и фактов:

- Я  назвала вам известных людей, потому что это известно. А негромких  случаев еще больше. Социологи свидетельствуют, что на западе на лицо тенденция: из года в год становится все больше супружеских пар, в которых жена намного старше своего мужа.

- У нас не запад, а обыкновенная школа, - возразила я.

- Вот оно, - наконец сказала Аля. – Вас беспокоит общественное мнение.

- А кого оно не беспокоит?

- А вы не хотите разобраться в дилемме: он и вы? – это было соблазнительное предложение.

- Можно.

- Он инфантилен? Не в состоянии справиться с грузом жизненных проблем и хочет переложить все это на чьи –то плечи?

- Нет. Самостоятельный до костей. Иногда я чувствую себя неспособной о себе побеспокоиться в полной мере.

- Мамин сынок? Привык к повышенному вниманию и постоянному контролю?

- Нет. У него нет родителей. Только опекун бабушка, но в последнее время Вовка сам о ней заботится.

- Возможно, вы похожи на его маму?

- Он говорил, что характером.

- И достаточно. Много ли вы видели возле него девчонок?

- Много. Но он как-то умудрился остаться девственником.

- Извините, я правильно поняла: вы были близки? И вы стали его первой женщиной?

- Да. Это было всего раз. Я просто потеряла контроль, а Вовка тот вообще с катушек сошел… Вы осуждаете? Я сама себя страшно виню. Если бы вернуть время назад… я бы этого никогда не позволила себе.

- Успокойтесь. Ничего страшного не произошло. Он искал опыт, которого не находил среди ровесниц.

- Аля, он не нашел среди ровесниц? – я поставила ударение на слове «он».
– Вам еще фотку показать? Вы верите, что такой не смог найти среди ровесниц?

- Ну да. А если гипотетически представить, что после  окончания школы… сменить место проживания. Где никто не будет знать, кто вы и кто он. Вам будет психологически очень комфортно.

- Я буду знать. Проблема в том, что буду знать я.

- Вот вы и ответили на вопрос,- подвела итог Аля, улыбнулась  и сосредоточила мое внимание на последних словах.

- Вы хотите сказать, что  все должна решить я?

- Конечно. Из вашего рассказа я поняла, что мальчик все уже решил. Ему ведь тоже было несладко: ваш жених, его одноклассник. Он все это время тоже боролся со своими чувствами ради вас, боясь принести вам вред. И уже когда не выдержал… Тут понятно, не железный. Вы ему очень нужны, если он так старался, потому что  такому ничего не стоило с меньшими усилиями найти и младше, и красивее, и… я не знаю, какие еще аргументы вам привести, но не в этом суть. Теперь все зависит от того, какой путь  вы выберете: вперед или в сторону. Назад нельзя – это губительно и для вас, и для него. Любой шаг будет болезненным. Но вы это понимаете и сами. Может, стоит позволить себе стать счастливой?

- Я слишком старая для него. Когда мы вместе, видимо, выглядим странно. Это ужас!

- Это вам так кажется, София. Если бы я встретила  вас где-то на улице, то ни за что бы не сказала, что между вами шесть лет разницы. А дальше эта разница будет постепенно сглаживаться. То, что он моложе, будет заставлять вас поддерживать себя в форме. Ничего не держит женщину в таком тонусе, как понимание того, что  ей необходимо все время отвечать статусу или виду мужчины, который рядом. Но напоминать  парню все время, что вы старше, не стоит. Вообще забудьте об этом.

- Я правильно поняла, вы считаете, что сейчас я должна заморозить любые отношения, а после школы позволить событиям разворачиваться стремительно? – наконец подошла я к финалу.

- Это не я так считаю, это вы к этому пришли. Психолог не может дать готовый рецепт, к сожалению. Моя миссия - независимый анализ. Вы ведь умная женщина. Глупая бы ко мне не пришла и  проблемы бы в данной ситуации не увидела.

- Спасибо, - я вытащила из сумочки 200 гривен и отдала Але. Она вернула мне половину.

- Но ведь мы говорили больше часа? И вы мне помогли разобраться в таком непростом вопросе, - настаивала я.

- Это не сдача, - возразила Аля. – Это  плата вам за интересный  случай для моей практики. Никогда бы не подумала, что  такое в жизни бывает.

- Вы все же не как психолог осуждаете, - у меня сложилось такое впечатление. – Честно скажите, для меня это  очень важно. Я адекватно воспринимаю критику.

- Какая там критика. Я просто пытаюсь поставить себя на ваше место. Не отказывайтесь от любви. Вы нужны этому мальчику. Вам сложно будет друг без друга. Да и зачем?

Когда я выходила от психолога, то была окрылена, счастлива и уверена, что должна делать. Дома возле телевизора, завернувшись в мягкий плед, я наслаждалась новой серией любимого сериала, углубившись в перипетии выдуманных судеб и позабыв о своих. Новости я смотреть не стала. В последнее время  мой организм их плохо воспринимал: либо криминальный отчет, либо о скором  приходе апокалипсиса, либо юмор от правительства. Там убили, там зарезали, сократили, задавили, лавины, землетрясения, наводнения… и в зоопарке  родился  беленький львенок. Я понимаю, что завершать нужно на позитивной ноте, но тот один  беленький львенок никак не может перекрыть всех ужасов, которые собрали и показали зрителям перед этим.

У меня был час  для информационного отдыха, а потом опять сериалы. Как наркотик, который убивает время, отвлекает  от проблем и эстетически развивает, хотя касательно последнего.. не уверена.

После того, как вбросила в свой желудок что-то съестное,  просто села на балконе и попробовала расставить все на свои места. Представила свою жизнь без Вовки…Ужас! Значит, от Вовки я не могла отказаться. Он? Он еще так молод, может забыть и встретить другую. Много ведь хорошеньких, нежных и стройных. Просто нужно ему дать время. Скажем так, до выпускного. И я его бабушке обещала довести Вовку до института. А там уволюсь со школы и поеду в родной город  осваивать экономику, выйду замуж за… Не выйду. Не такая я, чтобы выходить за кого попало. Но ведь и после Макса я не верила, что способна буду полюбить. А где второго на Макса похожего найти?

Звонок в дверь сбил мои мысли. Глянула на часы – десять вечера, мои ученики так поздно не приходят. Я на цыпочках подошла к дверям и заглянула в глазок. Вовка.

- Соня, я знаю, что ты дома. Я свет в окне видел и тебя на балконе. Открой!

- Иди домой, Вова. Я за день устала.  Поговорим завтра, - я ему из-за дверей.

- Неудобно через двери говорить. И соседи слушают стопудово. Открывай. Я не волк, не съем.

- Иди домой!

- Отойди от дверей, я их выламывать буду, -  он  разогнался и как грюкнет. Мои двери не очень –то  крепко держались, а то так затрещали, что я побоялась – высадит. А еще боялась, что Вовка  покалечится. Пришлось открыть.

Вовка прошел в комнату, зыркнул на телевизор, потом на меня. Закутанная в пледе, я показалась ему, наверное, несчастной.

- Ты прячешься от меня? На звонки не отвечаешь. В школу не идешь. Гриппом так  долго не болеют. Или у тебя другая болезнь?

- Ты пришел, чтобы  меня попрекать? – спросила я и подняла на  него глаза.

- Не-а. Просто соскучился. Думал, может, чего надо.

- Не надо, - гордо выпалила я.

- А поговорить?

- О чем?

- А нет, типа, тем для базара? – он смотрел вопросительно.

- Хорошо, давай поговорим, - я села на диване. – Как  дела в школе?

- Хреново!

- Опять двойки и ты ничего не понимаешь?

- Нет. Учусь я пристойно. Учителя в шоке. Только меня все достали. Обвиняют, что ты из-за меня школу бросать собралась.

- Я просто болею. Ты здесь ни при чем.

- Значит, ты не уйдешь? – обрадовался Вовка.

- Нет. Завтра иду закрывать больничный. В понедельник уже буду в школе.

Вовка сделал попытку приблизиться, но я отстранилась.

- Ты меня боишься? Зря. Кого-кого, а тебя я не собираюсь обижать. Тебя хочется все время защищать.

- Защитник нашелся. Одни неприятности.

- Не-а. Я твое счастье, Соня Константиновна. Просто ты этого не поняла еще. Тебе точно ничего не нужно? – он деловито прошел на кухню, позаглядывал в шкафчики, осмотрел саркастически холодильник. – Ты пиццу будешь?

- А ты собираешься печь? – удивленно спросила  я, ужасаясь  перспективе так долго быть с Вовкой в одной квартире.

- Нет. Просто закажу, и ее привезут. Классный ресторанчик. Качественное и вкусное.

- С каких пор ты ходишь по ресторанам? – я ловила себя на мысли, что веду себя с ним, как мать.

- Нет, я не хожу. Просто Сашку две недельки подменял, пиццу развозил по городу. Поэтому и знаю. Сашка – мой друг, - зачем-то объяснил Вовка, набрал по телефону номер ресторана и заказал большую пиццу.

- Я не настолько голодна, чтобы съесть большую, - уточнила я.

- Зато я голодный. Будем ужинать вместе. Ты ничего не готовила, я тоже не в духе стоять у плиты. Устал за день.

- Ты, может, и ночевать здесь собрался? – я просто обалдевала от его гитлеровских планов.

- А ты против? Я не буду мешать, - он мило расселся на диване и включил телевизор. Начиналась очередная серия «Просто Марии». – Садись, будем смотреть это мыло. Бабуля тоже его смотрит. Кстати, я пропустил, Марию выгнали или она сама свалила на свои хлеба?

Я знала, что противиться Вовке – это все равно, что плевать против ветра: и тебе неприятно, и толку никакого. Поэтому решила, что стоит просто не кипишевать и посмотреть, что из этого получится.

- Как бабушка? – спросила я, устроившись на пионерском расстоянии от Вовки, хотя  страсть как хотелось прижаться к нему и обнять, как в детстве большого плюшевого медведя.

- Привет тебе передавала. Спрашивала, чего не заходишь? – спокойно отвечал Вовка, не отрываясь от экрана. Вроде спокоен, но я чувствовала, что в комнате скоро воздух закипит от недомолвок.

- Ты, я надеюсь, не рассказывал ей ничего? – поинтересовалась я, и краска стыда покрыла  мое лицо. Как горели мои бедные щеки.

- Чтобы она меня прибила? Бабушка просила меня, умоляла, чтобы я тебя не обижал. А я… Но Соня, честное слово, я не хотел тебе сделать плохо, - он за секунду преодолел расстояние, которое нас разделяло, когда мы сидели в разных углах дивана, и я оказалась  в его сильных  и приятных мужских объятиях. Вовка даже не догадывался, какую имел надо мной власть.

- Ты и не сделал… плохо, - проблеяла я и уткнулась ему в рубашку. Сквозь ее тонкую ткань я ощутила  учащенное сердцебиение.

- Парни рассказывали, что  быть с женщиной – это классно, но я не догадывался, что настолько. Я, может, чего не так сделал? – сказал тише голос и еще нежнее обнял.

- Да все ты сделал так. Природа  всегда подсказывает в таких случаях. Только у тебя это должна была  быть твоя девушка, а не я.

- Соня, а ты и есть моя девушка. И это классно, что это была ты… Я все время вспоминаю об этом. Боюсь озвучить… Хочу спросить… - он мялся и не договаривал. Было видно, что Вовку что-то сильно грызло.

- Да говори уже. Никто не будет знать.

- Соня, я того… Ну, все было так стремительно. Без защиты. Презерватива не было. А если ты забеременеешь? Только ты ничего не подумай. Я понимаю, что не совсем самостоятельный. Но я могу жениться. Только ты  того, не избавляйся от ребенка…

У меня даже икота началась. Этот мальчик взялся меня доконать, не иначе. Сначала я выдержала паузу, потом собралась с духом и выговорила:

- Если это все, что тебя волнует, то можешь расслабиться. Я не беременна. Менструация была, - я ожидала, что он обрадуется  и успокоится, но  Вовка тяжело вздохнул и  печально  посмотрел на меня:

-А жалко. Тогда бы мы с тобой точно поженились, а так придется тебя уговаривать.

- Вова, акстись. Если ты думаешь, что  то, что  произошло, тебя к чему-нибудь обязывает, то ты ошибаешься. Случилось. Не сдержались. Но у тебя все впереди. Я лишь страница в твоей биографии.

- А мне показалось, что я для тебя что-то да значу, - печально проговорил Вовка.

- Ты просто мой ученик, - зачем –то опустила парня из заоблачных вершин, в которых Вовка до сих пор пребывал.

- Ученик? Просто? Ты шутишь? – он жадно впился в мои губы, и контроль был утрачен навсегда. Какой сериал, какая пицца? Мы полночи  занимались любовью, умирая от счастья и наслаждения и снова рождаясь для того,  чтобы ощутить все это опять, а на утро между нами  произошел долгий  и тяжелый разговор. Хотя говорила преимущественно я, терпеливо глотая его упрямые «нет».

- Нет, нет и еще раз нет! – говорил Вовка, но я была неумолима до жестокости.

- Пока ты не закончишь школу между нами не будет никаких отношений, кроме обычных. Я – суровый учитель и классный руководитель, ты – только ученик. Только так и никак иначе!

- Нет! Ведь можно тайно встречаться, любить. Нам ведь классно вместе. Это очень полезно – регулярный секс!

- Между нами большая разница в возрасте, - пыталась подойти с другого боку.

- Плевать я хотел на  любую разницу. Даже если бы между нами было 20 лет. Я тебя люблю!

- Ты должен думать об учебе, - я не могла лишить его образования, ведь не простила бы  себе, если бы он не стал тем, кем должен был стать.

- Если ты меня прогонишь, я  даже в школе не доучусь, не то, что  про институт разговора не будет, - по –детски шантажировал меня он.

- Ты ставишь меня в очень сложную ситуацию. Тогда мне придется оставить школу, - решила я играть без правил.

- Нет, Соня, уйду я. Это я не должен был лезть к тебе со своей глупой любовью. Извини. Я испортил тебе  жизнь.

- Ремнем тебя мало били, Владимир Павлович, - решила свести на шутку.

- Вообще не били.

- Вова, самое правильное решение – это представить, что ничего не было. Приснилось.

- Но проблема в том, что между нами было. И не просто что-то, а офигенная любовь. Или ты меня не любишь?

- Люблю и очень боюсь потерять, - честно призналась я, но  ему было мало.

- Я понял. Хорошо. Ты меня не потеряешь. Давай поиграемся в учительницу и ученика. Но только до выпускного. Постараюсь  выдержать. Я не буду тебе надоедать, буду учиться. Но как только  я перестану быть учеником, тогда ни за какие коврижки ты не заставишь меня держаться  от тебя на дистанции. Еще маленький  вопросик: мне позволено заниматься на дополнительных?  Или ты меня вообще не хочешь видеть, кроме уроков?

- Будем заниматься. Только у меня не оставаться. Идти со всеми. Серенад петь не нужно, на заборе «Соня + Вова» тоже не писать.

- А я что, писал?

- А кто? В подъезде на батарее корректором белым? Почерк твой, корявый и буквы в разные стороны.

- Смешные у тебя правила, Соня. Мы просто теряем время. Но пусть будет по –твоему, - он лукаво улыбнулся, чмокнул в щеку на прощание и убежал. Когда пришел домой, то перезвонил, что все в порядке. Но не все было в порядке, и я это прекрасно понимала. Ну и что, что я настояла, а он согласился? Как это все реализовать?  Вот это я смутно представляла.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/03/14/1955


Рецензии
Иногда ответы на сложные вопросы лежат на поверхности, а мы их не замечаем.
Психолог правильно подсказала Соне, да она и сама где-то внутри это понимала,
просто не могла сформулировать для себя. Нужно только подождать, пока Вовка
школу не окончит, а там в армию сходит, возмужает и будут они жить долго
и счастливо. От любви отказываться нельзя, а у них любовь, в это верится,
а не блажь или просто страсть. Им бы только продержаться до выпускного,
чтобы не давать повода людям судачить. Когда твое имя склоняют на всех углах,
тоже мало хорошего. Пройдет время и перестанут их обсуждать, появятся другие
темы.

Творческого вдохновения!
С теплом,

Рина Филатова   12.12.2018 11:27     Заявить о нарушении
"Вова, акстись" - второе слово не поняла, по смыслу и созвучию напрашивается "очнись".

Рина Филатова   12.12.2018 12:20   Заявить о нарушении
"Акстись" - есть такое слово. Оно старое, типа "опомнись". Возможно, вы правы, из уст молодой учительницы звучит не очень уместно, хотя, начиталась книжек, набралась архаической лексики...
Сценарий Вы предложили хороший, но есть еще "случай" и обстоятельства... Бывает, ломают самые смелые планы и намерения.

С теплом и признательностью,

Ксения Демиденко   12.12.2018 22:56   Заявить о нарушении
Архаизмы не самая сильная моя сторона.
Спасибо, буду знать, что есть такое слово!)

Рина Филатова   13.12.2018 09:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.