Практическая педагогика. Глава 41

                Эхо войны

                Давно минули дни войны,
                Но и  сегодня, в наши дни,
                Находят дети в поле мины,
                Орудия истории поныне…

За правило взяла проверять предметные странички в журнале, чтобы вовремя увидеть двойки и минусы, написанные учителями карандашом, отреагировать и заставить нерадивых учеников исправить все косяки.

- 11-Б, кто забыл, что класс выпускной? Может, стоит поднапрячься, чтобы аттестат не пришлось на гвоздик вешать, - взывала к их совести, уму, чести, разуму – ко всему, чему могла воззвать. Некоторым доходило, некоторым – не очень.

И тут открываю страничку журнала «Физическая культура» и вижу колонку из двоек. Первым желанием было убить Валерика, вторым – поотрывать ему те руки, которые ручкой выставили 15 ученикам класса «2». За что?  Плюнуть не смогли далеко, что ли?

Немного успокоившись, включив всю дипломатию, на которую была способна, я отправилась в спортзал. Без слов прошла по диагонали к столу  Валерия Семеновича, положила журнал 11-Б раскрытым на странице «Физическая культура» и вопросительно взглянула, мол, что это? Валерик понял, но на его самодовольном лице обозначилась нехорошая ухмылка.

- Все нормально. Это только начало четверти. Воспитываю. Отказались учиться делать фигуры на брусьях. Видите ли,  снаряд был плохо закреплен. Да не волнуйтесь вы так, Соня Константиновна.  Ваши любимчики не пострадали. Ни отличники, ни Титаренко с Соколовым, - и смотрит, как я отреагирую.

- Замечания относительно поведения, Валерий Семенович, пишутся в дневники, - как можно спокойнее  сказала, хотя из груди пытался вырваться вулкан негодования.

- Просил дневники. Все массово забыли.

- А снаряд действительно был плохо закреплен? – я-то знаю, что не в снаряде дело.

- Как можно? Проверяю всегда. Накой мне это надо?  В тюрьму загреметь не очень хочется.

- Можно было мне о дневниках сказать. Я бы нашла дневники. Или родителей вызвала.


- И не сомневаюсь. У вас свои методы дрессировки. Наслышаны. Я в турпоходы  с ними не хаживал и по выставкам котов не бродил, - и опять, как тот скорпион, ужалил – смотрит, когда яд подействует.

- А это вы сейчас к чему сказали? – не выдерживаю, ну подвернись мне под руку что-то тяжелое, хряпнула бы по его самодовольной  физиономии.

- Ни к чему. Просто у такой женщины может быть ведь и лучшая партия, чем два сопляка.

- Не на себя ли намекаете?

- Да уж получше, чем Титаренко с Соколовым. Или здесь количество  главное?  Накой вам такой резонанс по школе? Старшеклассники склоняют ваше имя на каждом углу. А коллеги не могут понять, как такая милая, хорошая, красивая и в таком болоте оказалась?

- Неправы вы Валерий Семенович, ой, как неправы. И Титаренко, и Соколов во сто крат лучше вас. Хотя  бы тем, что не треплются на каждом углу.

- Турнут вас со школы из-за этих красавцев.

- Я не боюсь. Без работы не останусь. Заметьте, я в вашу личную жизнь не лезу. Хотя в ней  порядком и не пахнет.

- Но я ее умею скрывать. Очень ценный навык, согласитесь?

- Шило в мешке все равно не утаишь. Еще раз так массово накажете моих детей – разговаривать будем в кабинете директора. И родителей натравлю. Тех девочек, которых вы лапали, Валерий Семенович, когда они выполняли упражнения на брусьях. Или вы думали, что я не знаю?

- Они хоть в постели хороши? Стоят того? Или вам их и там учить приходится? – выплеснул солидную порцию яда Валерик.

- Неисправимый хам. С такими комплексами вы всех сплетниц в школе обскакали. Нужно подбросить директору идею провести конкурс «Сплетница года». Сразу можно вам диплом за 1 место выписывать, - не осталась я в долгу и быстро ушла. Меня всю просто трясло. Мало того, что Титаренко, так еще и Соколова мне пририсовали. Каким боком?

А ведь Валерик был просто рупором тех сплетен, которые ползали лабиринтами школьных коридоров, подсобок и  классных комнат. А еще меня дико бесил  физкультурник. Но один случай немного поубавил его прыть.

В 8-А я опоздала немного на урок и остолбенела, когда увидела, что все стоят тихонько возле парт и ждут, когда я разрешу сесть. В принципе – нормальное поведение как для нормального класса. Но не для 8-А.

- Добрый день, дети, садитесь, - огласила я на ходу от дверей к столу. Положила классный журнал и давай писать на доске тему «Гомер – автор «Илиады» и «Одиссеи». Нужно было быстренько вспомнить о Гомере ( благо, там немного сведений осталось) и перейти к более интересному материалу – встрече Одиссея с циклопом.

- Вспомните, пожалуйста, кто такой Гомер и где он жил? – начала я  с актуализации выученных на прошлом уроке знаний. Возможно, дома читали не все, допускаю, но всегда  находится пару умников, которые просто запомнили то, что я рассказывала на  уроке, и тогда я слышала свой рассказ  в слегка искривленном виде. Я даже термин такой применяла «интер – трепация» - неудачный пересказ. Если удачно – интерпретация, если  нет – интертрепация. Но сегодня  ничего не было и не предвиделось. Вместо этого царила тишина, как в танке. Я все больше удивлялась. Нет, это не 8-А. У тех всегда что-то валилось, летело, разбивалось, мела нет ( потом узнала – ели, реально ели, у детей не хватало железа в организмах), шум и гам. Я их всегда пол урока усаживала. А тут даже Безухов Паша сидит, как до стула прибитый.  Что случилось? И глаза у всех перепуганные – перепуганные.

Начала рассказывать о поэмах «Илиаде» и «Одиссее». Слушают. Когда такое было? Да никогда! Однозначно, что-то произошло. Но что?

Попросила прочесть страницу из учебника – склонились, читают. Только друг на дружку посматривают втихаря. Я под предлогом, что на минутку, вышла и  попросила Нину Игоревну, учительницу рисования, позвать мне из класса Журову Катю ( эта точно все знает!) и побыть с 8-А, чтобы на уши школу не подняли.

- Катя, что с вашим классом? Почему вы все, словно палкой  побитые? Что случилось? – спросила я девочку. А у той прямо на лице написано: страх, как хочу рассказать.

- У Лаврова в портфеле бомба! – словно по секрету сказала, а потом ухватилась за рот. – Меня в классе убьют. Я ведь пообещала, что никому не расскажу. Ай-ай-ай! Что будет? – переживала Катя.

- Подожди, не пищи. Какая бомба? – пыталась разобраться я.

- Обыкновенная. Небольшая железная, но тяжелая. Ржавая. Немецкая или наша. Бог его знает. Нашли в карьере, там песок копают. Пацаны лазили, лазили и нашли.

- Как, лазили аж  в яру? – не могла понять, зачем парни бегали в яр, за километр от школы среди уроков.

- Валерик… Валерий Семенович, чтобы не проводить замену, повел нас в яр, - объясняла Катя. – Мы там бегали.

- Понятно.  Зачем Лавров бомбу в портфель запихнул? Это ведь опасно?

- Они с пацанами хотят после уроков на футбольном поле ее подорвать, - по секрету рассказала Катя.

- Катюша, ты сейчас пойдешь к своему классному руководителю и будешь с ней выписывать оценки в дневники. В класс не возвращайся, поняла?

- Хорошо. А вы меня не сдадите нашим, что я разболтала тайну? – умоляла девочка.

- Не переживай, никто не узнает, - уверяла я и бежала в кабинет директора. Пока добежала, так запыхалась, что еле выговорила:

- Там 8-А…

- Мешают проводить урок? Как они меня достали! Сейчас поубиваю, мелких пакостников, - директор грозно поднялся из-за своего обставленного различной техникой стола, чтобы идти наводить порядок в классе, который терроризировал почти всех учителей школы. Бывают в школах такие классы, которые хоть вешайся, такие противные. 8-А рос достойной заменой моему классу.

- Хуже! Они в школу бомбу приволокли, - таки выговорила я и быстро в двух словах объяснила все, как мне рассказала Катя.

- Это уже Армагеддоном попахивает. Нет, мне еще нужна  школа, - директор быстро набрал соответствующие службы и вызвал саперов.  – А вы, София Константиновна, включите весь свой актерский талант и марш проводить урок. Главное – спокойствие. Сделайте вид, что вы ничего не знаете и даже не представляете. Хорошо? Я войду – и уберу детей из класса. Все должно быть натурально. Бегом марш!

Директор сначала отдал приказ эвакуировать всю школу, а затем вошел за 10 минут до конца урока и огласил, что 8-А классу оказали большую честь убрать территорию, которую они же и замусорили. Рявкнул, выгнал всех до одного за школу, а через черный ход вошла бригада саперов. Саперы забрали портфель Лаврова и проверили портфели всех остальных на наличие  взрывоопасных веществ. Нашли только  2 пачки сигарет.

Когда ученики вернулись в класс, сердитые, что их заставили убирать территорию, директор лично провел большую  часовую беседу об опасности, которая ждала не только класс, но и всю школу. Он привел несколько фактов, как по кускам собирали детей, которым в голову пришла идея взрывать бомбы, и объяснил, как нужно  вести себя в случае, когда заметили бомбу.

- А как вы оказались в карьере? – наконец прозвучал вопрос  директора.

Почему-то я радовалась, что Валерику влетит за  такую халатность, хотя никто не застрахован от подобных находок детей. Валерий Семенович опять подумал, что то я его заложила, и все из-за меня так сложилось, поэтому  месяц не говорил со мной и даже не здоровался. Вроде наказывал, а мне и лучше.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/03/05/287


Рецензии
Добрый день, Ксения! Старые бомбы дела не шуточное. Хорошо, что все хорошо закончилось.
с теплом,

Любовь Голосуева   31.01.2020 17:07     Заявить о нарушении
Бомбы? Куда уж шутить?У нас школа возле леса. Как-то дети где-то отрыли снаряд, приволокли, МЧС пришлось вызывать...

Ксения Демиденко   01.02.2020 15:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.