Деревенские истории

   
 Вот чем  хороши непредвиденные посиделки за столом или в трясущемся по колдобинам ночном грузовике? Порой и невдомек простому смертному , что существуют на свете номера,  актерами которых являются простые люди, своим  жизнерадостным и оптимистичным настроем  вдохновляющие  других, гораздо более сдержанных и неуверенных из-за нерешенных проблем  мужичков, горе -  рыбачков, трясущихся по жизни как спортивная мормышка.  Вот и едут мужики порой   за тридевять земель  не за рыбой,  за эмоциями. 

 Какие театры , какие выходы в свет  в провинциальных городках, если зарплата каждого с грузом семейной  потребности  далеко позади  мужицкой возможности. Сидя среди ржущих  здоровых рож, употребивших уже  не одну  бутылку водки , впитываешь, как губка,  вовсе не скупые слова, а богатый русский фольклор, сдобренный  порой красивым  матерком, но не бранным  уши, а как  легкая  приправа  и дополнение к рассказам  застольной беседы.

     Свела меня судьба с семейством  бабы Зои и деда Дмитрия. Привечали меня крепко, порой обнимая меня крепче своих сынов, да сажая за стол накрытый словно скатертью  самобранкой всем лучшим , что было в доме. Так исстари велось и принималось как должное. Но особым временем считалось после вечернего  чая , когда  в истомленном  пузе колыхалось разливанное море "еврейской " заварки, дед, пристально смотрящий , как умная кошка, за малейшими действиями постояльца,  настраивался на ностальгический лад и, вспоминая маленькие сюжеты своей долгой  90 летней жизни, с удивительным чувством такта и юмора поведывал нам очередную историю этого старого дома.
   Дом их , стоящий на самой круче Волги, всегда привлекал постояльцев, страстных любителей зимней рыбной ловли. Летом для них любой куст и шалаш был родным домом, а в зимние вечера для хозяев  дома небольшая плата за постой да разделение скудного стола в будни превращались в "праздники". Путь к дому был не простой,-  порой мужики, собирая в кулак  последние силы, карабкались в крутую гору, кто на коленях, кто шатаясь, и,  упав на снег сквозь пелену метели и  сумерков , всматривались  в мутные силуэты на завалинке дома с единственным вопросом : - Мужик, я тебя вижу! Самогон есть?  И утихомиривался, не получив ответа.

      И дед, вспоминая, как в их избу, ввалились  шестеро мужиков  в тулупах, ватных штанах  и валенках, да так, что маленькая избенка превратилась в сказочный теремок для нехилых пузатых мужиков и хозяева стали выглядеть мышатами.  Избушка и так была небольшой - кухня с русской печкой и комнатенка со шведкой,  соединенной  стальными  самоварными коленами  с основной трубой. Расположили мужиков кого  где , в зависимости от количества выпитой водки  и съеденного чеснока,  отзывов о степени храпа  и  важности персоны. Последнего по прозвищу Енот,  довольно толстого ,  но способного  все же забраться на русскую печь, уложили среди валенок и кучи тулупов,  и он заснул, разнообразив  какафонию  богатырского храпа. Надо сказать , что в ту пору в деревенских домах,  за печкой в холодное время держали и поросят, и новорожденных телят, ягнят и другую живность, ту, что являлась особо важной для семьи в условиях сильных морозов.
 
   Заснуть в условиях такого общежития у хозяев не было никакой возможности. Зоя  потом рассказывала, что, если только она  под утро засыпала, как раздавался такой взрыв храпа,  словно мужика душили черти, а вдогонку  ему из кухни раздавался кишечно-утробный призыв больше не жрать черного хлеба с чесноком  и салом. И так продолжалось всю ночь и только под утро, совершенно обессилев, она и  все проснулись , заслышав страшный грохот на кухне.

    Зоя бросилась туда и включив, свет увидела картину, как перевернувшийся Енот скатился с  печи под кутник, где обняв перепуганную  телушку  за шею ворковал с закрытыми глазами -Ах, ты милая моя, я тебя люблю!  и целовал ее в морду и  в  волосатые губы.

  Поутру Енот не смог даже позавтракать  и под веселое улюлюкание  "братьев   по мормышке" спешно удалился на морозный лед.

    Как правило ночевка проходила с субботы на воскресенье, и нередко на кручу подъезжал автобус или "летучка" и оттуда веселой гурьбой вываливались оптимисты и уже удовлетворенные рыбной ловлей рыбаки.  На всю Волгу раздавался клич и рвались меха гармошки. То наступал для приезжих настоящий праздник .

     Были случаи , когда  в бескрайние просторы замерзшей реки принимались заснеженные поля и отбившиеся от "стаи" особи  уходили в другую сторону в чистое поле, и там, достав острейшие  буры, начинали сверлить  лунки прямо в поле.  И с удивлением , пробурив сугроб,  обнаруживали  на горе "мелководье" и , изнасиловав еще пару лунок, решали , что в этот день клева нет!

    Дед Дмитрий, как бывалый местный рыбак, уже вечером успокаивал неудачливых и заблудившихся и пытался на пальцах рассказать, как на огромных просторах найти заветную корягу , под которой живут вот такие!! окуни и сороги. Да рассказывал так доходчиво, что мы, знавшие рельеф затопленной Волги,   ни фига не понимали, а его  слушатели , переспрашивая потом , тратили весь день на поиски мифических рыбных Клондайков .  А дед,  хитро улыбаясь, делал им  неоднозначный посыл о наполнении стопки еще сорока каплями божьей слезы для урузамления.

    Любителей подсмотреть, где ловят и на что  местные жители, применяя для этого мощную оптику, хватало всегда. И как только не ухитрялись местные не махать руками, малейшее их движение, изменяющее их статическую позу,  означало, что они сидят на "садке" с рыбой. Любителей их "обурить" хватало всегда и доходило до прямой наглости сесть сзади под пятой точкой счастливчика,  придти раньше и занять его лунку. Дед, хитрость ту понимал, и немало не смущаясь поведал нам, что уходя поздно вечером, решил естественным образом"отложить личинку" прямо в лунку.  Какого же было его удивление, когда на рассвете на его душистой лунке уже сидел, любитель  местного фетиша , а рядом красовалась его, деда, собственное произведение! Наглеца дед прогнал, предъявив прямые доказательства, усугубив в придачу  угрозу  применить  по не назначению  кривой от времени бур и, использовав  массу  непечатных слов, продолжал рыбачить...

     Вся то жизнь на Волге связана с водой , рыбой, сетями, вином и историями. Дед сказывал, как они с покойной женой собрались на покос  в заливные луга. Стояла погода "вёдро" и работать без стимула было ему скучно, но  неотвратимо нужно. И вот, накануне, зная, что они будут косить траву рядом с урезом воды, он заранее бросил в воду пару бутылок водки . И уговорив Зою, всегда строго ругавшую  его за пьянство,  в перерыв  пройтись  бредешком по  мелководью и   зачерпнуть на ужин пару шересперов. Все, как и он спланировал, получилось.  Завели они с Зоей бредешок, он -  по глуби, она - по- бережнее, и вытащив на берег сетчонку, он, нимало не обращая внимания на рыбу,  увидел и предъявил жене пойманную  запечатанную бутылку. Сам Бог послал, Зоя, и грех не выпить!  Уговорил он ее быстро. Но так устроен человек, что ему все мало! И уговорив жену еще разок завести бредень, он затолкал в сеть вторую бутылку. Ведь знал он, что жадность фраера погубит, но сделать с собой ничего не мог. А Зоя смогла. Кол от бредня в аккурат лег меж его лопаток и надолго запомнился ему, в чем мы уже убедились, слушая его байки...

    Дед работал почти всю жизнь конюхом и жизнь его в большей части была связана с  лошадьми и другими животными.  В доказательство дед предъявил мне 15 метровый  сбалансированный кнут, хомут, уздечки от любимого коня и много всякой атрибутики.   С этим кнутом  дед пас коров по своей очереди  рядом с картофельным полем  и видел как стадо периодически шарахалось в стороны . И увидел мышкующую лису, пробирающуюся меж рядков  картофельной ботвы и  ловко ловящую вспугнутых коровами мышей прямо из под копыт.  Бык отгонял рыжую плутовку, но та не давала покоя стаду. - Сейчас я тебя проучу! Дед встал в засаду, распрямив свой кнут, и, когда рыжая,  не учуяв подвоха, приблизилась на расстояния щелчка кончиком кнута "достал" рыжую в позе чрезвычайного удивления. Прыжок ее был достоин книги рекордов Гиннеса, и рыжая, взлаяв, оставила в покое ленивое стадо.

     Говоря о встрече с животными , дед всегда оставался невозмутимым и сдержанным.  Будучи конюхом он колесил на лошади сидя на подводе , по полям и весям. И вот однажды обратил внимание, что конь его прядет ушами, фыркает и озирается. Дед много видал, много стрелял кабанов и лосей,  но , когда оглянулся, увидел совсем рядом со своей ногой , огромного кабана -секача. Клыки его были настолько велики , что не оставляли  уму шансов при встрече один на один с этим чудовищем.  Историй было много на его памяти про опасность таких встреч. Но в этот раз, встретившись глазами,  они разбежались с помощью коня  удивительно быстро и  мирно...Конь был в мыле, а дед тоже вспотел "немножко"...

      Была у хозяев любимая собака по кличке Найда.  Ну до чего умна, даром, что не в породу.  - это значит ничего не сказать. Охраняла дом с понимаем и чувствами. За порог  в избу не ходила, - внутренний запрет, даже в сильные холода пытались затащить ее- упиралась.  Новорожденные кролики ползали по ней  как по своей норе, не трогала ни цыплят, ни кошек.  Бывало лает на дворе, выходит Зоя, а там на застрехе хорь сидит и щурится.  Гоняла со двора и куницу, а вот своих домашних кошек - оберегала.  От зависти застрелил ее местный охотник Барабанов Дима, когда не дал ее дед ему на охоту, но потом  чувствуя угрызения совести принес ему другую собаку, охотничью,  тоже Найда.

 С ней хорошо было стрелять  зайцев - она медленно их  гнала. Кошек своих знала всех наперечет и все они лазали по ней как родной матери. Но чужих котов  в деревне люто ненавидела и гоняла всех, кроме одного кота. Тот , ростом с небольшую собаку, подняв хвост трубой, ходил по улице как хозяин и все собаки прятались завидев это Чудо. Одна только его боевая стойка, когда он вздыбив хвост на загривке, выпятив вперед  под 90 градусов свои мартовские шары, расщеперив  вертикально хвост, усы дрожат и шипение  саблезубого тигра- терпение покидало всех живущих и идущих навстречу и ужас охватывал животных. Найда тоже уходила  от греха подальше, но при случае разнимала дерущихся котов.  Сторожила дом исправно - рыбаки порой бездумно положат вещи на скамейку , когда нет дома хозяев, все - до вечера , пока не придут хозяева и только при них разрешит взять мешок или ящик. Но стоит опять положить, та же история.  Умная была...

    Историй   про деревенских животных много и они будут пополняться, и этот рассказ не окончен...    
 
 


Рецензии
Добрый день, Леонид.
Вы правы, существуют на свете номера, весёлые и грустные, радостные и печальные, но даже они, грустные и печальные, по прошествии какого-то времени рассказываются весело и жизнерадостно.
А уж если рассказчик обладает особым даром красноречия, то скуки в компании никогда не будет. Про русский фольклор я умалчиваю. Это особая статья. Там всё прощается.
Миниатюра Ваша многое напомнила, поскольку в семье были и рыбаки, и охотники. А подлёдный лов на Вятке в далёкие 70-е, когда река кишела рыбой, остался в памяти надолго. Сейчас нет того изобилия, река загрязнена, обмелела, да и рыба часто какая-то больная.
Спасибо.
Всего доброго Вам.


Валентина Колбина   30.09.2018 11:44     Заявить о нарушении
Спасибо, Валентина! Истоки наши - в деревне, от земли, от радушия простых людей и чистоты природы. И потому, пообщавшись с ними, получаешь огромный заряд энергии и учебу выживания, преодоления трудностей и жизнелюбия. Во всем простом том есть житейская мудрость и великая наука. Особенно радушны и готовы поделиться последним северные люди, жители Вологодской, Новгородской и Архангельских областей. Вспоминаю о них с благодарностью и гордостью за них.

Леонид Околотин   30.09.2018 13:05   Заявить о нарушении