Практическая педагогика. Глава 37

                Романтика на крыше

                У каждого из нас на свете есть места,
                Куда приходим мы на миг уединиться,
                Где память, как строка почтового листа,
                Нам  сердце исцелит, когда оно томится
                ( «Чистые пруды» И. Тальков)

Вовка догнал меня, когда я после уроков шла домой и тянула три пачки тетрадей с сочинениями. Выхватил кулек с тетрадями и мило улыбнулся.

- Что? Чего лыбишься? Что-то натворил? – приготовилась к  очередному «сюрпризу».

- Не-а. Просто хотел поговорить с тобой. Прости, с вами.  Есть мулька одна, - и милая улыбка и блеск в глазах.

- Выкладывай  мульку свою, - я приготовилась к Вовкиным «сенсациям».

- Тут такая история. Одним словом, бабушке вчера было плохо…

- Блин. И ты молчал весь день? А сейчас улыбаешься? – набросилась я.

- Спокойно. Скорая давление сбила, сейчас все нормально. Бабуля просила, чтобы ты к ней пришла, поговорить. На чай приглашает. Она там тебе что-то связала.

- Конечно, приду. Вот сегодня проверю это добро, - указала на пачки тетрадей. – И завтра  приду.

Я думала, что Вовки не будет, мало ли какие дела у парня могут быть в выходной. Попил вместе с нами чая с пряниками и убежал в свою комнату.

Мы с Тамарой Игнатьевной сначала поговорили  о том, как ее угораздило не совладать с давлением, потом посмотрели  очередную серию сериала «Тропиканка» и обсудили все сюжетные коллизии. И тут в дверном проеме  появилась физиономия Вовки:

- Сидите, как две скучные кумушки. Никакого креатива. Поиграли бы во что-нибудь, - предложил нам массовик –затейник Вова.

- Ага, давай, Сонечка, в лото, - толкнула идею Тамара Игнатьевна.

- Ба, бери выше. Карты, - и протягивает  колоду. – И я с вами бы сыграл.
Играть было неинтересно – Вова всегда выигрывал.

- Я догадываюсь, что ты  что-то нечестно делаешь, - предположила я, проиграв шесть раз подряд.

- Не везет в картах, повезет в любви, - отбрехался Вовка.

- Да, Соня, он мухлюет. Я тузом козырным вначале билась, а он у него  оказался в конце. Где взял? - подтвердила внимательная Тамара Игнатьевна. Давай я тебе лучше погадаю. Вова, неси мои гадальные карты, - попросила Тамара Игнатьевна.

- А вы умеете гадать? – удивилась я. Кому ж не интересно, что ожидает в будущем?

- Маленько умею, - согласилась  старушка.

- Не прибедняйся, ба. Отлично ты гадаешь. Бабуля в молодости с цыганкой дружила, та ее таким вещам научила. У меня бабуля мировецкая. И гадает правильно. Она мне нагадала, что я стану директором. Прикалываете? - это Вова уже мне рассказывал. – Только чего директором – не говорит, партизанит по чуть-чуть.

- Тасуй, Соня, колоду. А ты, Вова сходил бы за хлебушком, - это она так деликатно внука за двери выпроваживала.

- Так целая буханка на столе, ба, - возмущался парень.

- Тогда не подслушивай, - сделала замечание Тамара Игнатьевна. – Соня, закрой дверь.

Я закрыла  двери, а Тамара Игнатьевна раскинула карты. Перевернула две и удивленно посмотрела на меня. Ничего не сказала. Потом еще две, а там и все в ряд попереворачивала.

- Ну и что там мне сужено? – спросила я сама, потому как Тамара Игнатьевна не спешила говорить.

- Скоро замуж выйдешь. По любви, двое деток будет. Работа любимая. Счастливая ты, Соня.

- Неужели? – сорвалось с губ.

- Один мужчина на всю жизнь. Ждать будешь его, с родителями поссоришься из-за него, но так, как он, тебя никто не будет любить. Дождись его, Соня. Вот тут, видишь, две дороги. Не дождешься – судьба иная. Три брака, один ребенок и много обид.

- А откуда ждать? – не понимала я.

-Карты показывают казенный дом, - печально проговорила Тамара Игнатьевна. - То ли больница, то ли еще что.

- Соня Константиновна, вы что, в зэка влюблены? – в дверях стоял Вовка с  пирожками и чаем.

- Ты все же подслушиваешь? Марш к  себе, - громыхнула Тамара Игнатьевна. Но Вовка даже не собирался удалять свою интересующуюся персону. – Казенный дом – понятие неоднозначное, - объяснила Тамара Игнатьевна, но на меня смотрела с какой-то особенной нежностью. – И на кладбище больше не ходи, - как-то таинственно добавила бабушка Вовы. – Тебе это незачем. В прошлом все. Отпусти.

- Вы ходите по кладбищам? – Вовка принес чашки с чаем прямо в комнату и вручил бабушке и мне прямо в руки.

- Там душа успокаивается, - объяснила я. Думаю, что у каждого человека есть такое место, где особенно уютно.

- Точняк! О, идея одуренная, хотите, могу показать. Пошлите? – энергично отреагировал Вовка.

- Это куда? – на всякий случай спросила я, зная возможности парня.

- Увидите. Вам понравится. Лучше, чем кладбище. Можно сказать, совершенно противоположное местечко, - он налил в термос чай, собрал чашки и пряники в кулек, вручил мне  два пледа и чмокнул бабушку в щечку:

- Бабуль, не скучай, мы не скоро…

- Да идите, я новости пока просмотрю. Интересно, сегодня будут веселить или пугать? – вероятно, мы  утомили Тамару Игнатьевну играми, поэтому она рада была нашему готовящемуся отсутствию.

Вова потянул меня на 9 этаж, открыл ляду, ведущую на чердак, а оттуда вылезли на большую площадку на самой крыше дома.

- Почему крыша? – это было первое, что я смогла спросить, когда Вовка достал с чердака поролоновый мат и, постелив на него один плед, усадил меня на него и накрыл вторым пледом.

- Отсюда небо ближе. А людей здесь нет вообще. Только внизу – такие маленькие, как муравьи. Тут, на краю крыши, уставленной антеннами, так легко чувствовать себя богом. Просто стоять, обтекаемым ветром, на пороге  величия и смотреть вокруг – на все тот же, но такой незнакомый мир. Я тут часто сидел, когда не стало родителей. Здесь легко не помнить обо всем… - Вовка достал из кулька чашки и разлил чай из термоса.

Ветра почти не было, но все же иногда  легкий ветерок шевелил мои волосы. Тепло от чая согревало.

- Тут действительно хорошо, - выговорила я, приглашая Вовку сесть под плед рядом. Он отказался.

- Мне тоже нравится. Сейчас немного стемнеет и будет очень хорошо видно звезды, - загадочным голосом проговорил Вовка. Пока на небе сияла только одна звезда и яркая серпообразная луна.

- Ты всех своих знакомых сюда водишь? – спросила я.

- Вообще-то вы первая, - честно ответил Вовка и, подойдя к краю крыши, молча посмотрел сначала вниз, потом на небо.

- Повезло, что сегодня нет туч. Как светит ярко луна, - сказала я, подняв голову к небу.

- Ты бы хотела побывать на луне? – с восторгом спросил Вовка.

- Нет. Мне и на земле хорошо, - призналась я и выбралась из-под пледа. – Вот, смотри, кажется, вытянешь руку- и он у тебя на ладони, - я протянула ладонь и подвела ее к луне. Сложилось ложное впечатление, что она лежит у меня на ладони. Потом так же сделал Вовка.

Мы стояли в тишине и смотрели на небо. Я не ожидала, что за внешностью и манерами отчаянного и резкого смутьяна прячется чуткое и ранимое сердце. Несколько светящихся точек начали перемещаться по небу.

- Соня, загадывай желание, звезда с неба валится, - командовал Вовка.

- То не звезда, - возмущалась я. – Самолет или космический мусор. Много всякого люди запустили в космос, вот он нам все по чуть –чуть возвращает. Плюс метеориты как бонус.

- А если все же звезда падала? – настойчиво гнал свою политику Вовка. – Тогда бы что загадала?

- Нельзя говорить, не сбудется, - ни за что в мире я бы не созналась этому мальчику в своем желании. Я просто хотела, чтобы он не исчезал из моей жизни. Отец научил меня реально смотреть в перспективу, то есть в будущее. А в будущем Вовка заканчивал школу и уходил учиться либо в вуз, либо в армию. Это было расставание. И я его чувствовала уже сейчас, октябрьским  прохладным вечером на крыше девятиэтажки.

Потом мы пили чай, объедались печеньем и много говорили. Вова тараторил без остановки, перебивая и не слушая меня. Много смеялись, потому что Вовка вспомнил столько смешных историй, анекдотов. Последние, правда, чаще были с нецензурными словами.

- А вот еще один, - не успела я  отсмеяться по поводу предыдущего. – Этот без мата. Урок "Основы православной культуры". Учительница:
- И помните, дети! Те, кто будут учиться на "4" и "5", попадут в рай.
А те, кто будут учиться на "2" и "3", - в ад!
Ученик, чуть не плачет:
- Мариванна, а что, закончить школу живым нельзя? Видишь, и про школу, и без мата, - с гордостью за себя сказал Вовка. Я засмеялась и он тоже.

А когда перестали смеяться, настала тишина. Удивительная спокойная тишина. Я до сих пор не могу понять, что это было. Словно всего на мгновение мир замер. Мы  вдруг забыли обо всем. Эти несколько минут были созданы лишь для нас двоих. И все, что мы могли, - это смотреть друг на дружку.  Он засмущался и в то же время обрадовался. И я тоже. Он быстро приблизился и поцеловал. Это был нежный и приятный поцелуй, от которого  все вокруг изменилось. До этого я касалась его как ребенка, теперь – как мужчины. Это был шок, потому что меня тянуло в его объятия. Я получала удовольствие от его  касаний. Он притронулся к моей груди, прикрытой одеждой, потом рука  скользнула за  воротник свитера и остановилась на плече. Я чуть  не рухнула здесь на крыше без сознания.

- Вовка, это ты здесь лазишь на крыше? – услышали мы чей-то голос. Я вырвалась из его объятий, схватила его за руку и потянула за собой под прикрытие выступа. Сердце билось так, что я еле могла дышать. Хватая ртом воздух, я прижималась к руке Вовки, пока мне не стало  лучше. Потом почувствовала стыд и мельком посмотрела на Вовку. Как это произошло? И как теперь быть, чтобы вернуться к прежним отношениям, не обидев его?

- Вова, я тупая тетка. Извини. Я не должна была этого делать, - выпалила шепотом.

- А вы этого и не делали. Это я. Было классно!

- Это плохо, и больше это не повторится, - заявила я категорически.

- Вовка, я знаю, что это ты, бесовское дитя, больше некому здесь лазить среди ночи, - кричал все тот –же голос ( как он вовремя!) совсем рядом.

- Я выйду, разберусь. Это дядя Петя, а потом поговорим, - сказал Вова и  пошел говорить с соседом, который жил на 5 этаже. Через пять минут вернулся.

- Выбирайтесь, он ушел.

- И нам пора. Пошли, хватит романтики на сегодня, - я начала собирать  вещи в кулек, но Вовка  меня остановил.

- Тебе не понравилось? Не может быть. Я ведь видел, что понравилось.


- Просто этого делать нельзя, ты понимаешь? Я отвечаю за тебя, я должна опекать тебя так, как бы это делали твои родители, поэтому нам нельзя целоваться, просто не должны, - убеждала я.

- А я все же не понимаю, что в этом плохого? Мне понравилось! Ты мне нравишься, Соня. Очень –очень.

- Ты мне тоже, Вова, но такие отношения между нами невозможны. И плохо, что ты этого не понимаешь.

Вова вместо  раскаяния обнял меня и, смотря прямо в глаза, выпалил:

- Я люблю тебя, мама Соня. Давно люблю, поэтому не думай, что этот поцелуй  случайный. Я могу тебя и не целовать больше, но ты ведь взрослая и знаешь, что чувства просто так не проходят. 

- Проходят, еще как. То, что случилось, я имею в виду поцелуй, должно остаться  нашим маленьким секретом. Никому об этом не говори. Даже бабушке, - почти приказала я.

- Новый этап? Играем в партизан? -  задавил зреющую улыбку Вовка. – Все, понял, - ответил он послушно и, сложив пледы и взяв кулек с вещами, пошел  назад через чердак в подъезд.

 Я поблагодарила Тамару Игнатьевну за вечер и угощения и собралась идти домой. Вовка настоял, что проведет. Шли молча, я просто чувствовала, что он идет за мной. Возле моего дома я поблагодарила, что провел, и хотела распрощаться.

- Э, нет, я вас до дверей квартиры доведу. Мне так будет спокойнее. А то еще какой-нибудь маньяк. Они всегда возле квартир ждут, - специально пугал Вовка. И действительно, довел до третьего этажа и подождал, пока я открою дверь ключом.

- Теперь ты можешь быть спокоен. Доставил целой и невредимой. Спасибо.

Вовка быстро сократил между нами расстояние и подарил мне шикарный продолжительный поцелуй. Вкус от его малиновой жвачки был приятен. А потом медленно отстранился и радостно произнес:

- Спокойной ночи и добрых снов, мама Соня.

Зря я надумала, что можно  вернуть прежние отношения назад. Теперь все усугубилось. Вовка смотрел на меня влюбленными глазами и  все искал повод, чтобы либо помочь в чем-то, либо просто остаться со мной наедине. А я наоборот, прикладывала максимум усилий, чтобы избежать таких откровенных ситуаций. Вот так и бегали, как Заяц  и Волк из известного мультфильма «Ну, погоди!».

Продолжение http://www.proza.ru/2016/02/29/258


Рецензии
Ох, ох, ох! Сложная ситуация.
С теплом,

Любовь Голосуева   27.01.2020 00:27     Заявить о нарушении
Сложнее будет дальше...

Ксения Демиденко   27.01.2020 17:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.