Практическая педагогика. Глава 35

                Новенькие

                Новые люди – новые судьбы,
                Новые тайны, надежды, мечты.
                Нам выбирать, дружить ли мы будем,
                Наверняка это будешь не ты.

Мало того, что класс пополнился двумя новенькими мальчишками – спортсменами, так еще произошла замена учителя физкультуры.  Александра Руслановна отпраздновала в июле свое 50-летие и,  имея честный 30-летний стаж, ушла на пенсию. Свято место пусто не осталось. На эту вакансию пришел высокий русый сероглазый 25-летний физрук Валерий Семенович Дорошенко. Надо говорить, что у моих учениц крышу сорвало диким ураганом по имени «Валерик», а на место не поставило.  И не только старшеклассницы таким вниманием окружили Валерия  Семеновича, но и молодые коллеги тоже не гнушались откровенного флирта с симпатичным физруком. Вот только парень страдал немного звездной болезнью с вкраплениями нарциссизма и никого особенно вниманием не баловал – держался на дистанции. Весь сентябрь по школе только и разговоров, что о Валерии Семеновиче.

На фоне появления в школе нового физрука, внедрение в класс двух новеньких парней прошло почти незаметно. Смотря для кого. Я заметила. Особенно не нравилась мне наглость Эдика Соколова. Построив в классе более –менее доброжелательную атмосферу, заселив ее доброй флорой и фауной, убив всех хищных букашек, я боялась, что новые мальчики внесут  не самые благоприятные изменения, а возможно и разрушат все, что я так  скрупулезно строила. Жалко было работы целого года. Да и последний –то год, не хотелось его тратить на постоянные разборки  по поводу очередных западлянок. Поэтому я взяла на вооружение, что микроконфликты ( а они неизбежно должны были иметь место, меня не проведешь) нужно гасить в состоянии зарождения, то есть упреждать.

Как обычно бывает, мы гоняемся с мечом за большим и грозным драконом, не ведая, что маленький готовит пакость куда большую. Маленьким драконом оказался учитель физкультуры Валерий Семенович.

Его представили на педсовете еще в конце августа и как-то у меня не было возможности ( я сильно и не стремилась) пообщаться с Валерием Семеновичем  и понять, что это за птица.  Хотя все время натыкалась на него и встречала его растерянный взгляд: то он журнал после своего урока занесет ( а все ставят просто в учительской), то в  буфете столовой за соседний столик сядет и  смотрит исподтишка ( думает, что я слепая и не вижу). И уж слишком часто мы с ним в коридоре встречаться начали ( по пять раз на день!), а школа у нас большая, некоторых учителей я не то, что каждый день по разу видела, неделями не встречала.

И вот как-то моя отличница Алина вся в слезах прибегает и жалуется:

- Мама Соня, Валерик… ой, Валерий Семенович совсем припух!

- Это как? – я удивляюсь, поскольку, чтобы моя тихоня Алина такое сказала, надо  еще постараться ее вывести из себя.

- Говорит, что все девчонки, которые не ходят на физкультуру, должны отрабатывать потерянные уроки, - чуть не плача, с мольбой глядя на меня, объясняла  Алина.

- Резонное замечание учителя. А чего они не ходят на физкультуру? Это такой же урок, как и все другие…, - заступаюсь я, так сказать учительская солидарность.

- Соня Константиновна, они ходят, но им нельзя. Ну это, прыгать, бегать. И для здоровья плохо, и прокладки повылетают, хлопая крылышками, - «деликатно» намекнула Алина на «критические дни» девочек, которые совпадают  с уроками физкультуры. – Когда была  Александра Руслановна, мы говорили «у.п», то есть «уважительная причина» и сидели на лавочках. И ничего никогда не отрабатывали. Только она следила, чтобы больше двух «у. п» за месяц не было. Если уличала во лжи, тогда убирали территорию. А этот… Скажите ему что-то…

И куда денешься? Нужно было идти и решать ситуацию. Вопрос, куда идти? К завучу  и просить поставить на место принципиального учителя мне не хотелось, хотя понимала, что в случае провального похода к учителю физкультуры, мне придется использовать и этот козырь. Именно, не к директору, а к завучу. Елена Дмитриевна – женщина и она бы поняла меня, а главное, проблему, быстро. Вот и случай с физкультурником представился поговорить. Чисто легенда школы, а ведь не успел и двух недель проработать. И зарядку сутра проводит, и футбольную команду от школы собрал, и «Старты надежд» собирается проводить. Активности кто угодно позавидует. А главное: все мальчишки от него в восторге, а про девочек я вообще молчу – те уже и фотографиями обмениваются. Мне принесли, показывают. Еле разобрала, что на  фото молодой человек на турнике занимается. В момент подтягивания футболка немного задралась, а спортивные штаны приспустились.

- Правда, сексуальный? – спрашивает меня Лариса Николайчук.

- Кто? – спрашиваю, представляя, в каких это нужно было сидеть кустах с фотоаппаратом и как долго караулить, пока у Валерия Семеновича штаны приспустятся. Как вообще не спали. Вот был бы компромат.

- Валерий Семенович, - таким тоном говорит, словно я с Луны и сразу в болото. – И только не говорите, что он вам не нравится.

- Более того, я не понимаю, что вы в нем такое ценное отыскали? - удивляю своих учениц.

- А он вам знаки внимания оказывает, - решила уколоть Лена Новикова. Ну как же без нее?

- А есть такая  женщина, которой он эти знаки внимания не оказывает? – вгоняю в ступор зарвавшуюся ученицу.

- Красивый мужчина может себе позволить, - нагловато заявляет.

Как тут не поговорить с такой звездой? Вот только не на такую щепетильную тему я бы хотела с ним разговоры вести. Но выбирать не приходилось.

Валерий Семенович сидел за столом и заполнял журнал в дальнем углу спортзала, когда  я выкрикнула с дверей:

- Здравствуйте! Я могу с вами поговорить?

- Конечно! Проходите! – мне показалось, что он ждал моего прихода. Я подошла к столу и уселась на сундук, в котором сохранялся спортивный инвентарь. Учитель закрыл журнал и перевел взгляд на меня. – Слушаю вас, София Константиновна.

- Я классный руководитель 11-Б класса, - начала я свою тираду.

- Я знаю, - улыбнулся Валерий Семенович. – Вы пришли ко мне как София Константиновна или как классный руководитель?

- Как классный руководитель 11 –Б класса, - улыбнулась я в ответ.

- Дайте угадаю, девочки нажаловались уже, - догадался он о причине моего визита. Не глупый, уже хорошо.

- Скажем так, не жаловались, а рассказали о некоторых обстоятельствах. Просто они привыкли к одним порядкам при предыдущем учителе, а вы внедрили другие. Для них это немного непривычно, - объяснила я. Мне как-то было не очень комфортно говорить с мужчиной о девчачьих проблемах.

- При этой пенсионерке вообще, я смотрю, никакой дисциплины не было. Что хотели, то и творили, - резко высказался и опустился в моих глазах ниже не придумаешь.

- Не вам, Валерий Семенович критиковать манеру обучения учителя со стажем в 30 лет. Здесь вопрос в другом. Особенности физиологии мальчиков и девочек различны, - я веду к одному, а он свою политику гнет:

- Когда я учился в школе, у нас так было. Почему мальчики должны заниматься, а девчонки в это время сидят и черт знает чем занимаются?

- У них уважительная причина, - напомнила я, и легкий румянец залил мое лицо. – Когда я училась в школе, наш учитель физкультуры позволял нам играть в шахматы, шашки, лото, настольные игры, мячик в лабиринт руками загоняли, пятнашки, наконец.

- Но что мне делать, если в этот день сдача норматива бег 100 метров? Всем ставлю оценку, а у этих пустые клеточки, - убивает меня фактами педагог.

- Они могут сдать эти нормативы в другой раз, вне урока, - предложила я выход.

- У меня еще две секции в спортивной школе. Я не имею времени для внеурочных  сдач, - истребил мои аргументы Валерий Семенович и добавил. – Мне это никто не оплатит.

- Альтернативу все равно можно найти. Александра  Руслановна как-то ведь находила?

- Вы хотите сказать, что я некомпетентен как учитель? А вы сами давно в школе? – он рассердился, и это было видно. Теперь просто нагнетал скандал. Я привыкла к таким выпадам старых учительниц, но молодой мужчина с таким склочным характером. Он падал в моих глазах с каждым словом, каждой фразой.

- Я этого не говорила. Просто нельзя категорически заявить детям…, - я делала последнюю попытку объяснить ситуацию, но меня нагло прервали.

- Детям? Ха! Эта дура ваша отличница, что привыкла к поблажкам со стороны учителей, не будет мне диктовать, что я должен делать на своих уроках.

Как говорят дети, это был «финиш» с переворотом главного автомобиля и прямо в кювет. Я поняла, что приперлась в чужой монастырь со своим уставом, поэтому решила идти и объяснять ситуацию даже не завучу, а директору. А теперь, поняв, что такого человека мне нужно обходить десятой дорогой, поспешила исчезнуть.

 - Понятно, Валерий Семенович. Извините, что побеспокоила, - я встала, чтобы как можно быстрее раствориться в дебрях школьных лабиринтов ( и кто только эти школы строит!), но услышала совсем другим тоном сказанное:

- Да ну эту школу. Может быть, прогулялись бы вечерком с вами  куда –нибудь? – он сидел и  любовался сам собой. Так и подмывало куда-то далеко парня послать. Но я ж культурная.

- Без меня, Валерий Семенович, - скривила ответную улыбку, а про себя подумала, что таких козлов я чувствую за километр и не подпускаю и на метр.

Валерий Семенович как-то резко перестал попадаться мне на глаза, а когда я поговорила с директором о его ущемлении девочек, то и вообще нажила себе врага. Теперь все вопросы, связанные с выходками молодого учителя я решала только через администрацию. Валерию Семеновичу внимания хватало со стороны моих молодых коллег, поэтому он не сильно переживал из-за моего отказа с ним прогуляться.

Меня же больше волновали  новенькие ученики моего класса, вернее их адаптация в коллективе. Борисюк Дима приехал с семьей  к дедушке, чтобы иметь возможность серьезно заниматься спортом. Слегка нагловатый симпатичный паренек быстро сбросил свою напускную спесь и нашел общий язык с 11-Б. Даже выявил симпатию к Берецкой Насте. Он мало бывал в школе, все время приносил записки от тренера, но  старался тщательно выполнять  задания всех учителей. Совсем другое дело Соколов Эдик. Этот амбициозный парень в мечтах летал за облаками, стремился к высотам великого Пеле и ровнялся на Блохина. Одним словом, он хотел быть великим футболистом. Тренер нашел его в Харькове и уговорил родителей отдать в олимпийскую школу. В своей школе Эдик был  одновременно и мачо, и царьком. А тут он попал в коллектив, где эти титулы заняты. Причем, заняты непонятно пока кем. Лидер этого коллектива пока что копал картошку, поэтому Эдику ложно показалось, что в классе место  руководителя так сказать пустует. Ему намекали на возможность получить по морде и вылететь далеко от школьного забора, но Эдик никого не слушал и вытворял, что хотел. Меня сначала он тоже серьезно не воспринял.

- Мистер Соколов, у вас четыре энки и вы не готовы к самостоятельной, - сообщила я Эдуарду, когда тот отказался писать самостоятельную работу по Куприну.

- Так вы позанимайтесь со мной. Сколько там одно занятие стоит, десятку? Я могу и двадцатку платить, - заявил Эдик прямо на уроке при всех учениках. Все на него косо посмотрели, понимая, что мальчика если не опущу сейчас я, то на перемене это сделают другие. Мне даже не понадобилось много времени, чтобы прийти в себя от его наглости:

- Если отыщешь учителя, пусть с тобой позанимается. Я не собираюсь с таким хамом даже разговаривать на эту тему. Вопросы самостоятельной перепишешь у соседа  и сдашь не позже 20 числа. Понятно? – я включила всю свою силу воли, чтобы выдержать его взгляд.

- А чего так грозно? Можно ведь договориться? – немного тише и не так нагло  сказал Эдуард.

- Уже нельзя. Тяжело тебе будет с таким характером, Соколов, очень тяжело.

- Ага, значит, есть любимчики, с которыми занимаетесь, а есть такая серая масса, как мы? – не унимался Эдик.

Я промолчала, понимая, что парень забрасывает удочку для развития темы, провоцирует на скандал. Энергетический вампиризм чистой воды.

Что такое «тяжело» Эдик понял только тогда, когда в школу пришел Вова. Мало того, что Вова изменился, так он  еще  и понял, что  у нас с Эдуардом  конфликтное состояние. И если я не понимала, почему Эдик так цепляется к каждому моему слову и действию, болезненно воспринимает малейшую критику с моей стороны, Вова раскусил быстро. Уделяя больше внимания новеньким, я как-то упустила из виду Вову, вернее не проследила его изменений.

Эдик  сначала решил подружиться с Вовкой, все время пытался ему помочь, почти по пятам ходил за ним. Некоторое время Вове нравилось все это: еще бы, лишняя шестерка под рукой, но потом стало раздражать. В классе начали  легонько иронизировать о «голубизне» отношений Титаренка и Соколова. И вот первая схватка двух амбициозных парней разгорелась прямо у меня на глазах. Эдик  зашел ко мне на перемене поговорить о конфликте Желткова с самим собой из-за любви к Вере Николаевне. В принципе, беседа по программному произведению и мне приятно было развить тему глубже, нежели все это дается в учебниках.

- Вы считаете, что Желтков до конца дней своих должен был обожать Веру Николаевну издалека, на расстоянии? Это ведь ненормально! – доказывал мне Эдик.

- А в твоем представлении все отношения должны иметь только телесные проявления? – пусть знает, что я не боюсь говорить с ним на такие откровенные темы.

- Не, ну чтобы подарить самую дорогую ему вещь женщине, нужно на что-то рассчитывать, - с пеной у рта доказывал Эдик.

- Желтков был страшно рад уже тем, что к его подарку касались руки его богини, - эту фразу я где-то вычитала в критике, теперь она мне понадобилась, в нужный момент всплыла в памяти.

- То есть вы считаете, что самоубийство Желткова – это логично? – не успокаивался Эдик.

- Эдуард, насколько я поняла, ты считаешь именно Желткова главным персонажем? – решила я подвести своего ученика к нужному выводу.

- А что, нет? Ну это он же бегал, пижонился, что-то доказывал, дарил этот  браслет, - Эдик застыл  с вопросом на лице.

- Я почему-то склонна считать, что героиней является Вера Николаевна. В ее судьбе засияла  любовь вечная, бескорыстная, откровенная, о которой мечтает каждая женщина и на какую не  способны многие мужчины. Невозможно  без душевного волнения читать финал рассказа, эти удивительные слова: «Вспоминаю каждый твой шаг, улыбку, взгляд, звук твоей походки. Сладкой грустью, тихой, прекрасной грустью овеяны мои последние воспоминания. Но я не причиню тебе горя. Я ухожу один, молча, так угодно было Богу и судьбе. Да святится имя Твое».  Эти слова напоминают молитву.

- Оба-на! Вы знаете наизусть?

- Да. Иногда  я выучиваю наизусть некоторые места в произведении, которые мне нравятся, чтобы иметь возможность цитировать, - призналась.

- Так, Эдик, там тебя староста ищет, не пошел бы ты погулять, - в дверях нарисовался Титаренко.

- Сам вали, я тут разговариваю с Софией Константиновной, - огрызнулся Эдик, который по первому аккорду голоса Вовки понял, что никто его не ищет, а просто Вове нужно, чтобы он, Эдик, исчез и не мешал.

- Я тебя, козел, предупредил. Ну, нормально же сказал! – Вовка вытолкал Эдика за двери и закрыл их на шпингалет.  При всем этом Эдик не успокоился , стучал в дверь и выкрикивал разные ругательные слова. Вова же бесцеремонно, пока я была в немом оцепенении от того, что происходило, спросил:

- Мама Соня, ты какие розочки любишь: желтые, красные, розовые или бежевые? А, может, белые?

В этот момент шпингалет не выдержал напора сильного, но дурного тела Эдуарда, и вылетел с потрохами, дверь распахнулась и явила презлющего Эдика.

- Титаренко, ты – труп. Так со мной нельзя! –орал Эдик и пер на Вову всей своей массой. Драка была неминуема. Разнять их физически я даже не рискнула – задавили бы. Одних гормонов с адреналином на четверых хватило бы. Зато я вовремя заметила вазу с водой на подоконнике и плеснула в лицо Соколову, потому как  именно тот кипел. Парень охладился, но все равно злобно смотрел на Вовку.

- Юноша, когда приведете себя в Божий вид, отремонтируйте мне шпингалет или вставьте новую, - посоветовала я и повернулась к Титаренку. – А что касается розочек – розовые, Вова.

- Вот я так и думал. Спасибо за информацию. А ты ремонтируй шпингалет, - гигикая, убежал Вова.

- Эдик, я понимаю, что Титаренко сложная личность, но вам в одном классе учиться – найдите общий язык, - советовала я, вытирая полотенцем мокрые волосы Эдика.

- Очень нужно! – обижено тянул Эдик, и я понимала, что это только цветочки, что все ягодки будут впереди, и неизвестно еще какими  ядовитыми они окажутся.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/27/276


Рецензии
Интересные личности нарисовались в новом учебном году.
Физрук - хам, самовлюбленный нарцисс из него так и прет.
Правильно Соня решила с ним не общаться.
Чувствуется, что конфликт Вова-Эдик нарастает.
Когда два лидера бьются лбами, тут и искры, и пыль столбом,
и все что угодно может быть...

Творческого вдохновения!
С теплом,

Рина Филатова   03.12.2018 09:57     Заявить о нарушении
Не общаться с физруком не выйдет - по долгу службы. А нарцисс из него прет)))
Конфликта Эдика с Вовой не избежать, особенно когда интерес - один.

И Вам всех благ и удачи!

Ксения Демиденко   03.12.2018 22:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.