Практическая педагогика. Глава 34

                Снова школа!
      

                Я очень соскучилась
                За всеми и тобой,
                Но нужно быть гордою,
                Нужно быть немой!

За лето я отдохнула, набралась сил и сумасшедших идей, которые, во что бы то ни стало, хотела реализовать. Мне было интересно, насколько взрослыми придут в 11 класс мои воспитанники? Многих я увидела еще в конце августа. Сами прибежали Лиза Гаврилюк с Лабутко Алиной. Через день почти половина класса заявилась: кто  получать учебники, кто соскучился и просто хотел поговорить. Запланированная помывка класса на полдня состоялась всего за полтора часа. И все спасибо массовости. Снесли цветы, которые я выдавала им на лето. Видать, все же не те, что выдавала, -уж подозрительно много было кактусов.

После шумной первосентябрьской официальной линейки все отправились по своим классам. Я тоже собрала свой теперь уже 11-Б на первый урок. Тишина – и все слушают 45 минут. Чуть сама не рассмеялась. Когда это было? Да никогда. Впервые!  После урока все распределились по парам и группам, обговаривали, как прошло лето. Многие, особенно мальчики, за каникулы серьезно выросли, стали другими. Денис Агеев уже имел первый взрослый разряд, поэтому солидно косился на одноклассников.

Особняком держались только двое новеньких - Борисюк Дима и Соколов Эдуард. Это были спортивные парни (футболисты), которые перебрались в столицу для того, чтобы посвятить себя спорту. Они пока внимательно изучали контингент, среди которого собирались учиться.

Николайчук Лариса и Малая Дашка традиционно уселись на заднюю парту вдвоем. Лариса перекрасила волосы в рыжий цвет, а Дашка украсилась пирсингом. Кроме колечек в ушах, Даша прицепила небольшое колечко в нос и такое же - на кончик языка. Я даже видела, как  девочка задирала  свою белую блузу и показывала одноклассницам блестящее колечко в пупке. Больше всего досталось ушам – на каждом ухе было не менее шести дырочек, в которых были одеты металлические украшения. По Даше было видно, что она ожидала, когда же я  начну критиковать ее внешний вид, но я решила занять позицию наблюдателя. Отдала возможность покритиковать одноклассникам. Сколько комментариев Даша услышала в свой адрес от своих, и почти вдвое больше, но уже не таких деликатных, от «ашников». Я думаю, мои были бы здесь просто лишними.

- Дашка – находка для металлоискателя, - иронизировал Дима Скворцов, крутя возле виска указательным пальцем.

- Да любой металлоискатель сломается, когда наша Малая к нему приблизится, - ржал Маркин Рома.

- На сепя сьнацьала пасатли, тюдо плилоды, - огрызнулась Дашка, шепелявя из-за того, что ей мешало  кольцо  на языке.

- То нашей Даше нечем было заняться летом. Развлекалась, - присоединилась к плеяде критиканов Катя Алентова, которая теперь уже не так сильно выделялась своим высоким ростом, как в прошлом году. Были и повыше ее.

- А ты сьто, все лето книськи цитала, та? Клюпськая насьлась! – огрызалась Даша. Но это было  более смешно, чем, если бы она молчала.

- Крупская! – засмеялся Славик Кондратюк. – Это ты мощно задвинула Малая…

Я знала, что Катю обзывают Крупской из-за старомодной косички и  по причине того, что девочка все время носила синюю юбку за колена. Но теперь Катя преобразилась почти на все сто процентов: короткая стрижка и  клетчатая юбка-плиссе до колен сделали ее похожей на  английскую школьницу.

Самое большое мое потрясение случилось, когда где-то в средине первого урока в класс вошел Сашка Вигура. Я привыкла видеть его в джинсах и рубашке непонятного цвета, а тут он явился в настоящем «взрослом» костюме при белой сорочке и галстуке, да еще и с букетом красивых гладиолусов в руке. Мало того, что он постучал в дверь, вошел и извинился за опоздание, так он еще галантно подарил мне гладиолусы и отвесил комплимент:

- А вы, блин, Соня Константиновна, такая стали… - дальше он все эпитеты растерял, покраснел и  смутился.  Класс пополз под парты, а у меня, наверное, челюсть до самого пола отпала. Уже когда он сел на свободное место возле бывшей толстушки Лизы, которая, не знаю уж какими диетами, за время каникул хорошенько похудела и теперь  выглядела  просто отлично, я смогла сказать:

- Саша, я тебя не узнаю!

Было видно даже невооруженным глазом, что Саше очень неудобно в костюме, носить который он не привык, поскольку парень все время дергал  пиджак и поправлял галстук, который словно его душил.

- Мамка сказала, что на 1 сентября надо по –парадному, - оправдывался  Сашка.

- Я благодарна твоей маме, Саша, за то, что приобщает тебя к правилам этикета, - сказала и заметила, как Саша загордился не столько собой, сколько мамой. Какому ребенку не будет приятно, когда о родителях говорят хорошее?

Да, я гордилась каждым  учеником своего уже взрослого 11-Б класса, но себя ведь не обманешь, и мои глаза искали Вовку. Тамара Игнатьевна позвонила еще в августе и сказала, что задержится, пока уберет урожай на плантации, но обещала, что сделает он это в течение недели, не больше. Каждый день я приходила в школу и все надеялась увидеть Титаренка, но его не было. Я гнала от себя это навязчивое желание видеть его, говорить с ним, смеяться вместе с ним.  На очередном  уроке литературы в своем классе, отмечая отсутствующих, опять поставила напротив  строки «Титаренко Владимир» энку и тяжело вздохнула. И тут же последовал комментарий из класса:

- Вован всегда в конце сентября только подваливает. Не переживайте, - сочувственно пробасил Маркин Рома.

После урока, когда все  вышли, осталась Новикова Лена. Я думала, что опять придется услышать в свой адрес много лестных отзывов, но она совершенно нейтральным тоном сообщила:

- Он вряд ли скоро появится. У бабушки радикулит прихватил. Она в  Киеве. А Вовка фермерством своим занимается.

- Это он тебе сказал, что в школу не собирается? – спросила.

- Он? Мне? Я теперь у него враг номер один. Как вы свалили с дня рождения его, так  он меня и выставил. И запретил появляться перед его глазами. Больно надо. Я себе крутого найду с тачкой и баблом. А он еще локти грызть будет. Так и передайте, - и удалилась так, словно пошла искать крутого.

После уроков я сразу помчалась к Тамаре Игнатьевне. Женщина еле вставала с кровати.  Поговорили мы с ней по душам о жизни, я помогла по дому кое-что сделать, сбегала в магазин за продуктами и забрала вещи, требующие стирки.

- Соня, что ты, этого еще не хватало, - причитала женщина чуть не плача.

- Тамара Игнатьевна, мне брат стиральную машинку установил, так что совершенно никаких моих усилий это не потребует.  Затолкала, нажала на кнопочку, достала и  развесила.

- Да? Тогда спасибо. Прости меня, что  нагружаю, но съезди к Вовке на дачу, забери его, а то ж  сам не приедет. Так вырос. Соня, ты с ним посуровее, а то он меня не слушается. Гони его в школу. Последний год как ни как. Он поумнел. Все лето читал, и кроссворды мне помогал решать. Соня? – Тамара Игнатьевна заговорщицки  шепотом привлекла мое внимание. – Только ты ему не говори, что я рассказала. – Вовка стихи пишет. Читать не дает. Видать, влюбился. Я так думаю, что в кого-то в школе. Все лето на девчонок не обращал внимания. Там такие красавицы на дачи посъезжались, а он Пушкина читает и с собакой возится.
 
- Что же здесь удивительного? Вырос, - говорю, а саму в жар бросает. Совестно мне признаться Тамаре Игнатьевне, что, скорее всего, свою непутевую  учительницу любит ее внук.

В субботу утричком отправилась я на электричке в Сосновку, на дачу к Титаренкам. Всю дорогу до Сосновки я ехала, словно окрыленная в предчувствии встречи с Вовкой. Каким он стал? Насколько изменился? Вышла с электрички и прямиком к даче с оранжевой крышей.

Вовка игрался с  серьезно подросшей Багирой на крыльце, когда я подошла к калитке. Он действительно вытянулся. Детское почти исчезло, на его место пришло мужское. Когда он открывал калитку, на его лице можно было прочесть все эмоции вместе взятые:

- Какие люди пожаловали? Соня Константиновна собственной персоной. Бабушка, видать, пожаловалась. Или соскучились? – он сверлил меня своим  пристальным взглядом.

- Приехала помочь тебе справиться с урожаем, чтобы ты в школу как-то пришел. Там все уже учатся. И все же лучше тебе возле бабушки быть, а не охранять огород.

- Я тоже за вами очень соскучился, - Вова одарил меня своей фирменной улыбкой и чисто мужским взглядом, который заставил меня вспомнить, что я все же женщина.  – Вы очень даже вовремя. Я салатик  из помидорчиков с лучком сделал. Картошечку поджарил на шкварочках. Свежатина, между прочим, Петрович своего кабанчика урекал позавчера, - Вова специально так аппетитно рассказывал, обостряя и без того разыгравшийся у меня аппетит.

- Ты хочешь, чтобы я слюной подавилась? Накормишь – буду очень благодарна.

После обеда я по –хозяйски схватила стоявшую под забором лопату и помаршировала на огород. Оценив размеры картофельного участка, выдала:

- Я думаю, что за два дня мы с тобой справимся, - и перевела взгляд на Вовку. Теперь мне приходилось задирать голову, потому что он стал за лето немного выше… и еще больше похожим на Макса.

- Вы серьезно думаете, что  я позволю вам копаться на огороде? – он уселся на  межу между огородами, заросшую густой травой. – Дудки. Он пойдите погуляйте с Багирой. В лес можно за грибочками сходить. Столько белых в этом году.

- Ага, сейчас. Уже побежала в лес. Давай ведра неси. Спорим, что я  ряд быстрее выкопаю, чем ты, - все мое детство прошло у бабушки на огороде, поэтому я умела орудовать не только лопатой.

- Может для начала вы бы переоделись, София Константиновна? – Вова подозрительно смотрел на мой  бархатный спортивный костюм нежно-голубого цвета.

- А это моя рабочая одежда, - уверила я, схватилась за лопату и… Вова только успевал догонять меня. К вечеру картошку мы выбрали, пересортировали и засыпали в погреб. Я от непривычки  не чувствовала ни рук, ни ног. Пока Вова готовил ужин, я уснула на диване. Хорошо, что успела умыться и переодеться в халат.

Проснулась от ощущения, что кто-то гладит мои волосы. На краю дивана сидел Вовка и радостно улыбался:

- Вставай Соня Константиновна, ты просила вчера, чтобы мы с тобой в лес по грибы сходили…

Быстро забросив по два бутерброда с сыром и запив чаем, пошли в лес. Кажется, вот он, совсем недалеко. На самом деле находился он далековато. Два часа проходили мы по лесу с Вовкой. Он находил грибы и рассказывал мне о них. Я собирала цветочки и листочки, не замечая  ни единого гриба. Грибная шизофрения какая-то. Ковер из разноцветных листьев  скрывал от моего зрения все, что грибом звалось. Я видела хорошо только шапки мухоморов и  еще два больших белых шарика – дождевика заметила.

- Как ты их видишь? Для меня все это сплошные листья, я уже начала сердиться на себя. Так хотелось хотя бы один гриб отыскать.

- Мама Соня, прежде всего, нужно вот такие выпуклости замечать. Вот видите? – Вовка штурхнул палкой прикрытый  листиками горбик. Под листом стоял какой-то грибок. – Это горчак. Плохой гриб. Мы его брать не будем. У нас горчаками прошлым летом целая семья травонулась. Детей еле спасли.

- А белые тут есть? – поинтересовалась я, осматривая Вовкину кошелку, в которой  были аккуратно сложены подосиновики и подберезовики.

- Должны быть. Сейчас дойдем к местечку, где я в прошлом году много белых нашел.

Сначала я почувствовала какой-то хруст под ногами. Остановилась, перевернула листья под ногами и увидела  небольшой грибок, слегка раздавленный.

- Вова, я тут на гриб наступила, - позвала парня, рыскающего в поисках белых. Тот мигом примчался. Очень обрадовался, поскольку я, оказалось, раздавила белый грибок. После он начал внимательно изучать прилежащую территорию.

- Что ищем? – интересовалась я.

- Должны быть еще. Только ради Бога, не ступайте нигде, потому что помнете. Соня, ты молодец! Такой гриб отыскала! – он осекся. Как-то само собой он назвал меня Соней, а не Соней Константиновной, как всегда. Сразу нахмурился, а потом виновато  глянул на меня:

- Можно, я не в школе вас… тебя Соней называть буду?

- Можно, - улыбнулась я и Вовка просиял. – Но в школе…

- Да понятно. Школа есть школа.

Боже, как мне было уютно и интересно с Вовкой! Никогда бы не подумала, что  его общество так позитивно на меня повлияет. И дело было не в лесе и не в грибах. За эти два дня мы  очень много говорили. Пока выдирали свеклу и морковку, Вова рассказывал, как провел лето, какие планы на  будущее.

- Там это, план чуток поменялся, - признался Вова.

- Только не говори, что ты передумал после школы учиться, - чувствовала где-то подвох.

- Не-е. Учиться буду. Только хочу в институт туризма поступать. Я тут с одним кентом перетер, он в фирме туристической работает, много где бывал. Хочу в Австралию съездить.

- Почему именно туда? – с недоумением. - Все стремятся в Египет к пирамидам или в Париж к Ейфелевой башне.

- Кенгуру хочу увидеть, - еще один убийственный аргумент. – А вы че делали летом?

Рассказала о своей семье, которая уговаривает бросить школу и заняться бизнесом.

- А ты сама чего хочешь? – спросил Вова, когда уже жарил отваренные грибы.

- В школе тяжело, но интересно. Столько людей, столько судеб. Я думаю, что это мое. Если бы нет, уже бы  не тянуло.

- При чем здесь школа? Для себя ты чего хочешь? – он смотрел на меня серьезными глазами взрослого мужчины. Он действительно повзрослел, резко и бесповоротно. Меня больше бы устроил прежний Вовка, потому что этот уж очень влюбленными глазами смотрел.

- Как любая нормальная женщина хочу семью и чтобы любили, - откровенно призналась.

- А че кавалер твой не зовет замуж? – осторожно спросил Вовка, мешая грибы, аромат от которых разгонял аппетит.

- Зовет. Просто сейчас мне это не нужно. Пока хочу пожить свободной. Такой себе неприступной крепостью, - пошутила.

- Нет, Соня, нет неприступных крепостей. На истории учили. И женщин неприступных тоже нет… Просто завоеватели ваши были недостаточно терпеливыми и настойчивыми, - удивительно мудро ответил. И думай, Соня теперь, что хотел сказать.

Мне впервые не хотелось ехать назад в Киев. Вова прочел это по моим глазам.

- Можем и на следующие выходные приехать. С вами не так скучно. Вообще не скучно, - сказал, когда садились вместе в электричку.

- Нет, Вова. Много дел. Да и тебе нужно бабушкой заняться. Ей бы массаж какой, на процедуры повозить. Я тебя жду в понедельник в школе. В нашем классе двое новеньких спортсменов Борисюк Дима и Соколов Эдуард. Эдик – нагловатый  юноша, все метит бразды правления классом взять на себя, - последняя информация Вову очень заинтересовала. На это я и рассчитывала. Здоровая конкуренция – это двигатель прогресса. Знала бы я какой нездоровой будет эта конкуренция.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/26/306


Рецензии
Ксения, думала, что дети никогда не изменятся. Слава Богу повзрослели.

Любовь Голосуева   26.01.2020 23:51     Заявить о нарушении
Меняются. И то очень быстро)

Ксения Демиденко   27.01.2020 17:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.