Случайная любовь

         Скалистый берег, вырвавшись уступом от береговой линии, резко обрывался прямо к кромке моря. Но, по каким-то причинам, волны его старательно обтекали. Примерно на один метр от вершины располагался небольшой карниз, совершенно горизонтальный, словно предназначенный для уединения. Странно только, почему он был такой почти безветренный и мало освещался солнцем. Отполированный, видимо, не одной парочкой влюблённых, вполне вероятно был ещё и камнем раздоров.
        Николай любил приходить сюда ранним  утром, когда солнце только-только начинало подниматься из лазоревой глади океана. В полной тишине прозрачный воздух слегка шевелил его кудри.
        На вид ему можно было дать лет тридцать семь тридцать восемь. Широкоплечий, с несоразмерно узкой талией, выглядел очень даже спортивно. Но по внешнему виду назвать его счастливым было затруднительно. Правильной  формы лицо с небольшим, чуть-чуть с горбинкой носом и резко очерченными губами, было насупившимся и несло на себе отпечаток бессонной ночи. 
         Вдруг на него сверху упал маленький камешек и отскочив от головы, полетел вниз, разбив тишину утра всплеском. За ним появилась стриженная ёжи-ком девичья головка.
         – Почему ты такой хмурый? Какое чудесное утро... – воскликнула девушка, спрыгнув на уступ и усевшись рядом с ним. – Перестань быть букой. У
меня вчера было плохое настроение.
         Высокая, стройная, ему под стать, она повернулась к Николаю в полоборота. Жёлтое солнце заиграло в её волосах рыжеватым отливом. Небольшие глаза с короткими ресницами наигранно пытались улыбнуться.
        – Хватит дуться. Лучше обними меня, немножко зябко. – Ей было возможно семнадцать, может быть, от силы восемнадцать. Не больше. Упругая кожа отливала матовым блеском. Длинные тонкие пальцы чуть нервно перебирали оборки цветастой юбки. При всех, с первого взгляда, тонких маловыразительных чертах лица она со своей внешностью всегда была в фаворе у своих сверстников. Плюс воинственный характер, как защита от душевного неравновесия, явно играл ей на руку.
        – Ну, прости, пожалуйста. Ты же знаешь, что мне нравится Дима. Я, наверное, в него влюблена. И когда между нами всё хорошо, то и настроение у меня великолепное.
        – А когда плохо, ты спешишь ко мне за успокоением, – перебил её Николай, даже не повернувшись в её сторону. – Дина, скажи мне, что тебе, в принципе, надо от меня. Только правду. Секс без любви, когда достаточно просто желания, и неважно с кем...
        – Уймись. – Дина повернула лицо Николая к себе и слегка прикоснулась своими мокрыми губами к его щеке. – Ты прекрасно знаешь моё к тебе отно-шение. И ты вовсе “не неважно с кем”. Ну, не знаю я, почему я влюблена в вас двоих. Вы очень разные. И это мне нравится. Вот такая я испорченная. Что ж
теперь, меня в тюрьму? И люблю я вас по разному. Боже мой, как я устала.
        Она замолчала. Вдруг потянулась, широко воздев руки к небу, и мечтательно, как в полудрёме, прошептала... – Как мне всё-таки повезло, что ты у меня есть. С тобой отдыхает душа и совсем другой секс. Этим пацанам ещё учиться и учитья. – И ласково обняла Колю за плечи.
        На лице Коли явно ощущалось его специфическое отношение к этой девушке. С одной стороны, ему импонировало иметь такую молодую подружку, не по возрасту романтичную в любви. А с другой, раздражало её вот такое поведение. Вне зависимости от его желания она на него действовала просто до обиды обезаруживающе.
        Он с ней познакомился случайно в компании друга. Она была всех младше и явно не из этого круга. Так, случайно за кем-то увязалась, на его голову. Главное, никак не мог вспомнить, каким образом проснулся у неё на коленях на веранде. Голова лопалась от выпитого. Девица как ни в чём не бывало поправила юбку и протянула недопитую бутылку жигулёвского.
        – Дина. – Представилась она. – А вы молодец. Вам было удобно спать? У меня нога занемела. Не хотите пойти искупаться. Может, память вернётся. –  В её глазах прыгали чертенята.
        – А вас не шокирует, что я для вас почти..., –  он осёкся, –  ну в два раза, мягко говоря, старше.
        – Так я вас зову только искупаться. А об остальном... покажет время. – Без тени смущения с неприрытой насмешкой она потрепала его всклокоченные кудри.

        Так они познакомились. Ну а со временем “время показало”, что зашли они очень, даже очень далеко. С обоюдного согласия. Так что же кивать, если рожа крива. Теперь, очевидно, требовать что-то от этой молодости бесполезно. Или принимай всё как есть, или...
        – Хорошо, дорогуша, – Николай виновато опустил глаза. – В жизни всякое может произойти. И души наши не всегда прощают ошибки и часто протестуют против разума. Просто около тебя я всегда чувствую себя не в своей тарелке.
        – Ну и глупо. Мне всегда с тобой интересней, чем с теми сосунками. Прости. Не так выразилась. До меня дошли слухи, что ты собираешься уезжать. Думаю не в бега?
        – Нет. Насовсем. Достало всё вокруг. Надо посмотреть мир. Есть возможность.
        – А как же я? – На её глаза навернулись слёзы. Такого оборота явно не предполагалось в обозри-мом будущем. Дина как-то сразу сникла, ссутулилась. “Как же я без него,” – промелькнуло у неё в голове. – “Это моя отдушина в дурацком мире цинизма. Нет, не может быть. Просто решил поиздеваться надо мной.”
        – Будешь вспоминать меня добрым словом. И на том спасибо, – пробормотал Николай с закрытыми глазами. Не хотелось видеть отчаяние на полюбившемся лице.
        Тихий плеск волн нарушал вдруг возникшее гнетущее молчание. Её руки обвили Николая за шею и солёный ручеёк пробежал по его груди. Она долго
не могла ничего сказать, только иногда всхлипывала в такт прибою. – “Коля, Коля, какой же ты дурак. Она совсем ещё ребёнок, а ты такой чёрствый. Оттого, что ты переспал с ней несколько раз, нельзя быть таким бессердечным.” – Ему стало стыдно за сказанное. Но слово не вернёшь.
        Дина женским чутьём почувствовала его состояние и стала неистово покрывать всё лицо солёными поцелуями. Потом лихорадочно вскочила, вскарабкалась на вершину и опрометью бросилась бежать, куда глаза глядят.
        Николай даже не пошевельнулся. В теле было ощущения потери чего-то важного, необъяснимого словами. Он смотрел, не моргая, на низко висящий над водой диск солнца, и в его глазах смешались безграничные чувства к этой девушке с жуткой безысходностью.
          “Куда же ты собрался от своего возможного счастья, а, может быть, и горестной участи?” – Он снял с себя серебряную цепочку с крестиком в виде распятого Христа и повесил её на уступ скалы. Цепочка переливалась в лучах солнца слегка золотистыми бликами.

        Прошёл двадцать один год.  В один из дней в доме Николая раздался звонок.
        – Коля, оторвись ты уже от своего компьютера.
Тебе звонят из России. Кто бы это мог быть, интересно. – С некоторой издёвкой спрашивает, хитро улыбаясь, жена.
        – Здравствуйте.
        – Не узнаёшь? Мне сегодня столько же лет, сколько было тебе в день нашего знакомства. Спасибо за твою памятку. Крестик всегда при мне.
. . .

02.22.2016.


Рецензии
Валериииййй!!!

Это ошеломляюще прекрасно!
Какой Вы молодец! Какая Вы умница!

Я в психологическом и литературном шоке!

Спасибо за великолепие Вашего повествования...

С уважением и восхищением,

Дарья Михаиловна Майская   17.10.2019 23:11     Заявить о нарушении
Дарья Михайловна! Польщён.
Очень приятно... Слов не подберу.
Никогда не знаешь, что в голове твоей роится.
Очень рад нашему знакомству.
В.Ш.

Валерий Шурик   18.10.2019 14:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.