Практическая педагогика. Глава 33

                Лето

                Показалось, что несчастна,
                Не сложилось, не срослось,
                Оказалось, что напрасно
                Мне печалится пришлось.

Форм отдыха учеников и учителей очень много. Чаще – это выходные, которые проходят обычно нерационально. Ожидая эти дни ( почему-то все  считают их неограниченными во времени) всю самую сложную работу мы оставляем именно на субботу и воскресенье. По этой причине такие долго ожидаемые   и милые сердцу  выходные оказываются наиболее насыщенными и заваленными неинтересной, но нужной работой.

Дальше в списке – праздники. Одуренное время – зимние и  майские. Их много, они похожи  на яркий, но непродолжительный фейерверк. Другое дело – каникулы. Осенние и весенние в одну неделю – это как дорогая, но одна конфета: съел, а хочется еще. А уже нет, потому что началась другая четверть. Зимние – это как кому повезет. Мне везло, пока была ученицей. Как выросла, возня с елкой и столом скорее стали напрягать, чем дарить массу удовольствия.

Итак, летние каникулы – это тот  отдых, о котором мечтает каждый ученик с первого сентября до 31 мая. Поверьте, учителя мечтают не меньше, только виду не подают. Учителя в период летних каникул имеют еще и отпуск. Это то «золотое» время, когда забываются  и уроки, и школьные бесконечные дела, и тетради, и книги… Его так много, что учителя успевают соскучиться  за школой, а иначе они бы не выдержали еще один учебный год.

Создается впечатление, что все продумано. На самом деле еще в далекие времена до нашей эры римский сенат оглашал дни отдыха в жаркое летнее время, когда звезда Сириус ( латинское название этой звезды читается как «каникула»)  появлялась на утреннем небе. Поэтому летними каникулами мы обязаны жаре.

Как я желала почувствовать сладкий привкус от слова «отпуск». Почувствовала лишь 16 июня после экзаменов. Вымыли мы с классом кабинет и вручила я каждой девочке по цветочку на содержание до сентября.

-  А если  у меня этот калачик не доживет до сентября? – спросила Алентова Катя.

- Это неприхотливый цветочек. Поставишь на подоконник и раз в три –четыре дня будешь поливать. Что сложного? – не понимала я, – У вас ведь дома есть цветы?

- Калачиков нет. Кот Матвей сожрал. Это его деликатес, - призналась.

- Так, поменяйся  с кем –то цветком. Кота калачиком не будем кормить, жирно для него такие деликатесы есть. Вот, Алина дай Кате кактус, а тебе калачик. Дома коты есть? – на всякий случай спросила  Алину.

- Нет. А можно мне рассадить его будет? Он очень большой разросся, а горшок маленький? – спросила девочка.

- Можно. С цветами и горшками можно делать все, что хотите, главное, чтобы на момент конца августа они были живые и выглядели хорошо. Если вдруг что – заменяем другим цветком, какого не жалко отдать в школу. Если у кого есть кактусы, несите. Это растение впитывает негативную энергию и в помещении царит лад и порядок, - загрузила информацией учеников. Смотрю, стоят и на меня смотрят удивленно – то ли верить, то ли смеяться. – Это я вычитала в журнале «Юный натуралист», - убеждаю.

- А вы еще и «Юный натуралист» читаете? – подозрительно Рома Маркин спрашивает.

- А по - твоему Рома, если учитель литературы, то кроме художественных книг ничего другого и не читает? – возмущаюсь. – Мой любимый предмет в школе была биология.

- Это потому что учитель был хороший? – ищет причины.

- Нет. Просто нравилась и все.

Вымыли кабинет, выдала  табеля и разбежались в предчувствии отдыха. И нужно было ехать домой, не нарываться на Ленины «комплименты». Хотя, с другой стороны не было бы того красивого рассвета и рыбалки.

И вот когда я осталась  без планов и тетрадей, а главное без каждодневной головной боли  «что же мои сегодня натворили?», мне стало скучно.  Оказывается, я уже успела привыкнуть к бедламу и постоянному авралу, которые, как наркотик, получала порциями, поэтому пристрастилась. Бывает.

Мама, чтобы как-то  развеять меня и показать всем знакомым, какая у нее дочь выросла, провела по всем магазинам городка. Так же заглянули на рынок, где я попалась на глаза однокласснице Машке. От нее узнала, что  через недельку готовиться встреча выпускников нашего класса. Шесть лет, как  оставили стены родной школы.

- Соня, обязательно нужно пойти. Ты ведь ни на одной встрече не была. А каждый год, между прочим, собираются, - напутственное слово мамы.

- Этого еще не хватало! Я представляю себе этот аукцион хвастовства «кто чего  добился?», - мне стало не по себе, поскольку все мои одноклассницы уже давно побывали замужем, родили детей и удачно, причем так же массово, как и выходили замуж, развелись. Надька Иванова уже второй раз умудрилась выйти замуж. Это все я узнала все от той же Машки, которая продает на рынке рубашки и все о всех знает. Спрашивается: зачем переться на встречу, если я  и так все о всех знаю?

- Соня, тебя видели в городе, поэтому если не пойдешь – подумают, что прячешься и избегаешь, - уговаривала мама.

Честно говоря, я не хотела идти на встречу выпускников потому, что  по меркам нашего городка меня спокойно могли отнести к разряду неудачниц. В школе я  считалась самой красивой и самой умной -  золотая медаль как ни как. Были такие, что считали: медаль мне дали потому, что отец – директор большого завода. Но я –то знала, что она честная. Золотых медалисток у нас в классе было две: я и Валя Горина. И если  Вале Гориной оценки натягивали и по физкультуре, и по химии, то я все реально выучила, а по физкультуре зачеты сдала.  Но не в этом суть. Мерилом счастья любой девушки нашего городка было семейное положение. Лучше выйти замуж и развестись, чем вообще не побывать в том замужестве. Поэтому я приготовилась отвечать на вопросы относительно личной жизни. Делать из себя жертву и играть роль несчастной не для меня, поэтому решила сыграть  роль самой счастливой. Сам того не подозревая, мне помог Дима. Он появился у нас дома  в пятницу, за день до самой встречи выпускников. Они долго о чем –то говорили с моим отцом, а потом Дима остался на ужин. Я знала, что это по мою душу.

- Поехали завтра на речку, - предложил Дима, искусно разделавшись с  куриной ножкой на тарелке. Он так виртуозно владел ножом и вилкой, что я  не уставала умиляться, держа ножку в жирной руке и откусывая, как это делал первобытный человек.

- Не. Завтра не могу, - сообщила я.

- У тебя ведь отпуск, - упрекнул Дима.

- Встреча выпускников. Хочешь, могу предложить сыграть роль шикарного ухажера.
 
Тому только свистни – всегда готов. Нарядился в дорогой костюм, нацепил перстень –печатку и солнцезащитные очки – достаточно загадочный принц вышел, если не считать, что его в городе каждая собака знала.

- Поедем на машине или пешком? – спросил и улыбнулся голливудской улыбкой. Какой он чудаковатый, когда вот так дурачится. Мне все нравилось в Димке: отношение к жизни, взгляд на семью, чувство юмора, и то, что когда нужно, он становился очень серьезным и ответственным. Когда мы были детьми, я и подумать не смела, что из такого несерьезного разгильдяя может получиться  шикарный мужчина. Иногда я даже ругала себя за то, что не оправдываю ожидания своих и его родителей и никак не могу влюбиться в этого «перспективного» юношу, как говорил мне постоянно отец. Дима просто был другом. Я его слишком хорошо знала и даже в страшном сне не могла представить в роли любовника. Я бы и поцеловать его не смогла  бы никогда, хотя сама догадывалась, что Дима (позволь я ему это), не только поцеловал бы, но и в кровать уложил за минуту. Эволюция его отношения ко мне выглядела так:

« Мы просто друзья. Классные друзья!»

« А ты ничего. В принципе, ты мне очень нравишься»

«Офигеть! Соня, мне лучшей жены, блин, не найти. И папа так говорит»

«Да, дружили, но ведь время идет. Кто запрещает и дальше дружить? Но параллельно можно и спать вместе»

«Нет, это несерьезно. Институт ты уже закончила. Давай жениться!»

- А после встречи выпускников ко мне? – начал строить планы Дима.

- Дима, я сказала роль жениха, а не … Ты понял. Поиграемся, пыль в глаза попускаем и по домам, ага? Наешься, попижонишься - и все. Это то, что  ты любишь: шик, блеск и красота.

Я знала, что мы с Димой окажемся  в центре внимания, но чтобы такой фурор? Бывшие одноклассники поразевали рты, как только мы с Димой вошли в ресторан. Так с раскрытыми и сидели, пока  мы смеялись, танцевали и пели в караоке. Еще большее развлечение началось, когда мы рассказывали  о своей жизни. Врал Дима, врала я, как и договаривались дома.  Горькая боль разочарования подступила  к самому сердцу, когда Дима привез меня домой. Я сидела в уютном салоне его машины, стоящей возле  парадного моего дома, и чуть не ревела. Димка предлагал «Кагор».

- Не надо. Я не пью, когда плохо. Если бы не знала тебя, решила, что спаиваешь, - отказалась, хотя предложение было заманчивым.

- Не переживай, Сонь. Все будет пучком. Когда –нибудь и у тебя будет праздник. Хоть мы все и давим на тебя своими планами, но ты правильно делаешь. Ну и что, что поженились? Потом ведь развелись. А каждый хочет, чтобы на всю жизнь. Вот меня ведь не обманешь. У тебя кто-то есть, - Дима заговорщически подмигнул.

- Нет, Дима. Когда не стало Макса, я потеряла свою половинку.

- Я тоже так думал. Думал, подожду, сама поймешь, что наш союз – это самый оптимальный вариант и  придешь. Я не учел одного «но»…

- Ты? Чтобы ты и не учел? Ты все всегда просчитывал на десять ходов вперед. Помнишь турнир по шахматам? А я помню. Никто не ожидал, что ты таким умным окажешься.

- Это не шахматы. Это жизнь. Не учел я, что на горизонте появится второй Макс.

- Что за блажь? Какой второй? Ты много выпил? – взволнованно спросила я.

- А тот мальчик, который часто провожает тебя со школы домой? – Дима прямо с горла глотнул «Кагора». Я не верила своим ушам. Дима был в Киеве, следил за мной и видел, как Вовка провожал меня домой. Вот это открытие!

- Не смотри на меня так. Я все знаю, - он еще отпил спиртного, - Как-то получилось выбраться по делам, думал к тебе заехать. Но, видать на вашем празднике я лишний.

- Ну и что, что он похож?  Он другой, - словно оправдываясь, говорила я.

- Я наблюдал. Такой же. И ты это видишь. Поэтому не идешь за меня замуж. Только ты разберись: он тебе нравится или  ты продолжаешь любить Макса в нем. Потому что ты ему очень нравишься. Я  когда смотрел на вас, то любовался, насколько вы красивая пара.

- Дима, прекращай пить и нести всякую чушь. Он мой ученик. И вообще я пошла домой вызову тебе такси, - забрала ключи от машины и вышла. – И спасибо, что поучаствовал в этом маппет –шоу.


- Хоть ты и не будешь моей женой, что уже само собой подразумевается, но я твоим другом попробую остаться. Обращайся, если что. Соня, если тот пацан тебя не завоюет, я буду ждать. Я умею ждать, - кричал подвыпивший Дима.

- Я бы на твоем месте не делала этого, - скрылась за дверью подъезда. Ступив на порог родного дома, услышала  от папы:

- А че так рано? – и это в 2 часа ночи.  А когда мы с Максом засиделись до 9 часов вечера, отец ругался «Почему так поздно?» Как все меняется. Наверное, приди я теперь под утро, отец был бы рад, потому что это значило, что  я провела ночь с Димкой. Как они с мамой желали этого брака!

- Нормально. Па, позвони и вызови Диме такси. Он выпил.

- Он вез тебя пьяным? – отец на глазах свирепел. – Совсем одурел парень.

- Нет. Мы приехали и он выпил, пока говорили, - сняла все подозрения с Димы.

- Ты ему очередной раз отказала, если парень напился, - догадался отец. - А ведь могло все так прекрасно сложиться. Подали бы заявление, через месяц  свадебку. Да что там месяц, я бы сказал, так и завтра расписали.

- ПА, ты когда на маме женился, твой отец точно так –же сватал ту, которая ему нравилась? – решила откровенно спросить. Отец замолчал и больше не проронил ни слова.

- Ты оставила Диму в машине и не пригласила в дом? – причитала мама. Теперь предстояло разбираться с ней. С мамой было проще – рассказала кто во что был одет, что ели и пили – мама переключилась на городские сплетни.

Чтобы как-то оздоровить свой дух, я на  две недельки поехала в село к бабушке. Сеновал, коровье молоко, свежие только что снесенные теплые яйца и колодезная мягкая вода возобновили мои силы и желание жить. Не жалея рук и сил, принялась я помогать бабушке на огороде, особенно рьяно старалась бороться с вредителями: колорадский жук оккупировал картошку, гусеница обсела капусту. Первого прыскали ядом, вторую – притрушивали пеплом.

Бабушка решила научить мен сложному ремеслу – закатке варенья и солений. Только успевала я мыть банки и выбирать огурцы. Вот за этим занятием  застал нас с бабушкой Владик. Они с женой Светой и  сынишкой Ванькой решили  вырваться на отдых к Черному морю в Алушту, поэтому прихватили и меня для полного комплекта.
Эта поездка мне была необходима, как бальзам на рану, хотя сначала я не хотела ехать. Недалеко от Ялты в небольшом курортном городке проживала баба Маруся – тетка моего отца. Во времена моего детства мы часто к ней ездили. Четыре года назад баба  умерла, оставив дом нашей семье.  Родители  только и ждали удачного момента, чтобы продать этот дом. И если ехали на отдых в Крым, то в пансионаты, но не в дом бабы Маруси.   

На море я ездила  почти каждый год, поэтому ничем удивиться не пришлось: купание в море, наслаждение молочной вареной кукурузой, самсой и пахлавой, а также деликатные «отшивания» пристающих мужчин – традиционная программа.  Теперь я еще любовалась отношениями Владика и его жены Светы.

Я знала  своего брата всю свою жизнь и неоднократно благодарила Бога и всевозможные высшие силы за то, что он у меня был и есть. Сначала он был вреднющим подростком ( между нами 10-летняя разница), потом красавчиком –старшеклассником, за которым столько девочек бегало, что мама хваталась за голову и не знала, что делать с неумолкавшим телефоном.   А женился он на ничем неприметной Светке. Я не сразу разглядела в ней доброго, порядочного, а главное семейного человека.  Она не навязывалась Владику, как другие девчонки, просто жила своей жизнью, время от времени попадая в поле зрения  моего братца.   

- Влад, а за что ты Светку любишь? – как-то лежа на шезлонге, пока Света купала в прибрежной косе Ваньку, спросила я у брата.   
 
- За все. Она моя женщина. Я прекрасно ее понимаю, и она меня тоже. Ты знаешь, у нас не было шальной страсти. Тихая, спокойная любовь. Но сейчас я ее ни на кого не променяю.    

- И ты не боишься, что изменит? – тихо спросила я. 
 
- Я об этом вообще не думаю. В жизни, конечно, всякое бывает. Хочу, чтобы было классно. А тебя что, батя додавил с замужеством? Димка дождался?  А этот как-же? Вовка?

- При чем здесь это? Просто спрашиваю. Я в поиске.
 
- Ну-ну, ищи, Киев большой. Только, сестренка, не выходи за кого попало. Лучше подождать и  найти свое. Счастливый брак – много значит.

Пришла вся мокрая Светка, вытерла Ваньку и  усадила греться на солнышке. Владик заботливо одел сыну панамку и провел ладоней по мокрому плечу жены.

- Хорошая водичка? – спросил у Светки.

- Да. А вы чего не плаваете? Соня, бросай валяться на полотенце, там такой мальчик плавает – закачаешься. Все на тебя посматривает.

- Может, мне потолстеть, чтобы на меня не пялились? – раздраженно ответила я, но посмотрела на  участок моря, куда показывала Светка. Мальчик был ничего, но его самоуверенная улыбочка меня уже  раздражала.

- Успеешь еще потолстеть. Я вон Ваньку как родила, сразу фигура испоганилась, - печально констатировала события Света, осмотрев  с легкой завистью мою фигуру.

- У кого испоганилась? У тебя? Брехня! Ты у меня самая прекрасная, - похвалил Владик, и я в который раз залюбовалась отношениями в семье брата.

Отдых на море быстро пролетел.  За каждодневной суматохой: завтрак, пляж, обед, пляж, ужин, дискотека, прогулки по набережной, экскурсии, - пришло время возвращаться домой. А дома удивил папа. У него с жутким токсикозом в больницу на сохранение уложили секретаршу. Женщине было уже за сорок,  и это была ее первая беременность, о которой мечталось и ею, и ее мужем много лет подряд. Поэтому никакая работа не могла перекрыть данного счастья. Пока отец подбирал в течении двух недель себе новую секретаршу, сей дурной во всех отношениях пост пришлось тянуть мне. Это дома он был добрым и ласковым папой. Как только начинался рабочий день, он превращался в разумного диктатора с кучей требований. А вечный трезвон телефона чуть не сделал из меня истеричку. Как я обрадовалась, когда появилась новая секретарша. Это ни в словах сказать, ни пером описать. Мысленно я была уже в школе и размышляла, чем займусь в течение недели перед 1 сентября. Когда я огласила родителям, что возвращаюсь в Киев, отец  осерчал ( он – то надеялся привить вкус к работе на заводе), но не стал отговаривать. Работая с бумажками на заводе, я поняла, что мне нравится быть учителем. Как я хотела увидеть весь свой класс, обнять каждого и налюбоваться, как все выросли, изменились. Больше всех я хотела видеть Вовку. Надежда, что за лето интерес к его персоне исчезнет, разбилась вдребезги. Теперь я точно знала, что в моем сердце нагло и бескомпромиссно поселилась любовь. И это была любовь не к Максу, а именно к Вовке.
Продолжение http://www.proza.ru/2016/02/25/237


Рецензии
...Больше всех я хотела видеть Вовку. Надежда, что за лето интерес к его персоне исчезнет, разбилась вдребезги. Теперь я точно знала, что в моем сердце нагло и бескомпромиссно поселилась любовь. И это была любовь не к Максу, а именно к Вовке... - вот и пришла она - Ее Величество ЛЮБОВЬ,
С теплом,

Любовь Голосуева   26.01.2020 23:36     Заявить о нарушении
Она самая)
Добрый день,Люба!

Ксения Демиденко   27.01.2020 17:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.