Николаиты

Глава из книги Сергея Шестака "Символ веры, история догматов Христианской церкви".



Николаиты

 

В этой главе я доказываю, что информации о Николае не было в оригинальной рукописи «Деяний апостолов» (Деян. 6: 5). Афанаситам понадобилась эта вставка для биографии «николаитов», упомянутых в «Апокалипсисе».

Согласно версии Н. А. Морозова, автор «Апокалипсиса» - Иоанн Златоуст (ум. 407). А николаиты, осуждённые Иисусом Христом в этой книге, - это ученики Николая Мирликийского (ум. 345), дела которых привели к инквизиции и мракобесию.

Афанаситы не были профессиональными литераторами. Они механически вставляли информацию о николаитах в готовые тексты древних богословов. Они противоречат друг другу, указывая на императора, репрессировавшего автора «Апокалипсиса». Разные числа зверя - 616, 646, 665, 666 - это не ошибки переписчиков. Это поиск кандидата на роль зверя. Переписчик знал это число заранее, как день своего рождения. Он мог сделать ошибку в любом другом слове, но не в этом.

 

 

                1

Христиане из Греции пожаловались апостолам на христиан Иерусалима: раздавая ежедневное пропитание, те пренебрегали их вдовами. Апостолы предложили ученикам выбрать семь достойных людей, исполненных Святого Духа, мудрости, обязанностью которых станет справедливая раздача пропитания. Они избрали Стефана, Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена и Николая (Деян. 6: 1-6).

Автор «Деяний» Лука ничего больше не рассказал о Николае.

Со слов Иринея Лионского (по моему мнению, редактора его книги), Николай организовал секту извращенцев. Его доказательство этого – книга «Апокалипсис». Николаиты (ученики Николая и Валаама) не считали разврат грехом и употребляли еду, принесённую в жертву идолам. Вот почему Иисус похвалил епископа Ефеской церкви: «Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела николаитов, которые и я ненавижу».

Редактор книги Иринея «Против ересей» – первый биограф николаитов. Его информация о николаитах пришита белыми нитками: выпадает из контекста.

«Против ересей», 1: 26. «Учения Керинфа, евионитов и николаитов».

Учение Керинфа. Некое существо, которое создало Вселенную, ничего не знало о Боге, даже не подозревало о Его существовании. Люди поклонялись этому существу, думая, что оно Бог. Христос рассказал людям о настоящем Боге. Он сошёл на человека Иисуса во время крещения в виде голубя, а потом оставил его во время страданий.

Учение евионитов. Бог сотворил Вселенную, «но в отношении к Господу они того же мнения, как Керинф и Карпократ». То есть Иисус – обычный человек, а какой-то непонятный Христос сошёл на него во время крещения в виде голубя.

Учение николаитов. «Николаиты суть ученики Николая, одного из семи диаконов, поставленных апостолами». Они употребляли еду, которую язычники приносили в жертву идолам и не считали разврат грехом.

По мнению Керинфа, Карпократа и евионитов, Иисус – не Бог. Почему Ириней не рассказал, что думали николаиты о личности Иисуса? Информация о николаитах – поздняя вставка: выпадает из контекста. Если бы Ириней был автором этой информации, он обязательно сообщил бы, что думали николаиты о личности Иисуса. Для Керинфа, Карпократа и евионитов Иисус – не Бог. А для николаитов – кто? Этот вопрос не пришёл редактору в голову. Он механически вставил информацию о николаитах.

Редактор книги Иринея рассказал о николаитах абсурдно – задом наперёд, шиворот навыворот: сначала завязал шнурки, а потом надел ботинки.

«Против ересей», 3: 3, 4. Апостол Иоанн ненавидел еретика Керинфа, который утверждал, что неизвестное существо создало Вселенную. Однажды Иоанн пришёл в баню и вдруг выбежал из неё, как ошпаренный. Иоанн пояснил недоумевающим ученикам: он увидел в бане еретика Керинфа, – и убежал, чтобы не обрушилась баня.

«Против ересей», 3: 11, 1. Апостол Иоанн опроверг басню еретика Керинфа, который утверждал, что Иисус – это человек. Иисус – это Слово Бога. Бог создал Вселенную Словом. Бог всемогущий сотворил всё видимое и невидимое Словом Своим!

«Против ересей», 3: 11, 1. А николаиты были учителями Керинфа. Заблуждение Керинфа было посеяно между людьми до него – николаитами.

То есть николаиты – учителя еретика Керинфа.

Рассказ – задом наперёд: Ириней рассказал об учении Керинфа, конфликте Иоанна и Керинфа, а потом объявил, что Николай придумал учение Керинфа.

Абсурдность рассказа редактора о Николае можно продемонстрировать аналогичным абсурдным рассказом задом наперёд, например, о Л. Д. Троцком (1879-1940), который был одним из организаторов Октябрьской революции (1917).

Предположим, Н. К. Крупская (1868-1939), жена великого В. И. Ленина, написала книгу о том, как её муж создал Советское государство. Л. Д. Троцкий, завидуя великому Ленину, решил объявить себя основателем государства. Что нужно для этого сделать? Он вставил в сочинение Крупской свою фамилию. А чтобы его не поймали за руку, он уничтожил все книги, авторы которых были солидарны с Крупской. И её сочинение стало уникальным: других сочинений с такой информацией не сохранилось.

«Великий В. И. Ленин создал Коммунистическую партию СССР: организовал партийные ячейки, созывал съезды, преследовался властями. Благодарный советский народ увековечил имя великого В. И. Ленина: его именем названы города и посёлки, улицы и проспекты, корабли; количество памятников и бюстов не поддаётся исчислению. А руководил великим В. И. Лениным – Л. Д. Троцкий» (Н. К. Крупская).

Так о Троцком (в нашем случае о николаитах) – не рассказывают.

Редактор книги Иринея механически вставил рассказ о николаитах. Он не создал новый текст. Вот почему рассказ о николаитах получился абсурдным.

Редактор книги «Философумена», которую написал Ипполит Римский (ум. 235), использовал рассказ редактора книги Иринея о николаитах, как шаблон.

Ипполит рассказал о еретиках Василиде, Саторниле, Маркионе, Менандре, Керинфе, Карпократе. А потом редактор поставил запятую и написал, что предтечей этих еретиков был диакон Николай, который ел идоложертвенное, любодействовал, хулил Святого Духа, и что Иоанн обличил его за это в «Апокалипсисе» (Книга 7).

Почему Николай и николаиты указаны последними в перечне диаконов и еретиков? Как я предполагаю, переписчик поставил запятую и дописал.

Лука перечислил диаконов, избранных апостолами, – Николай последний в списке. Климент Римский (92-101) перечислил еретиков, – николаиты последние в списке[1]. У Иринея – николаиты тоже последние в списке: «Учения Керинфа, евионитов и николаитов». Ипполит перечислил еретиков – николаиты опять последние в списке!

Возможно, оригинальный перечень диаконов и еретиков был без Николая и николаитов. Афанаситы решили добавить к ним Николая. Что нужно для этого сделать? Поставить запятую и дописать! Редактору не пришло в голову поставить Николая первыми или вторыми. Если Николай был учителем Керинфа, значит, он должен быть первым в списках – у Климента Римского, Иринея и Ипполита.

 

                2

По мнению афанаситов, Папий Иерапольский (II в.) знал о книге «Апокалипсис». «Таким образом, Папию, написавшему своё творение приблизительно в 110 г., были известны уже почти все сочинения, вошедшие в состав Нового Завета, включая Апокалипсис»[2]. Доказательство автора этого утверждения – книга Андрея Кесарийского «Толкование на Апокалипсис святого Иоанна Богослова». Андрей сослался в своей книге на свидетельство Папия.

Андрей Кесарийский – автор ключевой книги. «О жизни Андрея ничего неизвестно, кроме того, что он был архиепископом Кесарии Каппадокийской. Спорными остаются даже даты его жизни. Единственное сохранившееся его произведение – толкование на Апокалипсис» (Мень[3]).  Годы жизни Андрея – VI-VII вв. Биография Папия тоже никому неизвестна. Афанаситы забыли биографию Папия, потому что он жил давно, – на заре христианской эры. Плюс гонения на христиан, неблагоприятное хранение рукописей. Андрей жил в эпоху развитого христианства. Почему афанаситы забыли биографию своего современника, автора нашумевшего бестселлера?

Его книга – первый полный комментарий «Апокалипсиса». Андрей был архиепископом Кесарии Каппадокийской, написал несколько книг, которые все утеряны, за исключением «Толкование на Апокалипсис» – это всё, что известно об Андрее[4].

Одна из причин, почему забыта биография Андрея. Некий христианин написал первый полный комментарий «Апокалипсиса» в XI веке (предположим, Феофилакт Болгарский[5]). Учёный переписчик сократил срок на полтысячелетия: объявил автором этой книги – Андрея Кесарийского. Таких авторов, как Андрей, было много. Жил примерно тогда-то, писал чего-то. Никто не собирался запоминать его биографию.

Существует несколько редакций «Апокалипсиса». Андрей пользовался рукописью, с которой сделан Синодальный перевод: «Достоин ты (Иисус Христос. – С. Ш.) взять книгу и снять с неё печати, ибо ты был заклан, и кровию своею искупил нас Богу из всякого колена и языка... и мы будем царствовать на земле» (Апок. 5: 9-10)[6]. Перевод епископа Кассиана: «Достоин ты взять книгу... потому что ты был заклан и искупил Богу кровью твоею людей... и они будут царствовать на земле»[7].

Кассиан перевёл с греческой рукописи, которая признана специалистами самой достоверной. Андрей (VI-VII вв.) привёл цитату из поздней редакции, – фальсифицированной. Осталось выяснить, когда эта редакция появилась, – может быть, в XI в.

По моему мнению, афанаситы придумали рассказы о николаитах после смерти Андрея: он рассказал о николаитах так, как будто никогда не слышал информации своих предшественников о николаитах – Иринея Лионского, Климента Александрийского, Ипполита Римского, Евсевия Кесарийского и Епифания Кипрского.

«Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и я ненавижу» (Апок. 2: 6).

Кто такие николаиты, дела которых ненавидит Иисус?

Согласно версии Морозова, Иисус ненавидит дела Николая Мирликийского.

Объяснение Андрея: «А отчего Богу дела николаитов так ненавистны, известно всякому, кто испытал или знает по чтению эту презренную ересь». Эта вся информация Андрея о делах николаитов.

Предположим, Андрей посчитал лишним сослаться на Иринея, Климента, Ипполита, Евсевия и Епифания: их рассказы о николаитах знали все современники Андрея. Я не привожу информацию Иринея, Климента, Ипполита, Евсевия и Епифания по той же причине: если все знали их рассказы в VII  веке, значит, знают и в XXI.

Я, Шестак Сергей Алексеевич, знаю информацию этих авторов о николаитах. Но не расскажу. Зачем рассказывать? Эти рассказы знают все без исключения.

Следующий стих: «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Апок. 2: 7).

Андрей, комментируя этот стих, сослался на пророка Исайю (8: 5), «Притчи Соломона» (3: 18), «Первое послание Иоанна» (1 Ин. 5: 20). Почему Андрей решил растолковать этот стих? А вдруг кто-нибудь не понял? Надо разъяснить!

А если он подробно разъяснил этот стих, значит, должен был подробно рассказать и о николаитах: не все его читатели знали их историю.

Николаиты – не случайные прохожие. Их ненавидит сам Иисус Христос!

Андрей, рассказав о николаитах, должен был сослаться на Иринея, Ипполита, Евсевия и Епифания. Он ссылался на этих авторов в своём сочинении (по другому поводу): на Иринея – 10 раз, Ипполита – 3 раза, Евсевия – 1 раз, Епифания – 4 раза. Любой исследователь, рассказывая о Николае, обязательно сошлётся на этих авторов: они – первоисточники. А Андрей не сослался, потому что в его время, по моему мнению, этой информации не было в книгах этих авторов[8].

Со слов Андрея, достоверность «Апокалипсиса» засвидетельствовали Папий, Ириней, Григорий Богослов, Кирилл Иерусалимский, Мефодий, Ипполит.

«Ноги его подобны халколивану» (Апок. 1: 15). Григорий Богослов (ум. 390) подразумевал «под ногами домостроительство Божие» (Андрей). «И солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь» (Апок. 6: 12). По объяснению Кирилла (ум. 389), мрачное солнце и кровавая луна – это душевный мрак врагов Бога (Андрей).

Андрей – единственный человек, видевший сочинения Григория и Кирилла, в которых они растолковали «Апокалипсис». Если бы они написали эти книги, они включили бы «Апокалипсис» в канон книг «Нового Завета». А  они – не включили.

Небылица Андрея в отношении Григория и Кирилла даёт повод усомниться и в отношении Папия. Андрей не видел книгу Папия со ссылками на «Апокалипсис».

Свидетельство «Мефодия» – это цитаты из «Апокалипсиса», которые, как я предполагаю, вставили афанаситы в книги Мефодия. Афанаситы объявили Мефодия автором своих книг. А если они приписывали ему свои книги, значит, могли, вставить и цитаты из «Апокалипсиса»[9].

Свидетельство «Ипполита»  –  книга «О Христе и антихристе». Идеолог Римской церкви Иероним объявил Ипполита автором этой книги, добавив, что не знает, где автор жил.

Почему Андрей не включил великого Оригена в список авторов, засвидетельствовавших достоверность «Апокалипсиса»? Тот тоже ссылался на «Апокалипсис» (его книги переписали афанаситы). Возможно, Андрей считал Оригена еретиком. Андрею не упомянуть православного Оригена в своём исследовании, – всё равно, что современному историку, рассказавшему о русских писателях XIX века, не упомянуть Л. Н. Толстого. Или цитат из «Апокалипсиса» не было в книгах Оригена во времена Андрея.

По подсчёту Евсевия, Ориген написал около 2000 тысяч книг. Он истолковал все книги «Библии» за исключением – «Апокалипсиса». Если бы Ориген знал об этой книге, первый полный комментарий появился бы в III веке, а не в VII.

Со слов Андрея, Папий знал об «Апокалипсисе». А по мнению Морозова, – не знал. Эту книгу написал Златоуст – через двести лет после того, как Папий умер!

Андрей не современник Папия. Он – человек заинтересованный (идеолог Римской церкви). По его мнению, апостол Иоанн – автор «Евангелия» и «Апокалипсиса». А были противники этой точки зрения, доказательства которых афанаситы уничтожили. Рупор партии афанаситов Андрей мог сочинить любую небылицу: они лгут в глаза, утверждая, что император Константин подарил Сильвестру Италию. А он – не дарил.

Папий знал об «Апокалипсисе». Папий не знал. Без меня – меня женили. Хотелось бы послушать Папия. А он – молчит. Афанаситы уничтожили книгу Папия[10].

 

                3

«Мелитон Сардийский (середина II в.) написал сочинение "Диавол и Апокалипсис Иоанна"» (Новиков).

Со слов Евсевия, Мелитон (ум. 190) написал два разных сочинения – «О диаволе» и «Об Откровении Иоанна» (Ц. и. 4: 26). По Оригену, Мелитон написал книгу «О диаволе и Откровении Иоанна»[11]. Кто ошибся – Ориген, Евсевий, редактор?

Рассказы афанаситов о жизни апостола Иоанна убедительны, если рассматривать их каждый по отдельности.

Мелитон комментировал книгу апостола Иоанна, которого сослал на остров Патмос император Клавдий (41-54), а может быть Нерон (54-68), а может быть Тит (79-81)[12], а может быть Домициан (81-96), а может быть Траян (98-117)[13]. Мелитон комментировал именно эту книгу! А может быть, он комментировал другой «Апокалипсис» Иоанна, – непризнанный Церковью, апокриф, с идентичным названием – «Откровение Иоанна Богослова»[14]. Нельзя быть уверенным наверняка, какой «Апокалипсис» Мелитон комментировал: афанаситы не сохранили его книгу.

Почему афанаситы не знают, какой император сослал Иоанна на остров Патмос? Клавдий, Нерон, Тит, Домициан, Траян? Какой из них? Ответ афанаситов: разные «Апостольские Предания». По моему мнению, они состарили книгу на триста лет и начали гадать, перебирать варианты.

Аналогичная история с крещением Константина. Афанаситов не устраивает крещение императора Евсевием Никомидийским. Во-первых, он был арианином, могущественным врагом афанаситов. Во-вторых, если император стал христианином накануне смерти, тогда он был язычником, когда руководил Никейским собором. Вот почему афанаситы начали перебирать варианты. По Руфину, юный Константин крестился вместе со своим отцом Констанцием Хлором задолго до понтификата папы Сильвестра; по Феофану, папа Сильвестр крестил Константина и его старшего сына Криспа.

Аббат Виктор Эли рассказывает о крещении Константина «обстоятельно; он собирает аргументы и в пользу крещения Константина в Риме, и в пользу крещения его в Никомидии, приводит даже мнение, что император мог быть крещён дважды: раз в Риме, а другой раз в Никомидии, по козням ариан. Но все эти рассуждения представляются излишними, так как доказательств крещения Константина в Риме, доказательств солидных, взятых из современных сочинений, – решительно нет» (А. П. Лебедев[15]).

Разные даты известного события – признак фальсификации. Гадание с крещением Константина – ключ к разгадке гадания даты написания «Апокалипсиса». Понятно, почему афанаситы придумали небылицы с крещением Константина. Причина гаданий в случае с «Апокалипсисом» – аналогичная: они уводят себя из-под удара.

По мнению Епифания, император Клавдий (41-54) репрессировал Иоанна: «А Иоанн пророчествовал во времена Клавдия кесаря, и ранее того, когда был на острове Патмосе»[16]. Иисус не мог продиктовать Иоанну Богослову письмо епископу Смирны во времена императора Клавдия. «И ангелу Смирнской церкви напиши» (Апок. 2: 8). Первым епископом Смирны был Поликарп (р. 83)[17].

Как я предполагаю, сообщение Епифания, – это первая попытка объявить апостола Иоанна автором «Апокалипсиса».

Согласно Иринею (предположим, книга Иринея подлинная), Домициан сослал апостола: «Ибо откровение было не задолго до нашего времени, но почти в наш век, под конец царствования Домициана» («Против ересей», 5: 30). Знал ли Епифаний (332-403) сочинение Иринея (130-202)?

«У святого Епифания был особый вкус и ревность к преследованию и обличению ересей. Раскрытие лжеучений он ставил своею главною задачей, считал своим призванием. В своём труде Епифаний собрал всё об ересях из прежней обличительной литературы (у Иустина, Ипполита, особенно у Иринея), – и к этому он многое прибавил из личного опыта» (Г. В. Флоровский[18]).

«Епифаний копирует Иринея и других ранних авторов десятками страниц (практически всегда указывая источник). Так что он целенаправленно работал над некой антологией, которая должна была включить в себя все известные древние и новые ереси» (Е. В. Афонасин[19]).

Самый знаменитый коллекционер ересей Епифаний знал наизусть сочинение Иринея «Против ересей», где тот, сообщил, что Домициан репрессировал Иоанна. Почему Епифаний указал на Клавдия? Ириней родился на двести лет раньше Епифания. Ириней не придумал. Он узнал от Поликарпа, ученика апостола Иоанна.

По мнению некоторых учёных, Епифаний – источник ненадёжный.

«К сожалению, пользовался своим богатым материалом святой Епифаний без проверки и разбора, и слишком часто поддавался подозрительности и страсти. В греческой философии он плохо разбирался, и смешивал, например, пифагорейцев и перипатетиков, Зенона Элейца и Зенона Стоика» (Флоровский).

Наверное, можно спутать пифагорейцев и перипатетиков. Ириней написал чёрным по белому: Домициан репрессировал апостола Иоанна. А по мнению Епифания, – Клавдий! Он не доказывает своё свидетельство, не дискуссирует с Иринеем, учителя которого общались с апостолами. Епифаний не комментирует Иринея, потому что тот не говорил о Домициане и «Апокалипсисе». Эта информация – поздняя вставка.

Сочинение Иринея отредактировали после того, как Епифаний умер[20]. Редактор книги Иринея сообразил, что Иисус не мог продиктовать Иоанну письмо епископу Смирны во времена Клавдия (41-54): первым епископом Смирны был Поликарп (р. 83). Вот почему редактор вложил в уста Иринея свою небылицу, что Домициан сослал апостола на остров Патмос.

Полное имя Нерона (54-68)  – Тиберий Клавдий Друз Нерон Германик Цезарь. Некоторые учёные считают, что Епифаний подразумевал Нерона, говоря о Клавдии. Император Клавдий – ни при чём. Пусть будет Нерон. Епифаний не знал свидетельства Иринея, что Домициан репрессировал апостола. Если бы он знал, он доказал бы своё предание. По мнению афанаситов, Ириней ссылался на Поликарпа, который был учеником апостола Иоанна. А кто сообщил Епифанию? Он назвал бы источник свой информации. Епифаний прочитал книгу Иринея, цитировал. Он не доказал свою датировку «Апокалипсиса», потому что свидетельство Иринея – поздняя вставка.

Некоторые учёные считают, что Ириней тоже ошибся. Первоначальное имя Нерона до усыновления Клавдием – Луций Домиций Агенобарб. Поликарп сказал Иринею – Домиций, а тому послышалось – Домициан.

Подобными рассуждениями можно доказать всё что угодно. Иисус – это ангел высшего чина: так считали Иоанн, любимый ученик Иисуса, возлежащий у его груди, и Поликарп, ученик апостола Иоанна. Доказательство: Поликарп сказал своему ученику Иринею, что Иисус – не Бог, а Иринею послышалось – Бог. Ириней – не расслышал!

Епифаний знал, что иудеи убили апостолов Иакова и Иоанна в Иерусалиме в 44 году. Вот почему он указал на Клавдия (41-54), который правил в эти годы.

Евсевий привёл в своей «Истории» рассказ Егезиппа о беседе Домициана с внуками Иуды. Они совершенно серьёзно сообщили императору, что царство Иисуса будет на небе. И тот сразу остановил гонение указом: он решил, что внуки Иуды «глупцы» (Ц. и. 3: 19-20).

Учёные, отрицающие жизнь Иоанна в Ефесе, задали афанаситам справедливый вопрос: почему Егезипп не рассказал о том, что Домициан репрессировал Иоанна? Он должен был рассказать об участи апостола. По мнению афанаситов, Домициан кинул апостола в кипящее масло. Предположение логичное: если Егезипп рассказал о беседе внуков Иуды с Домицианом, значит, должен был рассказать и о беседе с Иоанном. Эти рассказы связаны одной темой: гонения Домициана на христиан.

По мнению Успенского, Егезипп рассказал об участи апостола Иоанна. Если бы книга Егезиппа сохранилась до наших дней, любой убедился бы в правоте Успенского. Логическую ошибку, по мнению Успенского, совершил учёный Евсевий: он не сослался на рассказ Егезиппа.

Объяснение Успенского, почему Евсевий, рассказывая об участи апостола Иоанна, сослался на рассказ Иринея и не сослался на рассказ Егезиппа.

Егезипп – писатель второсортный. Источник его информации – предания безымянных старцев. А Ириней – писатель первосортный. Источник его информации – Поликарп Смирнский, который якобы был учеником самого апостола Иоанна! Евсевий процитировал Иринея буквально: апостол Иоанн написал «Апокалипсис» «совсем недавно, почти в наш век, перед концом Домицианова царства» (Ц. и. 3: 18).

Другая причина, почему Евсевий не сослался на Егезиппа, по мнению Успенского, могла заключаться в том, что Егезипп мог не знать, что Домициан репрессировал Иоанна. Егезипп не был членом Ефеской церкви, руководил которой Иоанн.

Но Егезипп мог узнать об участи Иоанна от Поликарпа, с которым мог познакомиться в Риме. Они оба были в Риме в одно время. Поликарп приехал в Рим для согласования с Римским папой Аникетом (155-166) дату празднования Пасхи и высказать своё мнение о лжеучении гностика Маркиона. Учёные не знают наверняка, почему Егезипп приехал в Рим. Возможно, по тем же самым вопросам, что и Поликарп.

Познакомиться с Поликарпом и узнать об апостоле, по мнению Успенского, – это несовместимые понятия. Егезипп не расспрашивал Поликарпа. Зачем ему расспрашивать? Егезипп не расспрашивал! Он изложил в своём сочинении то, что слышал в Палестине и в других местах на своём пути в Рим. Егезипп не был обязан сообщить об участи Иоанна в своём сочинение, даже в том случае, если ему рассказал Поликарп. Никто не обязывал и Евсевия ссылаться на Егезиппа в своём рассказе об апостоле. Евсевий сослался на Иринея, как на самый достоверный, авторитетный источник!

Егезипп рассказал о беседе Домициана с внуками Иуды и умолчал о его беседе с апостолом Иоанном, потому что император никогда не общался с апостолом: Домициан общался с внуками Иуды в Риме в 96 году, иудеи убили Иоанна в 44 году в Иерусалиме.

Ириней (самый достоверный, авторитетный автор) не придумал, что Домициан репрессировал апостола. Он узнал от Поликарпа, который якобы был учеником апостола Иоанна. Епифаний знал наизусть сочинение Иринея. Почему Епифаний говорит, что репрессировал Клавдий? Почему он не дискуссирует с Иринеем, не доказывает свою информацию? Потому что информация «Иринея» – поздняя вставка.

По моему мнению, «Ириней» (редактор книги Иринея) и Епифаний гадают, перебирают варианты, как Руфин и Феофан в случае с крещением Константина.

 

                4

 «Климент Александрийский (конец II в.) причислял Апокалипсис Иоанна к числу канонических книг» (Новиков).

Согласно Епифанию (ум. 403), Николай был сексуальным извращенцем. А по мнению Климента Александрийского (ум. 215), – правоверным мужем.

Афанаситы объясняют различные мнения – разными преданиями. По моему мнению, они лгут, как Руфин и Феофан с крещением императора Константина.

Некий человек решил «победить чувственность через погружение в неё». Погружаясь в наслаждения, он утверждал, что не позволял наслаждениям победить его. «Отсюда его речение: "Против чувственности я борюсь, живя в ней"». Этот человек обманул себя: на самом деле он перебежал на сторону наслаждения.

«Те, кто считают себя последователями Николая, учат о подобном же. Они по-своему истолковывают его слова: "Плоть должна служить не по назначению". На самом деле этот правоверный муж (извращенец Николай, по мнению Епифания. – С. Ш.) хотел своим изречением сказать лишь то, что мы должны умерщвлять плоть, то есть укрощать её вожделения и порывы строгим обузданием чувственности и желаний» (Климент Александрийский[21]).

Климент вспомнил через полгода, что не всё рассказал о Николае: нужно примерно полгода, чтобы написать книгу. По моей версии, «вспомнил» редактор. Он и не забывал: сначала вставил информацию о Николае во вторую книгу, потом – в третью.

«Упоми­ная ранее о Николае, мы забыли упомянуть один момент. Говорят, у него была краси­вая жена. Вскоре после вознесения господа, когда апостолы обвинили его в ревнивости, он привёл её к ним и сказал, что каждый, кто желает, может овладеть ею. Говорят, что такое поведение вполне соответствовало принципу: "Следует злоупотреблять плотью". И члены этой секты последовали его словам и, действуя просто и некритично, занялись полным развратом. Однако мне известны свидетельства о том, что сам Николай не имел сексуальной связи ни с кем, кроме свой жены, и дочери его дожили до старости, так и оставшись девственницами, а сыновья чуждыми разврату»[22].

Николай игнорировал желания плоти – не исполнял её желания. Нельзя служить двум господам – плоти и Богу. Он служит Богу.

Апостолы, Николай и его ученики не поняли друг друга.

Николай решил, что апостолы смотрели на его жену с вожделением. Те обвили его в ревности: они смотрели без вожделения. Николай удивился. Кто ревнивый? Николай ревнивый? С чего они решили? Нельзя служить двум господам – плотской ревности и Богу. Он служит – Богу. Николай привёл жену к апостолам и предложил им заняться с ней сексом. Он не моргнёт глазом: плоть не надо щадить. Ученики Николая восприняли его поступок с женой, как руководство к действию: предались ненасытному разврату. Они не поняли своего учителя. Николай был целомудренным: не изменял жене, сыновья сторонились разврата, дочери умерли девственницами.

Это сообщение о Николае второе и последнее. О какой секте говорит Климент? О николаитах, упомянутых в «Апокалипсисе».

Если не знать о николаитах, можно подумать, что Климент подразумевал апостолов. Николай привёл жену к апостолам «и сказал, что каждый, кто желает, может ов­ладеть ею. И члены этой секты (какой секты? согласно тексту – апостолы. – С. Ш.) последовали его словам и занялись полным развратом». Книга Климента рассчитана на подготовленного читателя.

Любой профессиональный писатель, который решит рассказать о секте николаитов, обязательно сошлётся на «Апокалипсис». Николаиты – не рядовые еретики: их учение ненавидел сам Иисус. А профессиональный писатель Климент не сослался.

Попробуйте рассказать о николаитах и не сослаться на «Апокалипсис». У вас не получится. Надо заставить себя не сослаться на «Апокалипсис».

Свойства николаитов «обозначены в апокалипсисе Иоанна» (Ириней[23]). «Иоанн же в Откровении повелевает наказывать тех, которые едят идоложертвенное и любодействуют (2: 14). И теперь есть николаиты» (Тертуллиан[24]). «Когда ученики Николая продолжали оскорблять Святого Духа, Иоанн обличил их в Апокалипсисе как прилюбодеев и пожирателей жертвоприношений идолам» (Ипполит Римский[25]). «В это же время существовала – очень недолго – так называемая ересь николаитов; она упомя­нута и в Откровении Иоанна» (Евсевий[26]). О николаитах «можно узнать из Откровения святого Иоанна» (Епифаний[27]). «Взгляни и на Николая, которого Господь осудил Своим изречением в Апокалипсисе, как виновника постыдных вымыслов и основателя ереси николаитов» (Иероним[28]). «В начале Апокалипсиса, в посланиях к Малоазий­ским Церквам, обличаются еретики, названные два раза по имени Николаитами» (По­снов).

Почему «Ириней», «Тертуллиан», «Ипполит», «Евсевий», Епифаний, Иероним и Поснов, рассказав о николаитах, сослались на «Апокалипсис»? Тема требует. А Климент, рассказав о николаитах, не сослался на «Апокалипсис».

Современники Климента настолько знали историю николаитов, что пояснений не требовалось? Современники «Ириния», «Тертуллиана», «Ипполита», «Евсевия», Епифания, Иеронима, Поснова тоже знали историю николаитов. Но эти авторы сослались на «Апокалипсис». А Климент не сослался.

Как я считаю, это ошибка редактора, который не был профессиональным писателем: он знал историю николаитов, и думал, что другие тоже знают.

Епифаний объявил Николая, «исполненного Святого Духа и мудрости» (Деян. 6: 3-5), извращенцем. Афанаситам показалось это нелогично, и они вложили в уста Климента уточнение: Николай был правоверным мужем, виноваты ученики, которые не поняли учителя. Николай не изменял жене, дочери умерли девственницами.

Евангелист Лука, написавший «Деяния святых апостолов», не сообщил о том, что Николай предложил апостолам свою жену для прелюбодеяния, умолчал о секте николаитов. Другие апостолы тоже умолчали о поступке Николая и его учении.

По моему мнению, Николай не мог предложить Петру свою жену для прелюбодеяния даже теоретически: он знал, как умер Анания, оскорбивший Петра.

Анания, решив стать христианином, продал имение и отдал деньги апостолам, утаив часть. «Пётр сказал: Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твоё мысль солгать Духу Святому? Ты солгал не человекам, а Богу. Услышав сии слова, Анания пал бездыханен; и великий страх объял всех» (Деян. 5: 1-11).

Николай тоже умер бы, если бы предложил Петру свою жену.

Климент, рассказав о секте николаитов, умолчал об «Апокалипсисе». Он сослался на эту книгу по другому поводу – в шестой книге.

Человек, живущий по заповедям Господа, попадёт в список апостолов, и станет пресвитером, диаконом истинной церкви. «Здесь такой человек не занимает высоких постов, однако там (в Царстве Небесном. – С. Ш.) он воссядет на двадцати четырёх тронах судить народы, как говорит Иоанн в Апокалипсисе» (Климент[29]).

Никто не мог раскрыть книгу, которая была у Бога, и снять с неё печати – в том числе и старцы, сидевшие у престола Бога. Это обстоятельство настолько огорчило Иоанна, что он даже заплакал. Никто не мог раскрыть книгу и снять с неё печати – ни на земле, ни на небе! «Не плачь, – один старец указал ему на Иисуса, – он сможет». Иисус взял у Бога книгу и снял печати. Старцы обратились к Иисусу: «Достоин ты взять книгу и снять с неё печати, ибо ты был заклан, и кровию своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле» (Апок. 5: 1-10).

Климент понял правильно, не напутал: старцы (диаконы и пресвитеры истинной церкви) попали в Царство Небесное и сели на двадцати четырех престолах.

Епископ Кассиан – автор другого перевода «Апокалипсиса» на русский язык. Из его перевода непонятно, кем были старцы, которые обратились к Иисусу.

«Достоин ты взять книгу и открыть печати её, потому что ты был заклан и искупил Богу кровью твоею людей из всякого колена и языка и народа и племени, и соделал их Богу нашему священниками, и они будут царствовать на земле».

Старцы сообщили не о себе. Их прошлое – неизвестно.

Кассиан перевёл с рукописи, которая признана специалистами самой достоверной. Вывод Климента, что пресвитеры истиной церкви сядут на двадцати четырёх престолах, и будут судить народы, как сказал Иоанн в «Апокалипсисе», – это вставка редактора. Редактор имел под рукой фальсифицированный перевод афанаситов. Осталось выяснить, когда этот вариант рукописи появился, может быть в XV веке.

Участь книги «Строматы» Климента – со слов Евсевия: «"Строматы" Климента в восьми книгах все сохранились до нашего времени» (Ц. и. 6: 13, 1).

А какие книги Климента не сохранились? Почему Евсевий акцентировал внимание на том, что «Строматы» сохранились до его времени? Значит, он знал о несохранённых книгах Климента и должен был рассказать о них. А он промолчал. Кроме того, Евсевий не мог знать наверняка о несохранённых книгах Климента: если у него их не было, это не означает, что их не было в Александрии, Антиохии, Иерусалиме или Риме. А вдруг есть один экземпляр?

Если я скажу, что роман Л. Н. Толстого «Воскресение» сохранился до моего времени, мне скажут, что я сошёл с ума. Во-первых, я родился через 52 года после смерти Толстого; 52 года – не тот срок, за который книги теряются. Во-вторых, эта книга издана большим тиражом, переведена на другие языки. Мне даже в голову не придёт сказать, что роман Толстого «Воскресение» сохранился до моего времени.

Аналогичная ситуация была во времена Евсевия. Он родился примерно через 60 лет после смерти Климента. Тиражи книги Климента «Строматы» уступали тиражам книги Толстого «Воскресение», но не до такой степени, чтобы Евсевий сказал, что «"Строматы" Климента в восьми книгах все сохранились до нашего времени». Как я предполагаю, это информация позднего редактора, который подразумевал библиотеку Ватикана. Книга Толстого и книга Климента тождественны по значимости. Один век – не тот срок, за который знаменитая книга Климента могла потеряться.

Предположим, информация Климента о Николае, – документ, заверенный нотариусом Царства Небесного. В этом случае, Евсевий знал сообщение Климента.

«В это же время существовала – очень недолго – так называемая ересь николаитов; она упомянута и в Откровении Иоанна. Её последователи хвалились, что Николай был одним из диаконов, поставленных апостолами. Климент Александрийский в 3-й книге "Стромат" так рассказывает о нём... » (Ц. и. 3: 29).

Евсевий сослался на Климента через сто лет после того, как тот умер. Хотелось бы знать, кто был вторым богословом, который сослался на Климента? Первый – Евсевий. А второй – кто? Не каждый год рождаются богословы подобные учёному Евсевию. Сколько нужно лет, чтобы появился второй богослов, которому придёт в голову процитировать Климента? Двести, триста, пятьсот?

Вторым богословом, как минимум, должен быть Андрей Кесарийский (VI-VII вв.), написавший полное толкование на «Апокалипсис».

«Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела николаитов, которые и я ненавижу» (Иисус Христос).

Объяснение Андрея: «А отчего Богу дела николаитов так ненавистны, известно всякому, кто испытал или знает по чтению эту презренную ересь».

Все нынешние толкователи, рассказывая о николаитах, ссылаются на Климента, Ипполита, Иринея, Евсевия и Епифания. И Андрей тоже должен был сослаться: во-первых, они – первоисточники, во-вторых, разъясняя другие стихи, он ссылался на Иринея, Ипполита, Евсевия и Епифания. По моему мнению, он не сослался на информацию этих авторов о николаитах, потому что в его время этих вставок не было.

Сообщение Климента о николаитах – как я предполагаю, вставка: редактор книги Евсевия – единственный «древний» богослов, кто процитировал Климента.

Максимиан Трансильван (1490-1538) – первый автор, рассказавший о кругосветном путешествии Магеллана (1480-1521): он написал в 1522 году книгу «О Молуккских островах». Следующий автор расскажет о Магеллане через тысячу лет – в 2522 году.

Интерес к биографиям Николая и Магеллана нетождественны: людей, интересующих первым кругосветным путешествием, больше. Но одна тысяча лет – достаточный срок, чтобы кто-то, кроме Евсевия, сослался на Климента.

Известно две рукописи «Стромат», датируемые XI и XVI веками[30].

Рукопись XI века даёт след на редактора. Редактор укажет на себя, если он будет вторым богословом (жителем XI-XVI вв.), который сошлётся на Климента или на цитату Евсевия из книги Клименнта.

 

 

[1] «Потом явились и другие виновники других нелепых учений: Керинф, Марк, Менандр, Василид, Саторнил. Из них учат – одни, что много богов, другие, что три бога... другие гнушаются некоторыми снедями, иные же бесстыдно любодействуют, – таковы нынешние лжеимённые николаиты» («Апостольские постановления». Свято-Троицкая Сергеева Лавра, 2006. С. 138. (П. А. 6: 8)).

[2] «Писания мужей апостольских». – Издательский Совет Русской Православной церкви, 2008. С 433.

[3] «Андрей Кесарийский». Библиологический словарь.

[4] Участь книг Андрея идентична участи книг Викторина Петавского (ум. 304), который, согласно Иерониму («О знаменитых мужах», 74), тоже якобы написал толкование на «Апокалипсис» (рукопись 15 века). Другие сочинения Викторина – комментарии на книги «Бытие», «Исход», «Левит», «Исайи», «Аввакума», «Екклезиаст», «Песнь Песней» – не сохранились. «Предполагают, что малое влияние трудов Викторина объясняется его склонностью к хилиазму» (А. В. Мень, Библиологический словарь). Столп Римской церкви Ириней Лионский тоже был сторонником хилиазма. «Папий Иерапольский, Иустин Философ, Тертуллиан, Ириней и другие разделяли ошибочные хилиастические воззрения» (Е. И. Смирнов, «История Христианской Церкви»). Сторонники хилиазма считали, что Христос вернётся на землю, и будет царствовать тысячу лет. Афанаситы уничтожали книги гарантированно в одном случае, – если автор не считал, что Иисус и Святой Дух – это Бог. Вот почему, возможно, книги Викторина не сохранились.

[5] Феофилакт Болгарский (ок. 1050 - ок. 1107) – византийский писатель, богослов – «составил на греческом языке комментарий ко всему Новому Завету (кроме Откровения)» (А. В. Мень, «Феофилакт Болгарский», Библиологический словарь). Почему Феофилакт не растолковал «Апокалипсис» – неизвестно: не захотел, не успел (жизнь коротка), его сочинение приписали Андрею Кесарийскому.

[6]  Андрей Кесарийский. «Толкование на Апокалипсис святого Иоанна Богослова», 12.

[7] Кассиан (Безобразов Сергей Сергеевич) (1892-1965) – епископ, экзегет, переводчик «Нового Завета». Окончил исторический факультет Петроградского университета. Эмигрировал в Белград (1922), затем в Париж, профессор Свято-Сергиевского Богословского института. Возглавлял Комиссию по переводу «Нового Завета» на русский язык (1951-1964).

[8] Епископ Кесарии Каппадокийской Арефа (850-932) написал «Толкование на Апокалипсис», в котором он использовал труды Андрея Кесарийского и епископа Икумения Триккского (ум. 945) (Православная энциклопедия). Я не смог найти книги Арефы и Икумения (возможно, не переведены на русский язык). Что говорили эти авторы о николаитах? Ссылались ли они на рассказы Иринея и Епифания о николаитах? Если ссылались, значит, рассказы Иринея и Епифания о николаитах придумали в IX - X вв.

[9] «Судьба духовного наследства св. Мефодия в последующих веках весьма своеобразна; в течение ряда столетий с его именем связывались сочинения, вовсе ему не принадлежащие. В то же время подлинные его творения или постепенно отодвигались на второй план, или пребывали в неизвестности» (Архиепископ Михаил. «Св. Мефодий Патарский (Олимпский)». Христианский портал My studies (история Церкви, патрология, богословие). http://mystudies.narod.ru/.).

Михаил (Чуб Михаил Андреевич) (1912-1985), архиепископ Тамбовский и Мичуринский.

[10] Симонидес, – продавец древних рукописей, «шарлатан», – видел книгу Папия в 1839 году в монастыре Святого мученика Пантелемона на Афоне (подробно – глава «Канон Нового Завета», 8).

[11] Информация о Мелитоне и его книгах – христианский портал My studies (история Церкви, патрология, богословие) http://mystudies.narod.ru/.

[12] «В "Пасхальной хронике" (нач. VII в.) под 1-м годом правления императора Веспасиана (70 г. по Р. Х.) отмечается: "Иоанн Богослов, прибыв в Эфес, прожил там 9 лет, в своем изгнании на остров Патмос – 15 лет и, вернувшись вновь в Эфес и написав Евангелие, находился там до своего успения ещё 26 лет" (Chron. Pasch. P. 246)»  («Иоанн Богослов» Православная энциклопедия).

[13] «Невероятно и предположение о написании Апокалипсиса и в ещё более позднее время, при императоре Траяне, когда святой Иоанн скончал жизнь свою» (Епископ Аверкий).

[14] «После вознесения Господа нашего Иисуса Христа оказался я, Иоанн, один на горе Фавор. И не мог я стоять, и пал на землю, и взмолился к Господу... Когда должен будешь Ты прийти на землю, что будет тогда?» (Апок. 1: 1).

Книга апокрифов. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2004.

[15] «Историк Евсевий под пером французского писателя».

Книга аббата Виктора Эли, на которую сослался А. П. Лебедев, – Eus;be de C;sar;e premire historien de l’;glise, par. Victor H;ly. Paris, 1877.

«Церковная история в свете предания». Исследования по истории древней Церкви. «Издательство Олега Абышко». Санкт-Петербург, 2005. С. 175.

[16] «Панарион», 51: 33. Глава «О ереси, которая не принимает Евангелие от Иоанна и его Апокалипсиса; тридцать первой, а по общему порядку пятьдесят первой ереси». Т. 2. С. 414.

[17] Иисус не мог продиктовать Иоанну письмо епископу Смирны во времена императора Клавдия (41-54) ещё и по той причине, что церковь в этом городе появилась после 61 года.

Апостол Павел хвалится филиппийцами «во всех Церквах, какие только познали в то время Бога, а мы (жители Смирны. – С. Ш.) ещё не знали Его» (Поликарп, «Послание к филиппийцам», 11).

Павел написал филиппийцам в 61 году. А жители Смирны не знали в то время Бога, то есть у них не было христианской церкви.

[18]  «Восточные отцы IV века».

[19]  «Античный гностицизм. Фрагменты и свидетельства». С. 37.

[20] Наверное, афанаситы тоже хотели отредактировать Епифания, но не успели. «А Иоанн пророчествовал во времена Клавдия кесаря». Примечание редактора: «Петавий замечает, что здесь должно бы быть поставлено имя Домициана» (Творения святого Епифания Кипрского. Москва, 1864. Т. 2. С. 414).

[21] «Строматы», 2: 20, 117-118.

Климент Александрийский. «Строматы». СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2003. Перевод Е. В. Афонасина. Т. 1. С. 320-321.

[22] «Строматы», 3: 5, 25. Т. 1. С. 417.

[23] «Против ересей», 1: 26, 3.

[24] «О прескрипции еретиков», 33.

[25] «Философумена», книга 7.

[26] «Церковная история», 3: 29.

[27] «Панарион», 25: 2.  Глава «О николаитах, пятой, и двадцать пятой ереси». Т. 1. С. 144.

[28] 14. Письмо к монаху Илиодору. Т. 1. С. 41. Идеологи Римской церкви утверждают, что Иероним написал это письмо в 375 году. По моему мнению, они ошибаются: он написал его после 395 года.

[29] «Строматы», 6: 13, 106. Т. 3. С. 59.

[30] «Вся наша информация базируется на единственном манускрипте, датируемом XI столетием (L = Laurentianus V 3, Флоренция) и содержащем полный текст Стромат. Другой манускрипт, датируемый XVI веком, Parisinus Supplementum Graecum 250, является копией предыдущего» (Е. В. Афонасин, «Строматы» Климента Александрийского).


Рецензии