С в кубе

"С " в кубе.            

 
          Все персонажи и события, описанные в этой истории, являются авторской фантазией, все совпадения случайны.


               Cергей Сергеевич Серёжкин, бывший военный, ныне отставник, безвыездно жил на даче. Овдовел он давно. Дети и внуки жили в городских квартирах, на дачу только периодически наезжали. Когда внуки были малышами, то летом подольше проводили времени у деда, а как подросли, появились у них другие интересы. Ну, разве что день рождения или праздник какой-нибудь с друзьями–подружками на даче устраивали.  Вот тогда начинался шум-гвалт, музыка, игры. Надо сказать, утомляло это Сергея Сергеевича, и он заметно раздражался. Характер-то у него не из лёгких был с молодости, а тут ещё и возрастное усиление. Был он ворчлив, раздражителен, с постоянными перепадами настроения, поэтому трудно уживался с домашними, вот и уединился на даче. Зятя своего, Дарюса, и невестку Божену с трудом переносил. Схлёстывался с ними то на бытовой, то на политической почве. Вернее, сам вязался. Зятёк - деликатный и интеллигентный, преподаватель, очкарик-математик. Ну что это за мужик? Ни выпить с ним, ни поспорить. Чуть тон повыше, пробормочет по-литовски:
- Это беспредметный спор, - и с глаз долой.

         У невестки Божены польский гонор и амбиций куда больше, чем у зятька, ох и горячий характер, и язык длинный. В лихие девяностые сама замутила бизнес, на базаре точку держала, моталась по Китаям и Турциям с товаром, со временем обустроила магазинчик. Она бы со свёкром день и ночь грызлась, да только муж, сын Сергея Сергеевича, не позволял ей оттянуться. Одним взглядом на место ставил бабу.
А внучат своих любил Сергей Сергеевич и гордился ими, только не одобрял, когда шумели и проказничали. Четверо их у него было – мальчик и девочка от дочки, мальчик и девочка от сына. Девчонки – принцессы, а мальчишки – спортивные чемпионы и компьютерные корифеи.

          Но, конечно, всем, а прежде всего, ему самому, было спокойнее, что жил Сергей Сергеевич на даче. Порядок, надо сказать, у него был военный. Грядки выполоты, кусты-деревья ухожены, в теплице красота, дом чистенький, все покрашено-прибито. Купил он дачу ещё в военную свою бытность, обустроил хорошо, все удобства были – живи да радуйся. И опять-таки – занятие всё время есть – то в теплице, то на грядках. А справив все работы, тоже не скучал – постоянно ругался с соседками, склочными пенсионерками, тоже безвылазно жившими на даче, и с председателем садового товарищества. Катался на своём ухоженном в идеальном состоянии пенсионерском «мерседесе» - «жигулях» седьмой модели, без единой царапины, служивших ему верой и правдой долгие годы. Ездил на базарчик за всякими мелочами и за продуктами в ближайший супермаркет да в поликлинику. На тесной стоянке у базарчика тоже частенько ругался за место с завсегдатаями, за что местными остряками был награждён прозвищем «Шумахер». Впрочем, он об этом не знал. В поликлинике просиживал в долгих очередях, с такими же пенсионерами обсуждал никудышную власть и донимал жалобами тихую и особенно внимательную к пожилым пациентам участковую врачиху, которая терпеливо переваривала за день десятки таких пенсионерских жалоб.

             В общем, жизнь проходила скучновато и размеренно, но Сергей Сергеевич уже привык. Когда-то он в армии мотался по большой стране, пока не дослужился до майора. В общем-то, служба его проходила довольно спокойно, но из-за неуживчивого характера переводили его из части в часть, пока он не осел в последней точке дислокации в Литве. Здесь он вышел в отставку и какое-то время работал военруком в школе. Ученики его не любили за нещадную муштру, придирки к слабосильным девчонкам при разборке-сборке автоматов Калашникова и занудность. Тогда его школьные остряки и прозвали – «"С" в кубе» по первым буквам имени-фамилии. Тащилось это прозвище за ним повсюду, даже в семье знали откуда-то.
- Учащийся – не корова, сегодня не знает, завтра выучит, - говорил он, отправляя должников на пересдачу предмета.
Его заниженные баллы не раз портили аттестат потенциальным медалистам, но договориться с ним было невозможно. Поэтому руководство школы при первой же возможности постаралось от него избавиться.

             Потом он какое-то время работал во вневедомственной охране на разных предприятиях города, на железной дороге, стал прихварывать. Тогда Сергей Сергеевич окончательно вышел на пенсию и зажил безвыездно на даче спокойной, но несколько скучноватой жизнью.

           И вот однажды…  В общем, давайте всё по порядку.

            Идея купить деду ноутбук и обеспечить мобильным интернетом пришла в голову компьютерным корифеям – внукам Андрюсу и Анджею, которым в последний приезд досталось «на орехи» от придирчивого деда.

- Совсем старый тут от скуки одурел. Ну и понятно. Целый день один, в огороде всё переделал, с бабками всё обсудил, переругался, делать-то нечего. А зимой вообще…- заключили они. – Надо ему занятие какое-то интеллектуальное. А компьютер и интернет – это и связь и общение.

            Сказано–сделано и через несколько дней Андрейки, как их называл дед, обработали родителей и на дачу вскоре был доставлен вполне приличный ноутбук Ейч-ПИ (HP) с мобильным интернетом. Поначалу Сергей Сергеевич упирался и не хотел осваивать новшество, но вскоре игрушка его захватила, хотя компьютерная грамота давалась с трудом. Внуки научили его печатать простейшие тексты в Ворде, пользоваться Скайпом и электронной почтой, а потом приступили к внедрению в социальные сети.

           Если «Одноклассники» Сергея Сергеевича привлекли возможностью связаться с земляками и знакомыми, то о других сайтах он поначалу и слушать не хотел. Но внуки настояли:
- Что тебе эти старые пердуны с их болячками? Заведёшь новых знакомых, станет тебе интереснее.

           Компьютерные корифеи отфотошопили фотографию Сергея Сергеевича десятилетней давности, нарядив его в полковничий мундир с орденскими колодками.
- Смотри, дед, какой ты клёвый полковник! – со смехом продемонстрировали они ему своё творение.

          Сергей Сергеевич поначалу вспылил:
-Как вы смеете кощунствовать?

    Но портрет ему понравился, и он нередко украдкой открывал файл и любовался на себя в полковничьем мундире. Распоясавшиеся корифеи отфотошопили ещё несколько портретов в форме разных родов войск разных эпох. Особенно хорошо смотрелся Сергей Сергеевич в форме казачьего полковника, в офицерской форме времён русско-турецкой войны, а так же в генеральской форме времён наполеоновского нашествия. Невзрачный Сергей Сергеевич последнее время одевался в типовой, потерявший форму облезлый дачный прикид, совсем не украшавший его заурядную внешность. Вдохновлённый фотошопом, он смотался на блошиный рынок на горе Таурас и долго расхаживал среди продавцов советской военной атрибутики, пока не обнаружил камуфляжную форму десантника в довольно приличном состоянии. Правда, была она великовата, но это не смущало - у Сергея Сергеевича руки росли, откуда надо, подшить-подкоротить он всё сам умел ловко. Так что, отстирав и подогнав под себя форму, он примерил её и, покрутившись перед зеркалом, пришёл к выводу, что он ещё совсем ничего…  Совсем ничего…

- Вот только бриться надо бы теперь ежедневно, - озабоченно провёл он руками по щекам. - И постричься бы не мешало, - вздохнул, взъерошив реденькие седые волосёнки.

         Бриться он начал ежедневно, а в ближайшую парикмахерскую съездил на следующий день. Надо сказать, что перемены не остались незамеченными окружающими. Как раз нагрянувшая с визитом дочка удивлённо подняла брови, принцесса завизжала и расцеловала в макушку, а внук, догадавшийся, в чём дело, заговорщически подмигнул – мол, соответствуешь, дед. Молоток!

          Перемены заметили и соседки по даче, в постоянных перепалках с которыми Сергей Сергеевич коротал время. Нина Петровна, соседка слева, похвалила:
- Как вам идёт форма, Сергей Сергеевич. Прямо – орёл!

             Пенсионерка Нина Петровна была единственной дачницей, которая не одевалась в старые линялые тряпки, кривые ботинки и бесформенные шляпы. Она даже грядки полола, облачившись в цветастые яркие халаты и кружевные белоснежные панамы. Свои ухоженные руки с неизменным маникюром она всегда защищала перчатками и без макияжа не выходила на люди. Нина Петровна давно вошла в очень почтенный возраст, но отличалась крепким здоровьем. На участке у неё был полный порядок, и поддерживала она его своими силами. Раз в неделю для поддержания сосудов в хорошем состоянии она выпивала дежурную порцию чистого спирта и с такой же периодичностью принимала любовника – 73-летнего вдового железнодорожника с соседней улицы, чем очень гордилась. Впрочем, последнее обстоятельство навлекало перессуды:

- Старая п@@да, - раздражённо констатировала соседка справа, пенсионерка Людмила Васильевна. Людмила Васильевна ругалась со всеми и по любому поводу. Её раздражало все – и ранний скрип соседской калитки, и лай собак, и тень соседских деревьев, и шум газонокосилки и т.д., и т.п. С Сергеем Сергеевичем они находились в перманентной вражде, но иногда объединялись против кого-нибудь третьего. И тогда этого третьего оставалось только пожалеть.

         Новый облик Сергея Сергеевича вызвал негодование Людмилы Васильевны:
- Вырядился, старый шут. Десантник жёванный, - раздражённо и нарочито громко в никуда высказалась она, стоя у забора.
- Старая карга, - также в никуда отозвался Сергей Сергеевич по другую сторону забора. Последнее слово всегда должно было быть за ним, но Людмилу Васильевну позвал супруг и схватка не состоялась.

         Cначала Сергей Сергеевич блуждал по «Одноклассникам» и похожим социальным сетям и разыскивал знакомых – одноклассников, однокашников по военному училищу, бывших армейских сослуживцев и коллег. И надо сказать, кое-кого находил. Только радости это как-то не доставляло ни ему, ни вновь обретённым контактам. Ну, обменялись информацией об основных событиях в жизни за долгие годы, о местах работы и службы, детях, внуках, об утратах близких, инфарктах, инсультах, диабетах и прочих болячках. Ну, поругали политиков наших, ваших, американских, израильских и прочих. А потом как-то общение быстро сходило на нет. Не привлекало ничего друг к другу бывших коллег и сослуживцев, друзей детства и юности. Список друзей-контактов пополнялся, но на душе теплее не становилось, и жизнь интереснее тоже не становилась.

           Как-то раз Сергей Сергеевич, сидя в одной из социальных сетей, в уголке экрана заметил ссылку «знакомства для мужчин от 55 лет». Не особо вникая, что это за сайт, вошёл, и выполнил несложную регистрацию. В настоящем своём образе решил не светиться, поэтому фотографию профиля загрузил не теперешнюю, реальную, а фотошопную, в форме полковника. Конечно, в форме генерала наполеоновской войны он выглядел ещё представительнее, но, увы, столько просто не живут. В какой-то момент кольнуло сомнение - может нечестно?  - А пусть, - отмахнулся он сам от себя. – Ну и что, здесь все врут. Это же не люди, а набор файлов, - повторил он любимое выражение внуков. Оставалось лепить образ.

         Файлы на сайте жили своей жизнью. Обсуждали в форумах разные проблемы, в основном - политические, объединялись в группы по интересам, ябедничали друг на друга администрации сайта, рассказывали разные истории, придуманные или реальные, вывешивали фотографии, стихи, свои или чужие, рассказывали анекдоты и флиртовали. В верхней части экрана красовалась постоянно меняющаяся полоса фотографий участников, мужчин и женщин, как правило, бывших граждан СССР, разбросанных ныне на всём земном шаре и виртуально собравшихся на этом сайте с российской регистрацией.
            Некоторые фотографии были весьма привлекательны, и Сергей Сергеевич брал их на заметку. Поскольку структура сайта не позволяла напрямую обратиться к участнику бесплатно, все общались в форумах, но при желании умудрялись передавать друг другу координаты с помощью определённых хитростей и условных знаков, которые усвоил и Сергей Сергеевич. Вскоре он основательно подсел именно на этот сайт. Он стал постоянным участником многих форумов с патриотической тематикой, отчаянно схлёстывался с оппонентами – либерастами-толерастами, всякими переселенцами из доисторической родины на историческую родину и снискал славу боевого российского полковника. О своём месте жительства в Литве он не афишировал. Постепенно он начал вступать в личные контакты с файлами с фотографиями симпатичных барышень на личной странице. Начинал с почтительных и вкрадчивых комплиментов на форуме, затем очень скоро выпрашивал координаты и переходил к общению «в личке». И тут порой разыгрывались нешуточные истории.

            Обычно начинал он сдержанно с общих разговоров, обмена сведениями о личной жизни, детях, внуках, своём житье-бытье на даче, o цветах и грядках, потом переходил к более душевному общению. А дальше складывалось по-разному…

            Хотя виртуальное общение вошло в человеческую жизнь сравнительно недавно, оно уже приобрело социальное и психологическое значение такого уровня, что заслуживает серьёзного внимания специалистов разных областей. Впрочем, кто и что уже об этом не пишет – от шуток и анекдотов до серьёзных исследований.  В виртуале может случиться всё – от мошенничества до любви. И всё это случается, так сказать, не отходя от клавиатуры.

            Молодёжь, привыкшая к компьютерам с детства, в виртуале чаще всего не общается в привычном старшему поколению смысле этого слова, а как бы афиширует себя. Сел ужинать, пошёл в кафе, клуб, поехал в путешествие, сдал экзамен и т.п. – тут же делаются селфи или фото, выставляются статусы и всё выкладывается в Фейсбук или другую сеть. Тысячи виртуальных друзей – ну какое тут общение с таким количеством. Всё на виду – я пьян, влюблён, сыт, голоден, в Париже, в деревне и т.д. Информация собирает «лайки» и комментарии. Всё просто - поставить лайк, «поделиться» и не заморачиваться, долго не задерживаясь на том или ином объекте. То есть, всё происходит так, как и полагается у наборов файлов.

          А вот люди постарше, с молодости привыкшие к реальному общению, ведут себя в виртуале иначе, перенося в него модели поведения, эмоции и чувства, характерные для реального общения, – симпатии, привыкание, любовь, ревность, ненависть и так далее, список можно продолжать и продолжать. А файлам же не свойственно любить, переживать и ненавидеть. В реальной жизни-то ведь как - по одёжке встречают, по уму провожают. В реале, чтобы расположить к себе окружающих надо прилично выглядеть, соответствующе быть одетым, приятно пахнуть, иметь хорошие манеры. Да много ещё чего надо, чтобы произвести приятное впечатление. И только потом, после первого внешнего впечатления, так сказать, «по одёжке», наступает черед ума – разговоров, рассуждений, интеллектуального воздействия и пр. И вот тут может внешний лоск слететь и обнажиться ничтожество, и, наоборот, за невзрачной внешностью может открыться красивая душа. Так было всегда, во все времена, но до появления интернета.
               
               С появлением виртуального общения всё стало с ног на голову. Встречают сразу «по уму», а при хорошем уме и воображении много можно и придумать, и продумать. И так придумать, что сам в себя поверишь, высокого и красивого, белого и пушистого. В принципе всё это нормально, но проблема может возникнуть при выходе из виртуала в реал. Процесс может оказаться опасным, прямо, как при подъёме из кессона *, а это дело требует постепенности. Ну помните, как в знаменитой сказке «Аленький цветочек» страшное чудище сначала молча окружало красавицу купеческую дочь роскошью, невидимые слуги подавали ей изысканные яства, потом на стене появились огненные письмена, то есть персонаж вышел в чат, затем включил звук на малой громкости без изображения, но, несмотря на все предосторожности, когда он показался девице, бедняга от страха грохнулась в обморок, уж больно страшен был её обожатель. Это хорошо, что в сказках можно из чудища в прекрасного принца или из лягушки в красну девицу превратиться. В сказках-то хорошо, а в реале такое не светит. Вот и избегают некоторые по разным причинам даже в скайп с видео переходить, не говоря уже о личной встрече в реале. Да и потом, не всем нужны связанные с реальным общением хлопоты, начиная от конфет-букетов, необходимости прилично выглядеть и хорошо себя вести. Сидя у экрана, отвыкаешь от этого. Да и в старшем возрасте надо ли это всё? Есть устоявшаяся реальная жизнь, дети, внуки, огород…. Оно это надо что-то менять? Вот и предпочитают виртуальные герои оставаться навсегда файлами. Простите меня за лирическое отступление, и вернёмся к нашим баранам, как говорится.

            Сергей Сергеевич был типичным файлом пожилого возраста, не помышлявшим о когда-нибудь в будущем переходе из виртуала в реал. Но общение в сети его так увлекло, что он практически переселился в виртуальный мир. Он опять перестал регулярно бриться и стричься, запустил свой внешний вид, изменил теплице и грядкам, и сорняки дружно попёрли на самой меже с участком Людмилы Васильевны, что вызвало её законное негодование. Он пропустил даже отчетно-перевыборное собрание садоводов и впервые в жизни поймал себя на мысли, что в выходной с нетерпением ждёт, когда дети и внуки, наконец-то, вернутся обратно в город. Он спешил к экрану ноутбука, в свой виртуальный мир.  Здесь он веселился и сердился, симпатизировал и ненавидел, и самое главное, закручивал виртуальные романы. На этом сайте Сергей Сергеевич прослыл самым настоящим виртуальным сердцегрызом, если можно так выразиться. Все файлы с мало-мальски симпатичными дамскими фотографиями были его.

             С дамами он был старомодно церемонен, много писал о чистых романтических отношениях, о любви, об офицерской чести и рыцарстве. Он был строг и беспощаден к проявлению всяких вольностей и элементарного дамского кокетства. Но проходила неделя-другая общения и из доблестного героя офицера начинал переть нудный и склочный Сергей Сергеевич, "С" в кубе". Он не мог ничего поделать с собой и начинал придираться к своим респондентам, писать нотации и "строить". Он вспыхивал, как спичка, по любому поводу начиная с вопросов морали и кончая политикой, с неизменным категоричным: «Прощайте и не пишите!» Потом отходил и пытался мириться, некоторые файлы его прощали, а большинство – посылали куда подальше и переставали отвечать на его церемонные послания. И тогда Сергей Сергеевич снова обращался к полосе фотографий в верхней части экрана. На самом деле он ничего не собирался менять в своей жизни и никого не искал. Он просто играл в увлекательную игру.

         Фотография Ксении, миловидной женщины из российской южной провинции, привлекла его внимание длинной толстой косой, перекинутой на грудь. Это было необычно и романтично – только в далёкой юности Сергей Сергеевич видел таких девушек. Воображение его одевало Ксению в форменное платьице благородной институтки, а себя он представлял рядом влюблённым офицером, ну прямо графом Воронцовым из известного сериала. Ксения постоянно вывешивала на своей страничке милые стишки разных авторов о любви и природе, фотографии цветочков и птичек. Судя по всему, ей не довелось попутешествовать, видела она в жизни немного и не испытала ни особой печали, ни радости. В ней абсолютно отсутствовала стервозность, свойственная многим дамам среднего возраста. Пару закинутых осторожных фраз Сергея Сергеевича отомкнули её душу, застывшую за долгие годы одиночества после неудачного замужества, не принёсшего ни любви, ни счастья. Она, как бабочка, полетела на огонёк и мгновенно запуталась в виртуальных простеньких сетях, как обычно расставленных Сергеем Сергеевичем. Да много ли ей было надо…

              Началась переписка, длительная, бурная, эмоциональная. Сергей Сергеевич буквально закидывал свою новую симпатию электронными письмами, а Ксения отвечала. Они писали по нескольку писем в час, за сутки их набирались десятки, за недели сотни. Ксения даже открыла отдельный почтовый ящик для НЕГО. Переписка втягивала её в водоворот, и вскоре Ксения уже с нетерпением ждала писем Сергея Сергеевича. А потом как-то незаметно для себя она в него виртуально влюбилась.

             Это была самая настоящая женская страсть, от которой она буквально сгорала. Не видя объекта своей страсти, не ощущая его ласки и прикосновений, она балдела только от одних слов и мыслей о нём и его фотографий. При одной мысли о нём её обдавало жаром. Она реально тосковала по нему душой и телом. Она ни разу не разговаривала с ним по скайпу и даже не знала, какой у него голос. Но поверьте, несмотря на всё это, она его страстно любила и отчаянно ревновала при малейшем внимании к другим файлам с дамскими фотографиями. Письма, сотни его писем и несколько фотографий заменяли ей всё, остальное дорисовывало её богатое воображение. Она рисовала его себе блестящим офицером безупречной репутации, рыцарем, героем, человеком долга и чести. Мужественным, смелым, сильным. Тем, к чьему надёжному плечу так хочется прислониться и спрятаться от забот и тревог. Ей показалось, что, наконец, она встретила того, кого искала всю свою несчастливо, без любви прожитую жизнь. Она полюбила его всей силой страсти, которую никогда не подозревала в себе.

             Ну а он, Сергей Сергеевич, оставался всё тем же "С" в кубе". Неожиданно свалившаяся привязанность респондентки ему льстила. Кроме того, женщина была молода и хороша собой, если верить фотографии. И он обрушил на бедную Ксению весь свой незатейливый «охмурёжный» испытанный арсенал. Сергей Сергеевич лепил образ героя. Он уже делал это автоматически. Получившийся суровый героический образ даже запугал Ксению, она ЕГО называла только на «вы». В глазах Ксении Сергей Сергеевич был бесстрашным, влиятельным, сильным и мужественным человеком, которому подвластно всё.

             Переписка продолжалась, освоившийся Сергей Сергеевич почувствовал себя властелином. Мягкая и покорная Ксения не позволяла себе перечить ему ни в чём, но иногда случались непродуманные оплошности – или неосторожно рассказанный кокетливый рассказ о юношеском поцелуе двадцать лет назад («вы хотите показать, что на вас есть спрос!») или излишне на его взгляд эротическое стихотворение на сайте («развратная девка с Тверской») или недостаточно идеологически выдержанное высказывание о политике, войне, да мало ли ещё о чём. Для вспышки ярости достаточно было незначительного повода или просто плохого настроения, и на бедную Ксению обрушивался «девятый вал» гнева. Качели его настроения колебались с огромным размахом, от «светлого ангела», « всякой благодати вам» до «вас стало слишком много, вы отнимаете всё моё личное время» « и не пишите мне больше, прощайте!» И сердце её то замирало от трепетной радости, когда она читала нежные слова, то ухало вниз от страха и боли из-за очередного холодного душа несправедливости. Она то переставала ему писать и закрывала профиль, то возвращалась назад, не в силах выдержать отсутствия писем. Она ревностно отслеживала его виртуальные контакты и отчаянно страдала, не только морально, но и физически – начало пошаливать сердце, под глазами появились тёмные круги, а веки частенько были покрасневшими от слёз и многочасового бдения у компьютера.

              А Сергей Сергеевич продолжал резвиться на сайте, открывая для себя всё новые и новые файлы с симпатичными фотографиями, в перерывах возвращаясь к верной Ксении. После трёх месяцев очередного разрыва у них восстановились довольно спокойные отношения. И тогда окрылённая счастьем Ксения задумала организовать встречу в реале.

             Встреча в реале. Они частенько фантазировали на эту тему. Сергей Сергеевич как-то проговорился, что не уверен, решился ли он бы на эту встречу с такой молодой и очаровательной барышней. Ведь что он может ей дать – имущество давно записано на внуков, здоровье пошаливает. В ответ он получил много посланий с уверениями в бескорыстной любви к нему, такому, какой он есть, и тысячью виртуальных поцелуев. Но это были разговоры, фантазии, которые ему ничем не угрожали. Ну как она могла бы попасть в Литву?

              И вдруг фантазии неожиданно обратились реальностью. У Ксении в Польше, в маленьком приграничном с Литвой городке Аугустов**, обнаружилась школьная подруга, которая уже давным-давно вышла замуж за поляка и перебралась к мужу. Ксения случайно «столкнулась» с ней в Фейсбуке, и женщины возобновили когда-то тесную дружбу. Они переговаривались в скайпе, обменивались сообщениями. И конечно это – «приезжай, приезжай».
          Ни за что Ксения бы не вздумала ехать в эту ничем не примечательную польскую глухомань, к тому же, находящуюся в стороне от магистральных транспортных путей, но сердце её ёкнуло – добираться туда удобно и через заветный Вильнюс, откуда можно было бы поездом добраться до Аугустова  или  прямым автобусом, ведь от границы с Литвой до городка всего каких-то 30 километров. В общем, вполне уважительная причина оказаться в Вильнюсе и повидаться с Сергеем Сергеевичем. О том, что ей придётся несколько часов добираться автобусом до своего областного центра, потом самолётом лететь в Москву, оттуда самолётом или целую ночь поездом добираться до Вильнюса, Ксения вообще не думала. От радости у неё выросли крылья любви, и она потеряла ощущение пространства и времени. Как во сне она делала заграничный паспорт, шенгенскую визу и необходимые страховки. Она не сразу сообщила Сергею Сергеевичу о своём приезде – уж очень заманчиво было удивить его внезапным сюрпризом. Письма, полные любви и восторга письма, одно за другим летели к Сергею Сергеевичу…

             Сергей Сергеевич опешил, получив известие о приезде Ксении. Он понимал, что она готова задержаться в Вильнюсе столько, сколько захочется, и чувствовал, что поездка в Аугустов – только предлог, а истинная цель - встреча с ним. Он и хотел этой встречи, и испугался её. Он всё понимал, но чувствовал, что абсолютно не готов к выходу из виртуала. Отошёл от экрана и глянул в зеркало, поморщился, зачем-то высунув язык. Из зеркала на него глянул невзрачный, плохо выбритый мужичонка с редкими седенькими волосёнками, который ему совершенно не понравился. Как его привести в божеский вид? Впрочем, времени было достаточно – почти неделя, и он взялся за дело. Конечно, тащить Ксению на дачу, где всё на виду, он не собирался, не хватало ещё соседских перессудов – в городе полно прекрасных и недорогих гостиниц.

              Он проинспектировал свой гардероб, остановившись на давно не надёванном тёмно-синем костюме. Военная форма ему бы лучше пошла, но она была табу – на ней красовались майорские погоны, и объяснить понижение в звании своей гостье он бы не смог. С досадой он выругал себя за то, что сфотошопился на сайте. Но кто же мог предвидеть, что обыкновенный прикол выльется в реальную встречу? Он посетил парикмахерскую и начал опять ежедневно бриться, а приготовленные для встречи туфли были идеально до блеска вычищены. Был куплен хороший коньяк, конфеты и только цветы оставалось купить в день встречи. Всё было чин-чинарём, но только непонятный мандраж и паника охватывали его всё чаще по мере приближения встречи. Ничего он в жизни так не боялся, как этой предстоящей встречи. А вдруг она захочет близости? О Боже, Сергей Сергеевич уже забыл, как это делается. Он хотел исчезнуть, испариться, даже попасть в больницу, чтобы избежать необходимости встречаться с Ксенией. От страха стало пошаливать сердце и прыгать и без того неустойчивое давление. Он боялся оскандалиться и опозориться. Утешало только одно – Ксения всё-таки должна была поехать в Польшу, и долго бы не задержалась. Только бы не задержалась… Он ничего, ничего не хотел менять в своей устоявшейся жизни…

               И вот наступил этот день Х, и наряженный и напомаженный вооружённый букетом и гостинцами Сергей Сергеевич отправился на вокзал встречать калининградский поезд, прибывавший в Вильнюс около полудня. Транзитные пассажиры сначала выходили в огороженную пограничную зону, а потом попадали в туннель, где Сергей Сергеевич и должен был встретить Ксению. Он видел десятки её различных фотографий и видео, но в голове его так всё помутилось, что он боялся её не узнать. Ноги подкашивались, и сильное сердцебиение вырывало сердце из груди, прошиб холодный пот, и звенело в ушах. Какая-то дурнота подкатилась к самому горлу. Дрожащими руками он вытащил нитроглицерин из бутылочки и сунул в рот. Потом обессиленно прислонился к киоску в узеньком «аппендиксе» туннеля. Отсюда можно было незаметно наблюдать выходящих транзитников. Он смотрел…

          Невысокая, стройная, изящная женщина с длинной русой косой спустилась в туннель последней. Небольшой чемоданчик и большая красивая нарядная корзина, полная роскошных южных фруктов. Щедрый дар, приготовленный с такой любовью для него. И глаза, восторженные голубые счастливые глаза, освещающие милое личико. Она была такой неземной, такой отличающейся от всех, что пассажиры оглядывались на неё. Но она ничего и никого не замечала. Сергей Сергеевич знал, что она ищет ЕГО. ЕГО, доблестного и мужественного полковника Сергея Сергеевича. Но ЕГО здесь, в туннеле не было. В «аппендиксе» туннеля боролся с нахлынувшей от волнения дурнотой пенсионер «"С" в кубе». Он не сумел собраться с силами и не вышел из своего укрытия. Судорожно вытащил из кармана мобильник и отключил звук. Он не смог себя заставить выйти в реал…

           Она долго стояла и ждала, ждала, но никто, никто к ней не подошёл в этом чужом туннеле. Мобильник Сергея Сергеевича не отвечал. Прекрасные лучистые глаза её наполнялись слезами. Подхватив багаж, она пошла к выходу. Куда-то туда, на поезд на Польшу…

             Её звали Ксения. По-гречески это означает чужестранка, странница, гостья…


Примечания.
* кессон - конструкция для образования под водой или в водонасыщенном грунте рабочей камеры, свободной от воды. Подъем из кессона должен происходить постепенно во избежание возникновения декомпрессионной, или кессонной болезни, сокращённо — ДКБ (на жаргоне подводников — кессонка), которая известна, как болезнь водолазов — заболевание, возникающее, главным образом, из-за быстрого понижения давления вдыхаемой газовой смеси, в результате которого газы, растворенные в крови и тканях организма (азот, гелий, водород — в зависимости от дыхательной смеси), начинают выделяться в виде пузырьков в кровь пострадавшего и разрушать стенки клеток и кровеносных сосудов, блокировать кровоток. При тяжёлой форме декомпрессионная болезнь может привести к параличу или смерти.
** - Аугустов - небольшой городок на северо-востоке Польши, недалеко от границы с Литвой


Рецензии
Эми, мне понравился ваш стиль: красиво, обстоятельно, зримо.

Людмила Зрелик   18.08.2019 10:42     Заявить о нарушении
Благодарю, Людмила, очень приятно

Эми Ариель   18.08.2019 10:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 123 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.