Тайна романа Париж в ХХ веке

Этот роман Жюль Верн написал в 1863 году. В нём писатель излагает своё представление о следующем:

- каким станет Париж через 100 лет;
- каким будет развитие технического прогресса;
- о французской литературе и европейской музыке;
- о трагически-сентиментальной истории любви главного героя.

Как уже отмечалось ранее, Жюль Верн отдал рукопись Этцелю, но издателю роман не понравился. В письме к Жюлю Верну он откровенно написал:

"...В общем, мой юный друг, это – провал, это откровенный провал. И если даже сто тысяч человек сейчас придут и скажут мне обратное, я громко повторю: это провал! – и пошлю всех куда подальше. К несчастью, сто тысяч людей, прочтя вашу рукопись, скажут то же самое, что сейчас пишу Вам я. В вашей рукописи ничто не ранит. В ней нет ни идей, ни чувств. Даже литературная сторона рукописи ниже вас самого в каждой строчке. Ваш Мишель Дюфренуа – резонер. В героях нет ничего забавного, они попросту неприятны. В своей работе Вы ни с того, ни с сего впали вдруг в полную посредственность, и – по самую макушку. Ни оригинальности, ни простоты, ни одного выражения, которое могло бы создать книге успех. Зато в рукописи много такого, что может Вам надолго и непоправимо навредить...".

И вот тут-то начинается тайна истории романа "Париж в ХХ веке". После такой убийственной рецензии издателя, Жюль Верн, якобы запрятал рукопись романа в семейный сейф. В 1905 году писатель умирает, а Мишель Верн – его сын и наследник архива отца, якобы полагал, что этот сейф пуст. Со временем был, якобы потерян и ключ от сейфа. Рукопись, якобы была обнаружена совершенно случайно в 1990 году старшим внуком Жюля Верна. В 1994 году роман был издан во Франции издательством "Ашетт" (Hachette). Имел большой успех. В том же году был переведён на многие языки. В России роман был выпущен издательством "Международные отношения" в 1995-ом году.

Однако есть и иная версия о дате издания этого романа. Вот что, сообщил о Жюле Верне и его романе Геннадий Прашкевич (р. 16 мая 1941), — русский писатель, поэт и переводчик. В своём интервью "Честному слову" он отметил:

"...Знакомство с литературоведом Энорой Ле Блейз (Париж) и математиком и писателем Сергеем Соловьевым (Тулуза) помогло мне уточнить биографические данные Жюля Верна, а главное — они вывели меня на бюллетени французского Жюль-Верновского общества, в которых уже на протяжении многих десятков лет печатаются редкие документы, посвященные той или иной стороне жизни или творчества Жюля Верна. Энора указала, что существует трехтомное французское издание переписки Жюля Верна со своим издателем Этцелем, а также с сыном Мишелем, — мало кому известное кроме специалистов и выпущенное очень небольшим тиражом. Французские тексты бюллетеней мне прислал уже Соловьев из Тулузы — где-то в своем переводе, где-то пришлось нанимать переводчиков мне, кое-что перевел и я лично, в частности, стихи Жюля Верна. Верн был превосходным поэтом и пианистом, писал музыку, даже написал оперу. В прошлом году в Париже вышел диск песен на музыку Аристида Иньяра и слова Жюля Верна. Но главное — я узнал, почему после смерти Жюля Верна в 1905 году его родственники полностью закрыли архив писателя. Почти ничего не выходило до середины прошлого века. А роман Верна "Париж в XX веке" вышел аж в 1972 году!.."

Согласитесь, разница между чаще всего упоминаемой датой (1994 год) и названной Прашкевичем – существенная, целых 22 года!

***
У читателей, кто прочитал роман, безусловно, к нему имеются определённые претензии. Однако трудно согласиться с утверждением Этцеля, что в романе "нет ни идей, ни чувств". Наоборот, уж чего-чего, а научно-технических идей (да и чувств тоже) там более чем достаточно!. Причём, эти идеи удивительны даже с точки зрения нынешнего времени.

Вспомним хотя бы описание парижского метро, о котором в 1863 году жители Парижа могли только мечтать. Писатель описывает его так, будто видел в реальности и многократно пользовался его услугами. Метро Жюля Верна было надземным и состояло из четырёх кольцевых линий. Первая проходила примерно по границе крепостных ворот времен Людовика XV. Вторая, - длиной около 32 километров, соединяла бывшие предместья за границей внешних бульваров. Третья, – длиной в  56 километров, проходила над бывшей окружной дорогой, существовавшей, надо полагать, во времена Жюля Верна. Кольцевые линии метро между собой соединялись радиальными линиями. Таким образом, Жюль Верн ещё до проектов первых подземных метро предугадал оптимальную схему их линий, которой  и в настоящее время отдают предпочтение во многих городах мира.

А вот как описывает Жюль Верн устройство линий метро:

".... Сеть его имела две раздельные колеи. По первой поезда шли в одном направлении, по другой — навстречу, так что возможность столкновения была исключена. Каждый из путей, следуя вдоль бульваров, возвышался над внешним краем тротуаров в пяти метрах от линии домов. Виадук опирался на элегантные колонны из гальванизированной бронзы, соединявшиеся между собой ажурной арматурой; с равными интервалами между колоннами и соседними домами были протянуты поперечные аркады, служившие дополнительным упором. Таким образом, длинный виадук, по которому шла рельсовая колея, образовывал с каждой стороны крытую галерею, и прохожие могли под ней спасаться от дождя и солнца. Залитая битумом проезжая часть улиц была выделена для экипажей; виадук по изящным мостам перепрыгивал через основные перерезавшие его путь магистрали, и рейлвей, подвешенный на уровне антресолей, нисколько не мешал уличному движению. Некоторые прилегающие здания были превращены в станции с залами ожидания, они сообщались с платформами широкими пешеходными мостиками, а снизу, с улицы, в зал ожидания вели лестницы с двойными маршами. Станции метрополитена, проходившего по бульварам, располагались на площадях Трокадеро и Мадлен, у базара Бон Нувель, на пересечении с Храмовой улицей и на площади Бастилии. Такой виадук, покоящийся на обычных колоннах, конечно, не выдержал бы веса прежних тягловых средств с их тяжелыми локомотивами, но благодаря использованию принципиально новой движущей силы поезда были очень легкими, они ходили с интервалом в десять минут, и каждый в своих стремительно несущихся и весьма удобных вагонах перевозил добрую тысячу пассажиров. Прилегающие дома не страдали ни от пара, ни от дыма по той простой причине, что составы не имели локомотивов. Они двигались силой сжатого воздуха по способу Уильяма, предложенному еще знаменитым бельгийским инженером Жобаром, успешно работавшим в середине девятнадцатого столетия...".

Нерельсовый транспорт Парижа ХХ века представлялет собой:

"...  огромное большинство бесчисленных экипажей, бороздивших битум бульваров, двигалось без помощи лошадей; их толкала невидимая сила, а именно мотор, в камере которого расширение достигалось за счет сгорания газа, — мотор Ленуара, изобретенный в 1859 году и теперь примененный в качестве двигателя. Главным преимуществом этого мотора было то, что ему не требовались ни котел, ни топка, ни традиционное топливо; небольшое количество осветительного газа смешивалось с воздухом, поступавшим под поршень, смесь зажигалась электрической искрой, что и приводило его в движение; на многочисленных автостоянках устанавливались газозаправочные колонки, отпускавшие необходимый для двигателя водород; последние усовершенствования позволили обходиться без воды, которая раньше требовалась для охлаждения цилиндра машины...".

Такой конструкции позавидут даже владельцы современных автомобилей: не требуется морочить голову с системой охлаждения, не нужно покупать дорогой бензин, чтобы потом загрязнять окружающий воздух ядовитыми угарными газами. А какой сервис! Многочисленные автостоянки и на каждой - газозаправочные колонки!.. И разве не позавидуешь простой и удобной системе управления наземным транспортом – в кабине только рулевое колесо и единственная педаль под ногой, с помощью которой можно моментально изменять скорость движения. Ну чем не описание современного автомобиля с автоматической коробкой передач!

 И что удивительно... Ведь такой наземный транспорт был описан Жюлем Верном за 20 лет до появления первого автомобиля с паровым двигателем в 1884 году. Через год, в 1885 году немецкий изобретатель Готтлиб Даймлер, а в 1886 году его соотечественник Карл Бенц изготовили и запатентовали первые самодвижущиеся экипажи с бензиновыми двигателями. В 1900-ом году примерно половина автомобилей в США была на паровом ходу. В 1923 году фирма Бенца изготовила первый грузовой автомобиль с двигателем Дизеля. Но автомобили, имеющие двигатели, работающие на водороде, появились гораздо позднее паровых, бензиновых и дизельных двигателей, несмотря на то, что первый двигатель внутреннего сгорания, работающий на водороде, создал Франсуа Исаак де Риваз (1752—1828) ещё в 1806 году! Водород изобретатель производил электролизом воды. И что интересно... Во время блокады Ленинграда фашистами, бензин в городе был в дефиците, и тогда военный техник Борис Шелищ предложил использовать воздушно-водородную смесь для работы заградительных аэростатов. Вскоре на водород перевели двигатели внутреннего сгорания лебёдок аэростатов, а затем и около 600 автомобилей. Но даже в настоящее время, - через полтора века, после того как Жюль Верн написал "Париж в ХХ веке", - лишь ограниченными партиями выпускаются двухтопливные (бензин/водород) легковые автомобили, к примеру, BMW Hydrogen 7 и Mazda RX-8 hydrogen. И конструкторов двигателей внутреннего сгорания до сих пор привлекают такие основные достоинства водородных двигателей:

- возможность получение водорода из воды в неограниченных количествах;
-относительная дешевизна водорода;
- несравнимая зкологическая чистота водородных двигателей по отношению к бензиновым и дизельным.

Таким образом, перспектива использования водородных двигателей, предсказанная 150 лет назад Жюлем Верном, остаётся актуальной и в 21-ом веке!

А вот как описывает Жюль Верн уличное освещение Парижа второй половины 20-го века: ярко светящиеся уличные канделябры, использующие принцип электризации ртутной струи. Они соединялись между собой подземным кабелем и могли включаться одновременно. И это было написано в 1863 году, когда в Париже ещё не было ни дуговых фонарей, ни, тем более, ламп накаливания. Лишь в 1879 году, через 16 лет после выхода в свет "Парижа в ХХ веке"Томас Эдисон (1847-1931) — американский изобретатель и предприниматель, сконструировал первую лампу накаливания. Причём, его первая электролампочка имела угольную нить накала, которая быстро перегорала.

В романе "Париж в ХХ веке" можно найти множество иных научно-технических идей, созвучных нынешнему времени или даже опережающих его.  Есть в романе, вопреки утверждению Этселя, и чувства. Как уже отмечалось в предыдущих подборках материала о жизни и творчестве Жюля Верна, в сентиментально-трагической любви Мишеля и Люси писатель вольно или невольно увековечил и свои трагические интимные отношения с Эстель Дюшен. И вновь приходится удивляться чуть ли не мистическому таланту Жюля Верна предвидения будущего не только в научно-техническом направлении. Известно, что интимные отношения Жюля Верна с Эстель начались с 1863-го года (когда он практически закончил "Париж в ХХ веке") и продолжались до 1865-го года. В конце романа, написанного в 1962-ом году, любимую девушку главного героя выгоняют из дома, а сам Мишель бежит на кладбище и падает там на снег... Жюль Верн подвёл своих героев к трагической черте, не посмев переступить её в "детализации" дальнейших событий. Реальная жизнь, в отличие от писателя, дописала его тайный роман с Эстель Дюшен. Их романтические отношения закончились трагически: летом 1865-го года Эстель родила от писателя дочь, а через 4 месяца сложившиеся обстоятельства вынудили её тоже уйти из дома и броситься в Сену. Для Жюля Верна это было страшным ударом судьбы. В дальнейшем, та же судьба преподнесла ему немало тяжких ударов в своём же доме - в первую очередь от своего единственного сына, а также от сына своего родного брата Поля Верна. Впрочем, это уже тема для отдельной подборки материалов.


***
По мнению Г. Прашкевича основной и наиболее вероятной причиной отказа Этцеля напечатать "Париж в ХХ веке" была попытка Жюля Верна дать в романе критический обзор современной ему французской литературы и свои суждения о личности некоторых писателей. В своей книге "Жюль Верн", Прашкевич пишет:

"...Для Верна слишком поздно дошло, что история французской литературы вовсе не была Этцелю чужой, более того, многие известные писатели и поэты были его личными друзьями. Как он мог отнестись к таким вот пассажам?..".

И приводит следующие выдержки из романа "Париж в ХХ веке":

"...К 1978 году, предсказал Стендаль, Вольтер превратится во второго Вуатюра, и полуидиоты сделают из него своего божка. К счастью, Стендаль возлагал слишком большие надежды на будущие поколения. Полуидиоты? Да нет же, совсем нет! К 1978 году не осталось никого, кроме полных идиотов! Оставаясь в рамках этой нашей метафоры, я бы сказал, что Вольтер был всего лишь кабинетным генералом, он давал сражения, не покидая своей комнаты и ничем особенно не рискуя. Его ирония, в общем-то, оказалась не таким уж опасным оружием, чаще всего она била мимо цели, и люди, якобы убитые им, жили дольше, чем сам автор…".

А вот как отзывался в романе Жюль Верн об известных исторических личностях Франции, с точки зрения живущего в ХХ веке:

Жан Жак Руссо - "генерал Республики в сабо, без эполет и вышитых сюртуков!";
Бомарше - "восторженный стрелок авангарда";
Жюль Жанен - "критик, сочинявший латинские стихи на полях газет";
Гозлан - "гусарский капитан";
Проспер Мериме - "генерал от прихожей";
Сент-Бёв - "помощник военного интенданта";
Араго - "ученый офицер саперных войск, сумевший устроиться так, что все простили ему его ученость"...

Шатобриана Жюль Верн укорил тем, что "Воспоминания с того света" не спасли его от полного забвения потомков. О героях романа "Поль и Виржиния" Вернардена де Сен-Пьера Жюль Верн отзывался следующим образом: "...Поль и Виржиния" вряд ли мог в будущем кого-то тронуть. Сегодня Поль был бы банкиром и выжимал все соки из своих служащих, а Виржиния просто вышла бы замуж за удачливого фабриканта рессор для локомотивов". О месье де Талейране писатель устами своего героя утверждает: мол, наверное, он и в аду займется своей дипломатией. Альфред де Мюссе изображался как человек с гитарой, на которой давно невозможно играть. О Викторе Гюго говорилось следующее: "...Никогда еще человеческая мысль не сплавлялась так плотно, как в голове этого человека - в странном тигле, способном выдержать самые высокие температуры. Полное собрание его сочинений выдержало семьдесят пять изданий, но и он давно забыт, забыт навсегда...". К Александру Дюма-старшему Жюль Верн проявил все-таки некоторую снисходительность: "...Александр Дюма-отец был увлекательным рассказчиком. Щедрая природа позволила ему без ущерба для себя растрачивать свой талант, ум, красноречие, пыл, задор, свою физическую силу. Он без всякой пощады попирал Францию, Испанию, Италию, берега Рейна, Швейцарию, Алжир, Кавказ! Наверное, он написал бы и четырехтысячный свой том, если бы не отравился в расцвете лет блюдом, которое сам изобрел...".

Прашкевич в своей книге пишет: "...Этцель не мог принять таких оценок. Для него Виктор Гюго, Оноре де Бальзак, Жорж Санд, Альфред Мюссе были его близкими друзьями. Он издавал их труды, он спорил с ними, пил вино, обсуждал новости. Он никак не мог согласиться с оценками Жюля Верна. Они его возмущали...".

И Жюль Верн, принимает правильное решение. В письме, помеченном "в субботу, вечером" Жюль Верн смиренно, хотя и несколько искусственно, даже "радуется" отповеди Этцеля: "...Черт возьми, мой дорогой Учитель, Ваше письмо было мне необходимо, оно вовремя подхлестнуло мне кровь! Согласен, тысячу раз согласен, что я – тварь, нахваливающая саму себя устами собственных персонажей...".

***
В Интернете можно найти и такую информацию, связанную с тайнами романа "Париж в XX веке". Оказывается 30 апреля 1905 года Мишель Верн написал письмо журналисту Эмилю Берру, в котором был приведён подробный список всех неизданных произведений своего отца. Этот список был напечатан 2 мая того же года в "Фигаро". В письме были такие строки: "...Посмертные произведения моего отца делятся на три группы... Вторая группа содержит два сочинения, также предшествующих, по всей видимости, "Необыкновенным путешествиям", но интересных в том смысле, что как бы представляют собой прелюдию к ним. Одно озаглавлено "Путешествие в Англию и Шотландию", другое — "Париж в XX веке"...

 Биографы Жюля Верна часто ссылались на этот роман, хотя его рукопись никогда не видели. Например, в списке "Произведений, оставленных Жюлем Верном", который приводится в основательной биографии, написанной амьенским другом писателя Шарлем Лемиром, "Париж в XX веке" упомянут среди неопубликованных вещей, предшествующих появлению "Пяти недель на воздушном шаре". Точно так же в первом номере "Бюллетеня Жюльверновского общества" (ноябрь 1935 г.) крупный специалист по творчеству писателя Корнелис Эллинг помещает "Париж в XX веке" в ряд неизданного при жизни Ж. Верна. В 1986 году в частных архивах наследников издателя Этцеля был обнаружен черновик письма, которым он оповещал Жюля Верна об отказе опубликовать "Париж в XX веке". Письмо раз и навсегда подтверждало тот факт, что роман действительно существовал, даже если он и взаправду исчез: ведь его не было среди рукописей, подаренных семьей Верн городу Нанту в 1980 году.



***
Желающие ознакомиться с книгой "Париж в ХХ веке" могут воспользоваться такой ссылкой:

Об исследованиях Г.М. Прашкевича можно узнать с помощью такой ссылки:


Продолжение:
http://www.proza.ru/2016/02/23/553


Предыдущее:
http://www.proza.ru/2016/02/20/566


Рецензии