Практическая педагогика. Глава 30

                Экзамены

                Экзамены, экзамены,
                Веселая пора,
                Кто учит, а кто парится,
                Страдает детвора.

В начале июня начались экзамены. Чтобы как-то морально и информационно подготовить учеников к такому ответственному мероприятию, за день до самого экзамена проводились консультации. Хотя, как по мне, так если не наелся, чего уж тарелку облизывать.

Я вышла со школы в компании двух учениц –одиннадцатиклассниц сразу после консультации по литературе. На следующий день у них должен был быть экзамен, поэтому решали организационные вопросы, а так же рассказывала, что кому не понятно. Поднятая дискуссия «Кто круче: Ахматова или Цветаева?» могла продолжаться долго, но я решила притормозить пыл старшеклассников, огласив, что каждому свое, и в поэзии это правило тоже действует. Света Соколова и Марина Ткаченко не успокоились. Поскольку  девочкам было со мной по пути (жили в соседнем доме), то они напросились проводить меня и заодно  поговорить о ярких поэтессах.

Возле самого въезда на школьный двор я увидела знакомый мне блестящий мотоцикл. Привалившись к нему, сложив руки на груди, стоял Вова Титаренко, высокий и статный, в рваных джинсах ( мода такая пошла) и легкой синей футболке. Патлы он завязал сзади в хвостик. Сначала сделала вид, что не заметила. Зато заметили девочки:

- Какой Вова  красавчик стал, - сначала была фраза Светы.

- А типа он раньше  им не был, - фыркнула вслух Марина. – Что он здесь забыл на мотике? У десятых ведь завтра консультация?

- София Константиновна!!! – раздался крик на  весь двор. И все мои надежды, что Вова не по мою душу, разбились вдребезги.  А я - то размечталась, что парень решил покрасоваться на мотоцикле.  Под прицелом удивленных девчачьих  глаз я пыталась  спрятать стыд и гнев, остановившись на тротуаре. Ну и что ты скажешь?

- Девочки, идите, я вас догоню, - сказала и  направилась к Вовке. Остановившись в  метре от  него, строго спросила, - Ты вчера не счел нужным прийти на консультацию по  языку. А класс  тренировочный диктант писал. Учительница рассказывала, какая пауза будет при  запятой, двоеточии  и тире. Технические моменты, очень важные, между прочим, - самая лучшая оборона – это нападение, и я нападала. Ну и не сюси –пуси мне разводить  на глазах у девочек, во взглядах которых читался  немой вопрос. Пусть видят очередной рабочий момент в проработке классным руководителем своего нерадивого ученика.

- Работал. Не смог, прости… простите, - сразу исправился Вова. – Но я все учу, повторяю. Вот, программу составил, - он порылся в кармане дырявых джинс и извлек из него  помятый листочек в клеточку.

- Какую программу? – я уж и забыла о напутствии и рекомендациях.

- Жизненную. На пять ближайших лет. Если интересно, то могу прочесть, - напомнил.

- Давай сюда, что ты там написал, - я отобрала у Вовы листок и  пробежалась глазами по прыгающим в разные стороны буквам. Цифры он писал красиво. Первый пункт – сдать экзамены не меньше, чем на «4». Ого! – хотела прокомментировать этот пункт, но, по обыкновению, глаза побежали вперед и  наткнулись на пункт №2 – сделать ремонт в квартире  мамы Сони. №3 – повкалывать на даче и  вырастить  большой урожай, параллельно оздоровить  бабушку. №4 – нормально закончить 11 класс, как минимум хорошистом. №5 поступить в ВУЗ, если не выйдет – пойти в армию и там умудриться не набить никому морды. №6 – вернуться и жениться.  На этом планы  заканчивались.

- Ну как? – он ждал моей оценки.

- Нормально. Только вот с пунктом №2 не согласовано, - сделала замечание.

- С кем? Я с классом согласовал. У меня много помощников. Да мы вам хату красивой сделаем за два дня, - распалялся Вова.

- А со мной ты это обсуждал? Я не собираюсь никакого ремонта делать. Его только начни – ни конца, ни края. Лето – чтобы отдыхать, а не ремонтом заниматься. Хорошо, поговорим потом, много дел, я домой, - мне было неудобно, поскольку все ученики, которые выходили со школы, подозрительно смотрели в нашу сторону.

- Могу подвезти, - он по – детски откровенно предложил свою помощь.

- С ума сошел? Я пешком.

- Вы что, боитесь? Я буду ехать осторожно.

- Во –первых, я в юбке, а во –вторых, Вова на нас уже половина школы смотрит. Ехал бы ты, а…  Устроил шоу.

- Все, уехал. До завтра на экзамене, - он надел шлем, уселся на мотоцикл, завел его и рванул. И только теперь я поняла, что держу в руках его план. У меня была уже готова лекция по каждому пункту этого плана. Ничего, назавтра эти лекции дополнятся новыми аргументами. Спрятав листок в сумочку, я догнала девочек, и мы продолжили говорить о  Цветаевой с Ахматовой.

Пора экзаменов в школе – это и трагедии, и комедии одновременно. Кто учит, кто пишет шпаргалки ( в народе шпоры), а кто и бомбы заготавливает. Кому-то везет и попадается именно тот билет (бывает один – единственный), который  учил, а кто-то и учил, и повторял, и завалил все, что было можно.

Письменные экзамены ( диктант и математику) сдали с горем пополам – что-то написали. Сильно недалекие сели с умными и списали. Как потом оказалось, в большинстве случаев  оценки у списывавших были выше, нежели баллы у «трудяг», писавших самостоятельно.

- Мама Соня, зацените, по укр мове я четверочку схлопотал, - тыкал пальцем в таблицу результатов, вывешенную учителем прямо на дверях кабинета, чтобы не доставали, Вова, – А  вы говорили  не смогу.

- У кого списал? – намекаю, что знаю, как он написал. Мы с ним написали пять диктантов, и в каждом ошибок штук по  двадцать. Нереально за такое короткое время вложить в голову Вовки столько нужной информации.

- Разве это важно? У кого списал, тот получил шоколадку. Главное – результат!

- Ты лучше обрадуй меня математикой. Жалко, если столько времени я убила на тебя зря, - подливаю масла в огонь, мотивирую.

- А спорим, что сдам все пять экзаменов не меньше, чем на «4» балла?

- А давай, - рискнула я. – На что?

- На одно мое желание или ваше, - хитро сказал, а сам посмотрел из-под лба.

-  Я надеюсь, оно не… ну, нормальное? – захотелось как-то обезопасить себя, хотя не очень –то верила, что Вовка сможет устные сдать хотя бы на «4». Письменные мог списать.

- Скажем так, оно реальное и очень даже приятное…, - улыбается.

- Приятное для кого? -  решила уточнить.

-  И для вас, и для меня.

Жанна Григорьевна предупреждала, что устные экзамены – это конкретный вынос мозга и  экзекуция еще та, но я как-то не верила. Зря.  Еще когда я выполняла роль члена комиссии, куда ни шло, но когда предстояло быть экзаменатором… Мама дорогая! Первые человек десять прошли на ура: и оценки хорошие, и ответы достойные. Все потому, что первыми идут те, которые знают и уверены в своих силах. Потом устала я, мой мозг, организм и дети перенервничались так, что, вроде, и знает ученик, а все равно клинит на самом простом. Пробую задавать наводящие вопросы – еще больше запутываю. Как я выжила – не знаю.

Еще сложнее (морально), когда экзамен сдавал мой класс. С утра нужно  прибежать и начать с дежурными готовить кабинет к предстоящему экзамену. Дети тщательно заставляли стол цветами, чтобы за  большими охапками роз и ромашек не так было видно, как будет проходить шпионский процесс списывания. Я же беспокоилась, чтобы хватило воды и все дошли к тому экзамену. Да-да. Некоторых приходилось будить.  А потом вместе со всеми учениками класса, словно и мне нужно тянуть тот билет и что-то готовиться отвечать, простаивала под дверью кабинета, в каком проходили эти злосчастные «истязания».  Вместе со всеми переживала за каждого. Кого утешала, с кем делила успех, кому валерьяночки, кому водички, а кому и в лоб своевременно. Дети не сердились, поскольку знали, что я их так люблю.

Последний экзамен по географии проходил в среду. Директор с завучем Еленой Дмитриевной и экзаменатором Жанной Григорьевной важно заняли почетные места за столом, уставленным цветами, и  я облегченно вздохнула – этот экзамен осталось пережить и можно будет немного отдохнуть. Тем более, что Жанна Григорьевна обещала мне не допрашивать детей с пристрастием, хоть и грозилась им сделать это почти на каждом уроке 4 четверти, чтобы боялись и учили.

 По испуганным глазам Лизы Гаврилюк я поняла, что либо ей плохо, либо кто-то  не смог без сюрприза.

- Лизочка, что, плохо? Не волнуйся так, все будет хорошо. Все учились, сдавали  экзамены и от этого никто не умер, - начала я успокаивать девочку.

- Скворцов… Нет… - пыталась объяснить Лиза. Она  всегда отмечала отсутствующих в классе и по старой привычке на экзаменах тоже перед началом сверяла всех по списку.

- Как нет? Наверное, опаздывает. Подождем, вероятнее  всего, скоро будет, - убеждала я то ли себя, то ли  своих учеников. Но половина класса уже сдала, домой  Диме звонили, но его не было. Мальчишки, те, что  первыми сдали  экзамен, бегали к Скворцову домой, но там было глухо, как в танке. Не хватало только таблички повесить на дверях «Все ушли на фронт». Уже Вова победоносно вышел героем из кабинета, нагловато подморгнув мне и огласив, что сдал на «5», а Скворцова все не было. Вова вообще удивил меня с этими экзаменами. Да и не только меня. То, что он может сдать хорошо математику, я догадывалась – занятия не могли пройти зря. Но остальное… И так звездно! Не нужно рассказывать, какой шок был не только у экзаменаторов, но и у всего класса, когда Вова после «4» по диктанту и «4» по математике, все остальные экзамены сдал на «5».
Вот и  после географии Вова  победно улыбался, а я паниковала. Он быстро прочел тревогу на моем лице:

- Соня Константиновна, расслабьтесь. Я всего –то хотел, чтобы вы согласились отремонтировать свою квартирку. Ничего крамольного.

- Вова, при чем здесь это? Скворцова нет.

И тут подбежали девочки и уволокли меня на второй этаж, тарахтя наперебой, что это очень важно. Скворцов стоял  в центре кабинета 214 в порванных штанах и разорванной рубашке, весь изодранный, красный от длительного марафона, но улыбался.

- Дима, ну ты в ударе! – я даже не могла подобрать слов, ломая голову, где мог так отличиться мой воспитанник.

- София Константиновна, вы не поверите. Такое случилось! Такое! Меня чуть собаки не разодрали… Но я убежал! – тараторил Дима.

- То, что тебя кто-то драл, я заметила, - было и смешно, и грешно. – Хоть не укусили?

- Кто? – не понимал Дима.

- Собаки, - уточнила я.

- Не-е-е. Не укусили. Только дряпонули там…

- Где?

- Сзади. Не покажу.

- Значит так, в этом виде ты не можешь идти сдавать экзамен, поэтому подожди, - я бросилась за  Андреем Зайцем, поскольку тот был  такого же роста и комплекции, что и Скворцов, поэтому мог на некоторое время одеть несчастного, загнанного псами Скворцова. Девочки сбегали за медсестрой, и та  быстро замазала зеленкой раны Димы. Юноша сдавал географию последним. Когда же он вышел из кабинета, где проходил экзамен, все требовали рассказать не какой вопрос ему достался, а что с ним произошло до самого экзамена.

Оказывается Дима решил сэкономить и спозаранку полез за забор частного домика, чтобы нарвать прекрасных розочек. Он давно их через забор заприметил. А там, кроме розочек, три песика не привязанных. Думал, перепрыгнул назад через забор - и все. Нет, песики тоже перепрыгнули и загнали парня аж за три квартала, пока тот не спрятался от них. От одной собаки пришлось отбиваться теми самими розочками. 

- Эх, такие розочки красивые были. Я их вам, Соня Константиновна хотел притарабанить, - разочарованно жаловался Дима.

- Когда ты уже научишься, что ворованное всегда выходит боком, - поучала я.

Девочки уточняли:

- И заднему месту немного перепадает…

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/22/281


Рецензии
Доброго дня, Ксения! Хорошая пора, сдача экзаменов, волнительная и приятная:)))
С теплом,

Любовь Голосуева   25.01.2020 06:57     Заявить о нарушении
Доброе утро, Люба!
Прекрасная пора! Сдали экзамены - и летние каникулы)))

Ксения Демиденко   25.01.2020 12:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.