Любовные тайны Жюля Верна

Пожалуй, не совсем верным будет утверждение о том, что Жюль Верн денно и нощно только и делал, что писал свои произведения и размышлял над новыми фантастико-приключенческими сюжетами, образами их героев, чудесами науки и техники, удивительными географическими открытиями и прочим, совершенно не обращая свой взор в сторону представительниц прекрасного пола. Или что общество "Одинадцати холостяков", душою которого был Жюль Верн, относилось к обществу женоненавистников.

Общительный характер и отличные коммуникабельные способности позволяли ему легко находить взаимопонимание и со стороны представительниц прекрасного пола. Проживая в Париже не один год, он, безусловно, имел немало мимолётных увлечений молодыми девушками, но одной из причин его затянувшегося холостячества до 28 лет были и неразделённые чувства, которые он испытывал ещё с 11-летнего возраста к своей двоюродной сестре Каролине Тронсон.

Эта первая любовь, зародившаяся в 1839-ем году, за 18 лет до его женитьбы, оставила долгий и мучительный след в жизни писателя. Каролине нравились восхищённые взгляды, которые она замечала в свой адрес со стороны Жюля, и она, с врождённым кокетством, поощряла его внимание к своей особе. И если уже в 11 лет Жюль был готов бежать из дома в Индию не только ради того, чтобы окунуться в мир приключений и найти пропавшего земляка-капитана – мужа своей соседки, но и чтобы привезти Каролине прекрасное коралловое ожерелье, то со временем, когда Каролина превратилась в прехорошенькую девушку, он страстно желал, чтобы кузина стала его женой. И когда красавице Каролине стали уделять внимание взрослые молодые люди, это доставляло Жюлю нестерпимую боль. Особенно ревновал он свою кузину к настойчивому Жан Кормье. Но даже и после того, как Кормье был отвергнут Каролиной, юному Жюлю Верну это не доставило большой радости - его место возле Каролины занял некий Дезонэ.

Особенно невыносимой оказалась 19-летнему юноше зима 1847-го года, когда он узнал о помолвке Каролины. Свадьба была назначена на весну, и Пьер Жюль, чтобы спасти сына от охватившего отчаяния, решает в апреле 1847-го года отправить его в Париж, где он поселится у своей двоюродной бабки Шаррюэль, и там будет сдавать экзамены за первый год обучения. Выдержав эти испытания, Жюль тотчас же уезжает в Провен к родственникам, где, как надеялись родители, он отвлечётся и успокоит его душевную боль. Однако и эта поездка не помогла Жюлю избавиться от горестных дум, о которых  свидетельствуют слова, написанные им по получении известия о замужестве Каролины: "Итак, это правда! Состоялась все-таки проклятая свадьба!". Возвратившись в Шантене, он по-прежнему угрюм и молчалив. Без энтузиазма погружается в чтение книг по юриспруденции, перед тем как вернуться к факультетским занятиям.

Летом 1848-го года он пишет матери: "...Увы, дорогая мама, не все в жизни идет гладко, и некоторые люди, строившие себе блестящие воздушные замки, не находят их и на своей родной земле! Значит, брак этот все же состоялся!..". И далее извещает мать о "зловещем сне", приснившемся ему, в котором некая свадьба пышно празднуется в гостиных, роскошно иллюминированных свечами по 35 су за фунт, в то время как "человек с протертыми на локтях рукавами точит свои зубы о дверной молоток". Далее он признаётся матери: "...Ах, мама, дорогая, этот ужасный образ внезапно пробудил меня, и вот твое письмо сообщает мне, что мой сон - реальность! Сколько бедствий я теперь предвижу. Бедный молодой человек! Но я, все, же скажу: прости ему, господи, он не ведает, что творит. Что же до меня, то я утешусь и при первом же удобном случае все это использую в наиболее выгодном для меня свете!.. "

5 ноября 1853 года Жюль Верн просит мать: "...Извести меня о мадемуазель Каролине - уж не знаю, как теперь ее фамилия, - отвергшей мое предложение, вышла ли она замуж или только собирается выходить? Ты знаешь, что я живо интересуюсь этой юной особой, не раз тревожившей мои сны, ей удалось в течение нескольких месяцев владеть всеми моими помыслами. Я хотел бы знать, как она живет и каковы ее сердечные склонности? Несчастная, она даже не понимает, от какой блестящей партии отказалась, чтобы в один прекрасный день выйти замуж за какого-нибудь слизняка вроде Жана Кормье или кого другого. Ну, что поделаешь - судьба!..".

Даже через пять лет после замужества Каролины он все еще любил ее. Любовь подростка, которая вызывала улыбку, стала чувством взрослого мужчины, которое он, быть может, пронес через всю жизнь. Кузина Каролина умерла в Нанте 11 февраля 1902-го года, в возрасте 75 лет. Интересно как реагировал на её смерть Жюль Верн, переживший её на три года?..


***
В 1854-ом году, приехав на время к родителям, 26-летний Жюль Верн очаровывается некой Лоранс Жанмар. И хотя подруги Лоранс считали её чрезмерно худой, но Жюлю она казалась изящной красавицей, сумевшей воспламенить его сердце. Он начинает активно за ней ухаживать и Лоренс отвечает ему взаимной симпатией. Вскоре сын просит отца поговорить с господином Жанмаром на предмет сватовства его дочери. И, возможно, желание молодого Верна воплотилось бы в реальность, если бы не досадный случай. На одном из балов Лоранс пожаловалась своей подруге Нинет Шегийом, что китовый ус из корсета царапает ей бок. Жюль Верн, находившийся рядом, пошутил:

- Ах, как жаль, что мне нельзя  заняться
 сейчас добычей китового уса!

Лоранс, конечно, расхохоталась, но фраза распространилась по залу и дошла до ушей господина Жанмара, который был крайне возмущён непристойной шуткой Жюля. И когда, уступая настояниям сына, Пьер Верн попросил у нантского буржуа руки его дочери для своего старшего сына, тот категорически отказал. Общественное положение претендента, - секретаря Лирического театра, представлялось господину Жанмару весьма ненадежным, и, кроме того, молодой человек, позволяющий себе неуместные шутки насчет корсета его дочери, по его твёрдому убеждению, не мог считаться подходящим зятем. Жюль Верн был явно шокирован таким поворотом дела. Ведь фраза, которую он произнёс в адрес Лоранс, в Париже была бы воспринята как невинная шутка, а в родном городе её посчитали за непристойность!.. Вернувшись в столицу, он долго не мог забыть своего обидного унижения в Нанте. Зато романтичная Лоранс не унывала и быстро утешилась. Она сумела вопреки воле отца, обвенчаться с неким Дюверже в капелле монастыря, где предварительно нашла временное убежище.


***
Что же касается версии о полном согласии и большой любви между Жюлем Верном и и его женой Онориной, — к сожалению, она, эта версия, не соответствует действительности. Это подтверждает их непродолжительная переписка до свадьбы. Скорее всего между Жюлем и Онориной был заключен типичный для того времени брачный договор; в котором каждая из сторон преследовала свои цели. Кроме этого, Онорина очень сильно была похожа на первую любовь Верна — Каролину, которая отвергла его в юности. Возможно, что Жюль Верн, боясь повторения своей первой печальной истории, тешил себя тем, что наличие у Онорины двух маленьких дочек от первого брака, послужит ему дополнительной гарантией для верности жены. Однако судьба распорядилась так, что именно Жюль Верн первым изменил жене.

За два месяца до своей свадьбы Жюль Верн познакомился с некой Эстель Энен. Её родители были простыми людьми: Грегуар Фредерик Энен и Мари Франсуаз Берто владели небольшим продуктовым магазином в Суассоне. Эстель и две ее сестры (в замужестве – госпожа Шатийон и госпожа Гуланкур), получила неплохое образование в религиозной школе. Несмотря на то, что Жюль Верн уже был готов жениться на Онорине, а Эстель собиралась выходить замуж за некоего Шарля Дюшена, который был старше её на 14 лет, молодые люди прониклись взаимными симпатиями, быстро переросшими в интимные отношения.

Этому роману не помешали ни замужество Эстель, ни женитьба Жюля. Последнего привлекала в Эстель не только её женственность и обаятельность, но и то, что она искренне интересовалась его литературной деятельностью и считала очень талантливым писателем. И даже прочила ему всеобщую известность. Жюль Верн долгие годы мечтал о женщине, с которой можно обсуждать не только моды или светские слухи. Ему хотелось любить женщину, которая будет не только искренне интересоваться его творчеством, но и безоговорочно верить в его писательский талант. На фоне полного равнодушия Онорины к его творчеству, подобная оценка Эстель была для Жюля Верна очень существенна и помогла ещё больше уверовать в свой будущий литературный успех.

Укреплению интимных отношений Жюля Верна и Эстель Дюшен способствовало и то, что нотариальная контора Шарля Дюшена находилась в Кёвре, удалённым достаточно далеко от Аньера, и муж Эстель приезжал домой лишь на выходные. Благодаря работам Норбера Персёро - известного литературоведа и исследователя жизни и творчества Жюля Верна можно узнать о том, что в период с 1863-го по 1865-ой годы. Жюль Верн действительно испытывал большую страсть к Эстель Дюшен. Когда её муж узнал об этой связи, он оставил должность нотариуса и попытался восстановить ослабленные брачные узы. Но даже такое решение не помогло ему восстановить прежние отношения с Эстель. Летом, а точнее 25 июля 1865 года она родила дочь, которую назвали Клэр Мари. Вскоре выяснилось, что Мари является дочерью Жюля Верна, а не Шарля Дюшена. Через 4 месяца после рождения дочери, мадам Дюшен, умерла. Официальная версия её смерти была такой: от последствий тяжелых родов.

Однако Оливер Дюма в статье "Estelle en filigrane" пишет о следующем: "Я нисколько не верю ни в неожиданную болезнь Эстель, ни во внезапное безумие, приведшее к ее смерти через четыре месяца после рождения дочери. Я предполагаю скорее, что уныние после рождения ребенка, классическая послеродовая депрессия, усугубленная постоянным отсутствием своего возлюбленного и упреками ревнивого (не без оснований, как мы теперь знаем) мужа, довели Эстель до самоубийства. Видимо, она бросилась в Сену. Так что, понятно, почему семье было выгодно сослаться на внезапное безумие, – они хотели похоронить Эстель по церковным обычаям. Возможно, какое-то время и сам Жюль Верн верил во внезапное сумасшествие своей любовницы, иначе, откуда бы в его романах так много героинь внезапно сходит с ума...".

Для 37-летнего Жюля Верна трагическая смерть любимой женщины была страшным ударом. Единственным утешением для Жюля Верна оставалось помнить о ней. И он помнил. В той или иной мере образ Эстель возникал позже в таких его романах как "Плавучий город" и "Замок в Карпатах", а их общая дочь Мари послужила прототипом чудесной героини романа "Невидимая невеста" ("Тайна Вильгельма Шторица"), изданного уже после смерти писателя.

Через многие годы выяснится, что в период 1963-1964-го годов Жюль Верн написал роман "Париж в XX веке", в котором в качестве главных героев описал себя и свою любимую Эстель. Роман был написан в очень редком для писателя стиле антиутопии и при жизни автора не издавался, а стал достоянием читателей лишь в 1994-ом году, через 89 лет после смерти Жюля Верна. Роман написан в печальном стиле и описывает антиутопический Париж в 1960-е годы. В романе есть немало эпизодов, так или иначе, связанных с отношениями Жюля Верна с Эстель.

Главный герой романа — юноша Мишель Дюфренуа. У него имеются творческие способности, однако в суровом мире им нет применения. Он многократно ищет работу, но нигде он не может найти её себе по душе. Потом главный герой знакомится с прекрасной девушкой Люси. Восторженное описание образа Люси, похоже, вполне соответствовало реальному облику мадам Дюшен: "Люси была восхитительна, сама свежесть, как едва раскрывшийся бутон, являющий взору образ нового, чистого, хрупкого. Ее длинные светлые локоны свободно, по моде дня падали на плечи; ее глаза бездонной голубизны, полные наивности взгляд, кокетливый носик с маленькими прозрачными ноздрями, слегка увлажненный росой рот, чуть небрежная грация шеи, нежные. гибкие руки, элегантные линии талии – все это очаровывало юношу, от восторга он потерял дар речи. Девушка была живой поэзией, он воспринимал ее больше чувствами, ощущениями, нежели зрением, она скорее запечатлелась в его сердце, чем в глазах...".

В разных частях романа Жюль Верн щедро разбросал "зарубки на память", понятные лишь Эстель и ему. В одном месте он говорит о дверях, в которые не может войти Мишель. Эти "двери" указывали на то, что после возвращения в Аньер господина Дюшена, визиты самого Жюля Верна в дом Дюшенов были категорически запрещены. Даже дорога, по которой Мишель Дюфренуа идет к своей любви, в деталях совпадает с другой привычной дорогой, по которой Жюль Верн не раз добирался до Аньера: "Поезд поднялся по бульвару Малерб, оставил справа тяжеловесную церковь Святого Августина, слева – парк Монсо, и остановился на станции, названной Аньерскими воротами...".

Роман заканчивается на трагической ноте. В Париже начинается катастрофически холодная зима. Мишель находит цветочный магазин и покупает там для своей возлюбленной завявшие фиалки - единственные цветы, имевшиеся в магазине. Однако вскоре он узнаёт, что его любимую из дома. Он бежит на кладбище к могиле Люси и падает там на снег...

В романе имеется и часть текста, где Жюль Верн пишет следующее в защиту внебрачных детей: “...В наши дни число законных детей резко упало в пользу незаконнорожденных; последние составляют подавляющее большинство, скоро они станут хозяевами во Франции и предложат закон, который запретит установление отцовства...”.Даже в одной этой фразе Жюль Верн сделал верное предсказание - сегодняшнее французское законодательство дает одинаковые права наследования как внебрачным, так и законным детям.

Следует отметить, что отношения Верна с мадам Дюшень долгое время скрывали ближайшие родственники Жюля Верна, - в первую очередь его сын Мишель Верн и племянница писателя де Ла Фуи, которые закрыли рукописные архивы, потому что не хотели, чтобы их отец и дядя выглядел в плохом свете. Умалчивали об "этой стороне" жизни Жюля Верна не только французские, но и советские литературоведы - по причине того, что не хотели, чтобы с именем одного из "отцов" мировой научной фантастики упоминались и та сторона его жизни, которая не совсем вписывается в общепринятую мораль.


Продолжение:
http://www.proza.ru/2016/02/20/566


Предыдущее:
http://www.proza.ru/2016/02/16/629


Рецензии