Кардан, ну, просто, ходячий анекдот

БЕЛОУСОВ А. В.

КАРДАН,
НУ, ПРОСТО, ХОДЯЧИЙ
АНЕКДОТ

КИЕВ 2012
УДК 821.161.1(477)-31
ББК 84(4Укр=Рос)6-44
         Б43

                Белоусов А.В.
Б43     Кардан, ну, просто ходячий анекдот. – Киев: ОБНОВА, 2012. – 80 с.
ISBN 978-966-8869-48-8

         В данной книге описаны условия жизни в украинском селе в первые годы после развала Советского Союза. Местный аферист, по прозвищу Кардан, обманывает доверчивых односельчан ради выпивки. В конечном итоге, не рассчитав свои силы, – сам попадает «впросак». Рассказ построен на реальных событиях. Я не хочу ничего выдумывать и фантазировать, чтобы что-то приукрасить и предаю изложенное на суд читателей, оставив все как было на самом деле, без преувеличений.
               
                УДК 821.161.1(477)-31
                ББК 84(4Укр=Рос)6-44

ISBN 978-966-8869-48-8                © Белоусов А. В., 2012

СОДЕРЖАНИЕ

1. Крест, бывший в употреблении_______4
2. Чудодейственное средство __________11
3. Доверчивый Мышечка_______________17
4. Съедобная древесная стружка________22
5. Поминки__________________________29
6. Сваты____________________________35
7. Электроинспектор__________________44
8. Зимняя рыбалка____________________48   
9. Ну, ей-богу, песок__________________53
10. Воскресшая свинья________________59
11. Прокуроров______________________65
12. Бабки накаркали__________________74

3


КРЕСТ - БЫВШИЙ В УПОТРЕБЛЕНИИ

          Вечер окутал землю своими темными крыльями, остудив прохладой нагретую солнечными лучами буйную растительность украинского села. Полная луна воцарилась на звездном небе и своим мистическим светом осветила силуэты трех могильных крестов.
- Пора! - сказал Кардан.
- Давайте еще немного подождем, - вставил Лопух.
-Ты что, собираешься ждать до утра, - перебил его  Серый.

4

Путь к могилам нужно было проложить через засаженный картофелем огород, его высота достигала до колен, и густая роса делала продвижение весьма затруднительным. Вереница из трех человек ринулась к намеченной цели.

          На смену тихому летнему дню пришла звонкая ночь, она заполнила темноту кваканьем лягушек и трелью сверчков. Сельский житель, обремененный тяжелой работой, практически не замечает дневного шума, пения птиц и шелеста листьев. Он с таким усердием берется за решение своих забот, что, кажется, вот-вот завершит какое-то важное дело, после чего наступит отдых, принеся ему возможность насладиться плодами утомительного труда. Но наступает утро, и история повторяется. Выбившись из сил, он ложиться спать; проснувшись, еще до восхода солнца, занимается своим хозяйством. Потом идет на работу. Вернувшись усталый вечером домой, должен переделать нагромоздившуюся за день работу по дому. И нету ничего нового под солнцем: одно и то же день за днем. Жизнь протекает, как в реке вода. И вот, на склоне своих лет, он оглядывается на прожитые годы. В тайниках своей памяти человек находит только один монотонный, однообразный день. Получается, он прожил его много раз подряд, поэтому воспоминания ограничены жизненными событиями, заключающими в себе полноту одного прожитого дня.
 
           Но совсем не все, обитающие в селе, хотят испытать такую плачевную участь. Они пытаются разнообразить свое существование алкоголем, который дает весьма ощутимый интерес в жизни, как результат игры воображения.
            
5

           Наши герои пытаются добыть для себя единственное средство, дающее передышку от надоевшего однообразия. Эти три смельчака должны действовать быстро и тихо - ведь могилы находятся возле жилого дома и нужно избежать неприятности быть кем-то замеченными.

           Во второй половине рабочего дня в местную тракторную бригаду заглянул человек с выражением лица, выдающим недавно пережитое горе.
- Где у вас токарь? - поинтересовался он. Человек был приезжим и не знал персонала, работающего в бригаде. Кардан, возившийся с двигателем от своего поломанного трактора, учуяв возможность легкого заработка, мигом метнулся к нему.
- Я токарь, - убедительно ответил он, вытирая испачканные мазутом руки о тряпку.
- У меня тетка умерла, – продолжил незнакомец, – нужно сделать крест.
- Ну, конечно, все сделаем, вы главное не переживайте. Завтра утром будет готов. Всего лишь литр водки, - уверенным и сочувствующим голосом успокоил его Кардан.

            В селе людей больше знают по их прозвищам, которые отвечают их типу характера, в красочной манере демонстрируя человека, не только как единицу общества, но и как личность. А почему Кардан? Да потому, что крутится. Для выживания в этом жестоком мире приходится пребывать в постоянном движении.

           Для большей убедительности Кардан повел посетителя показать сварщика, которому предстоит детали, выточенные токарем, сварить между собой для создания могильного креста.
- Да вот он и сам к нам идет. Сейчас все решим. Не

6

переживайте, завтра утром все будет готово, - воодушевил его Кардан.
- Серый, вот человеку крест сварить нужно.

          Серый вообще-то не был сварщиком. Так, случайно зашел в тракторную бригаду. «Может, – думал он, – у ребят что-нибудь намечается и мне сто грамм перепадет?» Вот потому-то его и прозвали Серый, что постоянно вынюхивал, выискивал, рыскал для поиска выпивки, как волк. Он мгновенно учуял возможность заработать и без промедления принял на себя роль сварщика.

- Не переживайте. Завтра утром приходите с литром. Все будет готово. Токарь выточит кольца, отрежет трубу. Я их сварю, а завгар обеспечит нас материалом.
- А точно завгар вам даст трубу? - обеспокоено поинтересовался незнакомец.
- Ну конечно, да вот же он, Дмитрий Иванович, можно вас на минутку? - вымышленным именем Кардан позвал мимо проходящего Лопуха.

- Я? Что? А что такое? - оторопел Лопух. Кардан и Серый, подмигнув, объяснили ему, что у человека горе, умерла тетка и нужна труба для креста. Лопух был весьма неловок в авантюрных делах, но зная натуру этих двоих проходимцев, понял, что дело близится к выпивке.
- Да, конечно, дам трубу, а когда похороны?
- Завтра.
- Хорошо, подойдите ко мне через час, я поищу у себя в кладовке.
- Дмитрий Иванович, скажите человеку прямо, будет труба или нет, - настоял на ответе Кардан, периодически подмигивая.
-У меня есть одна, такая как вам нужна. Подойдите ко

7

мне через полчаса, сейчас как раз занят, я вам ее выпишу.

          Дело в конце концов было решено, и посетитель покинул территорию тракторной бригады.
- Где я тебе возьму трубу? - негодуя, спросил Кардана Лопух.
Он не умел быстро соображать и хватать все на лету, поэтому постоянно задавал сомнительные вопросы.
 
          «Почему вы так медленно соображаете. Крутиться нужно! - упрекнул их Кардан. – Пойдемте на улицу, я вам что-то покажу». Выведя из мастерской двоих товарищей, он показал указательным пальцем на три могилы, находящиеся от них в двухстах метрах: «Сегодня ночью, вот тот, самый новый крест мы и возьмем».

           Во время Голодомора 1932-33 годов, люди умирали массово. Управляться с похоронами и провожать покойных в последний путь на местное кладбище не было возможности. Их хоронили прямо возле дома, в котором они жили. Впоследствии, некоторые из родственников умерших, изъявляли желание быть погребенными рядом со своими родными, и таким образом, традиция захоронения на семейном кладбище сохранялась еще несколько десятилетий после трагических событий, пережитых народом Украины.

          И вот, среди глубокой ночи, искатели приключений приблизились к одному из таких семейных кладбищ. Вдруг раздался скрип открывающейся двери близ расположенного дома.
- Тихо, кто-то вышел, - Серый остановил своих товарищей.
  Троица, затаив дыхание, присела на корточки.

8

Последовал скрип еще одной двери.
- Кто-то вышел в туалет. Нужно подождать.
Когда все утихло, Лопух приблизился к железному кресту.
- Этот или что? – спросил он.
- Да ты что - не видишь, что те два креста - деревянные, а этот - железный! Конечно он! Давай тяни! – скомандовал Кардан.
- А почему сразу я? Чуть что, сразу я, вроде больше никого нет кроме меня! – Лопух, ворча, схватился за крест двумя руками, пытаясь вытащить его из земли.
- Ребята, помогите, что-то не лезет!
Кардан тащил влево, а Серый вправо, Лопух, стоя в центре, метался как хвост со стороны в сторону: вправо - влево, туда - сюда.
- Что-то не лезет,- пожаловался обратно Лопух.
- Тяни! Меньше разговаривай! Мешает перемычка, приваренная внизу трубы. Тяни сильней! – взял на себя инициативу Серый.
После нескольких минут кропотливых усилий, ребятам все же удалось выдернуть крест из земли.
- Смотри, внизу согнули, – прошептал расстроенным голосом Лопух. – Оставим здесь или заберем?
- Да ты что, очумел?! Бери, завтра что-нибудь придумаем, - выпалил Кардан, не теряя энтузиазма.

        Наступило утро. Ребята собрались над искривленным крестом и начали «думу гадать», как выйти из положения.
- Что теперь делать? – обронил Лопух, кинув на товарищей недоумевающий взгляд.
- Так, нужно пойти к сварщику, пообещаем ему сто грамм водки. Он отрежет искривленный конец и приварит новый кусок трубы, - быстро сообразил Кардан.

9

-  Будет же видно сварной шов, - Лопух, не веря в успех их проделки, обратно задал сомнительный вопрос.
- Ничего, мы его покрасим, будет как новенький.
Быстро управившись с работой, ребята пошли встретить у входа в мастерскую заказчика креста. Как и договаривались, он прибыл в назначенное время.
- О, и покрашен! – приятно удивился заказчик.
- Да, смотрите не испачкайтесь. Берите здесь и здесь. Вот вам два куска бумаги, оберните ими трубу. Дома поставьте его на солнышко, он мигом высохнет.
- Вот вам плата, как и договаривались.

Схватив банку двумя руками, Кардан понесся в сторону рощи, Серый и Лопух последовали за ним для принятия трапезы.

          Похоронив свою тетю, племянник вышел на огород посмотреть, как поднялся картофель, и чуть не остолбенел от удивления. Могила одного из его родственников, которого он похоронил двумя годами ранее, стояла без креста. Впоследствии, он рассказывал людям в селе: «Иду впереди похоронной процессии, несу крест. Остановились для передышки, смотрю на него, ну, где-то я его уже видел. Прошли немного, обратно мысли в голову лезут: ну, что-то знакомое. А вчера вышел на огород, а там, могила моего родственника стоит без креста. Так вот оно что! Ну, помню же, что держал его уже один раз в руках. Получается, одним крестом двоих родственников похоронил. Вот, гады!»

10






ЧУДОДЕЙСТВЕННОЕ СРЕДСТВО

          На следующее утро Кардан проснулся с сильной головной болью. «Обратно перебрал», - автоматически подумал он. – «Для того, чтобы опохмелиться, нужно крутиться. Вставай и ступай искать очередную «жертву»», - прозвучало у него в голове решение, выработанное годами. Выпив чашку холодной воды и умывшись, он перекинул через плечо потрепанный пиджак, как Давид, идущий на Голиафа, пращу и отправился «в бой».

           Его будущая жертва, водитель по прозвищу Чика, в это время доставлял грузовиком зерно из поля на ток. Пришло время обеда, и он, спеша домой, чтобы перекусить, спросил у коллеги-водителя, где подписывают путевки. «Да вон там, на лавочке», - небрежно обронил тот и кивнул в сторону сидящего на

11

другой стороне улицы деда. Чика побежал к указанному месту, а водители, едва подавляя смех, ожидали его реакции. С разгневанным видом и безостановочно высказывая жалобы, Чика вернулся к водителям. «Каких… он путевки подписывает, он индюков пасет, а не путевки подписывает», - продолжал ворчать он. И тут на его обрушилась едва сдерживаемая лавина смеха; некоторые из водителей даже катались по земле, держась за животы.
 
          Однажды над ним сыграли злую шутку, которая повлекла за собой цепную реакцию из насмешек. В село приехал цирк, и в объявлении было указано, что будет выступать обезьяна по имени Чика; только вот какой-то местный юморист заменил фотографию обезьяны на образ водителя, которого впоследствии и прозвали Чикой. С тех пор его знакомые только и ждали момента, как бы над ним подшутить.

          Махнув рукой в сторону водителей, недовольный Чика поехал домой на обед. Дома он застал приехавшего с соседнего села отца, которого все в селе называли Батей, организовавшего строительство подтащи для сена и нанявшего двоих подсобников для помощи. Чика мало что умел делать или просто не хотел. С первых дней супружеской жизни отец во всем ему помогал: строил, городил, копал картофель, заготавливал сено, впрочем, помимо своего хозяйства, тащил также на себе и хозяйство сына. Когда Чика был еще не женат, Батя, решив воспитать в нем человека, отправил его на заработки на север. «Езжай, - грозно сказал он ему, - увидишь жизнь, наберешься опыта, поумнеешь. Там быстро дурь из тебя вышибут! Заодно и денег заработаешь». Отправился Чика в Мурманск. Работал в порту на каре. Не удалось ему справиться с

12

управлением «причудливого драндулета», и вместе с карой он свалился с причала в океан. «Езжай-ка ты, парень, домой, у нас таких как ты, своих хватает», -выпроводил его начальник. И вот, через месяц, Батя снова узрел своего «блудного сына». После этого он понял, что придется ему помогать своему бестолковому отпрыску до конца своих дней.
 
         Чикина жена поставила борщ на стол, и Батя на свой вкус приправил красным перцем каждую порцию.
- А ты спрашивал у ребят, любят ли они борщ с перцем или не любят? Думаешь, если тебе нравится острое, то также и всем или что? – Чика вспыхнул от негодования.
- На, недоделок! - Чика получил фигу под нос.
- Сам на! – схлопотал рассерженный Батя от сына «ответку».
Шум, гам, крик – началась семейная перепалка. Работники кинулись успокаивать обоих скандалистов.
- Да ну вас всех! Поехал я на работу, – крикнул на прощание вышедший из себя сынок.
- Ты бы лучше жуков на огороде потравил. Вон, картофель  почти весь съели, – получил в спину  упрек от Бати уходящий Чика.

          Прибыв в гараж, он встретил Петра Первого. Мгновенно приходит в голову образ русского царя, но совсем не в честь него Петя получил такое важное прозвище. В колхозном гараже помимо его было еще два Петра. Петр Первый всегда приходил на работу первым, от чего и был награжден от коллег почетным прозвищем.
- И что его делать с теми колорадскими жуками? – начал жаловаться Чика. – Скоро всю картошку съедят. И травил их, и душил их – ничего не помогает.

13

- А ты сделай как я. Я своим зубы молотком повыбивал, - посоветовал Петр Первый.
- Ты что, ненормальный? Как  же ты им зубы молотком повыбиваешь, ты же им головы поразбиваешь?!

Негодование Чики достигло предела. Он поспешил в здание, чтобы найти кого-нибудь и пожаловаться на тупость Петра Первого.
- Представляешь, - обратился он к Пирату, который хромал на одну ногу  и походил на разбойника Флинта, отчего и получил свое прозвище. – Петр Первый говорит, что своим колорадским жукам молотком зубы повыбивал. Как он им их повыбивает, он же им так только головы поразбивает?
- Ну и что? Я своим тоже повыбивал, – подыграл Пират.
- О! Ты тоже такой? Ты что не понимаешь? Как же ты им зубы повыбиваешь, ты же им головы поразбиваешь?!

          «И какие же люди бывают глупые», - подумал Чика и вышел на улицу. Направившись к своей машине, он увидел идущего навстречу Кардана.
- Представляешь, только что разговаривал с Петром Первым и Пиратом, так они говорят, что своим колорадским жукам зубы молотком повыбивали. Как же они им их повыбивают, ведь они им так головы поразбивают?

        Кардан понял, что гора сама пришла к Мухаммеду.
– Ты никого не слушай. Нужно травить жуков своим методом.
- Наконец-то я встретил нормального человека, хоть ты
не такой, - обрадовался Чика.
- А когда я тебя обманывал? Ты же знаешь, я могу провести любого, но не тебя. Знаю я один народный

14

метод, экологически чистый и не требующий никаких затрат. Даш бутылку, поделюсь?
- Да есть у меня как раз в машине пол литра, сегодня заработал; не хотел с теми дураками делиться. А какой метод?
- Пойдем, дашь бутылку, и я тебе все расскажу.
- А не обманешь?
- Да ты что, я дома всех жуков потравил. Езжай, посмотри на мой огород, сам убедишься.
Чика открыл дверцу грузовика и вытащил из бардачка бутылку самогона.
– Так что за метод?
- Давай бутылку, что ты боишься! – Кардан схватил самогон и практически оторвал его от Чики с руками. – Слушай, поставь дома ведро и ходите всей семьей в него мочиться. Когда накопится достаточное количество мочи, заправь опрыскиватель и обрызгай им жуков. Понял?
- Да. Надо попробовать.
- Ты мне еще будешь благодарен. Еще вместе литр разопьем.
Каждый из двоих получил свою награду: Кардан вылечил головную боль, а Чика нашел дешевое и эффективное средство от колорадских жуков. «Теперь ты, Батя, у меня попляшешь… Я тебе докажу, что ты меня недооценивал… Зачем же ходить мочиться в туалет и пренебрегать таким чудесным, а главное бесплатным средством?.. Я еще, Батя, и тебя научу жуков травить… Будет тебе недоделок», - прокручивал он утешительные мысли в голове.
 
          Придя вечером домой, он поведал семье о чудодейственном средстве. Собирали они мочу и кропили ею картофель, пока жук полностью всю не съел. Чика

15

понял наконец, что Кардан обманул его; переполненный злостью, он сжал зубы и процедил: «Вот, гад!»

16



ДОВЕРЧИВЫЙ МЫШЕЧКА

          Как оказалось, на следующее утро Чиков самогон вовсе не вылечил головную боль: он только на некоторое время облегчил симптомы. «Обратно перебрал», - автоматически подумал Кардан. - «Нужно крутиться!» - понудил его внутренний голос. Он вскочил на ноги, в голове сильно кольнуло. Выпив кружку холодной воды и умывшись, он пошел искать очередного доверчивого простака.

          Миша, по прозвищу Мыша, в это время принимал горемыку-мастера по ремонту телевизоров – Шахтера. Он приехал жить из Донбасса в наши края, где работал в угледобывающей отрасли, отчего и получил свое прозвище.
- Давай, показывай свой телевизор, - важно произнес Шахтер, демонстративно держа в руке сумочку с инструментами.

17

- Да вот, проходи сюда, устраивайся поудобнее и занимайся. Может что-то нужно?
- Пока ничего. 
Шахтер открыл заднюю крышку телевизора и начал проверять детали тестером.
– Так, так. Не здесь, не здесь, угу-угу-угу, - пробурчал он в нос. – Все понятно: и не здесь угу-угу-угу. Так, здесь проверили, теперь пойдем сюда. Так, и не здесь, угу-угу-угу.
Прошло полчаса, час, два, но слова Шахтера уже звучали неубедительно. Наконец Мыша не выдержал и спросил у мастера:
- А может, по сто грамм выпьем?
- А есть? – недоверчиво спросил его Шахтер.
- Да есть.
- Ну, давай.
Сто грамм, двести, триста и бутылка выпита.
- Знаешь, Мыша, мне нужно домой. Я завтра приду, чтобы доделать.
- Лучше не надо. Я в районный центр его отвезу, видать поломка серьезная. Там точно сделают.
- Если даже я не смог обнаружить поломки, то тебе точно нужно везти его в мастерскую, - согласился Шахтер.

            Мыша вывел Шахтера на улицу, попрощался и закурил сигарету. Палящее солнце беспощадно било в голову, вынудившее его срочно найти прохладное место. Мыша подался ближе к забору и, присев на корточки, нашел укрытие от нестерпимой жары в его тени. «И как я мог довериться такому горе-мастеру? А так красиво рассказывал: «Я! Я! Я! Починю любой телевизор»… Видать, это награда за мою доверчивость.

18

Доверяй, но проверяй», - заполонили горькие раздумья Мышину голову.

          Вдали показался силуэт человека, уверенной походкой сокращающего между ними дистанцию. Через минуту уже можно было в нем разглядеть всегда воодушевляющее лицо Кардана. Поздоровавшись с Мышой, Кардан завел душевную беседу:
- Что, от солнца спрятался?
- Да, печет немного. Представляешь, только что приходил Шахтер чинить телевизор, два часа провозился и ничего не сделал.
- Зря ты ему доверился. Какой из него мастер? Ни одного телевизора в селе не починил. Все ходит по людям; возится, возится с электротехникой, пока не напоят и не накормят, только тогда идет домой.
- Со мной произошла аналогичная ситуация. И где он только взялся на мою голову?
- У меня тоже голова тяжелая после вчерашнего, - Кардан перевел разговор на другую тему.
- Слушай, Кардан, давай я тебе дам деньги, купишь бутылку, выпьем, поговорим, - Мыша захотел пожаловаться сочувственному человеку и излить накопившееся негодование.
- Давай деньги, через полчаса вернусь.
- Прекрасно. Я тем временем картошки поджарю.
 
          Кардан пошел за выпивкой, а Мыша усердно взялся готовить закуску. Почистил картошку, разогрел сковородку, плеснул в нее подсолнечного масла. Шипит. Красота. Аж слюнки текут. «А может быть мало бутылки? - мелькнуло в голове у Мыши. – Ведь под такую закуску минимум можно литр приговорить. Что-то я не рассчитал. Надо было больше ему денег дать».      

19

          Запах жареной картошки распространился по кухне. Кардан придет с минуты на минуту, нужно спешить. Мыша достал из холодильника огурцы и помидоры, нарезал их ломтиками, добавил лука, посолил по вкусу и приправил подсолнечным маслом. Поставил на стол салат и жареную картошку, нарезал хлеба – закуска готова. Он присел на стул и начал любоваться приготовленными своими руками блюдами. Для полного комплекта не хватало только водки. «Кардан должен вот-вот вернуться», - радостные мысли вскружили голову Мыше. Но прошло уже полчаса, а его еще не было. Мыша вышел на улицу и стал пристально вглядываться вдаль – никого. От нетерпения он начал ходить со стороны в сторону. Присел. Встал. Прошелся туда, прошелся сюда. А Кардана все нет и нет. Прошел час, затем еще один. «Ну, где же он?» - жалобно выдавил из себя Мыша.

В конце концов его терпению наступил конец, и он быстрым шагом пустился по селу искать Кардана. После недолгих поисков Мыша встретил его, идущего навеселе домой и распевающего:
- Любишь, не любишь, не надо;
Я ведь еще молодой.
Время настанет - полюбишь,
Поздно уж будет потом.
Мыша, подобно хищнику, со всех рук и ног рванул к своей жертве. – Так вот ты где! Где бутылка? Где деньги? Ты что, гад, решил меня обмануть?!
Кардан понял, что сейчас его будут бить, и кинулся навстречу идущему напролом агрессору. Упав на колени и обняв его ноги руками, он начал жалобно восклицать:
- Мышечка, Мышечка! Отдам! Отдам! Отработаю –

20

отдам! Прости! Прости! Голова болела – не удержался!
Отдам! Все отдам! Все до копеечки отдам!
Никогда еще Мышу не выводили так из себя и никогда также не умаляли так жалобно. Сокрушилось его сердце, гнев, как тающий снег, утекающий из горячей руки, поменял свое состояние. Сострадание и жалость сжали его сердце.
– Ну, ладно, когда отдашь? – успокаивающе потребовал он.
- Завтра! Завтра! Все отдам!

Не отдал Кардан Мыше долга ни на следующий день, ни в другой... Осознал Мыша наконец, что его подвела доверчивость к людям. Вздохнул он отчаянно и протянул наполненные гневом слова: «Вот, гад!»

21





СЪЕДОБНАЯ ДРЕВЕСНАЯ СТРУЖКА

          Можно без конца философствовать о смысле жизни, учить других уму-разуму - ведь со стороны всегда виднее. Смотрит сытый и удачливый человек на горемыку, не имеющего ничего хорошего в жизни, кроме алкоголя, и осуждает его, сравнивая с собой. А забери у такого умника его физическую привлекательность, семью, работу, деньги, друзей и кинь его в нищенские условия, что с ним произойдет? Неужели он дальше будет кичиться собой, глядя в зеркало, когда станет презираемым и гонимым для всех? Или, может быть, он сможет поправить свое финансовое положение в селе, где нету ни работы, ни возможности заработать. С кем ему поговорить, если у него нету семьи? Придет он домой – скука, одиночество. Выйдет в люди – презрение. Выпил сто грамм водки – и жизнь налаживается. Находит он успокоение и увеселение в водке. Безвыходность заставляет

22

  человека «напиться и забыться». Легко судить о людях со стороны, но что персонально каждый осуждающий сделал для улучшения жизни в селе? Перестаньте, в конце концов, поучать. Если не можете ничем помочь – займитесь, молча, своим делом.

          Рождается человек в бедной семье; мать и отец работают с утра до ночи, не хватает времени на воспитание своего ребенка. Выбирай – или сидишь дома и занимаешься со своим "дитем", или голодает вся семья? В школе  такой ребенок учится плохо: он должен помогать родителям по хозяйству, а на уроки просто не остается времени. Подрастает он - а на образование нету денег. Вот и остается ему шататься по селу или ехать на заработки за «длинным рублем». Только кому он там нужен? «Пашет» на стройке; тягает бетон с утра до ночи. Та же безвыходность, те же условия и опять та же выпивка. Повезет тому, кто женится: в семье он находит свою отдушину. Остепенится. Получает смысл в жизни, заботясь о жене и детях. А если не женился – пропал. Спиваются такие ребята, изводят себя «на нет» от такой «скотской жизни». Многие из них заканчивают жизнь трагически. Алкоголь только на некоторое время дает успокоение отчаявшейся душе. Не тяжелый труд преждевременно заводит людей в могилу, а нехватка общественно активной жизни. Где прежние массовые праздничные гулянья, спортивные соревнования, когда собирается все село для увеселительных состязаний?.. Где прежний советский почет? Где возможность отличится на трудовых рубежах и получить уважение в обществе? Пусть дадут возможность человеку почувствовать свою значимость, ценность не только для себя, но и для других! Пусть создадут условия для индивидуального

23

проявления в пользу общества! Пусть дадут возможность ему раскрыть свой талант, показать свои физические возможности, терпение, трудолюбие – наградив его общественным уважением! Пусть дадут, наконец, ему возможность заработать на кусок хлеба! Только тогда такие советчики будут иметь моральное право для поучения. По замыслу природы мы все одинаковые. Наше поведение – это внутренняя реакция нашего мозга на внешние обстоятельства – и не более. «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». (Мф.7.1).

          Жизнь у нашего героя идет своим чередом. И какой же украинец будет сидеть дома перед телевизором, даже в выходной? Он всегда найдет работу – даже если делать нечего. Украинский народ отличается своим трудолюбием: он любит работу ради работы, и не будет сидеть впустую, без дела.

          Кардан поднялся по лестнице на чердак своего дома. С утра, как всегда, болела голова. Что ж, выходной, не выходной, а надо крутиться. Нашел он стопку припавших от долгого хранения пылью мешков. Вытащил один – хватит. Томным усилием преодолел он путь назад. «Да, обратно перебрал», - выдавил он страдальчески. «Перебрал, перебрал, перебрал...» - отозвалось пульсирующее эхо в голове. Пошел он на пилораму и набил мешок древесной стружкой. Затем подался на свиноферму. Возле склада собрал несколько пригоршней комбикорма и заполнил ими верх мешка, спрятав под ним древесную стружку.
 
          В селе жило много одиноких бабушек. Мужики там рано умирают. Остаются они одни на целом белом свете. Оторвавшись от бесконечных забот, бегут они в

24

магазин за покупками. Повстречает одна из них такую же одинокую, как и сама, и тараторят, и обсуждают сельские новости. Язык пошел гулять без удержу – ну не может человек без общения. Говорили, говорили бы, но, к сожалению, нужно бежать: дома ждут дела. Огород, корова, свиньи, гуси, куры – и зачем столько всего старенькой? Надо! Отголоски пережитого Голодомора 1932-33 на многие десятилетия внушили панический страх перед голодом. Спросишь, было у бабушки:
- А зачем вы храните сухари на печке, они же пропадут, их же мыши поточат?!
- Э – э - э, не знаешь ты, сынок, что такое голод. Вот наступят тяжелые дни, а у меня в запасе есть мешочек сухарей, гляди и перебьюсь, - объяснит она.

И невозможно ее переубедить, что сейчас другие времена, не будет никакого «голодомора». Попросишь ее отдохнуть, развлечься, посмотреть телевизор, но нет, - невозможно переубедить. Надо же до чего Сталин довел страну, бывшую когда-то житницей Европы – чуть голодом всех не извел. Долго еще, видать, в наших умах будет жить страх, вселенный Голодомором. Со временем наша боязнь умереть от голода значительно утихла. Мы уже не сушим сухари. Зато покупаем мешками соль, сахар, муку, крупы про запас, на всякий случай. Мы не голодаем, но сделали из еды культ, и наши столы ломятся от множества блюд, когда мы встречаем гостей. Ведь нигде в Мире вы не найдете такой страны, где целый народ подвергся уничтожению искусственным голодом. Страх перед голодной смертью в некоторых случаях вынуждал людей поедать «себе подобных».

         Нельзя долго задерживаться за беседой: нет возможности.

25

 Разбежались бабки-тараторки по домам. Работа не ждет: картошку полоть надо, корова мычит – надо подоить, свинья верещит – надо покормить. Шум, гам – обычная домашняя обстановка. Подоила корову, накормила свиней, гусей, кур – тишина. Ходят курочки сытые и довольные по двору: ко-ко-ко, ко-ко-ко. Все, управилась, пора бежать на огород - и так день за днем.            
Вдруг раздался стук в калитку.
- Хозяйка, хозяйка, комбикорм надо, - послышался
манящий голос Кардана.

Через несколько минут открылась калитка, и на улицу вышла старенькая. Годы побили ее лицо, усеяли его морщинами, забрав прежнюю свежесть. Тяжелый труд сгорбил ее прежде стройную осанку.
- А сколько же ты за него хочешь? – спросила она недоверчиво.
- Литр водки и забирайте. Даром отдаю. Если возьмете, завтра еще принесу.
- А может тебе мешок вернуть? Давай в мой пересыплем?
- Не надо, забирайте с мешком. Если у вас их не хватает, я вам завтра парочку принесу - бесплатно.
«Нужно брать», - решила бабушка. Никуда не денешься: хозяйство нужно кормить.
Бартер состоялся. Кардан, удовлетворенный сделкой, умчался прочь с банкой самогона, а бабушка пошла запаривать комбикорм свиньям на вечер. Взяла она пригоршню и зацепила стружку руками. Она копает глубже. Нет, ей не кажется, это действительно стружка. Еще глубже – обратно стружка. Перевернула она мешок на землю, вытрусила его содержимое – все стружка. «Ах, ты, мерзавец! Ах, ты, негодяй! Ах, ты, бандит!» - полились бабушкины проклятия на Кардана.

26

Наконец, после долгих сетований она успокоилась, села на пороге своего дома и, вздохнув, произнесла: «Вот, гад!»

          На следующее утро она пошла в магазин за покупками. Рассказала про проделку Кардана всем своим подружкам. «Как ты могла довериться такому бандюге? И сколько он только народа в селе обманул. Гони его в шею, если еще раз увидишь. Не допускай и близко ко двору», - советовали они ей.

Кардан в это время проснулся с обычным состоянием боли в голове. «А разве по-другому бывает, - подумал он. – Значит вчера был удачный день. Не мешало бы и сегодня так гульнуть». Снял он со стопки на чердаке еще один пустой мешок и подался на пилораму. Набивши его стружкой, он вернулся домой. Захватил под мышку свой последний мешок с комбикормом, погрузил оба мешка на велосипед и повез их к намеченной цели. Раздался стук в калитку.

- Комбикорм надо?!
Через несколько мгновений открылась дверь и вышла старушка на улицу. Тут на Кардана посыпались ругательства. Оказывается, эта бабушка услышала утром возле магазина о его вчерашней проделке.

- Убирайся, чтобы и духу твоего здесь не было! - махнула она рукой прочь.
- Я не виноват, - начал Кардан. – Меня самого обманули. Дали пропить мешок комбикорма, а подсунули деревянную стружку. Откуда же я знал. Я только что ей завез свой собственный мешок комбикорма. Так что там все уже улажено.
- Ты, думаешь, меня так просто провести?
Бабушка вынесла из двора пустой мешок с ведром.
-Пересыпай ведро за ведром в другой мешок, а я буду

27

наблюдать. Ты смотри. Один комбикорм. Никакой стружки. Сейчас принесу водку.
Бабушка пошла в дом, а Кардан в это время достал спрятанный мешок со стружкой, а мешок с комбикормом положил на его место. Бабушка вышла с литром водки. Сделка состоялась. Через мгновение он вернулся назад, забрал мешок с комбикормом, погрузил его на велосипед и поехал домой.
 
           Вечером все соседи слышали проклятия, сыпавшиеся на Кардана, им не было конца и края. Изнемогшая, наконец, бабушка от беспрерывного ругательства, пнула мешок ногой и прошептала: «Вот, гад!»

28








ПОМИНКИ

          Основными праздниками украинцы считают Новый год,Рождество, Пасху и День рождение. К этому числу можно еще прибавить одно из самых важных событий в году: день памяти по усопшим родственникам, или как в народе его называют - Поминки. Молодежь, в основном, старается покинуть село в поисках лучшей жизни: они едут на заработки, женятся, выходят замуж, поступают в учебные заведения, после чего стараются «зацепится» хоть за что-то в городе. Отслужив в армии некоторые из ребят остаются на сверхсрочную. Человек, увидевший другие, более цивилизованные условия жизни, уже не спешит возвращаться в отчий дом.
 
На Поминки, большинство из людей, покинувших село и живущих в разных уголках Украины, по возможности съезжаются туда, где похоронены их родные и близкие, чтобы почтить их память. Это тот день, когда можно встретить своих одноклассников,

29

знакомых, многие годы назад покинувших село. Конечно же, не каждый год они могут позволить себе такую поездку. Многие из них живут за сотни и даже тысячи километров, и такой длительный путь занимает драгоценное время и требует денежных расходов. Но наступает момент в жизни, когда непреодолимое желание увидеть родной край, повстречать знакомых и бывших одноклассников, побеседовать с ними, поделится своей судьбой, достижениями, вынуждает их повидать отчизну. Они готовы потратить время и деньги, лишь бы ощутить эмоциональное наслаждение от оживших воспоминаний из прошлого.

Издали прибывший человек, десятки лет не посещавший родные места, смотрит на знакомые дома, деревья, людей; та же дорога, тот же лес, тот же Кардан идет на встречу. Эх, какой, все-таки, интересный парень. Чем бы местные жители потешили себя, если бы не его проделки. Мало кто обижается на него. Славный парень, ну, просто, ходячий анекдот. Сколько разнообразия он внес в скучную сельскую жизнь. Бывало, люди в селе месяцами смеялись, обсуждая его проделки.

А вот и дом, в котором рос, лавочка возле двора, соседи… Человеку кажется, что он действительно находится в прошлом. Самые приятные моменты, проведенные на этих улицах, согревают душу и сердце.
       
На Поминки обычно погода теплая и светит солнце, придающее ностальгическим ощущениям яркую и приятную окраску. Со всех концов села люди стекаются к местному кладбищу. Это единственный день в году, когда можно увидеть столько знакомых лиц. Бывает совсем нелегко узнать людей, давно не посещавших свое село: они повзрослели, постарели… Кое-кто

30

 из них привезли своих детей; но черты лица, которые они унаследовали по генам от отца и матери, выдают их корни. Местный житель пожилого возраста окинет взглядом бегущего мальчонку и узнает в нем черты лица его отца и деда.
 
Кладбище постепенно заполняется поминающими. Вокруг могил усопших родных собираются их родственники. Они достают спиртное, конфеты, печенье. В первую очередь наливают стопку и ставят на могилу, аккуратно утопив донышко в землю для лучшей фиксации. Рядом кладут гостинцы, обвешивают ими крест. «Его душа сейчас рядом, с нами. Мы его не видим, а он нас видит и принимает участие в нашей трапезе. Грех ему не налить спиртного».

Перекрестились, выпили по стопке; в голове закружилось, язык развязался. Вспомнят о покойном, о его делах, достижениях, интересных моментах его жизни. Все знают, что о покойных нужно говорить только хорошее или же молчать. «Ну, давай еще по одной – три стопки нужно выпить. Больше нельзя, меньше тоже – грех. Вон уже священник подходит; нужно что-то дать: денег или гостинец», - скажет добрый человек. Отслужил батюшка службу и пошел дальше, а поминающие хмельные, воодушевленные воспоминаниями, которым, кажется, нет конца.
Вот и Кардан зашел проведать своих покойных родственников.
- Кардан, иди сюда, - подзовет его раздробившийся знакомый. – На, вот, помяни моих отца и мать.
Налил ему стопку.
- Земля им пухом, - сочувственно произнес он, перекрестился и выпил.
- Так, одна стопка – это грех. Нужно выпить три,

31

- заметит угощающий.
Кардан перекрестился, земля пухом, и вторую выпил, затем и третью. Больше трех нельзя – грех. В такой день напиваться некрасиво, нужно же иметь уважение к людям. Иначе завтра будут осуждать, что напился, мол, даже на поминках – позор. Поговорил Кардан по душам с подозвавшим его человеком и пошел домой.
 
          К вечеру все поминающие покидают кладбище, оставив на могилах гостинцы и наполненные спиртным стопки. Кардан, как никто другой, был рад наступившему вечеру. «Пора», - подумал он и пошагал в сторону опустевшего кладбища. В сгущающихся сумерках виднелись украшенные цветами могилы. Цель была проста: он зайдет на кладбище, помянет покойных и до прихода ночи покинет это жуткое место. И чего боятся? Разве кто-то вставал из мертвых? Кардан уже давно не верил в сказки. Жестокая реальность научила его воспринимать жизнь такой, какова она есть.

Он подошел к первой могиле, аккуратно поднял вдавленную в землю стопку, перекрестился, земля пухом, и выпил. «Ничего страшного здесь нет, - успокоил он себя. – Нужно бояться живых, а не мертвых: они уже никакого вреда не принесут. Ни один еще не возвращался с «того света». Сняв с креста печенье и  закусив спиртное, он продолжил вызывать в воображении успокаивающие мысли. Потом подошел ко второй могиле – процедура повторилась. Затем к третьей, четвертой – в голове закружилось, загробные мысли отошли на второй план.

Кардан, осмелев, даже не заметил, как опьянел. Он продолжал выискивать стопки, как грибник, ищущий

32

 в лесу грибы. Вот еще одна, вот еще и еще, а дальше - наступил провал в памяти. Как оказалось, Кардан не был самым умным в селе. Серый тоже был не лыком шит. Как два корабля, идущие навстречу друг к другу, они постепенно сокращали расстояние между собой для неминуемой встречи; но вот один из кораблей на полпути кинул якорь и дрейфовал - Кардан уснул возле могилы мертвецким сном. Он просто не рассчитал своих сил, поддавшись соблазну легкой выпивки. Одежда его была темного цвета, и он ничем не отличался от расположенных рядом заброшенных могил. Кардан, услышав чьи-то шаги, размахивая руками, попытался встать на ноги, видать сработал рефлекс, и схватил блуждающего Серого за щиколотку. Не успев подумать, что произошло, Серый понесся прочь из кладбища; в голове бешено пульсировало, сердце колотило, как звонящий колокол, и ноги не могли управиться за его ритмом.

 Огромное дерево, стоявшее на пути его передвижения, остановило стремительный прогресс. От удара его откинуло назад. Упав на могилу, он как гимнаст в мгновение очутился опять на ногах и бросился наутек. В глазах уже не двоилось, а шестерилось; впереди выросла преграда из могильных крестов. Обратно ударился о что-то, упал, вскочил на ноги и дальше понесся. Снова и снова деревья, кресты, могильные ограды препятствовали его продвижению. Ему казалось, что не он бежит из кладбища, а могилы окружили его и хотят поймать в свои сети. Наконец ему удалось вырваться за пределы кладбища. Пробежав еще несколько метров, Серый остановился и сел на корточки. Тело его трусило от пережитого, как от сорокаградусного мороза. «И почему я бежал? – подумал он. – Наверное, кто-то

33

напился и уснул возле могилы. Все произошло так спонтанно, автоматически, что я даже не успел подумать. А может вернуться и посмотреть кто там? Да нет, пожалуй, я пойду  домой».

Не спеша, переводя дух, Серый направился в сторону села. Ночь пришла на смену ушедшим сумеркам, но он уже ничего не боялся. Да и вообще-то он поддался панике произвольно; все как-то произошло само собой. Он приобрел прежнее расположение духа, успокоился и подумал: «Сколько же водки осталось на могилах не выпитой. Жаль, как жаль».

          Кардан в свою очередь даже не собирался никуда бежать. Он продолжал спокойно спать около могил, а на утро, проснувшись, выпил «за упокой души» сначала одного покойного, затем еще одного и пошел в гости к Серому, который еще спал. Он разбудил своего товарища, лежащего в постели в сладком предутреннем дреме. Оба, пытаясь не выдавать своих вчерашних приключений, говорили на отвлеченные темы и поглядывали искоса один на другого; оба догадывались, кто был ночью на кладбище, но ни один из них не хотел признаться первым. Наконец их косые взгляды срезались в прямую линию и Серый, улыбнувшись, выговорил:
- Это ты был ночью на кладбище?..
Кардан улыбнулся в ответ:
- Так, значит, ты тоже был там?..
Внезапно они оба разразились громким, безудержным смехом…

34







СВАТЫ

           Назначение первым секретарем ЦК КПСС Горбачева М.С. и затем последующая Чернобыльская трагедия являются точкой обратного отсчета до момента падения Советского Союза. С полок магазинов постепенно начали «пропадать» одни за другими различные группы товаров. Интенсивная борьба с пьянством привела к частичному исчезновению и удорожанию спиртных напитков. В маленьких городах и селах колбаса стала предметом роскоши, вернее, бесценным товаром, для покупки которого нужно было ехать в Москву или Киев. Народ недоумевал: где же делось туалетное мыло, стиральный порошок, табачные изделия, сахар, а за ними и остальные товары? В продаже остались только соленая тюлька, рыбные консервы, минеральная вода и хлеб. Но люди знали этому объяснение: все гниет на складах, правительство специально создает дефицит. Только вот с какой целью был такой масштабный дефицит создан – никто не знал. Да и как они могли понять, ведь сельские жители

35

с утра до вечера работали на полях и фермах, они производили столько же сельхоз продукции, как и раньше, отдавая все государству. «Куда все девается?» - повторяли люди ежедневно один и тот же вопрос.

Самым большим шоком стала остановка выплат заработных плат. Пенсионеры были единственными, кто с большой задержкой, но получали хотя бы мизерные суммы. Они стали самыми богатыми жителями села, так как сельхозрабочие работали на запись. Задержка заработной платы у них дошла до пяти лет. Тогда стало ясно, что колхоз не рассчитается со своими рабочими. Фермы, создаваемые десятилетиями, разобрали на стройматериал и ими погасили  задолженность. Деньги приобрели такую же редкость, как и товары, на которые их можно было потратить. Спиртное заняло место единицы обмена. В селе даже подростки знали, сколько водки нужно заплатить за ту или иную услугу. Или работай бесплатно, или бери за свою помощь водкой. Отказаться помочь никак нельзя – все свои. Обидятся, по селу пойдут слухи, а плохая репутация, она как смола: легко прилипает, но тяжело отмывается. В местном доме культуры прежде функционировали кружки самодеятельности, был свой хор. Ни для кого не секрет, что украинцы – певучая нация. Они не могут без песен, без танцев и без веселья. На каждый праздник местный хор выступал с концертом, иногда ездил на конкурсы художественной самодеятельности в районный центр. В селе проводили организованные праздники, устраивались сценические представления, спортивные соревнования и состязания по силе и ловкости. На центральной площади стоял высокий столб, забраться на него и сорвать номерок, за который давали выигрышный приз, было демонстрацией

36

 силы и ловкости. Каждый день в кинотеатре показывали новый фильм. Село умело жить весело. Свадьба одна за другой, проводы в армию – такие праздники собирали десятки, а то и сотни приглашенных. Столы просто ломились от еды и выпивки. Наелся, напился, напелся, натанцевался – хух, устал, нужно дать передышку организму – но не тут-то было. Через неделю опять куда-то приглашают. Да и жизнь была хороша, и жить было весело. И куда только все это делось? Когда в больших городах произошли только структурные изменения, а число культурно-развлекательных заведений только увеличилось, что сохранило культурное развитие, то для села распад Советского Союза явился, в полном смысле этого слова, трагедией. Произошло отмирание общественных ценностей. Село, с позиции коллективной общины, перешло на более низкий уровень ориентации на социальные ценности, а именно – на семейные; каждая семья жила по своим правилам. Цели и задачи, объединяющие рабочий коллектив в общем стремлении к личному и общественному благополучию, ушли в прошлое. Это разобщило людей, сделало их разозленными, враждебными и отчаянными.

В первые годы после провозглашения Украины самостоятельным государством колхозники продолжали работать в прежних советских условиях. За сделанную работу денег не платили, зато сохранялся рабочий стаж, и труженики надеялись, что, хотя бы на старости, они будут получать пенсию. Вооруженные столкновения в других регионах СССР вынудили людей, прежде покинувших село, вернуться назад.

Одной из таких семей-беженцев была и семья Лопуха. Они покинули Азербайджан, продали квартиру

37

в Баку и на вырученные деньги построили в родном селе их отца двухэтажный дом, который своим необычным современным дизайном украсил всю невзрачную улицу. Семья Лопуха включала еще троих братьев, помимо его самого, и отца офицера-отставника. Два старших брата женились и покинули отчий, недавно построенный дом. Они устроились работать в местную тракторную бригаду механизаторами, и, казалось, совсем не жалели, что покинули Баку.

Лопух остался жить с младшим братом, которому подходило время идти в армию, и отцом. Семья зажила полноценной жизнью. Они развели хозяйство, купили корову, обставили дом мебелью. Получив психологический стресс от переезда из другой страны, из городских условий, они в кратчайшие сроки восстановили, в некоторой степени, упущенное материальное состояние и переняли сельский образ жизни.
 
Но как сказал товарищ Ленин: «Бытие формирует сознание».  Не смогли они долго сохранять свои индивидуальные принципы, местное общество поставило перед ними новые вызовы. Мало помалу они стали такими же, как и остальные жители. Младший брат ушел в армию отдавать долг Отчизне, а Лопух женился и привел к себе в дом жену. Родители девушки уже давно потеряли смысл в жизни. И что бы они делали, если бы не алкоголь? Каждый день сваты бегали в гости к свату, который к тому же получал неплохую пенсию после долгих офицерских лет службы. Они  поддерживали его морально, помогали по хозяйству, составляли компанию за бутылкой водки: в общем, разнообразили жизнь свата, привнеся в его серые будни так недостающее ему общение. Со временем походы в гости участились; уже и пенсии не хватало для выпивки.

38

- Надо что-то делать, - решили сваты.
Увидели они Кардана, идущего уверенной походкой по дороге. Среднего роста, с доброжелательным, сочувственным, искренним выражением на лице он всегда внушал надежду своим открытым взглядом. Светло-серые глаза не моргая встречали взгляд любого человека, тонкие губы говорили воодушевляющие и успокаивающие слова. Его грудь, постоянно выставленная вперед, и расстегнутый пиджак, внушали орлиную смелость. Казалось, весь его вид говорил: «На меня вы можете положиться».
- Это тот человек, который нам нужен, - согласились сваты. – Эй, Кардан, помоги сбыть мотоцикл. Бензин дорогой, запчастей на ремонт нигде не достать, знаешь сам – все сейчас дефицит. Только стоит да «гниет» в гараже.
- Мотоцикл? Сделаем. Все сделаем. Найду клиента. Зачем же добру пропадать. Пусть лучше кто-нибудь отремонтирует его да ездить будет.
- Если поможешь сбыть товар, в беде не оставим, отблагодарим. 
Вскоре Кардан нашел покупателей, и мотоцикл «ушел с молотка». К сожалению, денег, вырученных с его продажи, на много не хватило. Опять стал вопрос: а что же делать дальше?
- Слушай сват, - нашли решение сваты, - а зачем тебе гараж? Ведь он всегда пустой. Ни мотоцикла, ни машины у тебя нет. Зачем он нужен тебе во дворе, только зря место занимает? Логично?
- Логично, - согласился тот.
 Разобрали они его на стройматериал, а Кардан помог им его реализовать. «Какой только хороший человек

39

этот Кардан, всегда придет на помощь, никогда не откажет, - часто беседовали сваты между собой, сидя за выпивкой. – Что бы мы без него делали? Как быстро реагирует. Как красиво умеет подойти к людям. Может продать все, что угодно, кому угодно». Закончились деньги, вырученные от продажи гаража, и у сватов стал обратно тот же вопрос: а что же делать дальше? Дальше разобрали железный забор и сдали его на металлолом. Пока пили да гуляли и не заметили того, как пролетело лето.
- Сват, а зачем тебе корова? Сена нет. Чем ты будешь ее кормить? Нужно продавать, не то сдохнет с голоду. Логично?
- Логично.
         Сбыли корову. Целую зиму пили да гуляли, а когда пришла весна сваты спросили у свата:
- А зачем тебе на лето чугунная плита на печке? Давай ее сбудем, а до зимы новую купим? Логично?
- Логично. Зачем же мне печка летом, - согласился сват.
- Кардан, найди клиентов на плиту. С нас причитается, - предложили они.
- Как же я найду вам покупателей на подержанную плиту? Ее нужно сначала показать, только тогда , может быть, кто-то и купит.
- Действительно, бери ее, так быстрее клиентов найдешь, - согласились сваты.
 
          Кардан погрузил плиту на велосипед и поехал искать покупателей. По дороге у него созрел новый план. Он спрятал чугунную плиту в кусты и подался к ближайшему дому.
- Хозяин, - позвал он, стуча в калитку, - плита чугунная на печку нужна?

40

Через минуту хозяин дома вышел к Кардану.
- Плита говоришь. Сколько?
- Литр водки.
- А где она?
- Давай литр, я сейчас тебе ее принесу.
- Э, Кардан, - произнес хозяин, - меня так просто не проведешь. Давай сначала плиту, затем получишь расплату.
- Подумай сам, - объяснил Кардан, - как же я возьму у людей плиту, если не рассчитаюсь с ними. Зная мою натуру, они меня обратно отправят к тебе.
- Да, дело говоришь, я бы тебе тоже ничего не доверил. Подожди здесь.
Хозяин пошел в дом и через несколько минут вернулся с литром водки.
- И попробуй только меня обмануть! Ты же меня знаешь! Поймаю, потом мало не покажется!
- Знаю, знаю. Если бы кого-нибудь другого, то может быть и обманул, но только не тебя.
- Правильно, Кардан, вижу, что знаешь, - удовлетворительно похлопал его по плечу хозяин.
Ни водки, ни плиты, ни сваты, ни хозяин больше не видели.

          Обманутый хозяин, скуксившийся возможностью приобрести нужный товар за мизерную цену, долгое время был вне себя от злости. Как это так? Его провели. Еще ни разу не получал он от судьбы таких беспощадных ударов по своему самолюбию. Гнев не давал ему покоя ни ночью, ни днем. «Ну, - думал он, - попадись ты только мне на глаза, душу из тебя вытрясу». Он побежал искать Кардана по селу – нигде нет. «Видать сильно испугался. Где-то, наверное, отсиживается в укромном месте. Ведь чувствует, гад,

41

что я этого так не оставлю», - утешал он свое самолюбие. Прошла неделя, другая, гнев улегся, перейдя постепенно в чувство горечи. Он уже начал себя жалеть, искать оправдания. Обманутый хозяин никак не мог принять тот факт, что он, оказывается, не самый умный, не самый расчетливый и проницательный. Но он нашел этому оправдание. Как дальше выяснилось, он случайно доверился Кардану, случайно поддался соблазну, случайно рассчитался с ним прежде, чем получил товар, и это не смотря на то, что он был осведомлен о его проделках и обманах, и знал на что этот человек был способен, следовательно, он не мог ошибиться преднамеренно, а значит - ошибся случайно.
 
         Спустя месяц хозяин все-таки повстречал своего обидчика. Кардан встретил его невозмутимым и искренним взглядом. Такое честное и невинно-детское выражение на лице в нем обратно зажгло искорку благожелательного расположения к своему обидчику. За прошедший месяц его гнев, обида и негодование практически исчерпали себя, но, чтобы «сохранить лицо», он набросился на злостного обманщика. Кардан, интенсивно жестикулируя и экспрессивно объясняя, буквально по мелочам разложил, почему ему не удалось принести плиту и вернуть залог. Куда пошел, с кем говорил, что помешало, кто помешал: одно за другим все, как и у самого хозяина сводилось к чистой случайности. «И так красиво рассказал, разложил все по полочкам. Ну, знаю же, что врет, а верить хочется», - впоследствии рассказывал наивный хозяин. Простил он Кардану его обман. Как выяснилось, все произошло случайно, и никто ни в чем не был виноват.
 
           Сваты со сватом дальше продолжили «сбывать»

42

ненужные в доме вещи. Железные кровати сдали на металлолом – логичнее было спать по полу. Логики не наблюдалось и в хранении продуктов питания в холодильнике – для этого был погреб. В газетах пишут то же самое, что показывают по телевизору, поэтому он оказался лишним в доме. Сидеть можно было на стульях, поэтому кресла и диваны зря занимали место в комнатах. В конце концов не выдержало сердце старого офицера такой ужасной нелогичности, и он отошел в «мир иной». Сваты переселились жить в дом к своей дочери и зятю. Все, на чем можно было заработать, оказалось просто лишним и ненужным для хозяйства. Через пару лет они отошли на «вечный покой» туда, где их ожидал сват. Один из четырех братьев переехал жить в Россию, на родину к своей жене. Вскоре он забрал туда и своих трех братьев.    
Собрались они вместе и решили:
- А зачем нам нужен дом в селе, в котором никто не живет? Давайте разберем его на стройматериал и продадим? Логично?
- Логично, - хором согласились все братья.

Теперь на месте, некогда украшающего всю улицу дома, гуляет ветер. В злую непогоду он носится над оставшимся после разбора холмиком из обломков кирпичей и шифера. Как полноценный хозяин, он почувствовал свою силу, окреп и пронесся по селу, ураганом сметая на своем пути десятки сельских домов. Не знали люди куда все делось, а ответ был предельно прост: виноват, оказывается во всем, злой ветер перемен.

43



ЭЛЕКТРОИНСПЕКТОР

         - И почему тебе, Кардан, люди верят? Даже когда ты их без конца обманываешь, они продолжают «вестись» на твои выдумки? - поинтересовался Серый с выражением недоумения на лице. – Если бы тебя допустили в правительство, ты бы всю страну растранжирил. И как хорошо все-таки, что ты живешь в «богом забытом селе» и у тебя нет больших возможностей. С такой ловкостью ты обводишь людей вокруг пальца, что сам Остап Бендер позавидовал бы твоему мастерству.

- Крутиться нужно, а остальное все приложится, - Кардан придал своим словам пророческий оттенок. – Вот, например, ты сидишь сейчас и плачешься и ничего не делаешь, чтобы улучшить свое самочувствие, а машина, между прочим, едет только тогда, когда кардан крутится. Сейчас ты возьмешь на себя лидирующую роль в нашей следующей махинации. Мы пойдем проверять исправность электросчетчиков. Тебя из бабушек, мало кто знает в лицо; ты человек приезжий,

44

 а я давно уже здесь примелькался. Они пошли к Серому домой для подбора предметов одежды для того, чтобы создать ему форменный вид инспектора, проверяющего электричество.

Кардан погрузил ему на уши норковую шапку для солидности, демисезонный плащ придал интеллигентный рабочий вид. Он отступил шаг назад, посмотрел на Серого оценивающим взглядом и заключил: «Чего-то еще не хватает». Кардан открыл шкатулку стола, внимательно изучил ее содержание, пытаясь найти еще что-нибудь для полной внушительности делового вида. В глазах у него рябило: столько там было всякой всячины: нитки, иголки, пуговицы, ножницы, ложки, вилки, ножи, открывалки, отвертка, плоскогубцы – целый арсенал необходимых мелочей для дома. Наконец он произнес: «Да, это то, что нам нужно!» - и вытащил из шкатулки старые очки в грубой пластмассовой оправе. Аккуратно и тщательно очистив их от «вековой» пыли, он прибавил груза отягощенным шапкой ушам Серого, придав им конспиративный вид. «Слушай, Серый, не знал бы я твоей натуры, сам бы тебя испугался», - Кардан поддержал его комплиментом.

         Из старого канцелярского журнала они вырезали бумажки, которые собирались использовать как штрафные квитанции. Когда нагрянет проверяющий, люди с перепуга даже не смотрят, что им дают; еще с советских времен они привыкли к профилактическим наказаниям.
   
         Шел последний месяц осени. На улице рано потемнело и стали видны зажженные окна домов. Яркий свет, сверкающий из окна дома одинокой бабушки, манил их к себе. Калитка была заперта. Они

45

перебрались через деревянный забор и подошли к дому. Кардан постучал в окно барабанным стуком.- Хозяйка, открывайте, - крикнул Серый и чуть сам себя не испугался. – Свет проверяем, повторил он авторитетно и еще раз постучал в окно. Кардан подался в сторонку, дабы оставаться незамеченным, а Серый ступил на уже освещенное крыльцо и бесцеремонно вломился в открывающуюся дверь, оттолкнув бабушку в сторону.
- Почему так долго дверь открывали? Вы, что электричество воруете?
Бабушка не знала куда деваться с перепугу. Она начала объяснять:
- Пока вас услышала, добежала до двери, открыла замок – вот и замешкалась немного.
Но «проверяющий» не желал слышать ее объяснений.
- Где у вас электросчетчик? – грозно спросил он.
Бабушка повела его в дом и показала на черную коробку. Серый сделал вид, что внимательно его рассматривает, выговорил несколько цифр и присев, взялся за голову.
- Да тут, бабушка, тюрьмой пахнет, - выкатив глаза, пораженный серьезностью нарушения, прошептал он.
- А что же будет? Да я его совсем не трогала. Он, наверное, поломался, - полились, как летний ливень, бабушкины мольбы.
- Ладно. На первый раз выписываю вам штраф 5 гривен (столько стоила в те времена бутылка водки). Он написал ручкой соответствующие цифры на листе канцелярской бумаги и добавил, - и 5 гривен за ремонт счетчика. Он у вас слишком быстро мотает. Дайте мне отвертку или нож. Серый демонстративно, с видом

46

эксперта, начал «ковыряться» в измерительном приборе. Вставил кончик ножа в одну щель, затем в другую, натужился, поохал, постучал по нему слева, затем справа, пару раз прихлопнул рукой сверху, затем обратно вставил нож в щель и поднатужился еще немного. Обратил на бабушку перекошенное от усилий лицо, посмотрел на циферблат. – Все, крутит как новенький. Давайте 10 гривен.

Бабушка готова была расстаться и с большей суммой, но ребята знали, когда нужно остановиться. Кардан не раз повторял Серому: «Лучше понемногу - но каждый день, чем много – но один раз». Забрав деньги, Серый попрощался с бабушкой.
- Смотрите, - на прощание пригрозил он, - чтобы счетчик больше быстро не крутил, а то обратно оштрафуем. Серый прямиком направился на освещенную улицу. За спиной слышались бабушкины оправдания и слова благодарности.

          Калитка была открыта, и Кардан с нетерпением ожидал своего ученика. «Я же говорил - крутиться надо, а все остальное приложится», - он еще раз повторил свой незыблемый лозунг и похлопал Серого рукой по плечу. «Ты принят в мою команду равноценным партнером», - он похвалил своего опытного ученика за проявленную ловкость.
 
47





ЗИМНЯЯ РЫБАЛКА

           Так и протекает жизнь Кардана, направленная к одной и той же цели. Новый день приносит одну и ту же заботу. Ему порой кажется, что он ухватился за удачу и крепко держит в своих руках. Желаемое достигнуто, и ему уже некуда стремиться. Но постоянная головная боль по утрам является демонстрацией вечной недостижимости такой заветной цели. Он понимает тщетность своих усилий решить проблему раз и навсегда. А зачем? Что потом делать, если не останется больше цели в жизни, к которой нужно стремиться и беспрерывно крутиться? Таким образом один день сменяет другой, год за годом уходит жизнь. Какая только она была бы серая и скучная, если бы не приключения, сопутствуемые упорством, желанием, верой в свои силы, хитростью, изворотливостью. И какое это все-таки удовольствие чувствовать себя умнее других, но не показывать своей надменности, внешне оставаться всегда приветливым, отзывчивым и доброжелательным. Такая жизненная позиция требует большой внутренней концентрации, воли и неисчерпаемой энергии.
      

 48

          Наступила зима. Жизнь в селе приутихла. Не видно людей на улицах – сидят по домам. Живой души не встретишь, чтобы поговорить, поделится новостями. Разве, что пойти в магазин – только там можно на кого-нибудь натолкнуться. Зима – самое тяжелое время года.
   
И не только из-за холодов, но также по причине нехватки общения. Чтобы люди делали в селе без телевизора – единственное развлечение в жизни. Они знают подноготные многих государственных политиков. У кого какая машина, дом, квартира, жена, кто чем занимается, какие обещания обещает, какие блага сулит, кто плохой, а кто хороший, за кого голосовать, а за кого нет… Наслушаешься, бывает, такого сельского политического эксперта и диву даешься: откуда у него такие обширные знания о наших народных избранниках – а всему заслугой оказывается телевидение: поистине окно в мир. Зимой дни короткие. Только стемнело, сразу вся семья бежит к телевизору. Заняли каждый свое место возле голубого экрана, затаили дыхание, переживая за героев любимых телесериалов.
- Переключай, - призывает один из семьи, любитель политики, - новости уже идут по второму каналу.
Новости закончились.
- Переключай обратно на телесериал, - взывает нетерпеливый любитель любовных драм.
Человек так устроен, что у него природой заложено чувство заботы о других. Вот и не может он без переживаний за разбитые судьбы несчастных людей. Ведь им не надо помогать и денег они не попросят, поэтому невозможно удержать таких страдальцев за чужие судьбы. Бесплатно же, можно и переживать.
- Переключай обратно назад, там идут политические

49

дебаты, - настойчиво требует любитель политики.
Поклоннице любовных романов хочется досмотреть фильм, и она с упреком провозглашает «телевизорных» политиков бессердечными.
- У нас есть сердце, мы переживаем за всю Украину, - оправдываются они.

         Наконец победило большинство, и телевизор переключают на другой канал смотреть дебаты. Здесь, оказывается, страсти кипят не слабее, чем в телесериале, и уже любительница амурных похождений «с головой» вовлечена в политические дискуссии. Обещания выступающих политиков льются, как мед с бочки: контроль за ценами, поднять пенсии и зарплаты, восстановить заводы, возродить сельское хозяйство. Зрители с раскрытыми ртами впитывают «сладкую» информацию. Среди них появляются приверженцы той или иной партии; и вот вся семья разделяется на два лагеря: одни за присоединение к Европе, другие – к России. Страсти у зрителей накаляются, и дело доходит до конфронтации. Шум, гам, спорная перепалка. Выплеснули свои эмоции, надулись один на другого и пошли спать с революционными мыслями. Ночью самому ярому любителю политики снится сон, как он выступает с трибуны, как машет руками и как направляет восставший народ творить правое дело. Воодушевленные речью молодого прогрессивного оратора, люди строят свой, новый мир, до основания разрушая их старый.
 
         Запел петух. Пора вставать: работа не ждет. А на улице мороз, аж трещит. Двигаться нужно, не то замерзнешь. Вся семья во дворе занимается хозяйством.
У Кардана окоченели ноги, веки покрылись

50

инеем, а тело начало трясти, как после испуга. «Да и самому не мешало бы покрутиться, чтобы согреться», - подумал он, став на корточки, наблюдая за рабочей обстановкой через забор.
- Бог в помощь! - обратился он к хозяину двора. - Меня
мельник к вам послал, он сейчас рыбу ловит на пруду. И понесло же его на рыбалку в такую погоду. Говорит: «Сходи, попроси бутылку водки, не то, я здесь совсем окоченею». А расплата за ним не задержится. Обратитесь к нему в любой момент, и он вам мешок зерна перемелет.

          Ну, не мог хозяин отказать мельнику в такой мелочной услуге, в такую страшную погоду, да и упустить возможность воспользоваться его услугами было бы глупо. Помчался он в дом, сияя от радости. Вынес Кардану бутылку водки.
- На. И передай ему, что я завтра загляну к нему на работу с мешком зерна. Там еще в кульке закуска.
Водка согрела Кардану сердце душу, и он произнес свои знаменитые слова, бросив вызов, казалось, самому морозу: «Крутиться нужно».
 
          На следующий день хозяин погрузил мешок зерна на велосипед и поехал на мельницу. С важной походкой и с благодетельным видом на лице он подошел к мельнику.
- Ну как, вчера не замерз на рыбалке? Передал тебе Кардан бутылку водки? Как и договаривались, я привез мешок зерна перемолоть.
- Какая водка, какое зерно, какой Кардан? – очумел от удивления мельник. – Сколько живу, ни разу рыбу зимой не ловил. Последним выражением он исчерпал запас слов и уже больше ничего не смог добавить.
- Так значит обманул!

51

          Хозяин злостно погрузил мешок зерна обратно на велосипед и поехал домой, клацая зубами от холода и злости. В его голове беспрерывно повторялись одни и те же слова: «Вот, гад! Вот, гад! Вот, гад! Вот гад!.. И доверяй после такого людям. Пожалел человека и проблем набрался на свою голову. В следующий раз буду более осмотрительный и осторожный» - он утешил себя и придал велосипеду ходу, сильнее надавив на педали.
 
В лицо бил холодный ветер, который приятно остуживал горячую, переполненную мыслями голову наивного хозяина. Ему было обидно и стыдно за то, что его, так хорошо разбиравшегося в политике, обвели, как ребенка вокруг пальца. И кто – Кардан.

Снег ритмично трещал под колесами велосипеда и постоянно прерывал грустные мысли, действуя отвлекающе. Наконец хозяин полностью оправдал себя перед своим внутренним «я»: «Все, что происходит – к лучшему». Самонадеянная ухмылка перекосила его лицо. «Ничего, на следующий раз буду умнее. Опыт – самый лучший учитель…»

52
 




НУ, ЕЙ-БОГУ, ПЕСОК

          Нужно принять во внимание тот факт, что украинскому народу пришлось много натерпеться за свою историю: революция 1917 года, принесшая за собой гражданскую войну, коллективизация, Голодомор 1932–33 годов, репрессии, Великая Отечественная Война, голод, коммунистический режим, - и это только незначительная часть бед в контексте всей истории развития нашего народа. Мы еще до сих пор боремся за независимость, сохранение украинского языка и культуры, наш гимн отображает то, что мы находимся еще на пути становления нашего народа как нации.
 
У нас нету общего отчетливого видения цели и средств для ее реализации. В то время, когда другие европейские народы уже давно прошли путь своего национального становления, наша страна еще живет идеями 19 века. Сегодняшний день диктует другие реалии. Развитые страны завоевывают рынки сбыта, повышая качество своей продукции. Они напористо и даже агрессивно ведут новую, коммерческую войну, в

53

которой мы, к сожалению,  пока проигрываем.
 
          Многие ошибочно считают, что причиной всему алкоголь, наркотики, лень, но они забывают одну простую вещь – беспричинных причин не бывает. Если запретить продажу алкоголя и не изменить условий жизни, то действие стресса, получаемого психикой от жестоких современных условий жизни, будет направленно внутрь и начнет уничтожать организм. Тогда возникает вопрос, что больше приносит человеку вред: стресс или алкоголь? Логическая дилемма подсказывает, что из двух зол выбирают меньшее. Стресс приводит к сердечным заболеваниям, он уничтожает иммунитет и открывает дорогу для развития раковых опухолей. Чрезмерное злоупотребление алкоголем имеет не меньшие последствия.

Многие люди умеют балансировать между двух огней. С виду может показаться, что они волевые, легко справляются с трудностями. Нет, они просто не имеют большого уровня давления социальных условий, так как к ним приспособленные. Если же они имеют множество проблем и не снимают напряжения антидепрессантами, наркотиками, алкоголем или же – религией, они направляют деструктивные силы психики на самоуничтожение организма. Проблема нарко-и алкогольной зависимости имеет общую причину – социальное давление, которое загоняет человека в тупик своей жестокостью. Если в обществе отсутствуют моральные идеалы и акцент ставится только на материальном благополучии, тогда получается, что человеку очень тяжело реализовать себя во внешнем жестоком мире, где все подвластно деньгам. Моральная реализация внутренняя, она зависит от усилий, которые человек направляет на себя и каждому она

54

дает возможность проявить себя в обществе, показать свою полезность и значимость, при условии, что общество оценивает такие действия, придавая им стимул. Поэтому во главу угла нужно ставить мораль, а не деньги. Ребенок, росший «свободно», с детства не приученный к долгу, увиливающий от школьных и семейных обязанностей, уходит от социального давления, ведя беспечную жизнь. Но когда он вырастает, он вступает во взрослую реальность, где социальные условия дают о себе знать. Ему приходится удерживать себя, оказывая усилия на психику. И время от времени или же постоянно, он снимает скопившуюся на душе тяжесть. Поэтому для эффективной борьбы с алкоголем нужно поменять условия жизни: искоренить саму причину, а не бессмысленно бороться с последствиями.

          Любовь способна менять людей к лучшему. Она окрыляет, дает энергию для благородных поступков и придает смысл оскудевшему существованию. Это произошло и в случае с Карданом. Однажды он зашел к молодой вдове предложить товар и, раздобрившись, отдал его бесплатно. В его груди что-то охнуло и начало дышать глубоко и трепетно. Его легкие не успевали за ритмом, понуждаемым внутренней силой, и он всхлипывал от недостатка воздуха. Мозг Кардана уже не работал как прежде, его как будто затуманило. Он начал делать то, что раньше никогда не делал: помогал вдове просто так, безвозмездно. Впоследствии такие благородные действия Кардана вызвали у вдовы симпатию, почувствовалась сильная мужская рука, что и привело к обоюдному согласию: сойтись и жить вместе. Кардан значительно умерил себя в алкоголе. Семейные заботы затянули его в свой водоворот по самую шею. Он уже не пил так, как раньше. Но эмоции,

55

возбужденные любовью, со временем начали потихоньку угасать. На первый план вышли семейные проблемы; нехватка денег привела к ссорам, которые день за днем только усиливали приближение скатывающейся с гор снежной лавины. Мало помалу Кардан начал возобновлять свои авантюрные похождения. Дабы не портить репутации семейного человека в родном селе, он подался «на промысел» в соседнее.
 
         На колхозном поле, засаженном картофелем, как раз травили колорадского жука. Вдоль дороги он увидел кучу мусора, выброшенного каким-то безответственным хозяином. Нашел литровую стеклянную банку. Метров сто от дороги протекал ручей. Кардан направился к нему, тщательно вымыл банку и заполнил ее водой, взятой на поле из канавки. Вода застоялась на солнце после давно прошедшего дождя и поменяла свой кристально-прозрачный цвет на желтовато-мутный. Он поднял банку напротив солнца, чтобы пристальнее рассмотреть ее содержимое. «Не то», - подумал он. Взяв с земли пригоршню песка, он засыпал его в банку и поколотил ею по кругу. Песок вскружился, подняв столбик вихря в мутной воде. «То, что надо», - прошептал он про себя и подался к ближайшему дому.

           Видно было в каком плачевном состоянии находится огород, засаженный картофелем, который примыкал к дому. Колорадский жук, не зная меры, поедал насаждения, угрожая оставить хозяев без урожая. Огород принадлежал одинокой бабушке, которая стояла во дворе, пристальным взглядом наблюдала она за своими угодьями, сделав козырек рукой над глазами, чтобы защитить их от ослепительного солнца. Кардан понял, что вариант был беспроигрышным.

56

 Он зашел во двор, демонстративно неся впереди себя банку со стряпней собственного приготовления. Он шел быстро, задыхаясь от спешки, его широко раскрытые глаза и обеспокоенный взгляд придавали ему вид цыгана, уводящего ворованного коня.
- Яды для жуков надо? – едва переведя дух, поинтересовался Кардан. – Вон, видите, трактор на поле картошку обрызгивает? Я к вам оттуда. У нас немного осталось лишнего. Если хотите, забирайте.
- А сколько ты за него хочешь?
- Банка на банку.
Бабушка взяла Карданову стряпню, подняла банку напротив солнца и недоверчиво спросила:
- А кто ты будешь?
- Я молодой агроном из соседнего села, - внушительно отрекомендовал себя Кардан.
- А это не песок на дне в банке?
Бабушка беспрерывно всколыхивала ее содержимое.
- Кристаллизация. Яд свежий, поэтому находится в состоянии гранул. Вы возьмете палочку, размешаете, и гранулы растворятся, - пояснил ей Кардан.

         Наконец бартер состоялся. Кардан, удовлетворенный сделкой, помчался прочь, а бабушка принялась готовить яды для жуков, интенсивно размешивая «гранулы». Пять минут – никакого эффекта. Десять минут – количество «гранул» не уменьшилось. Она обратно подняла банку, направив ее против солнца. «Ну, ей-богу, песок», - пробурчала она и принялась дальше размешивать ее содержимое. Полчаса усилий не дали никаких результатов. «Ну, ей-богу ж, песок, - все твердила и твердила разочарованная бабушка.

57

 –Пускай постоит до утра; возможно, гранулы растают». Она отставила банку в сторону. На следующий день бабушка повторила процедуру – никаких сдвигов. Со злости она вылила содержимое банки на деревянную доску. Пощупала гранулы пальцами на ощупь, понюхала их – без запаха. «Ну, ей-богу ж, песок. Вот, гад!» - в последний раз отчаянно выдавила она горькие слова.

58





ВОСКРЕСШАЯ СВИНЬЯ

          Люди в селе просыпаются очень рано. В шесть утра практически все взрослое население уже на ногах. Голова болит после веселья – вставай и работай. Если заболел, не будешь отлеживаться, - за скотиной нужен уход. И никуда ты не денешься от работы, даже если еле держишься на ногах, от забравшего все силы недуга, нужно подниматься и делать дело. Положится не на кого: у каждого полно своих забот. Семейная жизнь Кардану принесла дополнительную нагрузку на организм. Встанет было в пять утра полуживой, полумертвый от убийственной силы алкоголя, возьмет косу и пойдет на косовицу. Покосит пять минут, спрячется в тень, надопьет воды из трехлитровой банки и опять за работу. Через несколько дней сено высохло – нужно убирать. Доставили домой и принялись прятать его в сарай. Жена мужу подает вилами увесистые копки на чердак сарая, а Кардан там распределяет его равномерно по всем углам, утрамбовывает, чтобы больше поместилось. А жара – мокрый весь с головы

59

до ног. Пот ручьем стекает со лба в глаза, огнем печет, выедает, с носа капает, как с весенней сосульки, нагретой солнцем.

Кардан быстро схватит лежащую в стороне рубашку, вытрет лицо и обратно продолжает укладывать сено. Три минуты спустя глаза снова залило потом. Схватит рубашку, а она мокрая, как половая тряпка, выжмет от влаги, утрется и «в бой». К мокрому телу прилипает сено, его маленькие частички проникают в интимные места; колет, неприятно, ужасно, а работать надо – никуда не денешься. Наработался, выпил водочки, снял физическое и моральное напряжение - и спать. На следующее утро новое задание. Покой Кардану только снится. Пришла зима, ударили морозы – нужно заготавливать дрова. Кардан найдет людей для помощи, самому не управится - бревна слишком тяжелые. Подадутся в лес. Хороший сухостой стоит, высокий и толстый, с трудом можно обхватить руками по кругу. Завалили, распилили, взялись вместе, а поднять не могут. Еще раз распилили на две части каждое бревно; затем снесли в кучу. Теперь можно и выпить. Огонек трещит, сало жарится на палочке. По сто грамм выпили, согрелись, поговорили о том, о сем. На следующий день нужно искать транспорт для доставки. Кардан договорится о помощи. Мужики хмельные, раздобрятся и помогут погрузить бревна на прицеп, а затем разгрузить при доставке. Так и живут люди в селе, оказывая взаимопомощь друг другу, а благодарностью служит алкоголь и разговор по душам. Редко какой организм долго выдерживает такие нагрузки; рано уходят мужики на тот свет. Не могут они передать свое мастерство подрастающему поколению, ведь в селе рождаемость на очень низком уровне.

60

Закрывают детские сады, школы, медпункты и переносят в районные центры или в села с большей численностью населения. Приходится мужикам самим обретать навыки управления хозяйством, из-за отсутствия наставников, учась на своих ошибках.
Однажды в четыре утра раздался стук в окно Карданового дома, разбудив его раньше обычного.
- Кто там, - спросил он, подойдя к окну.
- Открывай, сосед. Дело есть.
«И как только тяжело подниматься в такую рань», - подумал Кардан и пошел открывать дверь соседу, неся на плечах тяжелую голову с пульсирующими висками.
- Давай, заходи внутрь, не напускай холода.
Ранний гость быстро пронесся мимо Кардана в теплое помещение.
- Что там еще стряслось, - поглаживая макушку головы, спросил Кардан недовольным голосом.
- Свинья сдыхает, нужно срочно зарезать. Умеешь колоть?
- Конечно. Сделаем. Все сделаем, - ожил Кардан, почувствовав возможность опохмелиться и загасить боль.
Объяснив жене столь ранний приход соседа, он услышал понуждаемые наставления от супруги:
- Иди, поможешь! А если у нас что-нибудь случится, к кому мы обратимся? А справишься?
- Конечно, я что маленький? Не впервой, сделаю, - безостановочными уверениями Кардан успокоил свою жену.

         У соседа уже вся семья была на ногах; готовились миски, чугуны, сковородки... Хозяйка носилась по всему дому, погрузившись с головой в приготовления.
Сосед завел Кардана в дом, сели за стол.

61

- Давай по сто грамм для храбрости, - предложил он.
- Давай, - поддержал его Кардан, не думая.- А ты хоть раз колол свиней, справишься? – поинтересовалась озабоченная хозяйка.
- Конечно, сделаем. Все сделаем. Я их не мало порешил за свою жизнь. Когда служил в армии, приходилось этим заниматься чуть ли не каждый день, - соврал он.
В действительности он знал процесс заколки свиньи только теоретически. Он решил, что знания, полученные из рассказов товарищей, помогут ему справиться с таким пустяковым делом.
- А что случилось со свиньей, что вы так внезапно решили ее заколоть?
- Ничего не ест – боимся, что подохнет. Лучше раньше это сделать, не то будет поздно. И плакали потом вложенные средства и труд, - объяснила расчетливая хозяйка.

          На улице было еще совсем темно. Протянули переноску, осветили двор – поле для деятельности готово. Кардан получил в руки специально сделанный из подшипника нож. Свинью выманили на улицу. Хозяин почесал у нее за ухом; она было успокоилась, захрюкала, но почувствовав неумелые действия колуна, взорвалась голосить оглушительным вереском. Кардан быстро метнул нож под левую ногу и вонзил его по самую рукоятку, по его представлению прямо в сердце. Видно было, как в доме закрылись занавески; испуганные дети, наблюдавшие за кровавым процессом, убежали от окна и спрятались под одеялом. Хозяйка укрылась в соседней комнате и плакала. Она столько отдала времени для ухода за свиньей, что успела к ней привыкнуть, как к члену семьи. Сейчас ее «четвероногий друг» покидал этот мир. «Что же, такова жизнь,

62

ничего не поделаешь. Мы все равно рано или поздно все туда отправимся», - успокоила себя хозяйка утешающими мыслями. Мясники, управившись со свиней, зашли в дом снять стресс.
- Ну, ты мастер, - хвалил Кардана довольный хозяин. – Так быстро среагировал, такой удар; я только мельком увидел сверкнувшее лезвие. Раз, два – и дело сделано.

Кардан всегда реагировал быстро, когда намечалась выпивка. Он действовал на автопилоте. Все как будто происходило само по себе. Он даже не напрягался, внутренняя воля руководила его руками, ногами, да и самим мозгом. Он полностью доверял своей внутренней силе, которая не раз его вытаскивала из беды, не раз выручала в трудную минуту. Он положился на нее и в этот раз, и она принесла ему желаемый результат.
 
Мясники сняли стресс, выпивши по стопке водки.
- Ну, давай еще по одной, да пойдем разделывать свинью. На улице холодно, а водочка согреет.
Не успели они наполнить стопки, как в дом влетела ужасом объятая хозяйка.
- Свинья пропала! Нет нигде! Украли! Вызывай милицию!

         Великие мастера по заколке живности выбежали во двор. Нигде нет. Один побежал вокруг дома, второй на улицу; затем в сарай. Наконец нашли свинью на огороде, лежащую в глубоком снежном сугробе. «Вот, гад! - подумал сосед на Кардана. – А говорил: «Умею, знаю, сделаем», а сам, наверное, в сердце не попал». Но он промолчал, с трудом подавив внутреннее недовольство. Ведь обратиться больше было не к кому – все мастера в селе померли, а на безрыбье и рак рыба.
       
          Не был бы сельским умельцем, да необходимость

63

заставила Кардана нарабатывать навыки, нужные для выживания. По-другому нельзя – пропадешь.

64





ПРОКУРОРОВ

          Так в трудах и прошла зима. Весна, а за нею и лето добавили еще больше хлопот. На этот раз Карданова жена решила купить угля. С дровами много «возни», да и по деньгам практически то же самое получается. «Если мы собираемся топить углем следующей зимой, нам нужно переделать печку. Топка сильного жара не выдержит. Если она развалится, когда наступят сильные морозы, беды потом не оберешься. Я собираюсь поехать к сестре на две недели, а ты за это время переделаешь печку из огнеупорного кирпича и съездишь в районный центр купить угля», - она дала наставления мужу, вручив ему необходимую сумму денег.

Солнечный свет, пробиваясь сквозь оконные занавески, пробудил Кардана от сокровенного сна; в доме царила непривычная тишина. Никто не шевелил и не торопил, никто не заставлял и не понуждал – сам себе хозяин. «Нужно включить внутреннюю мотивацию. Крутиться нужно», - подумал Кардан. Он встал,

65

умылся, поделал необходимую по дому работу, перекусил и принялся разбирать печку. Приставив зубило к глиняным швам между кирпичами, и постукивая по нему молотком, он тщательно начал отделять их один от другого. В хозяйстве все пригодится. Зачем добро выбрасывать? Еще не было такого случая, чтобы у Кардана что-нибудь пропало. Он вынес кирпичи на улицу, определил для них место во дворе и аккуратно сложил. Сверху положил лист шифера, защитив их таким образом от губительного влияния дождя. Сдвиги были на лицо. Печка разобрана – полдела сделано.
 
          Подошло время обеда. Кардан поджарил себе холостяцкую яичницу с салом, отрезал кусок хлеба и уже принялся было за еду, но вовремя остановился. «Чего-то не хватает? - кружилось у него в голове. – Ну, конечно, как же возможно, одному оставшись дома без контроля жены, да не выпить? Другой, наверное, скучал бы и мучился в одиночестве? Но только не я. Я не из тех, кто под танки бросался». Взяв необходимую сумму денег, выделенных женой на уголь, он помчался в магазин, купил спиртное и прибежал домой. «Теперь чувствуется, что жизнь налаживается», - ожило у него все внутри. В желудке потеплело, а жареные яйца превратились в неземное лакомство. Жизнь действительно налаживалась, и уже одиночество не пугало, а, наоборот, превратилось в приятное времяпровождение. Походы в магазин приобрели регулярную частоту, а из закуски даже вареная картошка в мундирах стала чем-то небесным. Прошла неделя – половина денег потрачена. «Стоп! - остановил себя Кардан. – Нужно купить хоть половину угля».

Он приложил титанические усилия и вышел из алкогольного ступора. Дав себе дневную передышку,

66

он на следующий день подался в районный центр. Напротив вокзала красовался новенький бар под названием «777». Кардан прошел мимо магических цифр и мгновенным взором запечатлел их в своей памяти. Чем дальше он отходил от бара, тем частота их повторения в уме возрастала. «Семь, семь, семь. Семь, семь, семь», - барабанило в голове. Он остановился, как будто ударился о невидимую стену, сделал разворот на месте и посеменил быстрым шагом с короткими перебежками к сказочному месту. Внутри помещение было освещено тусклым романтическим светом; слух ласкала обворожительная музыка. «Выпью бокал пива и хватит – он утешил себя. - Всего нужно в жизни хоть раз попробовать, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно прожитые годы», - в его памяти выплыли из мрака лет знаменитые слова из произведения Островского «Как закалялась сталь». Кардан и сам не заметил, как с пива перешел на вино. Он знал, что градусы можно повышать, но не понижать, поэтому за вином последовал коньяк, а дальше – провал в памяти.

           Проснулся он на вокзале в холодном поту. «Деньги, где деньги? Неужели все прогулял?» Он кинулся по карманам; что-то есть. Дрожащие руки тщательно перебирали купюры, аккуратно складывая их в стопку. Он пересчитывал их снова и снова и не верил своим глазам. На уголь денег не хватит. Не только на половину, но даже на половину половины. Кардан знал из опыта – безвыходных ситуаций не бывает. Денег хватало, чтобы заплатить за доставку, а остальное – дело техники. «Когда Кардан крутится - машина едет. Крутиться надо!» - воодушевленные мысли зажгли в его душе искорку надежды. Он поднялся

67

 со стула, отряхнулся, выпрямился и зашагал на угольную базу «добывать уголь».
Если человек составляет план для наживы за чужой счет – он обманщик, а если обман происходит спонтанно, нечаянно, то это просто образ жизни. Кардан не обдумывал своих авантюр заранее, он не был злодеем, все в его жизни происходило автоматически, непреднамеренно, и его совесть была чиста от тягот греха.
«Где у вас начальство заседает?» - спросил он у стоящего у ворот охранника. Получив нужную информацию, Кардан ринулся прямиком к кабинету начальника. Секретарша объявила, что директор занят: у него посетитель, и нужно подождать пару минут в коридоре.

          Наконец кабинет освободился, и наш искатель приключений вошел к грозному управленцу. Он начал свой разговор прямо, без обиняков:
- Нужен уголь. Денег нет. Давайте пойдем на бартер. Я работаю в тракторной бригаде механиком; могу предложить любую деталь.

Кардан попал в точку. После развала Советского Союза техника не обновлялась, запчастей достать было невозможно, и на угольной базе так же, как и везде, были одни и те же проблемы – изношенный транспорт. Директор задумался. Не так просто сделать выбор, когда столько всего нужно. Для того, чтобы не прогадать, он назвал самую нужную, по его мнению, деталь:
- Топливный насос к «Беларусу».

Не успели последние слоги названия трактора покинуть рот говорящего директора, как Кардан включил свою привычную, проверенную на опыте, тактику:
- Сделаем. Все сделаем. Будет вам топливный насос.

68

–Он указал адрес, куда нужно будет приехать, и добавил, - спросите Прокуророва, меня там каждая «собака» знает.
- Тогда, значит, договорились? – директор протянул Кардану руку. – Иди ищи транспорт, а я через пару дней подъеду к вам по насос.
Кардана обратно понесло:
- Конечно, приезжайте. Сделаем. Все сделаем. Насос будет, - он уже закрывал за собой дверь, но не прекращал сыпать сладкие обещания, вскружившие голову удовлетворенному начальнику.

          Кардан подался в село искать водителя по прозвищу Собака, которого называли так, из-за его увлечения фантазированием и постоянным враньем. Говоря о нем, каждый заканчивал свой рассказ словами: «Врет, как собака!». В это время Собака возил еду на  поле работникам, занимающихся уборкой урожая. Пришло время обеда, и колхозники собрались в тени, возле леса, ожидая машину с едой.
 
         Утомленный прохладой и сыростью, на опушку леса выполз уж погреться на солнце. Он лежал спокойно на траве, наслаждаясь солнечными лучами, и не ведал, что место, которое он облюбовал, придется по вкусу также и колхозникам. Один из водителей, не подозревая, что эта территория уже была занята ползучим обитателем леса, чуть не наступил на него ногой. Он быстро в испуге отошел в сторону и рассказал своему коллеге о неприятной встрече. Как оказалось, его товарищ совсем не боялся рептилий. Он поймал ужа и намотал его на руку.
- Что ты делаешь? Ты что, не боишься? – задал беспокойный вопрос его коллега. – Зачем он тебе?
Выбрось его!

69

- Видишь, вон, Чика к нам идет. Сейчас мы его отучим «стрелять» сигареты. Давай закурим, чтобы нагнать ему охоту. И мы сделаем вот так…
Он снял пиджак, повесил его на сук дерева и осторожно положил ужа в карман.
- О, ребята, а закурить не найдется? – протараторил Чика выработанную годами и отточенную до автоматизма просьбу.
- Вон, возьми, в кармане пиджака, - затейник розыгрыша указал ему пальцем на зловещую наживку.
Чика как молния метнулся к указанному месту и быстро сунул руку в карман. В мгновение ока его как будто пронзило электрическим током, он отринул руку назад и задыхаясь от волнения выговорил:
- Там…
Юмористы заливались со смеху, а Чика стоял весь белый, с выпученными глазами и распростертыми руками. Он пытался еще что-то добавить, но только смог выговорить, всхлипывая от недостатка воздуха:
- Там…
Наконец смех товарищей «вернул его к жизни». Поняв, что это был розыгрыш, он махнул рукой и пренебрежительно воскликнул:
- Да ну вас, дураки!
Разгневанный на своих обидчиков он отошел в сторону, кипя от злости и негодования.
Из лесу вышло три охотника с ружьями и подошли к Чике.
- Вы собаки не видели? - обратились они к нему.
- Подождите здесь, сейчас будет везти обед, - ответил им Чика.
В этот момент подъехал Кардан на велосипеде.
- Ты Собаки не видел? – он задал Чике аналогичный вопрос.

70

- О, и ты его ищешь. Вот люди тоже его ждут. Подожди немного, сейчас обед будет везти.

Охотники в недоумении стояли, переглядываясь один на другого.
- Подождите ребята, - наконец выговорил один из охотников, - собака четвероногая, с хвостом и гавкает. Вы случайно ее не видели? Мы не далеко отсюда на болоте на диких уток охотимся и потеряли ее.
- О, так бы и сказали, - недовольным тоном проворчал Чика, - что четвероногая, с хвостом и гавкает; а то собакой мы называем нашего водителя, который нам обед возит. Откуда мне было знать какого «собаку» вы имели в виду?

          Охотники развернулись и ушли дальше искать своего четвероногого друга.
Наконец подъехал Собака на машине. В кузове грузовика стояло четыре резервуара. В одном из них был суп, во втором - картошка, в третьем - котлеты, а в четвертом - компот. Прибывшая с Собакой кухарка начала насыпать суп в тарелки, которые усталые и проголодавшиеся рабочие уносили в уже заранее выбранные тенистые и травянистые места для удобного принятия трапезы. Те, кто поел первое, стояли в очереди, с пустыми тарелками, за вторым. Кардан подошел к Собаке и договорился о доставке угля. «Только ты найди пленку, чтобы не замарать машину. Сам понимаешь – обеды вожу» - предупредил его водитель.

           Уголь доставили. Два дня было затишье. Директор угольной базы решал неотложные дела. На третий день он поехал к Прокуророву, чтобы забрать обещанный топливный насос. Он прибыл на тракторную

71

 бригаду и направился искать механика.
- Вы Прокуророва не видели?
- Нет, не видел, - ответил ему механизатор в недоумении. – А кто он такой?
- Ваш механик по ремонту.
- Нет у нас механика Прокуророва.
Директор угольной базы не верил своим ушам. Неужели его обманули? Он не мог так просто поверить первому рабочему: тот мог ошибиться. В отчаянии он начал бегать по территории тракторной бригады и задавать один и тот же вопрос: «Вы Прокуророва не видели?» Никто не имел ни малейшего понятия, кто такой Прокуроров. Он зашел в кабинет директора и получил такой же ответ, как и от механизаторов: «Нет у нас никакого Прокуророва, это вас, наверное, кто-то обманул».
 
          Начальник угольной базы не мог поверить в свою оплошность: «Не может быть, чтобы меня обманули». У него стучало в висках, в груди пекло; он кинулся искать Кардана по селу, останавливая всех встречных и задавая один и тот же вопрос:
- Вы Прокуророва не видели?
- Кто такой Прокуроров? Не видели, не знаем, - с недоумением отвечали они. А вы обратитесь к председателю сельсовета, он всех людей в селе знает.
Тонущий директор угольной базы схватился за соломинку и помчался в сельский совет.
- Вы не знаете кто такой Прокуроров? – спросил он у председателя и рассказал ему историю с бартером.
- Прокуроров, Прокуроров и что оно за Прокуроров, – твердил и твердил председатель. – Прокуроров, Прокуроров и что оно за Прокуроров?  Кардан или что? – наконец само собой вырвалось у него заключение.

72

–Если вы ему сами отгрузили уголь, то у вас не получится дать делу законный ход. Он же его не воровал? – объяснил председатель. – Езжайте к нему и договаривайтесь.

         Он рассказал ему, как найти дом Кардана и провел расстроенного директора к двери. «Ну и наивный же, а еще управляет угольной базой», - подумал председатель, провожая глазами уходящего простака.

          Кардана дома не оказалось; да и застать его в следующий и последующие разы не удалось. В конце концов начальник угольной базы смирился со своей потерей; поругал сам себя за свою доверчивость и процедил сквозь зубы: «Вот, гад!»
          Буря миновала, и Кардан вернулся домой. Жена должна приехать с минуты на минуту, нужно взяться за печку. Он замесил глиняный раствор и начал класть кирпич. Распахнулась дверь, и в дом вошла усталая от поездки супруга.
- Ну что, печку делаешь? – выдохнув, спросила она.
- Да, сдвиги есть, - оправдался покорный муж.
Жена посмотрела на только что начатую работу и испачканного в глину мужа и воскликнула:
- Вот, гад! Сейчас как сдвину, так и голова сдвинется! Чем занимался две недели?! Давай, быстро доделывай!
Кардан молча, осознавая свою вину, продолжил работу.
- Хорошо, что хоть угля купил, а то сейчас была бы развязка трагического сюжета, - пригрозила, немного успокоившаяся жена.

73





БАБКИ НАКАРКАЛИ

           Со временем Кардан вошел в свою привычную колею постоянных авантюр и выпивок. Не смог он жить спокойной жизнью приличного семьянина, и супружеские отношения дали трещину. Дело близилось к «развалу» семьи. По селу ходили легенды о его проделках. Наивных людей намного поубавилось: все знали о коварстве хитроумного обманщика. «А-а-а, ты опять обманешь», - говорили бабушки. «Не будем мы с тобой связываться», - слышалось от мужиков. Кардан крутился, как мог, пользовался своим талантом «на полную», но результаты были минимальные. Даже в школе дети рассказывали один другому о его проделках, а потом, встретив на улице, тыкали пальцами и смеялись. Для них он был местной звездой, великим комбинатором, чуть ли не Остапом Бендером.

          В полдень возле магазина собралось несколько женщин, которые живо обсуждали последние сельские новости.
- Представляете,- сказала одна из них, - вчера забежал

74

ко мне в дом Кардан с пилой в руке и торопливо, как будто весь в делах, мне говорит: «Давайте быстрее литр водки! Дрова вам привезли! Вон, посмотрите в окно». Гляжу, действительно, возле двора машина с дровами проехала. «Давайте быстрее, а то мы спешим. Заготавливаем дрова для колхоза, ребята захотели согреться, направили меня к вам. Давай быстрее рассчитывайтесь, да я побегу помочь разгрузить машину». Я рассчиталась с ним и жду. Прошло пять минут – никого нет. Вышла на улицу – пусто. Я подождала еще полчаса – нет. Вот, гад, думаю, обманул.
- Ой, бабоньки, Бог его когда-то накажет. Ой, накажет за такие проделки.
- Ко мне тоже на днях забежал и говорит, - продолжает вторая. «Возим навоз на колхозное поле; ребята захотели согреться, направили к вам. Давайте быстрее литр водки, да я побегу. Спешу – ждут! Смотрите вон уже и трактор с навозом едет». - Я рассчиталась, жду когда они на огород заедут – никого. Вышла на улицу – пусто. Ждала, ждала – не дождалась. Вот, думаю, гад, так гад. Накажет его Бог когда-то за его проделки, ой накажет.
- Мой муж поехал покупать мебель в районный центр, - начала третья женщина. – Повстречал там Кардана, да и по своей наивности рассказал о своих планах. Кардан прибегает ко мне домой и говорит:
- Муж приехал с районного центра?
- Нет, – отвечаю.
- Я ему помогал мебель грузить. Сказал, что «если меня не будет, с тобой жена рассчитается». Давайте на пол литра.
- Ну, я с ним и рассчиталась. Муж приезжает домой, не может понять, о чем я говорю. Поскандалили мы тогда

75

с ним сильно из-за этого проклятого Кардана. Не миновать ему божьего наказания. Когда-то кто-нибудь и над ним так подшутит, что век помнить будет!
- А мне соль вместо сахара подсунул, - отозвалась четвертая.
И полились женские проклятия Кардану на голову.
 
          Кардан понял, что нужно на время лечь на дно и действительно выполнить несколько обещаний, чтобы вновь завоевать доверие какого-нибудь простака, и когда тот утратит бдительность, сделать ход конем.

Таким простаком, по его мнению, был идущий на встречу Виктория. Свое прозвище он получил от пристрастия к мужскому полу. Слухи о его победах на любовном фронте распространились далеко за пределы села. О его однополом влечении знал и Кардан, но рискнул «поиграть с огнем». Он решил воспользоваться его гостеприимством и оставить его «с носом». Виктория был мастер своего дела: если Кардан умел обманывать бабушек, то он умел побеждать мужчин. И чья возьмет в этом поединке, никто бы не смог сказать наверняка – оба эксперты высшего класса. Виктория пригласил Кардана в гости. Они выпили, посидели и разошлись.

          Победитель мужчин знал, что спешить не нужно, и как кот терпеливо ожидает появления у норки, утратившей бдительность мыши, так и он ожидал благоприятного момента для осуществления своего замысла. Великий обманщик бабушек в свою очередь, как воробей, питающийся кормом, выставленным для кур, злоупотреблял гостеприимством своего благодетеля. Но однажды он  задержался в гостях у Виктории дольше обычного. Магическое действие спиртного

76

и приятный разговор по душам вывели его из равновесия. Хозяин наливал и наливал, а гость пил и пил. Победитель мужчин понял, что клиент созрел. Он нарочно задел стоящую на столе кружку с водой, которая упала Кардану на брюки и увлажнила его в интимном месте. «Ой, ты весь мокрый. Давай я тебя переодену, не то люди скажут, что ты обмочился», - добродушно предложил Виктория. Кардан уже ничего не соображал; он не знал, зачем согласился на предложение хозяина переодеть штаны, затем не знал, что происходило. Где он был – в аду или раю – все смешалось в кучу. Их романтическая встреча затянулась на три дня.

          Карданова жена кинулась искать мужа по всему селу. «Нигде нет. Где же он, гад. И прежде было, не ночевал дома, но не по трое же суток», - причитала она в растерянности. Она обошла все село, но муж, как будто сквозь землю провалился. Как оказалось, в селе его никто не видел уже три дня. Наконец ей посоветовали проверить у Виктории. Сказывали, что он там недавно бывал. Карданова жена подошла к его дому. «Если и здесь его нет, - решила она, - то позвоню в милицию и сообщу о пропаже».

         Дверь была заперта, и окна закрыты занавесками. Она обошла вокруг дома, пытаясь найти щелку между шторами. В конце концов ей повезло. Она смотрит и не может понять, что происходит? Руки сами начали колотить в окно. «Открывайте! Открывайте, мерзавцы!», - кричала она в неистовстве, но дверь ей так и не открыли. Выбившись из сил, она побежала к соседям, чтобы те помогли забрать мужа у победителя мужчин. Виктория, почуяв неладное, быстро одел Кардана, вывел его на улицу и посадил на лавке возле

77

двора. Прибежали мужики. Великий обманщик бабушек не мог ни сидеть, ни стоять, ни, тем более, идти. Они взяли его под коленки, положив руки с обеих сторон себе на плечи, и отнесли домой.

          Так закончилась вечеринка, устроенная двумя мастерами азарта. Никто не знает, что там было на самом деле. Бывало кто-то ляпнет своим черным языком какую-нибудь глупость, и понесутся сплетни по селу, а потом окажется, что то была просто клевета. Поэтому и я не буду здесь заниматься выдумками. Но люди в селе смеялись да приговаривали: «Видать Бог есть на свете. Вот наказал Кардана, так наказал. Других обманывал, а самого как ребенка поддурили».

Жена бросила Кардана и уехала домой к маме, а он, отлежавшись пару недель, поправился и стал на ноги. «То ли интуиция подвела, то ли бабки накаркали, - горестно подумал он, но быстро отбросил в сторону грустные мысли. – Что я, буду сидеть дома вечно? Крутиться надо! Кардан крутится – машина едет». Накинув пиджак на плечи, он расправился, поднял высоко голову и пошел в люди «завоевывать мир».

          Невольно вспомнились  слова из мультфильма «Жил был пес»: «И стал «Кардан» жить, как прежде, даже еще лучше; забылись прошлые неприятности – все забылось».

         Во время написания данной книги мне повезло повстречать Кардана. Однажды ранним утром, когда солнце только начало подниматься над стоявшими вдали верхушками деревьев, он пришел ко мне домой влившись в шум пробуждающейся природы. "Вот свезло, так свезло," думаю. "Такую удачу за хвост поймал."
- Грибы надо? – он демонстративно протянул в мою сторону полный опят пакет.
- Надо, - говорю.
Я взял в руки увесистый груз и втянул в себя благоухающий запах грибного леса.
- Какие славные опята. И когда ты только все успеваешь? - я высказал неподдельную заинтересованность.
- Крутиться нужно. Кардан крутится - машина едет.
- Да, крутиться нужно, - согласился я.
Бартер состоялся. Обратно прибегает через полчаса.
- Рыбы надо?
- Надо.
- Завтра еще принесу, - пообещал он.
- Хорошо, неси.
И на этот раз я с ним рассчитался.

78

В третий раз прибегает.
- Вот только сетку закинул; утром рыбы обратно принесу. Пришел сказать, что я о тебе не забыл, а то подумаешь – напился и пьяный лежит. Дай на пол литра, а я на заре, как только сетку вытащу, сразу к тебе.

И знаю же, что врет, но как красиво: все по полочкам разложит. Какую сетку закинул, как легла в воду, какого сорта рыба там водится – все расскажет.   
- Ты же знаешь, кого-то другого, может быть и обманул бы, но только не тебя.
- Скажи мне, правда, что ты во время службы под Москвой сто Камазов песка "налево сплавил"?
- Правда, Андрюша. Меня тогда в наказание отправили дослуживать в Казахстан.
- Что еще интересного у тебя было в жизни?
- Да, много было всякого.
Я так больше у него ничего и не выведал. Человек не будет подпиливать ветку, на которой сидит. Вместо того, он начал мне обещать помочь по хозяйству, как только я его попрошу.

         Я внимательно слушал его и радовался тому, что есть на земле такие веселые люди: казалось бы обманщик, лгун, но каждый человек, который когда-либо его повстречал, наверное, где-то в глубине души хотел быть обманутым. Иначе, почему это люди, знающие всю его подноготную, постоянно наступали бы на одни и те же грабли? Видать, был в этом человеке некий шарм, какое-то чисто человеческое обаяние… Как ребенку прощаешь его шалости из-за детской неопытности и незнания жизни, так и Кардану прощаешь его проделки, потому что хочешь его обратно увидеть, послушать, посмеяться, порадоваться жизни.

Захотелось мне поверить ему, и я дал ему на пол литра. Хотя знал же, что обманет, но так красиво рассказал, так ярко нарисовал свои действия, так сладко наобещал, что и обижаться не на что.
 
          Я стоял и смотрел в след уходящему Кардану, который удалялся быстрой и уверенной походкой. Грустные и теплые мысли заполнили мою голову: столько энтузиазма было в этом человеке, столько показной добродетельности к людям, сколько жизни! Он умел внушить человеку надежду, пусть даже

79

временную, на то, что мир не без добрых людей; он умел своим разговором поднять настроение, наполнить радужными красками скучные и однообразные будни сельского труженика. Наверное, за эти положительные эмоции, полученные после общения с ним, ему многое и прощали.

           «Эх, и какой все-таки славный парень, ну, просто, ходячий анекдот» - я все стоял и повторял в уме эти слова, вызвавшие на моем лице благожелательную улыбку, пока Кардан не скрылся за углом «пустынной» улицы.

          Вымирают украинские села. Помню, как еще несколько лет назад, заезжал я в соседнее. Жизнь бурлила: люди сажали огороды, держали коров; на том месте стоят сейчас полуразрушенные дома, и ветер гуляет по руинам, - злой ветер перемен. В том селе был свой «Кардан», и в сотнях таких же сел, которые остались только на карте бывшего Советского Союза. Там тоже были свои мужики-талисманы, о которых можно писать целые тома, только вот о них никто уже не вспомнит, поэтому я и решил оставить память о Кардане и историях о его проделках, которые тешили и смешили людей в селе, сглаживая их тяжелые и серые будни, десятки лет.

80


Рецензии
Да, вымирают, к сожалению, украинские, и не только украинские, села. А ведь раньше жизнь в селах и деревнях кипела ... И в нашем селе в Винницкой области ("Счастье - это когда нет несчастья") осталось всего 600 жителей. А было большое село, было когда-то два больших колхоза. Потом все пошло на убыль ... Так что останется Ваш рассказ как историческая память для потомков ...

Пётр Качур   28.02.2016 14:54     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.