Практическая педагогика. Глава 21

               
                Опасная игрушка

- Ты собираешься учиться или это нужно только мне? – спросила я, раскрыв перед Вовой журнал на странице «История». Там за последние три урока стояло три красивых двойки.

- Я не успел выучить, - и не смотрит в глаза, значит либо врет, либо стыдно. Последнее исключено.

- Три раза не успел? История – это не математика. Прочитать и рассказать. Что проще? – недоумеваю. Сама такие предметы, которые требовали лишь прочтения учебника, на переменке учила, дома больше свободного времени оставалось.

- Историк меня на дух не переносит. Даже если я ему учебник наизусть расскажу, скажет, что  не то, - апатично ответил Вова. – Вон посмотрите, у Маркина  и у Зайца тоже двойки. Потому что мы его нелюбимчики. Ага. Это у вас все хорошие и пушистые, а у других учителей так.  И ничего не сделаешь, - как диагноз подписал.

- К следующему уроку выучи, пожалуйста, темы, по которым у тебя двойки. Я попрошу, чтобы к вам на урок пришла Елена Дмитриевна. Иван Петрович не посмеет поставить плохую оценку  при завуче. Тебе нужно закрыть эти двойки.

- А Роме и Андрею че не говорите? – подозрительно спрашивает.

- Им я уже сказала. Они выучат, - где-то в умной книжке вычитала, что о нехорошем с учениками нужно говорить по отдельности, чтобы не ущемлять их эго в присутствии других людей.

- Ну и пусть позорятся. Я не буду!

- Естественно, Баба Яга против. Между прочим, у твоей бабушки через неделю день рождения. Каким будет подарок? – давила я на самое больное место. Вова выучил и при завуче историк не смог опустить нелюбимого ученика ниже, чем на «4». И  то хорошо. Заяц Андрей даже «5» заработал. Главное, чтобы дети поверили, что  есть выход, возможны варианты, их просто нужно найти.

- Завуч не будет сидеть на каждом уроке, - резонно заметил Маркин Рома.

- И не нужно, - ответила я.

- Тогда Петрович  нам опять наставит двояков, - возмутился Рома.

- Не наставит, если будете учить. Не в его интересах, -  мои ученики еще не знали, что мне пришлось попросить Елену Дмитриевну поговорить с  принципиальным историком на тему качества обучения по его предмету. Меня, зеленого и  первый год работающего учителя, Иван Петрович не стал бы слушать и нравоучения воспринял, как издевку. Другое дело - завуч сказала.

- Вы не знаете историка, подлый дядька, - настаивал Рома.

- Сам себе вредить не будет, поверь. Просто учите каждый параграф и часто поднимайте руку. У вас свидетелей целый класс. Если что, я на вашей стороне. Да, и гадостей об учителе не нужно говорить, это его злит, а выливается все на оценках. Ваших оценках, заметьте.

- Вова, где твой дневник? – за день мне три учителя пожаловались, что Титаренко не дает на оценки дневник.

- Забыл. Или потерял. Я его давно не видел, - спокойно так.

- А домашние задания куда записываешь?- не отстаю.

- На полях в тетрадях или карандашиком в учебнике.  Чо? Я домашки знаю.

- Дневник – это документ.

- Мама Соня ты больная. Заведи собачку или кошака и не доканывай меня. Мой документ – паспорт, - он вытянул из сумки паспорт, который получил  еще в июле ( у него одного пока был) и начал представление: затолкал  паспорт в джинсы  и цитировал Маяковского:
   Я достаю из широких  штанин
    Гордитесь мной
   Я – гражданин!

Сначала я научала Вову, потом ловила себя на мысли, что мое внимание сверх меры к Титаренку может вызвать массу лишних вопросов. Успокаивала себя: «Это просто боязнь за будущее хорошего мальчика, который пока запутался в жизни. И ничего более». Но мое сердце сжималось в предчувствии какой-то  неизвестной опасности.  Я даже знала, как называется эта опасность. Моя забота перерастала  во что-то большее, по крайней мере, для меня. Я все списывала на то, что Вова очень похож на Макса. Если бы не это  сходство… И что? Все было бы точно так же. С моим дурным характером всегда было так.

- Где ты был вчера? Мы договаривались о занятии по геометрии. Я пришла, мы с Тамарой Игнатьевной проговорили до девяти, а ты? – как всегда, ругаю его, а сама любуюсь его красивыми глазами, любуюсь тайно, боясь, что Вова заметит. Как там в любимом моем фильме «Дело было в Пеньково»: «С любовью справлюсь я сама, а вместе нам не справиться…».

- Я ведь дзвякнул, что задержусь, - нагло  жуя жвачку и при этом откровенно чавкая, ответил Вова, держа в руке «Кока –Колу». – Все, политинформацию провела? Я на дискотеку.

- Да хоть на Луну. Жвачка на голодный желудок и Кока-Кола. Язву заработаешь, одну овсянку есть будешь потом. Так тебе и надо будет, - сердито и на повышенных тонах.

- А с тебя выйдет не хилая мамка, - просто смеялся Вова, нежно гладя меня по спине. Я сердилась и отталкивала его руку. Однако, чтобы бабушка не волновалась, он  занимался и постепенно  оценки стали лучше. Я привыкла к нему, он ко мне. Наше общение перешло на уровень мама – сын, хотя какая я мама? Старше его всего на 6 лет.

Как –то во время нашего очередного занятия, я дернула дверку шкафчика, чтобы достать точилку для карандаша, и эта дверка так и осталась у меня в руках.

- Полегче дергать можно? – усмехнулся Вова. -  Так все разломаешь в этой хате.

- Придется мастера вызвать. Нормально. Там как раз еще на кухне нужно привинтить полочки. Заодно и сделает, - озвучила свои планы.

- Мама Соня, ты это серьезно?  - даже глаза округлил, продемонстрировав невиданное удивление.

- Ну да. Это ведь мужская работа. Я не умею.

-  А я какого  рожна здесь сижу? Сказать нельзя было? – обиженно наехал.

- Мне неудобно было тебя эксплуатировать, - созналась.

- Я же вас эксплуатирую. Неудобно только трусы через….

- Вова! – осекла я его.

- Понял. Понял. Я смотаюсь за инструментами домой, скоро буду, - и пулей помчался за инструментами.

Вот так само –собой Вова стал помогать мне  по дому. Своеобразная  техническая скорая помощь: там полочку прибьет, там кран починит, окна отремонтировал и заклеил на зиму. А я его учила, учила, учила… Хотя когда говорить о жизненной науке, то здесь учил меня он: как выбирать овощи на рынке, какие яйца лучше, где дешевле, что качественнее? Даже учил готовить. Как он  вкусно готовил!!! А главное – быстро и из таких продуктов, что я бы и не сообразила, что если все это объединить, может вкуснятина получиться.

- Мама Соня, я пришел учить вашу дурноватую геометрию, - кричал Вова с порога квартиры, и мое сердце приятно наполнялось теплом и  добротой. Ведь я кому-то нужна, он пришел, а значит – не получит очередной двойки. Как мило он улыбался! Я воспринимала его как большого ребенка, требующего внимания и знаний.

- Переобувайся в тапки и проходи к столу, -  командовала я с ванной, где достирывала белье. – Ты где был три дня?

- Деньги зарабатывал…- его улыбающаяся мордашка появилась в дверном проеме ванной – не, не смотри на меня так, не смотрите, - поправился, - честно, я не воровал. Курьером работал.

- Бабушке на лекарства? – спросила.

- Не только. Хочу купить скутер.

Меня словно кто по голове кувалдой огрел. Скутер…  Сколько на них разбиваются, калечатся. Дорогая опасная игрушка для вот таких отчаянных мальчишек.

- Он ведь дорогой, - отметила я, хотя думала  о другом.

- Подержанный не очень, - Вова был готов к такому факту.

- Опасный.

- Вы что с бабулей сговорились? Она мне вчера лысину на голове проела.

- Ты и бабушке рассказал о своих планах? – удивилась я. Обычно Вова берег бабушку от таких новостей.

- А что здесь такого? Все равно узнает.

- Ничего, - я печально опустила глаза, думая, как повернуть все в нужное русло, чтобы не обидеть Вовку. Он, счастливый, пришел мне рассказать о начале реализации его мечты, а я… Если я не смогу запретить ему этой мечты, тогда можно попробовать  направить его желания в более безопасном направлении.

- А тебе не кажется, что такой большой дядька, как ты, на скутере будет выглядеть немного не… - я не могла подобрать нужного сравнения, чтобы понял и не обиделся.

- По –дебильному? –прямо  продолжил Вова. – Я думал над этим.

- Тебе бы мотоцикл. Большой, черный. И круто, и удобно. И престижно. Опять же, девочки засматриваться будут.

- Издеваешься? На такую тачку я не заработаю и за 10 лет.

- Есть выход, - я вытерла руки полотенцем и пошла в комнату. На столе уже лежали учебники, ведь я готовилась к уроку с Вовой. – У моего старшего брата есть хороший мотоцикл. Там незначительная поломка. Можно отремонтировать и ездить.

- А чо за марка? – глаза уже светятся.

- Ямаха.

- Да ну? А откуда ты… вы взяли, что брат сам не захочет отремонтировать и ездить?

- У него уже давно другая игрушка. Машина. А мотоцикл, я думаю, так и будет стоять в гараже, пока не поржавеет, - я собирала блеск  в глазах Вовы, как астроном собирает свет звезд. Он заинтересовался этой идеей больше, чем я того хотела.

- И можно, чтобы я постепенно его стоимость оплачивал? Типа в рассрочку?

- Можно и не оплачивать.

- Соня Константиновна, но ведь я буду вам обязан, -  Вова был очень практичным парнем, поэтому знал, что  не задержусь с требованиями. И если бы они были экономического характера, то он бы не так переживал, но я всегда у него просила только за уроки.

- Конечно. Два условия. Ты не воруешь и в табеле за 10 класс ни одной двойки. В июне ты будешь ездить на своем мотоцикле.

- Может, я бы лучше ремонт вот здесь сделал, а? – умоляюще протянул Вова.

- Не-а. Не воруешь и  10 класс без двоек, - стояла я на своем, ведь такой шанс упускать никак нельзя было.

- Без двоек, так без двоек. А ремонт все же не помешало бы сделать в этой халупе, - добавил он, осмотрев не первой свежести обои  и старую –престарую мебель.

Я гордилась собой, ведь столько зайцев сразу убила. Владик давно мечтал очистить свой захламленный гараж, поэтому мотоцикл отдаст, я была уверена. Если уж  Вова решил на чем –то кататься, то найдет. А мотоцикл надежнее скутера, поэтому есть шанс, что у Вовы синяки появятся позже. И на одного неуспевающего в классе будет меньше. А, и еще этот охломон будет  считать, что он мне  обязан.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/12/2148


Рецензии
Добрый день, Ксения! Ой-е-ей! И хоть запрещай, хоть не запрещай, чувства то не поддаются никакой педагогике.
С теплом,

Любовь Голосуева   20.01.2020 14:17     Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.