Футбол в лесу

 
Лесные истории. Часть вторая.

Однажды, в погожий осенний денёк, на ветке раскидистого дуба сидел Ворон. Из чащи показался Кабан.
  «Привет, Кабан»…
  «Привет, Ворон»…
  «Угостить тебя созревшим деликатесом?»…
  «Сделай милость»…
  Ворон запрыгал по ветке и замахал крыльями. Янтарные, отливающие глянцем жёлуди застучали, забарабанили по спине не успевшего отскочить Кабана.
  «Что же ты так неаккуратно», - хрюкнул Кабан…
  «Прости, не рассчитал», - каркнул Ворон…
  Повизгивая от удовольствия, Кабан принялся уплетать свалившееся с дерева лакомство.
  «Завидую я тебе, Ворон, – наевшись, поднял голову Кабан, – и медаль ты получил, и побывал на гастролях, прославился на всю округу. А я вот с семьёй сижу, как пень, на одном месте, света белого не вижу. Знаешь, есть у меня  идея»…
  «Говори»…
  «Давай, сыграем в футбол. Моя футбольная команда с твоим птичьим хором»…
  «Да ты с ума сошёл! Птички-невелички против твоих костоломов. Бредовая твоя идея»…
  «Не горячись, Ворон, не горячись. Во-первых: я не имел в виду, не прими за оскорбление, птичью мелочь. В хоре есть и богатыри. К примеру: ты, Ворон, Филин, Тетерев, Ястреб, Петух.
  Во-вторых: у меня в семействе девять, пардон, рыл. Я с Хавроньей, и семеро по лавкам. Четыре хрюшки отпадают, не девичье это дело – футбол. Остаюсь я с Хавроньей, и три поросёнка. Итого, четыре полевых игрока и Заяц в воротах. Сыграем пять на пять»…
  «А почему наш Заяц в твоих воротах?»…
  «А потому, что Заяц не птица, а зверь»…
  «Ха-ха, Заяц – зверь…  Да он такой же зверь, как воробей – муравей. Нет, Зайца мы тебе не отдадим. Ставь в ворота Лису, или Волка»…
  «Волк вратарём не будет, он начальник, а с Лисой не договоришься – обманет»…
  «Знаешь, Кабан, ты меня заинтриговал. Мне надо покумекать насчёт этого с Соловьём, а может, и с Совой. Давай встретимся завтра в это же время, в этом же месте»…
  Идёт»…
  Назавтра, под раскидистым дубом, собрались Кабан, Ворон, Соловей, и Воробей.
  «Ворон, а почему вместо Совы ты притащил Воробья?»…
  «А потому, что Воробей наш лучший консультант. Он знает всё… Кабан, мы не против, мы за твою идею, но как на это посмотрит Медведь»… 
  «Медведя я беру на себя, - заявил Соловей, -  он меня уважает»… 
  «Допустим. Медведь разрешит, но кто у меня будет стоять в воротах?»…
  «Хавронья»…
  «Да вы же её покалечите… Вон у Петуха ноги какие. А она у меня отчаянная, будет бросаться на мяч»…
  «Игра есть игра. Футбол игра контактная … Соловей, ты когда полетишь к Медведю?»…
  «Сейчас. Дай только горло прополощу»…
  Медвежьи апартаменты, иными словами берлога, находились под громадной корягой в самой дремучей чаще леса. Соловей уселся на ветке старой осины, нависшей над входом в берлогу, и помассировал горло. Он отлично знал о любви Хозяина к своим импровизациям и начал с коротких щелчков, как бы деликатно спрашивая разрешения на своё присутствие. Выждав паузу, следуя закону: молчание – знак согласия, Соловей запел нежную серенаду, украшая её фиоретурами, трелями и сериями щелчков. Через несколько минут в берлоге послышался глухой шум, урчание, и показалась медвежья голова.
  «Зачем прилетел, что случилось в лесу?»…
  «Ничего, Михал Михалыч, ровным счётом ничего… Новые мелодии родились у меня, а кто, как не Вы, сможет по достоинству их оценить»…
  «Ах, льстец, ах, льстец, проказник ты этакий. Ну, показывай, на что ты способен, ублажи мои уши»…
  И Соловей показал. Одно колено сменялось другим, менялся ритм, менялся темп. То слышался голос малиновки, то перекличка щегла и дрозда, то пела скрипка, то журчал ручей.  Хозяин млел…
  «Ублажил ты меня, Соловей, ублажил. Расшевелил во мне чувство прекрасного… Говори, что надо»…
  «В общем-то, пустяк. Пропаганда здорового образа жизни и занятия спортом”…
  «И что ты предлагаешь?»…
  «Сыграть в футбол»…
  «Футбол – это хорошо. А кто и с кем?»…
  «Мы, то есть птицы, с кабанами»…
  «Ну ты хватил.  От вас ни перьев, ни пуха не останется. Не разрешу!»…
  «Михал Михалыч, всё продумано, разрешите объяснить»…
  «Давай»…
  «Будем играть пять на пять, четыре полевых игрока и вратарь. У нас футболисты отборные: Ворон, Филин, Тетерев и Петух, в воротах Заяц. Нас Кабан с поросятами не устрашат. Живы будем – не помрём»…
  «Так-так-так-так… … птицы крупные… А что, можно и попробовать. Завтра в девять утра на поляне у пня чтобы были все футболисты и ты, Волк, Лиса и Ястреб»…
  «Есть… и Воробей»…
  «Ладно»…
  Утром следующего дня участники будущего матча собрались у пня в центре поляны. Почти сразу появился Медведь.
  «Вчера Соловей рассказал мне о ваших планах внедрить в сознание обитателей нашего леса здоровый образ жизни. Похвальное намерение, одобряю. Покажите на собственном примере, как с пользой для здоровья можно распорядиться свободным временем. Если вы выбрали футбол – пусть будет футбол. Только всё как у людей: ворота, мячик и прочее. Играть два тайма по тридцать минут. Судить будет Соловей, его свист мёртвого подымет. Помогать ему будет Лиса.
  Лиса, будешь боковым арбитром. Бегай вокруг поляны и подавай мячик, если он улетит в кусты. Ты, Волк, следи за порядком на трибунах и возле стадиона. Ты, Ястреб, патрулируй небо и деревья вокруг поляны, и чтобы ни одна, слышишь, ни одна птичья капля не упала на газон во время игры. И чтоб без крови. Тебя, Волк, это тоже касается. Сколько времени вам нужно для подготовки, две недели хватит?»…
  «Хватит»…
  «Тогда встречаемся здесь, на нашем стадионе, через две недели. Белки, ваше дело подготовить и развесить афиши. Скажите Сове, чтобы проверила текст, а то в прошлый раз были ляпы. У меня всё, до встречи»…
  С этими словами Медведь покинул поляну, за ним последовали Волк и Лиса.
  Ворон вскочил на пень.
  «Давайте обсудим детали. Где взять ворота?»…
  «Ворота сделают бобры, – свистнул Соловей, – только надо проследить, чтобы стойки были прямые»… 
  «Отлично. Теперь мяч. Я думаю, что он должен быть резиновым и лёгким. Согласны?… согласны. Воробей, это по твоей части. Мячей надо штук пять, на тренировки и игру. Возьми в помощь Петуха с несушками.
  «Мячик резиновый, а у Кабана клыки, – ухнул Филин, – проткнёт за секунду»…
 «Да, клыки - штука серьёзная – закаркал Ворон – запросто можно нарваться на клык. Кабан, может тебе их спилить?»…
  «А чем я буду обороняться?»…
  «Давай наденем на них что-нибудь, – предложил Соловей, – насадим по яблоку, или толстому грибу»…
  «Не пойдёт, слетят – кукарекнул Петух – я тряпки из дома принесу, обвяжем»…
  «На тряпки я согласен, – хрюкнул Кабан, – но чтобы не были  красными»…
  «И последнее, - продолжил Ворон, – мы тренируемся на поле с утра до обеда, а вы, Кабан, с обеда до вечера. Согласны?….. согласны. И, чур,  не подглядывать, не шпионить… Соловей, будь добр, извести о тренировке Зайца»…
  Утром первым на поляне появился Петух со своими пеструшками. Следом за ним прилетел Ворон. 
  «Петух, а почему на футбольном поле женщины, это дурная примета»…
  «Да они раскудахтались, грозят, что нестись перестанут, если я уйду без них»…
  «Тогда пусть сидят под кустом и не чирикают»…
  Вместе появились Тетерев с Филином. Ждали Зайца. В направлении речки пролетел Соловей – к бобрам. Послышался звон кастрюли и из кустов выскочил Заяц.
  «А кастрюля зачем?»… 
  «Не могу я без неё, Ворон. Без неё, как без рук, извиняюсь, без лап»… 
  «Ты только в ворота её не бери, не отвлекайся…  Все на месте?… все на месте. Заяц, ставь свою кастрюлю на землю – будет стойкой ворот. Вторая стойка – куст малины. Это пока. Пока бобры не сделают ворота. Мы с Петухом играем в нападении, Филин и Тетерев – в защите»…
  И тут с неба свалился Воробей.
  «Я оттуда, от них. Поросята будут атаковать, а Кабан обороняться»…
  «Ага, ежели они будут атаковать, значит,  мы – контратаковать. Какая у них расстановка?»…
  «Слева Ниф-Ниф, справа Нуф-Нуф, в центре Наф-Наф»…
  «Ясно. Филин, будешь держать Ниф-Нифа, Тетерев прикроет Нуф-Нуфа, я сыграю с Наф-Нафом и буду помогать Петуху. Петух, твоя задача перебегать Кабана. Удар у тебя поставленный, бей верхом, под перекладину и в «девятки» - Хавронья прыгает слабо»…
  На тренировке Ворон отрабатывал «стенку» с Петухом, выводил его на удар, и Петух со всей силы бил под воображаемую перекладину. Мяч улетал в малину и Заяц, после променада в густые кусты, запротестовал.
  «Петух, или ты бьёшь мне прямо в лапы, или сам полезешь в колючку»…
  Потом поиграли в квадрат, постучали низом по воротам, потренировали растяжку у Зайца. Заяц был хорош. Тащил в шпагате мячи из «шестёрок», в бросках бесстрашно снимал мячи с ноги Петуха. После, взмокшие и возбуждённые,  разлетелись, разбежались по домам.
  Назавтра ворота были готовы. Белки сплели из ивовых веточек сетку и ворота поставили напротив друг друга по краям поляны. В упорных тренировках прошли две недели. Вездесущий Воробей ежедневно докладывал Ворону о настроениях в стане противника.
  «Недоволен Кабан Хавроньей. Ленива, лишний раз не пошевелится. Наф-Наф повредил пятачок, каждый день делает компресс из листа подорожника. Ниф-Ниф боится Филина, говорит, будто он – гипнотизёр. И вообще, мы их разгромим»…
  И вот настал день праздника футбола. Трибуны ломились от зрителей. Весь лесной народ окружил поляну плотным кольцом. Медведь удобно расположился в первом ряду.
  Перед началом матча команды построились на поле. Птичья трибуна затряслась от хохота, увидев команду Кабана. Сам он, с обмотанными разноцветными тряпками клыками, вселял не страх, а веселье. Наф-Наф, с листом подорожника на пятачке, походил на клоуна в цирке. Команду соперников представлял Ястреб. Остальные футболисты готовились исполнить птичий гимн.
  Исполнение гимна было вдохновенным. Ворон дирижировал чётко и властно. Ударники, Заяц и Воробей, держали ритм, не сводя глаз с дирижёрской руки. Филин и Тетерев ровно и мощно гудели внизу, а Соловей непревзойдённо исполнил своё соло.
  Когда смолкли аплодисменты, Соловей поставил мяч на центр поляны и клювом подбросил принесённую Сорокой монетку. Жребий начать игру выпал птицам. Ворон легонько отдал мяч на ход Петуху и тот, первым же касанием, неотразимо послал его в левую от вратаря «девятку». Хавронья даже не дёрнулась. Шла десятая секунда матча. Свисток Соловья утонул в шквале птичьего шума и гама. Кукушка прокуковала один раз, птицы повели в счёте.
  Команда Кабана достойно перенесла сокрушительный птичий удар. Мяч поставили на центр, Наф-Наф откинул его на Ниф-Нифа. Ниф-Ниф сместился на самую бровку и, перебрасывая мяч с копытца на копытце, стал срезать угол к птичьим воротам. Навстречу ему выскочил Филин. Ниф-Ниф приподнял своё рыльце и, встретившись с взглядом огромных круглых  глаз, застыл на месте, а потом попятился назад.
  «Ты что делаешь?" – закричал Наф-Наф, в ярости ударив копытом о кочку. А Ниф-Ниф развернулся и побежал к своим воротам. 
  «Папа, я Филина боюсь»…
  «Нуф-Нуф! – крикнул Кабан. – Замени Ниф-Нифа - а ты марш на правый край»…
  Воспользовавшись моментом, Ворон с Петухом сыграли в «стенку», Петух протолкнул мяч между ног Кабана, и Ворон, подбросив мяч над собой, мягко переправил его в ворота через рванувшуюся к нему Хавронью. Счёт стал 2:0. Птичья трибуна ликовала.
  Снова мяч водрузили на центр, и снова Наф-Наф катнул его Ниф-Нифу. Ниф-Ниф пошёл в обводку на Тетерева. Тетерев растопырил крылья и перекрыл все подступы к воротам.
  «Отдай мне, отдай!" – закричал Наф-Наф, входя в свободную зону и, получив мяч, мощно пробил в правый нижний угол. И тут Заяц показал, что такое растяжка. В сумасшедшем шпагате он вытащил безнадёжный мяч. Наф-Наф пошёл на добивание, но был снесён Филином.
  Раздался свисток Соловья. Пенальти. Мяч поставили на точку. К нему подошёл Кабан. Он злобно посмотрел на Зайца. Ну, Заяц, погоди…  Заяц, занервничал, задёргался, запрыгал на месте. Удар. Заяц метнулся в правый угол, мяч же, скользнув по левой штанге, затрепетал в сетке -  2:1.  Теперь завыли, заревели звери, победно затрубил Лось.
  В обоюдных атаках прошёл весь первый тайм, но счёт так и не изменился. Заяц творил чудеса в воротах, отважная Хавронья не щадила ни себя, ни прорывавшихся Ворона с Петухом, бросаясь к ним в ноги и ложась под удары. Три поросёнка, гонимые яростным визгом Кабана, не могли пройти вставших грудью на защиту ворот Тетерева и Филина.
  Досталось и Лисе. Мяч то и дело улетал в колючие кусты, и Лиса доставала его, оставляя на колючках клочья рыжей шерсти. В перерыве капитаны команд собрали вокруг себя футболистов.
  «Заяц молодец. Филин, персонально опекай Ниф-Нифа куда бы он не побежал, он боится тебя. Тетерев, будь порасторопней, не топчись на месте. Петух, бей издалека, иначе Хавронья пересчитает нам все кости. Играем на контратаках. На острие Петух, снабжайте его мячами. Я в оттяжке, под Петухом»…
  «Хавронья, задави Петуха, не давай ему бить. Ниф-Ниф, встанешь в защиту вместо меня, играй персонально с Петухом. Нуф-Нуф, закрой Ворона, не давай ему пасовать. Наф-Наф, Тетерев неповоротлив, иди на него в обводку, бей по воротам в упор, издалека Зайца не пробьёшь. Я буду действовать тараном"…
  Второй тайм начался молниеносной атакой Кабана. Получив мяч от Наф-Нафа, Кабан раскидал Филина и Тетерева и внёс Зайца вместе с мячом в ворота. Вот это да! Счёт сравнялся.
 «Филин, брось защиту, вперёд на Ниф-Нифа, задай ему перца!» – закричал Ворон, задыхаясь от гнева. – Все в атаку на костоломов!»…
  Начав с центра, Ворон длинным пасом бросил вперёд Петуха. Петух в два прыжка оказался перед Ниф-Нифом. Качнулся вправо, качнулся влево и, уложив на газон поросёнка, пяткой откинул мяч Ворону. Блестящий удар под перекладину. Хавронья была бессильна.
  Пошёл открытый футбол. Волны атак накатывались то на одни, то на другие ворота. Голы посыпались горохом. Кукушка начала сбиваться со счёта, свисток Соловья захрипел. Филин с наслаждением гонялся за Ниф-Нифом по всему полю, Кабан свирепствовал в птичьей штрафной.
  «Кабан, если ты поломаешь мне Зайца, берегись, окривеешь»…
  «Ниф-Ниф, ты куда, вернись на поле»… 
  «Тетерев, смахни с пятачка поросёнка компресс»…
  «Петух, ты следишь за счётом»…
  «Вроде много,  на много… Щас я сетку порву»…
  «Хавронья, ложись под удар»…
  «Да он бьёт, как зверь»…
  «Нуф-Нуф, обводи его, обводи»…
 «Папа, он мне ноги крыльями заплёл»…
  «Тетерев, ты ответишь мне за сына»…
  «Я тебе после игры отвечу»…
  «Петух, отдай Филину мяч, он один… Молодец, Филин, бей свиней, чтобы волки боялись»…
  «Я тебе, Ворон, свинью не прощу»…
  «Ты сперва поменяй копыта на крылья»…
  Кабан оставил мяч, развернулся и, нагнув голову, бросился на Ворона. Но тут захрипел свисток Соловья, матч закончился. Тяжело дыша, бросая злобные взгляды друг на друга, футболисты нехотя обменялись рукопожатием. Стали подводить итоги.
  «Кукушка, объяви счёт»…
  «Пятьдесят на пятьдесят»…
  «Что?!»…
  «Тридцать на двадцать пять»…
  «Соловей, счёт»…
  «Я сбился» – прохрипел Соловей.
  «Кто-нибудь следил за счётом?»…
  «Я… я следил за счётом, – закричал Воробей, – сорок на пятнадцать выиграли птицы»…
  «Он врёт, – заверещали хорьки, – тридцать два на семнадцать выиграл Кабан»…
  «Неправда, неправда, – закудахтали куры, – не верьте хорькам, они злодеи»…
  «Всё. Молчать! – рявкнул Медведь. – Не доводите меня до греха… Сова, отвечай»…
  «Мне кажется, что игра была равной. Обе команды достойны друг друга»…
  «Лось, твоё слово»…
  «Мудрая Сова права. Ничья. А счёт не имеет значения»…
  Медведь вышел на поляну и встал на пень. Наступила тишина.
  «Хочу поблагодарить наших футболистов за доставленное удовольствие…(аплодисменты). Теперь всему населению нашего леса есть с кого брать пример… (аплодисменты). Все видели какую силу, выносливость и мужество показали наши, не побоюсь этого слова, герои, а почему?… Потому, что в свободное от охоты время не отсыпались где-нибудь в укромном уголке, не точили попусту лясы и не валяли дурака. Они занимались спортом, они тренировались, они вели здоровый образ жизни… (аплодисменты).
  Пусть награды найдут своих героев…(аплодисменты). Все футболисты, а также Воробей, Волк, Лиса и  Ястреб награждаются медалью с моим чеканным профилем…(аплодисменты). Отдельно хочу поблагодарить Соловья. Как говорится: мал золотник, да дорог…(аплодисменты). Соловей, награждаю тебя медалью с моим изображением в полный рост…(бурные продолжительные аплодисменты). Награды вам торжественно вручат на нашем празднике «День леса». Ещё раз благодарю всех участников и зрителей… (аплодисменты). С этими словами Медведь удалился. 
  Ещё не отошедшие от игры и услышанного, возбуждённые игроки перебивали друг друга, целовались и обнимались.
  «Ну, Заяц… ну Заяц, не Заяц, а лев»…
  «Петух, твои ноги надо в бронзе отлить»…
  «Ворон, ты душа и мозг команды»…
  «А Филин то, как он гонял поросёнка по полю, умора»…
  «Тетерев, ты стоял, как скала, о которую разбился Кабан»…
  А Соловей… а Воробей… а Ястреб… а Кукушка…
  «Кто скажет, где Ниф-Ниф?… Нуф-Нуф, найди и приведи брата»…
  «Дай я сниму эту дрянь с твоих клыков»…
  «Ну, попадись мне Ворон на узенькой дорожке»…
  «Не надо, милый, успокойся»…
  «У тебя всё на своих местах, дорогая… ох и прыткая ты у меня»…
  «Папа, он спрятался за дубом и плачет. Говорит, что Филин его сглазил, у него теперь всё двоится. Я к нему подошёл, а он кричит: «Не подходите ко мне, я вас боюсь»…
  «Хавроньюшка, иди, приведи Ниф-Нифа…  А Филина я подстерегу»…
  «Не плачь, сынок, ты же мужчина. Получим награды, отметим. Девочки, как мы играли»…
  «Хорошо, папочка, отлично. А как братики бегали, а мамочка как прыгала. Мы тоже хотим играть в футбол»…
  Дружное семейство Кабана гуськом, друг за другом, потрусило домой.
  Петух, в окружении пеструшек, вернулся на свой двор.
  Заяц отдал нести заветную кастрюлю Зайчихе и ушёл, облепленный зайчатами.
  Никак не могли расстаться, теперь уже закадычные друзья - Ворон, Соловей  и Воробей.
  Необыкновенный лесной футбол отошёл в историю.
   
 

               


   
 
   
 

      
      


Рецензии
Дело осталось за проведением чемпионата по футболу среди всех лесных обитателей...

Анатолий Бешенцев   20.04.2017 02:53     Заявить о нарушении