Практическая педагогика. Глава 16

Дима Скворцов



В классе его называли Димон, но  официальное прозвище было Броня. Почему Броня? У парня  четыре перелома правой руки, сломанный нос и вывих большого пальца левой ноги. Можно подумать, что какой-то причинный, если бы не его бесшабашность и гиперактивность. Да, с некоторых пор в психологических работах появились эти дивные термины «суперактивный», «гиперактивный»,   «мегаактивный». Раньше таких слишком шустрых и очень подвижных детей, которые не умеют сидеть или стоять на месте, называли моторными или «с шилом в одном месте». Помните, в «Энеиде» И.П. Котляревского «Эней был паренек моторный, и хлопец хоть куда казак»? Обычно в классе  таких моторных немного – ну один или два. Мне же достался коллективчик, где таких моторных Энеев ( я о парнях) была почти половина. И каждый - личность  со своими тараканами в голове, закидонами и прибамбасами.

И вот среди такого количества шустрых деток выделялись такие, у которых с этой подвижностью большой перебор. Вот если Вигуру Сашу можно назвать электровеником, то Броня – форменная электрометла. Представляете, как это способствовало  порядку на уроках и дисциплине на переменах?  Я больше боялась не того, чтобы они урок сорвали или чего отчибучили в течение учебных 45 минут, а  чтобы живыми остались на перемене.  Особенно напрягал Скворцов Дима. Вторым его прозвищем после «Броня» было «Двуногая торпеда». Его  Диме приклеила учительница физкультуры Клавдия Михайловна.

Среднего роста, с большой головой, которая, казалось, жила отдельной жизнью, вечно потный и с мокрыми волосами, торчащими в разные стороны, – это Дима Скворцов. Его руки  и ноги находились в  непрерывном движении. На уроках он постоянно вертелся, всех дергал и беспокоил. Замечания  всегда пролетали мимо его больших ушей.  Когда звенел звонок, Броня непременно первым вылетал с класса, даже если находился  далеко от дверей. Куда бежал – не известно, но исчезал быстро. Увидеть Диму на горизонте – это не значило, что он найден. За секунду он стремительно убегал в неизвестном  даже ему направлении.

Меня, как молодого педагога, поставили  как-то дежурить в столовой. Педагоги со стажем это мероприятие не любили, и я потом поняла почему. На переменах  нужно было проследить за порядком и поуправлять дежурными, чтобы вовремя накрыли для младших классов на третьей перемене завтраки. Дежурными оказались в тот день Дима Скворцов и Высоцкая Танечка.  Это как лед и пламя, гепард и черепаха. Дежурить в столовой дети любили, потому что  на весь день они освобождались от уроков и помогали поварам и буфетчице.

Когда на первой перемене по звонку в столовую рвонула половина школы и чуть не снесла прилавок с  пирожными, а с ними  и орущую буфетчицу Тамару, я поняла, что  необходимо что-то делать. Я монголо –татарское иго, мчащееся по степи, точно так и представляла: орет и прет, подминая все, что на пути случается.

Что могла сделать маленькая  учительница Соня Константиновна против этой дикой орды? Если бы я стала на дверях, снесли бы и меня, и двери. Но когда я поставила на дверях Агеева и Скворцова, пообещав им по две порции вкусного завтрака (вермишель их мало привлекала, а вот две сосиски - деликатес), парни разогнали голодных учеников и впускали в столовую только  группками, по несколько человек.  Таким образом, буфетчица Тамара спокойно могла не только продавать пирожные и коврижки, но и без спецэффектов считать и вручать сдачу. Я имею в виду, что мелочь не летала над прилавком, как чайки над морем. При этом и детям с начальной школы никто не плевал в компот.

Зато мне хватило Брони –дежурного, чтобы больше никогда в жизни не дежурить в столовой. Я согласна была на любую общественную работу, какую завуч и директор вешали на меня, только не столовая!

Танечка начала мыть пол до того, как полностью убрали грязную посуду со столов. А Дима  с подносом решил проплыть по свежевымытой еще влажной поверхности пола. Милая забава, всегда получалась. Но не в этот раз. Дима поскользнулся и упал с четырьмя мисками недоеденного супа прямо перед мойкой, где лежала гора немытой посуды. Диме – ничего, привык к таким приземлениям, правда, весь был в вермишели. Но в мойке – половина тарелок треснутых, надбитых и просто побитых. А в стороне валялся сломанный поднос. Когда посчитали убытки от Диминого дежурства – взялись за головы. Не нужно объяснять, почему Диме запретили даже заходить в столовую, я уже молчу о дежурствах.

А еще был случай, Дима с Андрюшей Зайцевым что –то не поделили, кажется, кто будет первым скатывать домашку у Алины.  Дима  схватил тетрадь Алины и убежал. Андрюша погнался за Димой. Когда  за кем –то гнался Андрюша (злой – буйный), тому, кто убегал, нужно было ну очень быстро это делать, потому как последствия  всегда грозили быть печальными. А тут еще Алина вдогонку крикнула:

- Что-то случится с моей тетрадью, обоим бошки  снесу!

Дима как раз бегун был то, что нужно: бегал очень быстро, на районных соревнованиях выступал и был награжден дважды медальками. Дальше все происходило у меня на глазах.  С дальнего конца коридора неслись эти двое ( первый, как факел, держал в правой руке перед собой тетрадь Алины), снося всех на  своем пути без разбору.  Если бы математичка Анна Петровна с пачкой тетрадей не отскочила в сторону, уже бы собирала и тетради, и себя. А так она была педагогом со стажем ( 20 лет –это не шуточки!), поэтому знала, что  дешевле себе обойдется отскочить. Одно правильное движение – и ты живая.

В центре коридора стояла опорная бетонная колонна. Дима колонну,  конечно же, не заметил – он бежал, оглядываясь назад. Еще бы, всего в  нескольких метрах от него несется Андрюша с кулаками наготове. Я просчитала траекторию Димы, но подбежать, чтобы предупредить столкновение, не успела. На полном ходу Дима врезался головой о колонну. Удар! Я закрыла глаза, понимая, что, возможно,  парень убился. Но Дима вышел со строя  всего на минуту. Он почесал шишку на лбу, увидел, что  Андрей приближается, оббежал колонну, и на полном  ходу умчался в обратном направлении. Андрюша затормозил у самой колонны и просто офигел от такой наглости одноклассника.

- А кто-то будет умнее или так  будете  и дальше головы разбивать? – кому я это говорила? Оба мчались уже по ступеням лестницы на второй этаж.

С головой Димы все хорошо, а вот от  колонны отпал кусок штукатурки. До конца года все колонны позакрывали деревянными щитами. И правильно – деревяшку заменить легче, чем заново  штукатурить и красить колонны, причем ежегодно. Ведь таких Дим по школе бегало с десяток. Бегало регулярно, активно и  без устали.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/08/268


Рецензии
А в наше время в коридоре мальчишки играли в чехарду.
С улыбкой,

Любовь Голосуева   17.01.2020 15:01     Заявить о нарушении
Дети во все времена любят проказничать.
С признательностью,

Ксения Демиденко   17.01.2020 20:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.