Лекция 62 Что присходит в России Смысл жизни

Лекция 62 Что присходит в России Смысл жизни

     Формы государственного устройства.
     Полития - греческое слово, как понятие имеет следующие значения:
- Власть большинства;
- Форма общественного управления, в которой, по мнению Аристотеля, правит большинство в интересах общей пользы. Данная форма управления соединяет в себе лучшие стороны олигархии и демократии, но свободна от их крайностей и недостатков.
     Это понятие также используется - по аналогии с английским polity - для обозначения политической единицы любого уровня, то есть оно используется в качестве родового для таких понятий как «независимая община», «вождество», «племя», «государство».
     Таким обазом  Полития - (POLITY) - политическая организация того или иного общества. Полития может означать либо данное государство, всю совокупность граждан конкретной страны, либо совокупность институциональных форм и процессов, посредством которых осуществляется управление данной страной. Понятие политии может быть отнесено и к высокоорганизованной государственности, как Соединенные Штаты, и к весьма примитивному обществу, где едва обозначились контуры признанной политической власти. В широком смысле полития - наименование политической системы. Термин «полития» может употребляться во многих контекстах - по принципу взаимозаменяемости - наряду с терминами «политическая система» или «государство». Его обычно используют, когда хотят дать обозначение политической организации того или иного общества, свободное от аналитических коннотаций термина «система» или от метафизических, правовых или территориальных коннотаций термина «государство». Он часто фигурирует в дискуссиях о формах или типологиях политических систем, в особенности когда преследуется цель классифицировать политические системы в их целостности, а не конкретные институты, группы или политические подсистемы внутри того или иного общества.

     Олигархия – форма правления государством, при которой власть сосредоточена в руках узкого круга лиц (олигархов) и соответствует их личным интересам, а не всеобщему благу. Т.е. олигархия – это господство нескольких семей, отличающихся либо древностью происхождения, либо воинской доблестью, либо богатством. Термин начали использовать в Древней Греции философы Платон и Аристотель. Первоначально употреблять термин «олигархия» в значении «власть богатых» начал Аристотель, противопоставляя олигархию аристократии.
     Аристотель считал, что существуют три идеальных формы правления: монархия, аристократия и демократия и считал олигархию отклонением от аристократии.
     В сущности, тирания - та же монархическая власть, но имеющая в виду интересы одного правителя, олигархия блюдет интересы зажиточных классов, демократия - интересы неимущих классов. Общей же пользы ни одна из этих форм государственного устроения в виду не имеет.
     Аристотель считал демократию меньшим злом, чем олигархия благодаря большей стабильности демократического государственного устройства. Тут не лишне заметить, как по поводу этого «зла» высказался Платон: - Демократия, строй, конечно, интересный и во всех отношениях приятный. Но, совершенно не способный к управлению государством.
     Как бы то ни было, демократический строй представляет большую безопасность и реже влечет за собою внутренние возмущения, нежели строй олигархический. В олигархиях таятся зародыши двоякого рода неурядиц: -  раздоры олигархов друг с другом и, кроме того, нелады их с народом. В демократиях же встречается только один вид возмущений - именно возмущение против олигархии, сам против себя народ - и это следует подчеркнуть - бунтовать не станет.
     Аристотель считал любую олигархию несовершенной. Так, описывая государственное устройство Спарты с её «ротационной» олигархией эфоров, ограничивавших власть царей, он писал: - Плохо обстоит дело с эфорией. Эта власть у них ведает важнейшими отраслями управления; пополняется же она из среды всего гражданского населения, так что в состав правительства попадают зачастую люди совсем бедные, которых … легко можно подкупить.
     Впрочем, и распространённое в его время мнение о необходимости имущественного ценза при избрании достойнейших - как это происходило в Карфагене - Аристотель также отвергал из-за «покупки власти».
     Всего же более отклонялось от аристократического строя в сторону олигархии карфагенское государственное устройство в силу убеждения, разделяемого большинством: - они считали, что должностные лица должны избираться не только по признаку благородного происхождения, но и по признаку богатства, потому что необеспеченному человеку невозможно управлять хорошо и иметь для этого достаточно досуга. Но если избрание должностных лиц по признаку богатства свойственно олигархии, а по признаку добродетели - аристократии, то можно рассматривать как третий вид государственного строя тот, в духе которого у карфагенян были организованы государственные порядки - они избирали должностных лиц, и притом главнейших - царей и полководцев, принимая во внимание именно эти два условия. Но в таком отклонении от аристократического строя усматривалась ошибка - хотя богатство способствует досугу, однако плохо, когда высшие из должностей, именно царское достоинство и стратегия, могут покупаться за деньги.
     Вполне естественно, что покупающие власть за деньги привыкают извлекать из нее прибыль, раз, получая должность, они поиздержатся. Невероятно, чтобы человек бедный и порядочный пожелал извлекать выгоду, а человек похуже, поиздержавшись, не пожелал бы этого.
     Особой формой олигархии является Плутократия - греческое plutokratia - от plutos - богатство и ...кратия, государственный строй, при котором политическая власть формально и фактически принадлежит богатой верхушке общества - отсюда - плутократы.
     Автократия - форма правления, при которой вся государственная власть сосредоточена в руках одного лица. Исторически Автократия  существововала в рабовладельческих государствах Древнего Востока в виде деспотических монархий - Египет, Вавилон, Ассирия. Более поздними правлениями Автократии явились тиранические режимы в Древней Греции, императорском Риме, Византии.
     Следует заметить, что на бытовом уровне, особенно во время процесса «забивания козла на раздевание», лучше всех «знают», как управлять государством работники «мудрственного» труда приближенного к совковой лопате. На самом же деле только люди, приближенные к верховному руководству страны, осознают, что править государством может далеко не каждый, а лишь человек выдающихся способностей – неординарный как в плане мышления, так и в духовной сфере. Безусловно, к правлению государством иногда прорываются выскочки и проходимцы, однако они, как правило, «властвуют» недолго, и, главное, оказываются для общества разрушительной, а не созидательной силой, и такие «государственные деятели», как и «делатели» СМИ и прочие работники приобщенные к «духовной сфере», «творят» по единому принципу: - своя рубашка ближе к телу, а хата - ближе к краю.

     Причины кризисов в государствах.
     Так называемый «цивилизованный Запад» всегда позиционировал себя как центр цивилизации, а остальной мир, в том числе и Россию и Китай, и Индию, считал и считает сырьевым придатком к цивилизованному миру, «потому как они есть варварские страны» и объязаны отдавать ему свои материальные ресурсы – МР, за бесценок. Как это делали туземцы колонизируемых европейцами территорий в Америке, Азии, Африке, Австралии и на прочих новооткрытых тихоокеанских островах - меняли и золото, и продукты, и женщин на бусы, зеркальца и прочие разноцветные тряпки. Но современные «члены ООН» не хотят «запросто так» отдавать МР. И Запад делает все, чтобы подчинить своему влиянию весь мир. Вплоть до применения вооруженной силы. Особенно актуально встал перед Западом вопрос захвата МР и рынков сбыта в период глобализации мировой экономики.
     Однажды крупный экономист США, выступая по телевизору, сказал, что первая и вторая мировые войны сказочно обогатили США и позволили рапространить американское влияние по всему миру. Настоящие прибыли делаются в момент войн, вселенского развала и падения финансовых систем. Можно сказочно обогатиться и поставить конкурентов на колени. А в мирное время Запад, через финансовые активы, финансовые системы и печатный станок пытается сосредоточить в своих руках большое количество реальных денег, равноценных МР. Ибо ещё Михайло Васильевич Ломоносов заметил, что, где, сколько убыло, то в другом месте столько же прибыло.
     Вообще-то основными причинами кризиса в государстве являются или падение производства или перепроизводство товаров, например перепроизводство нефти, что на данный момент наблюдается во всем мире. И на текущий момент, все как то очень удачно складывается: - и невыгодное бурение и добыча нефти и сланцевого газа в США, и разгром нефтедобывающих стран на Востоке, и организованный наплыв беженцев, и падение рынков, и страшно дорожающий доллар, и мировая финансовая паника, и снятие нефтяного эмбарго с Ирана, и захват нефтяными и газовыми фирмами США рынков Европы.
     Некоторые эксперты считают, что в настоящий момент экономический и политический кризис в Европе и в мире специально организован США. Развал финансовой системы грозит Америке - эксперты постоянно предупреждают, что США стоят перед банкротством. Логично, что в головы финансовых воротил могла прийти гениальная идея - разорить мир. На фоне войны, всеобщего разорения и наплыва беженцев выиграет сильнейший - экономика США. За сверхдорогой доллар можно будет скупить резко подешевший мир. Вообще то, США могут позволить себе временно потерять десяток триллионов долларов и поставить мир на колени. Потом когда мировые ценности попадут в «правильные руки», все опять быстро вздорожает. Но народы будут надежно закабалены. К этому все и идет.  Итак - горе побежденным!  В очередной раз мировые воротилы переформатируют мир под свои интересы вместо его развития. Насколько далеко пойдёт Запад по пути сохранения самого себя, и насколько способен мир объединиться ради развития, а не переформатирования, никто сказать не может.
     Вследствие обвала рубля в России, и национальных валют в постсоветских странах, да и в прочих странах третьего мира, как то уж подозрительно сразу и громко в высших олигархических элитах начались разговоры о необходимости, для пополнения скудеющего государственного бюджета, приватизировать государственную собственность которая, ясное дело, должна уйти за бесценок.
     Закрадывается нехорошее подозрение, что введение Западом санкций против России хорошо спланированная и целенаправленная акция, скоординированная с олигархами внутри страны, с целью продать последние госактивы по бросовой цене и продолжить сидеть на сырьевой игле, не позволяя развивать индустрию перерабатывающую сырье в конечный продукт. Т.е. «не мытьем, так катанием» продолжить выкачивать из России ее огромные МР за бесценок.
     К сожалению, и мировой экономике, и России, и прочим странам в любом случае придётся туго. Если Штаты не рухнут, то будут всех давить и дальше с остервенением. А если рухнут, то рухнет и вся евроинтегрированная экономика.
     России и прочим государствам надо научиться жить своим умом и по своим возможностям, а не смотреть вечно на Запад и не отдавать все свое добро бесплатно за «доброе слово о демократии».
     Так как мировой экономический кризис нарастает, то у России и других постсоветских стран появляется возможность увеличить производства ВВП, направив рубли и национальные валюты в инвестиции внутри страны. На самом же деле, вместо того чтобы направить средства на развитие внутреннего производство идет сплошная игра с долларом. Что это за экономика, которая способна существовать только за счет «дешёвых» денег «прокрученных» через обменники валют?  Ведь на самом деле дешёвых денег не бывает. За дешёвые деньги «производимые» печатными станками США и ЕС платят другие страны. Надо заставить обывателя и спекулянтов, да и государство в целом, не скупать и перепродавать доллары, а вкладывать их в инфрастуктурные проекты, законодательно создавая льготные условия для мелкого и среднего бизнеса.
     России необходимо проводить индустриализацию страны, и тогда отпадёт необходимость сидеть на нефтяной игле. Поднимать свою авиапромышленность, угробленную почти полностью, обрабатывающую промышленность и другие отрасли экономики. Развивать свою инфраструктуру. И нефть самим понадобится и газ. Нефтехимия одна может много дать. Хватит жить миражами о том, что Россию допустят до жирного «цивилизованного» пирога. Там у кормушки уже «местов нет».  Пора расставаться с «либерастической» экономикой окончательно, да и с самими «либерастами» заодно.

     Экономика.
     Экономика и политика современного «цивилизованного мира» есть заурядная спекуляция финансами и идеями, запрет которой в «социалистическом лагере» был основной причиной невозможности построения «цивилизованного общества» с процветающим меньшинством, обладающим огромными финансовыми возможностями, но с «ограниченной ответственностью». А личные контакты и «гражданское согласие» между представителями прямо противоположных социальных групп и формирований образуют во всем мире понятие «организованная преступность».
     Следует заметить, что между Востоком и Западом имеются различия - китайцы смотрят на жизнь периодами в десятилетия, если не столетия. Для китайского менталитета важнее устойчивость, чем комплементарность - они люди долгих трендов. Англосаксы мыслят среднесрочными периодами, коректируя свои действия под обстоятельства текущего момента. Очень жаль, что экономическая и политическая элита России не мыслит десятилетиями и столетиями и не имеет долговременных целей, в отличие от Китая или англосаксов.
     На сегодняшний день экономика России сумела противостоять двойному кризису -  падению нефтяных цен и санкциям, мало того - сумела обеспечить важнейшие внешнеполитические шаги России, направленные на защиту её безопасности. Однако эта устойчивость потребовала и требует огромного напряжения в обществе и обеспечивается за счёт будущих поколений.
     Сама же нынешняя экономическая система в России, которую грубо можно охарактеризовать как «сырьевую колонию», создавалась в постперестроечные годы многими из тех, кто сейчас восседает на руководящих постах в государстве. Эти же люди стали основными бенефициариями созданной ими экономической химеры, заменив собой советскую партократию на олигархическую плутократию. Т.е. олигархия сделала из России «сырьевую колонию», а теперь хочет скупить её по дешевке и перепродать подороже.
     На текущий момент, под давлением цен на нефть отчётливо стали видны как системные, так и кадровые проблемы российской политолигархической элиты. Министры и главы государственных корпораций призвали готовиться к худшему, предупредив о возможной ситуации, схожей 1998 годом, при этом подвергли критике сложившуюся систему в государстве, призвав для пополнения бюджета к приватизации малоэффективных госактивов.
     Большой резонанс в прессе вызвало заявление Германа Грефа, президента и председателя правления государственного и крупнейшего в России банка Сбербанк, о России как стране «дауншифтеров», проигравшей мировую конкуренцию. Отчасти с господином банкиром можно согласиться, особенно в том, что действительно нынешнюю государственную систему в России, как и новую IT-систему Сбербанка, стоившую миллиард долларов и успевшую уже устареть, необходимо менять.
     Но чтобы понять, что же менять в системе, надо понимать и хотя бы иметь представление о том, как выглядит эта система. Странно, а порой смешно слышать из уст многих нынешних и бывших высших государственных служащих России, а ныне - руководителей госкорпораций, о необходимости приватизации госкомпаний в связи с их неэффективностью. С тем, что отечественные госкорпорации неэффективны, трудно не согласиться. И хотя большинство госкомпаний России по приносимой государству прибыли можно назвать эффективными, тем не менее, все госкорпорации получают прибыль за счёт преимущественного права на рынке. При этом надо понимать, что те юридические образования, которые называют государственными компаниями, таковыми не являются. Такие компании, как «Газпром», Сбербанк, «Роснефть» и иже с ними - являются публичными компаниями, их акции торгуются на бирже, а государство является всего лишь акционером, владеющим контрольным пакетом акций.
     В таких условиях госкорпорации, имея основным акционером государство, получают от капиталиста - государства преимущество на рынке и стремятся к монополизации. Вследствие чего сокращается конкуренция, наличие которой является необходимым условием для стремления, как акционеров, так и управляющего персонала компаний к максимальной эффективности компаний. Мало того, интересы капитала часто не совпадают с интересами государства и общества, это же применимо и к российским госкорпорациям, нацеленным только на одно - на получение прибыли.
     В результате народ России оплачивает из своего кармана деятельность таких компаний, которые к тому же могут, при попустительстве крупнейшего бенефициария, нарушать экономические интересы и гражданские права граждан России. Вспомним, как РЖД отменила пригородные электрички, вспомним неоднократные манипуляции со стоимостью бензина крупнейшими нефтяными компаниями. Вспомним заявление главы Сбербанка Г. Грефа о Крыме как нероссийской территории - и, в продолжение этого, вспомним отказы, как Сбербанка, так и банка ВТБ, выдавать кредиты гражданам России с крымской и севастопольской прописками. Олигархи никогда не любят ни с кем делиться. Особенно с плебсом.
     Но это только часть проблемы. Господа руководители госкорпораций часто позволяют себе публичные высказывания, по которым можно судить об их личном беспокойстве за судьбу страны, и слишком часто из их уст слышна критика существующей системы. Но стоит задаться вопросом: - коли вы, господа, столь умны, почему же вы требуете от государства дотаций, преимущества на рынке, почему вы позволяете себе тратить миллиард долларов на уже устаревшие информационные системы и, делая всё это, честно не уходите в отставку? Эффективность российских компаний зависит, прежде всего, от вашей эффективности.
     Но вместо того, чтобы повышать эффективность руководимых ими предприятий, эти господа предпочитают требовать от государства всё новых и новых преференций и поднимать разговоры о приватизации. При этом почему-то утверждая, что после приватизации эти компании вдруг станут более эффективными. Вспомним соловьиную песню о приватизации энергосистемы страны, которую напевал народу небезызвестный господин Чубайс. Он обещал и эффективность, и конкуренцию, и даже понижение тарифов. На деле же получилось, что активы попали в руки лиц, приближенных к руководству или входивших в руководство РАО ЕЭС, тарифы в условиях мнимой конкуренции при попустительстве государства поползли вверх. А об эффективности приватизируемых компаний красноречиво говорит многомиллиардное банкротство «Ленэнерго».
     Нынешнюю систему госкапитализма выстроили именно такие люди, как господин Греф, который до перехода в Сбербанк возглавлял министерство экономического развития. Все вместе эти люди, кем бы мы их ни называли - «силовиками», «либералами» или ещё как-нибудь, являются плутократией. Это «про них» вопрос: - Кому на Руси жить хорошо? можно переиначить: - Кому за счет Руси жить хорошо?
     Они прекрасно приспособились распределять доходы, которые страна получала от продажи углеводородов в эпоху высоких цен на нефть. Теперь же эти доходы буквально на глазах тают, и плутократия пытается перераспределить активы. Для этого ей необходимо как можно сильнее их обесценить, сделать неэффективными, чтобы потом, в ущерб государству и народу, по дешёвке «прихватизировать». Т.е. повторить «прихватизацию» 90-х годов ХХ века, когда они же развалили СССР.  О таких «благодетелях на благо народа» можно сказать, что благотворительные дела их есть плод рассудка и холодного ума, но не потребность их сердца.
     Да, действительно, проблему госмонополий, которые под управлением плутократов превращаются в монополистов, душащих страну, необходимо решать. Нет трагедии в продаже части государственных активов, но делать это надо с умом, и тем более нельзя продавать активы, когда они заметно подешевели, как сейчас. Но если посмотреть в корень проблемы, то приватизация при продолжившемся неэффективном управлении корпорациями - не поможет. Мало того, лишившись господдержки, менеджмент этих компаний, привыкший управлять ими за счёт государства, попросту доведёт «национальные достояния» до банкротств. И затем к перепродаже с целью получения «маржи».
     Как когда-то сказал И. В. Сталин, «кадры решают всё»! Прежде чем что-то приватизировать, необходимо провести реформу всей системы. Точно определить: что необходимо сохранить в руках государства, что необходимо продать, прописать новые правила игры на рынке. Сами госкомпании должны стать не машинами по получению прибыли, а регуляторами рынка. И прежде всего надо решить кадровый вопрос.
     Сноска. После отставки с поста главы РЖД господина Якунина, железнодорожный монополист отказался от требований дотаций, согласился на индексацию тарифов в 70% от инфляции - и при этом новое руководство начало основательную реформу компании с целью повышения её эффективности.

     Общество

      Есть люди, которые в каждой возможности видят в первую очередь кризис.
      Но другие в каждом кризисе видят возможности.         Уинстон Черчилль

     Чтобы гражданское общество и, соответственно, государство состоялось,  неоходима идеология. Т.е., чтобы сплотить людей, им надо дать какие-то общие переживания – религиозные, исторические или культурные. Иногда процесс формирования таких переживаний происходит стихийно, иногда  сознательно направляется великими общественными деятелями. Поэтому во многих странах проводятся  религиозные, исторические, общегосударственные праздники, а также дни, когда чествуются национальные святые, герои, поэты, писатели, художники, композиторы, ученые и иные общественные деятели. Например, в России большой размах получило чествование воинов Великой Отечественной войны - люди пережили глубокое чувство сплоченности во время акции «Бессмертный полк».
     Эти общие переживания могут носить разный характер - позитивный или негативный. Их можно обозначить как культ Победы и культ Обиды. В позитивном случае люди переживают свою принадлежность к общим победам и достижениям, к чему-то славному, что внушает гордость и самоуважение, таким событиям как Победа над страшным врагом, достижения в области культуры или науки. Для этих переживаний враждебность к кому-то не является принципиальной и чаще всего просто отсутствует - россиянам, празднующим День Победы, обычно в голову не приходит предъявлять претензии современным немцам. Поскольку они видят себя победившей стороной, они не предъявляют счетов к оплате.
     Но возможны и негативные общие переживания - память о поражениях, обидах, несправедливостях и преступлениях, жертвами которых стали наши предки или люди, с которыми мы себя отождествляем. В этом случае люди более склонны сохранять, лелеять и поддерживать негативные чувства к своим реальным или предполагаемым обидчикам и их наследникам, предъявлять счета и гневно требовать их оплаты. Они считают - мы жертвы страшных преступлений - обидчики и их наследники должны нам за это заплатить. Если преступления были особенно изощренные, такие, как геноцид, обидчик - государство-агрессор должен и объязан заплатить за свои преступления. Тогда это будет не отместка, а возмездие и восстановление справедливости. Чтобы преступление не повторилось.
     В национальном сознании обычно присутствуют оба переживания, с преобладанием чего-то одного. Иногда в качестве идеального примера негативного общего переживания, культа Обиды, существенного для национальной идентичности, приводят Холокост. Но для Израиля это не совсем верно. Образ, в котором чаще всего видят себя израильтяне – это образ позитивный: - «Мы не народ несчастных беззащитных жертв», а «мы народ, который злодеи со времен ассириян и вавилонян стремились истребить, но у них не вышло, мы создали государство, превратили пустыню в цветущий сад, отбились и продолжаем успешно отбиваться от многочисленных врагов». То же самое могут сказать о себе и  армяне, пережившие страшный геноцид в 1915 году и не потерявшие  веру и стремление к счастью и процветанию своей Родины. И россияне, пережившие страшную Отечественную войну, и грузины, и греки, и поляки и многие, многие народы мира, которые, несмотря на все потрясения и трудности, своей верой и упорным трудом возродившие свои страны из пепла. «Образ жертвы» не работает на созидание - горькие обиды на мир, даже вполне обоснованные, не могут принести никаких добрых плодов ни в случае отдельных людей, ни в случае народов.
     На этом фоне украинский национализм с самого начала формируется с сильным преобладанием негативной составляющей. Этому есть достаточно понятные причины. Националисты остро переживают угрозу утраты национальной идентичности в результате языковой и культурной ассимиляции со стороны русских. Поэтому мотив отталкивания от всего русского тут понятен - мол, будем остро помнить, что мы - отдельный народ, и беречь свою инаковость.
     Это подчеркивание инаковости плавно переходит во враждебность - русские не только иные, они чужие и враги. Но тут оказывается, что большинство достижений украинского народа относятся к периоду, когда Украина входила сначала в Российскую империю, потом в СССР. Так уж исторически сложилось. Украинские ученые или писатели, как правило, воспринимали себя - и воспринимались другими - в качестве русских. Украинские воины внесли, несомненно, выдающийся вклад в победу над нацизмом, но в составе Красной армии.
     Но национализм, особенно с резким преобладанием культа Обиды, устроен по другому. Для националиста даже люди в стане врага, которые его поддерживают, отнюдь не делают ему большого одолжения, потому что они даже не начали выплачивать свой Бесконечный Долг. Пусть приползут на коленях и ползают, причем доползаться до чего-то позитивного у них, впрочем, нет надежды, потому что ползание означает признание Неоплатного Долга, но никак не его выплату - на то он и Неоплатный. Примирение, отказ от дальнейших претензий и счетов к оплате означало бы отказ от культа Обиды и национализма как такового.
     На культе Обиды невозможно построить жизнеспособную нацию. Жизнь показывает, что в семье и братья родные могут быть врагами, а в политике и международных отношениях такие понятия вообще неприемлемы. Есть интересы и если они совпадают можно обговаривать условия как идти совместно, если не совпадают, то договариваться чтобы возможно совпали в будущем.
     Непонимание же и обида «внутренних» либералов-западников связана с тем, что они психологически являются представителями чужой империи. И если внешний человек верноподданнически обращается к империи, то он уже свой и даже намного больше. Так в СССР, немногочисленных американских коммунистов на руках носили. А сейчас в Америке могут сердечно привечать «демократических активистов», относясь к их личным недостаткам с большим снисхождением.
     Либералы-западники ожидают, что раз они поддерживают империю, их там должны с радостью привечать, что, в общем-то, в отношении Европы и  США верно. Чужаки, желающие присоединиться к ним, там воспринимаются с радостью - они подтверждают верность их миссии и ее привлекательность для других.
     Стоит особо заметить, что все «шпиончики», будь то представители «гражданского общества» или либеральных партий, со временем превращаются в воблу постоянно «требующую пива». Ибо, без западных грантов, «революционеры» ни на что не годны. И, соответственно, невозможно устройство «цветных революций, развитие демократии, становление гражданского общества, защита прав разноцветных меньшинств, различные диалоги за развитие общин и др. и пр.» Когда исчерпывается майданный ресурс, тогда от майданных программ остаются «рожки да ножки». То есть отсутствие грантовых средств никак не способствуют формированию в стране майданных настроений, и тем более формированию майданной инфраструктуры. Правда, падкое на американскую зелень «гражданское общество» основательно загаживает информационное поле и прилежно обслуживает операции информационно-психологической войны, но в результате революционная масса не рождается, и не формируются революционные ячейки. И тогда у Запада появляется основание считать грантоедов неэффективными нахлебниками.
     Поэтому «засланным казачкам» государство должно постоянно, но вежливо, напоминать, что хочешь ходить по улицам с белым надувным шариком - ходи. Хочешь танцевать и петь на проспектах - пожалуйста. Хочешь швырнуть булыжник в полицейского - о нет, братец, нельзя, упекут. Лоялист ты или правозащитник, право на насилие есть только у государства. Это право ты сам, как гражданин, делегировал государству. Попытаешься присвоить – «схлопочешь по шее» или сядешь в узилище. Тогда и рычаги давления на власть посредством манипуляций общественным мнением прозападных засланных казачков, будут сломаны. Но это и другой стороны касается - государство объязано неукоснительно блюсти права человека. Ибо государство должно всегда помнить, что невозможно запретить права и свободы граждан - в истории нет прецедентов успешно сработавших ограничений. Церковь пыталась запрещать языческие обряды, но проще оказалось наполнить их новым содержанием.
     Попытки Запада заблокировать и сокрушить Россию, связаны не просто с желанием избавиться от самостоятельного игрока на Мировой Арене, но и с альтернативной западной демократии моделью государственного и социального устройства, самим фактом своего существования мешающей идеологической кампании по манипуляции и «демократизации» огромной территории государства с практически неисчерпаемыми запасами МР. Если Россия выдержит давление, ощущая при этом поддержку со стороны созданных ею самой международных организаций, таких как  - ШОС, БРИКС, ОДКБ и прочих, то благодаря запасам МР она станет мировым игроком идущим своим путем, предназначенным ей геополитическими условиями. И не надо бояться западных санкций и прочих их козней. В этой связи можно вспомнить многолетние санкции против Китая, который спокойно и уверенно шел своим путем и упорным трудом достиг огромного процветания. Все вышесказанное касается и других крупных держав, идущих собственным путем - это и Индия, и Иран, и Бразилия, и Египет, и Пакистан и другие региональные державы.
     В настоящее время Запад скорбно подсчитывает убытки от санкционной войны. Они велики, но вряд ли смертельны. Да, многие западные фирмы, чей бизнес ориентирован на Россию разорятся, да будут десятки, а может сотни тысяч безработных, бюджеты стран ЕС недополучит миллиарды долларов. Но экономика большинства стран Европы, все же, в целом от России автономна. За исключением стран Прибалтики, ну да кого интересуют проблемы маленьких стран.
     Но вот самую главную потерю, потерю, в конечном счете, способную изменить геополитическую картину мира, Запад еще, похоже, не осознал. А зря.
     Эта потеря куда как более страшна, чем прямые экономические убытки от нарушения экономических связей. Это потеря ДОВЕРИЯ.
     Тотальная потеря доверия населения постсоветской России к западной политике. Это страшно. Такого не было даже в самые холодные годы холодной войны при СССР.
     Да, тогда отношения были напряженными. Но простой советский обыватель, не смотря на формально идейную коммунистическую чистоту, всегда относился к Западу с уважением, а где то даже почтением. Мол, да, они противники, но в целом они - честные ребята, и когда-нибудь все недоразумения закончатся и мы «обнимемся, да поцалуемся».
     Позднесоветский человек советской пропаганде уже не верил, а Западу - верил.
     Именно поэтому советские люди так легко смирились с развалом СССР. Мол, мы вступаем в «Цивилизованный мир» в котором войны - атавизм и история, границы - административная условность, а национальные интересы отстаиваются в честной рыночной конкурентной борьбе.
     В новых, постсоветских, взаимоотношениях России и Запада случилось то, чего не было во время существования СССР. НИКОГДА. Россияне больше не верят Западу. Россияне уже не верят в идеологический жупел под названием «Цивилизованный Мир».
     Нет никакого «цивилизованного» мира. Есть сообщество хищников, живущих по законам джунглей, где реальную силу имеют когти, клыки и стальные мускулы, а всё остальное - фиговые листья и маскирующая трескотня. Главное - россияне осознали, что разгребать свои проблемы все равно придется им самим и никакая «заграманица» им не поможет. И оценили роль ЕС и Америки в этой своей «новейшей» истории - между поджигателем, соучастником и пособником своих бед.
     Такой, прозревший россиянин гораздо опаснее для Запада, чем советский человек даже сталинских времен. Ему уже нельзя навешать либеральную лапшу на уши и купить за модные джинсы и жвачку. В известной дилемме «пушки или масло», он сделает выбор в сторону пушек, потому что понимает - не будет у него пушек, то точно у него не будет масла, а может и не сохранится даже самый его организм, куда это масло заправляют.
     Контактировать с Европой, Америкой и прочим западным миром все равно придется. Но нынешняя Россия страшнее чем СССР, несмотря на то, что сильно утратила прежний вес и размер. Но страшнее. Для своих врагов. Потому что народ другой. Это уже не благодушные, расслабленные «фарцовщики». Это уже люди, готовые, хотя бы пока морально, отстаивать национальные интересы в борьбе, без соплей и сантиментов. Без наивной веры в фальшивые западные идеалы и «порядочность» Запада.
     Главная потеря Запада - Россияне перестали быть совками - они снова стали воинами.

     Арт Ангелуа 05.02. 16 г.


Рецензии