Практическая педагогика. Глава 14

Предыдущая глава http://www.proza.ru/2016/02/04/235

                Елена Прекрасная

                Ты так старалась,
                Быть всегда красивой,
                А он помчался не к тебе,
                противный…

 По  документам она  была Новикова Елена Игоревна, но в школе эту девочку все называли  Елена Прекрасная. Малышня немного сокращала – Ленка Красивая. И действительно, было в ней что-то от сказочных красавиц: длинные русые волосы и серовато-зеленые глубокие проникновенные глаза. Лену нельзя было назвать конфликтной  девочкой, но вокруг нее всегда происходили какие-то баталии. То парни побьются за ее внимание, то девчонки распустят клубок лишних сплетен и половина школы начинает разбираться, что же реально произошло и как все это вырулить в правильном направлении. Причем, Лена вроде бы и не втянута во все это, но именно из-за нее происходят конфликты. Такая себе роковая барышня.

Лена рано поняла, что природа одарила ее большим сокровищем – красотой, и умело пользовалась ею. Девочка использовала влюбленных в нее по уши парней, как только ей хотелось. Самое любимое ее развлечение – помпезное эффектное появление в школе в сопровождении эскорта из одного-двух мальчиков. Возле нее всегда увивалось несколько парней просто так, чтобы были на подхвате, если Лене вдруг что-нибудь понадобиться.

Почему-то Новикову большинство в школе считало легкомысленной глупенькой блондинкой, хотя Лена не была ни блондинкой, ни глупенькой. Уже три года подряд ее упорно класс выбирал старостой, и со своими обязанностями Лена справлялась. Еще бы, ведь ей помогали все те же парни на подхвате, которые кого нужно – заставят, что  нужно – сделают, кого уговорят, кого прижмут, а  то и побьют. Одним словом, все всегда сделано, а каким макаром – не спрашивай, главное ведь – результат.

Как я не пыталась подружиться с Леной, ничего не получалось. Она во мне почему –то видела угрозу и конкурентку. Особенно после того,  как Юра ляпнул при всех на перемене: «А наша мама Соня красивше будет, чем Ленка!», девочка начала смотреть на меня «чертом», и все время пыталась сделать какую –нибудь каверзу.

- Не называйте меня «милой девочкой»! – зло выпалила Лена после того, как я собралась объяснить ей, что такая слишком короткая юбка - не очень приличная одежда  для школы. Ее  серо-зеленые глаза слегка вытянулись и стали похожими на кошачьи.

- А как же я должна тебя называть? – поинтересовалась я. Мне очень хотелось найти общий язык с этой звездой, а еще больше  - узнать истинную причину ее страшной ненависти ко мне. Не верила я, что проблема только во внешности.

- Я – Лена Новикова. И не «девочка», и не «солнышко», и, упаси Боже, «милая моя». Дебильные обращения, - она дернула пышной короткой юбкой в плиссировку,  мотнула шикарной гривой русых волос и исчезла за дверью. А я осталась переваривать неприятный привкус этого разговора, если это можно было назвать разговором.
Ну что же, придется понаблюдать, изучить и понять  это диво дивное Лену Новикову, потому что я верила: вода и острый камень точит, а такой, как Лена, и подавно округлит.

Чего-то я не учла, потому что время шло, а Новикова становилась все более агрессивной. Ко всему прочему добавилось еще что-то, что объяснить вообще было нереально. У меня создавалось впечатление, что я у нее что-то украла, очень ценное и жизненно необходимое. Лена выходила из себя уже только при одном моем появлении, поэтому я пыталась как можно реже попадаться ей на глаза, чтобы не нарываться на «комплименты». Иду по  коридору и вижу впереди в перспективе встреча с Леной – заворачиваю в учительскую, словно по делам. Выхожу на перемене воздуха свежего глотнуть и мозги закипевшие охладить - Лена в компании  стоит, поэтому  отхожу подальше, лучше за угол школы, чем пугаю курильщиков – они тоже вышли мозги прочистить, но своим способом. Шарахаемся в разные стороны.

Но после одного случая серьезный разговор с Леной был неминуем.

В начале декабря я планировала провести открытый урок со своим классом по теме: « Французский романтический роман В. Гюго «Собор Парижской Богоматери». Открытые уроки – это всегда праздник как для учителей, которые приходят на урок, так и для администрации, потому как учитель, который готовит такое мероприятие, выдумывает и творит в меру своей буйной фантазии. Это не настоящие уроки, а скорее искусственные, хотя и яркие, эффектные, зрелищные. Если учесть, что это был мой первый открытый урок, то старалась я со всех сил.

У каждого учителя свои методы и любимые приемы. Я люблю инсценировки. Страшная приверженка творчества Виктора Гюго и его романа «Собор Парижской богоматери», поэтому я и представить себе не могла другой инсценировки, чем с этого романа. Монолог Клода Фролло под прекрасный танец Эсмеральды – это должна была быть та изюминка, которая не способна оставить равнодушным никого. И даже если в уроке где-то будут огрехи, эта сцена перекроет все. На роль Клода прекрасно подходил отличник Артур Ковальчук: высокий, худой и длиннолицый парень, острый на язык и очень сообразительный. Он отличался хорошей памятью, поэтому я была уверена, что этот не подведет и монолог выучит. А вот Эсмеральда – только Новикова. Если ей надеть  черный парик – шикарная  Эсмеральда. К тому же я знала, что она умеет танцевать. Лена любила быть в центре внимания, и ей нравилось, когда ею любуются. Поэтому когда я на своем уроке огласила о подготовке к открытому уроку, все встретили это весело.

- Ура! Будем звездиться!  - кричал Вигура и перекривлял директора, как тот обычно хвалил классы, которые чем – то отличились.

- Да уж не подведите. Я раздам слова, сначала нужно выучить, а на следующей неделе начнем тренироваться. Будет небольшая сценка из «Собора». Артур, ты будешь Клодом Фролло, а Лена Новикова – Эсмеральдой…

При последнем моем слове по классу пробежался легкий шумок. Все посмотрели на Новикову, а та побледнела, и в блеске ее глаз  сверкнул металл. С последних парт донеслось:

- А Квазиморду тоже пригласили?

Я узнала  голос Маркина Ромы. Этот всегда был беспринципным  и с чужими  чувствами не очень –то панькался. После этой фразы Лена психанула, сбросила все свои вещи в сумку и рванула к выходу. Когда проходила мимо меня, пригвоздила очень злым взглядом. Но я  заметила так же, что на ее красивых глазах выступили слезы. Это были слезы обиды.
 
Я опять не понимала, что сделала не так.

- Ну, вы, Соня Константиновна и ляпнули же, - первым попробовал просветить Дима.

- Что-то не то сказала, да? Дима, я не понимаю, что? – попросила объяснить.

- Длинная сказка. Ее нельзя называть Эсмеральдой. И Квазимодо тоже лучше при ней  не выговаривать. Несчастная любовь. Еще в прошлом году, - и убежал за Леной, считая, что я все поняла и во всем разобралась.  Как всегда «вовремя» прозвенел звонок и за минуту класс опустел. А я осталась стоять у доски, как та Пизанская башня: никак не упадет, и стоять прямо как-то не выходит. Никого видеть не хотела, поэтому переместилась в подсобку, чтобы проверить три пачки тетрадей с сочинениями. Это длительное изнуряющее занятие, но иногда «перлы» радуют и  превращают  такую работу в веселье.  Не в этот раз. Открываю тетрадь, читаю, еще раз читаю, но ничего не понимаю. Так и сидела над тетрадями, пока не услышала:

- Чо ты дуешься, она ведь не знала, - это был голос Вовки Титаренка. Значит, на уроке  этого охломона не было, а  как Лене плохо – он  ее успокаивает.

На этот раз я закрыла дверь подсобки на защелку, чтобы никто не мешал  моему уединению. Теперь услышала, как дернулась дверь ( Вова проверял, есть ли кто в подсобке), но я затаилась, как ушлая мышь, которая учится прятаться от наглого кота. Подслушивать чужие разговоры плохо, но я понимала, что только так смогу распутать их запутанные тайны.

- Она меня нервирует, дура институтская, - это так лестно обо мне Лена. Мысленно я исправила «вообще-то университетская». Так получилось, что поступала в институт, но за год до моего окончания обучения  заведение превратилось в университет.

- А она тебя пытается понять. Терпеливая тетка, - продолжал Вова меня защищать.

- Ты все время ее выгораживаешь. Соня Константиновна такая, Соня Константиновна сякая, хорошая, прекрасная, святая. Ты, случайно, на нее не запал? Очень похоже…

- А что такого, что мне нравится учитель? Как училка она классная. И ты это знаешь, потому и бесишься.

- Я еще не бесилась. Это цветочки. Вот она у меня еще увидит почем в Киеве рубероид…

- Вроде ты знаешь, почем? И когда ты такой стала, Ленка? Ты ж была нормальной девкой. Оно тебе нужно такой кипишь на пустом месте поднимать?

- Нужно. А ты не заступайся, а то мигом отставку получишь.

- Лена, какую отставку? О чем ты говоришь? Мы с тобой всегда были только друзьями - и не больше.

- Ах так значит. Пока ее не было – я была твоей девкой, а теперь – друзья? – по грюкнувшей двери и стуку каблучков в коридоре я поняла, что Лена убежала. Я пыталась не дышать и не двигаться еще минут десять, не зная, когда из класса уйдет Вова.

Когда закончился пятый урок, я попросила Лену остаться после уроков, чтобы поговорить, но она проигнорировала мою просьбу. С очень фиговым настроением, прождав девочку полчаса, я пошла  в свое любимое кафе и наелась развесного мороженого – говорят, вырабатывает гормон счастья. Не знаю, как другим, но мне помогло.

Конечно, выяснить вопрос, что случилось в прошлом году, я могла у любого ученика класса, даже у того же Вовы, но мне было нужно не это. Я хотела убедить Лену, что не претендую на красавчика Вову, ведь, насколько я поняла со всего случайно подслушанного, во мне она видела соперницу. Я поставила себя на ее место – так делать всегда учил меня отец – и поняла, что, возможно, я бы тоже повела себя так, будь ученицей.

Утром следующего дня  (сколько раз убеждалась, что утро - таки мудренее вечера) четко уяснила, что добровольно Лена не согласится на разговор. Значит, нужно обманывать. Подговорила завуча  Елену Дмитриевну разыграть вызов Новиковой  в ее кабинет. Елена Дмитриевна позвала Новикову к себе в кабинет, а потом вошла и я.

- Я так и знала, что это подстава. Круто, София Константиновна, - разочарованно  сказала Лена. Завуч вышла и Лена удивленно перевела взгляд на меня. -  А чо Дмитриевна свалила?

- Много дел у женщины. Зачем нам свидетели? Я просто хочу, чтобы ты поняла некоторые моменты. Садись и слушай.

Лена некоторое время  стояла, видимо выбирая между тем сесть и послушать или все же убежать. Без особого желания, но девушка села в  удобное дерматиновое кресло, стоявшее напротив меня. Она нервно крутила свой красивый серебряный браслет на правом запястье, что выдавало ее волнение.

- Понимаешь, меня не устраивают те отношения, которые сложились между нами. Они угнетают и тебя, и меня. Я так не могу и не хочу, - откровенно призналась, ведь главное начать, и при этом - откровенно.

- Да уж, мало приятного, - согласилась девушка, подозрительно поглядывая на меня.

- Я понимаю тебя. Возможно, больше, чем ты думаешь, - деликатно продолжила.

- Да неужели? Ану, просто интересно, что вы мне будете здесь заливать? Нотации читать будете? Какая Лена Новикова нехорошая.

- Нет. Я сама не люблю, когда читают нотации. Что-то расскажу, а ты поймешь. Я надеюсь. Когда я училась в школе, имела приблизительно такие же проблемы, что и ты. Я знаю, как быть самой красивой девушкой в школе. Все на тебя смотрят, считают кто распущенной, кто счастливой. А красота - не гарантия счастья, верно?  Когда я шла по коридору школы, девчонки  шушукались и обговаривали  каждый миллиметр моей фигуры, длину формы, туфельки, прическу. Парни –старшеклассники обзывали шалавой, а старшеклассницы  завистливо смаковали последнюю новость: я встречаюсь с парнем намного старше меня из очень сомнительной семьи. Наша школа считалась престижной, и в ней было полно  детей из зажиточных семей города.

- Вы и сейчас ничего, - сделала мне комплимент Лена.

- Спасибо! Знаешь, сколько раз в день мне предлагали старшеклассники переспать за деньги? Обещали много, считая, что  делают прекрасное предложение. А мне было унизительно неприятно.

- И вам? Дебилов везде хватает, - подытожила Лена.

- Это ты точно подметила. Везде. Они видят внешнюю оболочку. А мы ценим тех, которые видят внутренний мир. Мы его прячем, а они видят.

- Таких мало, - вырвалось у Лены.

- Но они есть. У меня такой был. Правда, недолго. У тебя тоже есть.

Лена резко подняла глаза. Наверное, она не ожидала, что я так быстро и метко попаду в ее больное место.

- Я знаю и вижу твою симпатию к Вове Титаренко. Не слепая. Я также вижу его мальчишечье увлечение мной как учителем. Неужели ты думаешь, что я позволю себе  отношения с учеником? Я ведь не буду ставить на карту свою профессиональную карьеру, работу и доброе имя ради интрижки  пусть и с красивым мальчиком.

- Вы просто плохо знаете Вову. Мы с ним вместе с песочницы. Я изучила все его примочки. Если он что-то  надумал – хоть Армагеддон в мире.

- Лена, у меня есть жених, - использовала я последний, но, как мне показалось, весомый аргумент.

- Правда? И вы его любите? – надежда засияла в ее уже  теплых глазах, заменяя ревность интересом.

- Даже больше: я скоро возможно, выйду за него замуж, - ляпнула я и удивилась, как в последнее время научилась лихо и главное правдоподобно врать. Думала, что Лену эта новость  впечатлит, но ее лицо сияло недолго.

- Я не знаю, какой ваш там жених, но  если Вовка захочет, вы бросите его к чертям собачьим, - умела эта девочка опускать на грешную землю.

- Ну это мы еще посмотрим. Ты мне лучше скажи, чем  я тебя вчера обидела, потому что, видит Бог, не хотела.


Лена мяла какую –то рекламную листовку, попавшую ей в руки со стола завуча, и молчала.

- Этот разговор останется  между нами. Я обещаю, - уговаривала я.

- Хорошо. Не я, так кто-то расскажет, только еще и наврет, - рассуждала вслух Лена. – Два года назад в нашем классе  появился  Игорь Пилипенко. Обыкновенный парень. Через полгода признался мне в любви. Я думала: ну вот, еще один из армии ухажеров. Ага, сейчас. Он мне тоже немного нравился, но чтобы с ним гулять, на фига оно мне надо? А у нас в классе тогда еще Голубева Динка училась. Зараза редкая. Она в Игоря так втрескалась, что проходу не давала. А тот за мной ходил, цветочки дарил, стихи писал. Как-то на уроке химии как прыснет  Динка на меня кислотой, а Игорь закрыл. Ему лицо и шею обожгло. Одноклассники его Квазимордой дразнили, ведь он  страшный стал. Его маман развелась с папиком –алкоголиком и поехала за рубеж к сестре. Там Игорю пластическую операцию сделали. Несколько писем написал, а теперь не пишет. В последнем письме написал, что нам нужно прекратить все отношения, потому что красивые девушки  обычно непостоянные, предательницы, непутевые. Мол, он себе девушку будет искать не такую красивую, как я.

- Понятно. Извини за Эсмеральду. Ее Маша сыграет. Я не знала твоей истории. А Динка? Ее наказали?

- Щас. Вся школа на ушах стояла, но родаки этой дряни много денег отвалили. Откупились. Вова с парнями ей такой прессинг устроили, что Динку родаки быстро в другую школу перевели. Но ей там тоже спуску не дают. У Вовки там знакомые, он им про нее шепнул малость. Вы мне простите. Просто Вовка, он мне как брат. Наверное, больше. Но я ему не нужна, видимо.

- Мальчики в этом возрасте сами не знают, что им нужно. Ты меньше уделяй ему внимания, тогда сам прибежит.

- Этот не прибежит, - настаивала на своем  Лена, но, в общем,  выглядела немного успокоенной.

- Время расставит все точки над и. Иди домой и помни о том, что я тебе друг, а не враг.

- Попробую, - пообещала мне Лена и оставила кабинет.

У меня  словно камень с плеч свалился. Лучше бы я провела десяток уроков, чем лечить души этих раненых детей. Еще одна излечилась от обиды. Ура! Из меня получается  сякой-такой педагог. А все –таки красивая из Новиковой вышла бы Эсмеральда.

Открытый урок получился отличный. Сначала  у меня подгибались коленки, цокотали зубы и выпадал конспект  урока из рук. Но стоило  войти в колею, как я почувствовала себя маленьким режиссером важного действа. Дети активно подымали руки, говорили не то, что должны были говорить, но никто и не знал, что они должны были говорить. Главное – умеют высказать мнение,  видно, что читали и могут проанализировать.  Сценка тоже удалась. В конце урока я поблагодарила  учеников и вздохнула с облегчением.  Директор восторгался, завуч хвалила, а педагоги, которые присутствовали на уроке, ласково улыбались, ведь у самих такие уроки  были еще впереди.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/02/06/300


Рецензии
Какая молодец Сонечка. учитель с большой буквы! Две Галочки

Галина Анастасиади   25.01.2020 21:07     Заявить о нарушении
Это тот образ, по которому у меня ностальгия не проходит))))
Благодарю! Хорошего Вам воскресенья!
Приглашаю на новинку, правда, согласно конкурсу, нужно выставлять главы на другом ресурсе http://litnet.com/uk/book/podarui-men-sebe-b197214
До июня должна закончить.На украинском языке.

Ксения Демиденко   26.01.2020 13:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.