Армейские уроки

Забайкальский Военный округ. 1967 год. Станция Безречная, Читинской области. Танковый полк. Вчера переодели в военную форму х/б. Сегодня  рядовой Калюка,  стоит в строю не пытаясь даже пошевелиться. Мороз под 30. Ветра нет, и что удивительно светит солнышко. Только что оттопали на строевой, голенища на «кирзачах» покрыты инеем. Сержанта. который проводил с нами занятия по курсу « молодого» бойца, казалось мороз не брал.
-Ещё пару раз пройдём и всё.
В это время появился офицер, при подходе к строю которого, сержант подал команду:
- Взвод смирно!
- Вольно- офицер вяло махнул рукой, и добавил- сержант выдели мне пару штанов.
« Какого к чёрта- подумал рядовой Калюка- в такой мороз! И где он возьмёт эти штаны..?»
-Есть!- бодро, под козырёк ответил сержант.

- Рядовой Калюка!
-Я!
-Рядовой Затёса!
-Я!
- Два шага вперёд.
Мы вышли из строя.
- Спасибо сержант- офицер высморкался через одну ноздрю и увёл нас с собой, разгружать машину с углём у котельной за казармой.
Я отчётливо понял, кто мы солдатики срочной службы. «Штаны. Вещь, которую можно использовать по любому назначению.» 

Дедовщина.
Куда от неё денешься. Подворотничёк  «дембелю» подшить, гимнастёрку постирать (воды практически не было, потому использовали для «постирушек» бензин) вот небольшой перечень примет дедовщины. Но не били. Хотя были и гниды среди «дедов», да и среди нас, «молодых». А когда начинались учения и полк выезжал на полигон или в сопки  занимать оборону против условного противника, мы «салажня» отдыхали. Потому как ничего не умели. Тащили службу «дембеля» и другие старослужащие. В силу нехватки кадров сверхсрочников (сейчас обозначают как контрактники) старшинами в ротах назначались солдаты срочной службы.

У нас был черкес, Стас Дерев.
Жёсткий, но справедливый, с большим чувством юмора. Небольшого роста, крепко «сбитый», он на перекладину взлетал как на коня. Джигит, сказали бы на его родине. Стаса уважали, побаивались все  «масти». «Деды», «дембеля», и… офицеры,  я не говорю о нас «салагах». Стас пресекал «беспредел» по отношению к нам, а это поверьте дорогого стоило. У него интересная судьба на гражданке. В 1998 году глава администрации г. Черкесска, кандидат в президенты Карачаево - Черкесской республики.

Офицеры. 
Капитан Лакеев. Замполит-политрук но не тот о котором в те времена песни пели. Амбиции, высокомерие. Презрение к подчинённым офицерам, солдатам срочной службы. Заискивание, раболепство перед вышестоящими начальниками.  Доставляло ему истинное наслаждение унизить, но ещё больше показать власть. Не возможности которые по должности, а ещё и сверх этого.  Что мы могли против него? Ничего. Кто мы и кто он.

От казармы до столовой 324 шага. В гимнастёрке и таких же «галифешках» пока дотопаешь на морозе да и ещё с ветерком, пробивающим тонкую хэбешную ткань, одно желание, быстрее заскочить в тепло помещения столовой.

Дежурный офицер по полку,  Лакеев. В шинели. Выжидает. Стоим, мёрзнем. Наконец команда « Справа по одному в столовую». Радостное оживление. Но тут же «Отставить». Так повторяется один два три… пять десять…Угрюмые, с посиневшими губами, носами, сгорбившись в забайкальской « тарбаганьей» стойке, механически выполняем команды « справа по одному… отставить… по одному… отставить. Январь. Мороз за сорок. Ничего не изменить. Армия. Подчинение. Приказы. Стоят, замерзают солдатики, выполняя команду офицера в шинели с меховой подкладкой.
«Дембеля» на пределе терпения.
-Стас разреши… Сколько можно измываться…

Старшина нашей роты, Дерев Станислав, стоит рядом с колонной, (под гимнастёркой шерстяной свитер с обрезанным воротником, вроде не так холодно как нам) не выдерживает;
-Общественное порицание…
Стас умолкает на половине фразы и даёт отмашку рукой…

И сразу же… в глубине строя, внутри этой массы ЛЮДЕЙ  раздаётся звонкий, дрожащий голос…

«Капитану Лакееву ОБЩЕСТВЕННОЕ ПОРИЦАНИЕ!!!». Секунды длилась тишина. Вдохнули воздух триста молодых парнишек да сотня «дембелей», и прогремело оглушительное … « У-у-у с-у-к-а!». Стихли.
Затем вновь звонкий голос «…общественное … сука..сука». Трижды прозвучало порицание.

Слюна, от злобы и матершины, летевшая изо рта  капитана Лакеева замерзала на отворотах его шинели. Но офицер  …  был бессилен что либо сделать. 

Потом был «особист» . «Таскал» нас к себе в кабинет. Угрозы (дисбат…). Поощрения (вплоть до отпуска домой) если дашь письменные показания на старшину Дерева и на Ваню Затёса (его звонкий голос подавал команду) не подействовали. И старшина Стас, и Ваня продолжали свою службу. 

Так я понял, в армии даже от таких придурков как Лакеев, можно защищаться. 

Лейтенант Мальцев. По возрасту (24 года) чуть постарше нас. «За глаза» мы его называли просто Валера.
Командир взвода. Физически сильный. Атлет. Учебную гранату бросал…вдвое перекрывая норматив. Умный, ироничный, справедливый офицер. Наказывал всегда «по делу».

Стрельбище. Армейский принцип: «Не хочешь заставим, не можешь научим» в действии. Лейтенант проходит вдоль рубежа стрельбы. Учит, подсказывает, обьясняет. Бабахаем из Ак 47 по мишеням. Кто попал, кто нет. Наконец, после того как последний из нашего взвода докладывает: «Рядовой Калюка стрельбу закончил» - взводный даёт команду «Отбой, занятия окончены». Строимся. «В машину бегом марш.»  Автоматы за спиной на ремне. Запрыгиваем в кузов.
Газ -66 трогается с места и плавно набирает ход. Водитель, рядовой Коля Кравченко,  «паскудный» надо сказать человечек, но баранку крутит умело.

Забайкальская весна. Солнышко ласковое, тёплое. Воздух с привкусом талого снега. Сопки. Цветущий багульник. Хорошо!

Оживлённо обсуждаем как стреляли. Внезапно визг тормозов, ( два пьяных бурята на мотоцикле выехали навстречу). Коля резко отвернул в сторону. Тупой удар. Машина заваливается набок. Мы в «кучу». Брезент, укрывавший кузов задрался наполовину. Видим как из под капота «Газона» валит густой, дым.

Кто то истошно заорал: « Горим! Сейчас бензин рванёт.» Забыв про всё бежим от машины. Страшно. Одна мысль. «Бежать… бежать…» Падаем на каменистую, смешанную с песком, спасительную землю. Приподняв голову, смотрим. Чёрный дым просекают язычки пламени. Двигатель горит.
Водитель , опустив голову на баранку, не двигается. Придавило рулём, сломав рёбра и осколками лобового стекла пробив голову. Лейтенант пытается вытащить его из кабины.
Мы лежим. Страх сильнее осознания того, что надо помочь. «Рванёт, рванёт…»- одна мысль. Старшина Дерев, который лежал вместе с нами , резко поднимается с земли и выпрямившись, бежит вперёд к горящей машине. Мы за ним. Лейтенант орёт команду:
- Назад…Всем лежать…Приказываю.
Вновь упали на землю

Старший сержант срочной службы, по должности старшина роты, Стас Дерев не обращая внимания на команду, подбежал к кабине и стал помогать взводному. Только благодаря своей феноменальной физической силе командир взвода, лейтенант советской армии Мальцев сумел отогнуть «баранку» и  уже вдвоём со Стасом они выволокли рядового Кравченко из кабины. Оттащили на безопасное расстояние, но лейтенант вновь побежал к горящей машине… Раздался взрыв. Ударная волна отбросила его назад. Мы вскочили, и подбежав к лежавшему лейтенанту, окружили его. Пошевелился, открыл глаза, посмотрел на нас. «А… воины… защитники Родины…испугались…ничего первый раз всегда страшно…»
Вот тогда я, рядовой Калюка понял: « Получается, что не только штаны, но и защитники Родины мы. Не просто солдатики… срочной службы…»

И ещё:
Лейтенант Валерий Мальцев кадровый офицер и действовал по уставу, а вот что заставило подняться старшего сержанта срочной службы Стаса Дерева? До «дембеля» ему оставалось самую малость. Мало ли что…Мог бы и отлежаться…

Много позже я понял простую истину. На таких офицерах, сержантах да и рядовых держалась  Советская , а сейчас Российская армия..!

…Впереди  было много дней и ночей службы. И наступила долгожданная пора. Старший сержант Калюка надраил комплект значков, отутюжил парадную форму…Домой…На «гражданку» …
                ***
Вспомнил армейскую службу…Вспомнил сослуживцев друзей- товарищей… Взгрустнулось…  Возникли полузабытые строчки:

Вот «дембель» подходит
Прощаться пора
Я отдал три года, честно служа
Бескрылыми птицами помчат поезда
Они разлучат нас с тобой навсегда
Они разлучат нас с тобой навсегда…


2003 год. Июнь. Поезд «Новосибирск-Владивосток», Читинская область, ст. Карымская. (до Безречной около 100км, но по другому, Борзинскому направлению ж/д ветки).


Рецензии
Виктор, нравится ясность,лаконичность и отточенность изложения. С уважением

Анатолий Дудник   04.03.2018 05:16     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.