Продолжение о Беловодщине начала 20-х годов

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть I

Раздел VІІ

Становление партийной и комсомольской организаций на Беловодщине
(1921 г.)

В архивах сохранилось не так уж много документов, касающихся обозначенной в заглавии темы. Один из них – протокол 1-й конференции коммунистических фракций Беловодского и Меловских районов, состоявшейся 15 июля 1921 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 1А л. 1-2 Писан он от руки, не совсем разборчивым почерком, очень сжато; серьезные повреждения имеет и сама бумага.
Председательствовал на конференции секретарь уездного партийного комитета Маличев. Помощником «товарища председателя» назван Половинка, секретарем Белик. В президиум были избраны: Ткаченко Григорий, Быков, Смирницкая, Ковалева.
Выступая перед делегатами, Маличев охарактеризовал работу комячеек, как  неудовлетворительная. Главной причиной тому названы бандитизм и террор по отношению к советским и партийным работникам, острая нехватка партийных кадров. Он делает выводы, что необходимо просить уездный комитет о выделении людей, с тем чтобы усилить райкомы. Одновременно рекомендует подбирать и воспитывать кадры на местах.
С докладом о продналоге и политической роли комнезамов выступил председатель уездного продовольственного комитета Федор Кузоятов. Отмечая правильность взятого Х съездом РКП(б) курса, он подчеркнул, что от успешного проведения продналога зависит быстрота возрождения страны. И хотя, говорит, существует реальная опасность, что новая экономическая политика повлечет за собой установление имущественного неравенства, на данном этапе Республика может развиваться только за счет кулацких хозяйств.
В принятом конференцией постановлении, в частности, говорилось, что ввиду полного отсутствия на местах из-за бандитизма организованной бедноты необходимо все лучшие силы бросить на создание КНС; повести широкую агитацию среди крестьян о значении продналога; добиваться его выполнения и контролировать правильность проведения.
Также добавим, по результатам голосования в райпартком его членами стали: Подлесный, Белик, Гончаров, Лядский, Ткаченко Григорий. (Почему в документе назван лишь один райпартком – не очень понятно, но, исходя из расстановки фамилий, можем предположить, что здесь подразумевается Беловодский райпартком).            
Более обстоятельно оформлен другой документ того же периода. Таковым является протокол 2-й Беловодской районной партийной конференции, состоявшейся 4 октября 1921 года.* ГАЛО, ф. П-51. оп. 1, д. 1А, л. 3-9 (Писан он, как и предыдущий, от руки, той же ручкой с красными чернилами, на таких же цветных шпалерах с их обратной стороны).
В первых строках протокола указано, что президиум занимает бюро райпарткома в составе: председателя Подлесного, Гончарова Александра, Ткаченко Федора. 
С приветственным словом к присутствующим обратился секретаря райпарткома Подлесный. Он призывал: «Быть живыми участниками конференции… внося свое слово – слово дела и опыта о жизненном процессе восстановления хозяйства страны и укрепления ее мощи, ибо представители сел и деревень, находясь непосредственно в соприкосновении с условиями жизни и быта крестьянства, могут дать тот живой материал, по которому здесь, сообща можем разобраться в тех или иных вопросах государственного строительства».    
Далее выступающий сообщил, что партийная работа на Беловодщине стала налаживаться пять месяцев тому назад с организации в Курячевской волости  партячейки, куда вошли демобилизованные красноармейцы. До этого в 4-м подрайоне существовала только одна коммунистическая ячейка, находящаяся в райцентре и насчитывающая 29 членов. Однако из-за бандитского террора люди были деморализованные, и ячейка самораспустилась. На данный момент в подрайоне создано пять новых партячеек, включающих 91 человек.
Главной задачей коммунистов на этом этапе, продолжил секретарь РПК, является поиск новых путей сближения пролетариата с крестьянством и захват доминирующего положения в массах. Помочь в этом могут комнезамы, как организаторы бедноты. Далее цитата: «Войдя в тесное сближение с комнезамом, мы этим сближением установим тесный союз между беднотой и партией как выразительницей воли рабоче-крестьянских интересов». Углубляя свою мысль, он говорит, что хотя на Беловодщине население в большинстве своем и крестьянское, в то же время имеется немало и «торгашеского» сословия. В такой ситуации старый метод подхода к беспартийной массе путем митингов и агитации результата уже не дает. Единственным вариантом может быть развитие комнезамов, своего рода профсоюзов бедноты в борьбе с кулачеством. Для обучения коммунистов – с целью проведения политики Советской власти на деревне в новых реалиях – секретарь РПК предлагает открыть в райцентре школу коммунизма. Он поясняет: «Молодежь района перестала служить главным резервом бандитизма. Союз в Курячевке показывает, что молодежь при энергичной работе со стороны партии станет коммунистической. Деревня держится на ней, и она будет нашей». Парткому же, подчеркивает оратор, необходимо учитывать этот перелом в умах масс. Кроме того, необходимо усилить работу среди женщин.    
И еще один важный тезис был провозглашен Подлесным на партконференции. Вот как это записано в протоколе: «С исчезновением бандитизма жизнь набирает нормальное течение, обеспечивающее собой спокойное существование пролетариата, установившее таким образом правильность во взаимоотношении между властью и пролетариатом, благодаря исчезновению бандитизма, террористического отношения к работникам Соввласти, отсюда власть военно-революционных комитетов и диктатура пролетариата отпадают. Она должна смениться властью Советов и Исполкома, в состав коего должны войти представители рабоче-крестьянского сословия, честно зарекомендовавшие себя по отношению к коммунистической партии».
Таким образом, начиная с октября 1921 года, на Беловодщине вновь возрождались Советы.
Следующим на конференции выступил Александра Гончарова. Темой его доклада был переход от военного коммунизма к широкому социалистическому строительству. Законспектирован он совсем кратко. После Гончарова слово взял Ткаченко Иван. Тот сказал, что благодаря счастливому совпадению обстоятельств завагитотдела парткома состоит одновременно и завполипросвет при РОНО, отчего агитация и политработа развернулась в подрайоне в должном масштабе; доставляется с уезда и распространяется литература.
Делегат от Курячевской волости Белокобыльский Сергей, определяя недоработки райпарткома, посетовал на то, что не налажена связь с волостями. Хотя тут же сам добавил, что причина тому – бандитизм.
Выступивший следом Засько из Литвиновской волости пожаловался, что члены его ячейки больше занимаются личным хозяйством, чем общественными делами. 
Еще один доклад прозвучал из уст Ткаченко Ивана. Он также был посвящен новой экономической политике. В протоколе законспектировано такое его объяснение: «НЭП вызван состоянием сельского хозяйства, которое является опорой Республики… чтобы поднять деморализованную промышленность страны и наладить выпуск фабрикатов необходимых для сельского хозяйства и крестьян. Вот основное требование, выдвинутое самой жизнью, обуславливающее… взаимное существование города и деревни».
Следующим идет постановление конференции: «Беловодская районная партийная конференция признает, что коренная политическая задача момента состоит в понимании условий и в точном проведении всеми партийными работниками НЭПа. Основными рычагами НЭПа признается товарообмен между пролетариатом и крестьянством или продуктообмен между промышленниками и земледельцами как стимул в расширении крестьянских посевов и улучшении крестьянского землевладения. Задача комячеек на селе – всемерно и неуклонно проводить экономическую политику. Комячейки должны овладеть политическим руководством в кооперации, контролируя ее деятельность, содействуя и оказывая помощь крестьянским хозяйствам путем устройства прокатных пунктов, ремонтных мастерских, устройства опытных полей и обработке об(…) порядком, заготовки и распределения семян, (…) спекуляции в русле государственного капитализма, т.е. кооперативный капитализм».
Далее собравшимися был поднят вопрос о прошедшей накануне перерегистрации членов партии. В выступлениях отмечалось, что хотя этот процесс и нужный, так как «партия втянула в свои ряды много чуждого элемента» и основной задачей на четвертом году революции является очиститься от такого элемента, но по отношению к Беловодской парторганизации укомом допущены серьезные перекосы. Заключались они, как можно понять из протокола, в формальном подходе членов комиссии к этому мероприятию, когда при принятии решения главными были анкетные данные.
На заключительном этапе конференции были избраны новый состав райпарткома и делегаты на уездную партконференцию. В РПК вошли Подлесный, Ф.А.Ляшенко, Гончаров, Никитин, Романенко, Засько, Мысик, Белокобыльский, Ткаченко Федор.
На уездную конференцию от Беловодской волости были избраны: Подлесный, Ф.А.Ляшенко, Гончаров, Никитин, Якун; от Литвиновской – Засько, Мысик, Ганотченко, Гончаров Павел; от Евсугской –  Бабак и Недоступ.   
Интересным моментом форума можно назвать предложение Ивана Ткаченко ко всем коммунистам сдать имеющиеся у них золотые и серебряные изделия. (Чем вызвано такое предложение в протоколе не указано, но, вероятнее всего, оно подразумевало собой сбор средств для оказания помощи голодающему населению Поволжья и других регионов Республики). По этому поводу в протоколе на отдельном листе записано: «2-я районная конференция постановила: все имеющиеся золотые и серебряные вещи сдать немедленно в Райпартком».* ГАЛО, ф. П-51. оп. 1, д. 1А, л. 10
Подписан протокол председателем РПК Подлесным и секретарем Никитиным.
Менее чем за месяц до проведения 2-й райпартконференции в Беловодске произошло другое важное политическое событие – 14 сентября 1921 года состоялась 1-а районная беспартийная конференция женщин.* ГАЛО, ф. П-51. оп. 1, д. 1А, л. 11-12 Этот протокол также писан от руки, на больших кусках второсортной бумаги, почерком недавно научившегося выводить буквы взрослого человека. Тем не менее документ этот для нас представляется очень ценным: впервые после векового рабства и бесправия простая беловодская крестьянка приглашается для участия в решении важнейших государственных вопросов.
К сожалению, в протоколе не сообщается ни количество присутствующих женщин, ни полные имена членов президиума. Указано лишь, что туда были избраны: Волкова, Диденко, Костева и секретарем Смирницкая.
Повестка дня конференции состояла их четырех пунктов:
1. Крестьянка и Советская власть.
2. Охрана материнства и детства.
3. Продналог и крестьянка.
4. Посевная кампания. Почему необходима организация незаможных крестьян.
Вначале укажем, выступления ораторов в протоколе законспектированы в очень сжатом виде, по сути, отдельными фрагментами. В том же порядке они и будут представлены в нашем обзоре.
Основной доклад делал секретарь Беловодского райпарткома Подлесный. Касаясь первого вопроса повестки дня, он подчеркнул, что благодаря Советской власти женщины в стране поставлены в равные права с мужчинами. Поэтому власть требует от них определенной отдачи, заключающейся на данном этапе в активной общественной деятельности. Женщина должна доказать, что она в состоянии выполнять возложенные на нее обязанности «энергично и стойко». 
Выступивший по вопросу охраны материнства и детства Шусти(…) рассказал, как должна содержать себя женщина во время беременности и кормления ребенка, описал, что представляет из себя Дом материнства.
Далее по порядку в документе следует постановление конференции:
«Постановили:
Грандиозные задачи, ставшие во всем величии перед трудящимися массами нашей Рабоче-Крестьянской Республики властно требуют сознательного участия в работе по укреплению власти (…) сближения с массами работниц и крестьянок. Советская власть, давшая право работницам и крестьянкам права человека и гражданина, вправе требовать от них напряжения всех сил для возрождения и защиты страны. 1-я районная беспартийная конференция женщин дает обещание вовлекать в советское строительство всех крестьянок и тем поднять на должную высоту хозяйство и (…) власть страны».
По третьему пункту доклад делал Черняев. Его выступление записано такими словами: «Крестьянка-женщина для продналога имеет большое значение, она является главным организатором хозяйства и исполнением налога, она даст возможность существовать тем сиротам, которыми наполнены дома и приюты. Эти дети потеряли своих родителей, которые защищали свободу».
По последнему пункту докладывала Волкова. Занимая должность заведующей экономическим отделом Беловодского района, она говорила о посевной кампании, о создании местной женской организации. В заключение предложила вписать в протокол такое постановление: «Заслушав доклад Черняева, 1-я беспартийная конференция женщин дает свое пролетарское слово направить все силы для привлечения работниц для работы в продналоговых кампаниях и активно принимать участие вообще в работе. Приветствует новую продовольственную политику центра, дающую возможность восстановить народное хозяйство нашей бедной страны».
Заканчивается протокол принятой на конференции резолюцией. И хотя секретарю Смирницкой, по-видимому, трудно было сформулировать и перенести на бумагу все ее положения, тем не менее представляется недопустимым не представить здесь эти строки.
«Заслушав доклад Волковой, 1-я районная беспартийная конференция женщин приветствует наших вождей, тех, которые нам открыли глаза и просветили путь. И постановить: чаще посещать (…) советском строительстве нашими товарищами тем, которые пролили кровь вместе с нашими мужьями, братьями и сыновьями и протянули руку тем товарищам, которые борются и защищают власть и приветствует тех женщин, которые не щадят ни свих детей, ни своей жизни и добывают свои права, и беспощадно борются за них».
В дополнение к теме о женщинах интересным представляется небольшой очерк, опубликованный в Старобельской окружной газете «Красный Пахарь» № 5 за 27 апреля 1921 года, под авторством Марии Татариновой – представительницы комсомола Беловодщины. Она назвала его «Будьте оптимистами». Примечательно даже само появление такой публикации: когда вокруг полыхает дым пожарищ, когда сердце болит от причиненных народу горя и страданий, девушка рассуждает о светлом будущем. Приведем окончание этой статьи: «И наконец, будет то время, когда на женщину будут смотреть не только, как на женщину, а на мужчину, как на мужчину, они будут товарищами равными и будут дополнять друг друга. Наши внуки, вероятно, с иронией будут читать, что их бабушки занимались какими-то женскими вопросами. Таких вопросов тогда не будет. Вопросы будут только общечеловеческие.
Верьте, товарищи, в наступление этого времени. Пусть хоть немножко порозовеет облачко, сквозь которое вы смотрите на будущее, ибо, чем быть мрачным и меланхоличным – лучше не жить на свете».
Прекрасные слова и огромная любовь к человечеству. В этой связи хотелось бы добавить к нашему рассказу выдержку из другого документа. Правда, взята она будет не из архивов, а из печатной книги. В сборнике «Шелест страниц, как шелест знамен», изданном в честь 50-летия рождения комсомола и подаренному вашему покорному слуге его отцом в 1969 году (сохранилась роспись отца), включены воспоминания О.Берггольц о ее встрече в 1952 году с соратником Ленина, автором знаменитой песни «Варшавянка» и одним из руководителей группы по составлению ленинского плана электрификации России, ГОЭЛРО, Г.М.Кржижановским. Ветеран вспоминал, как он выступал с докладом на VІІІ съезде Советов в 1920 году. Тогда, чтобы показать делегатам карту Республики с местом расположения будущих электростанций (они были обозначены электрическими лампочками), им пришлось выключить ток по всей Москве. А еще ему врезались в память последние часы перед выступлением. Он говорит: «Но одной ночи мне не забыть никогда! Я в эту ночь заканчивал предисловие к «Плану электрификации»… Заканчивал его словами, обращенными к далеким нашим, счастливым потомкам. Я писал, что, наверное, прекрасные, развитые, смелые и умные люди будущего найдут в нашей работе немало погрешностей, ошибок, недодуманностей… И я просил их извинить все это нам, потому что мы, создавая этот первый, несовершенный план, работали в тяжелых условиях, в блокаде четырнадцати держав, отбиваясь от интервентов, задыхаясь от разрухи, холода и голода. И, знаете, представляя себе этого изумительного, счастливого человека будущего, мысленно беседуя с ним, я плакал… Да, вот стоял посреди этой самой комнаты один и, вот так стиснув руки, плакал от любви к этому будущему человеку, от восторга перед ним, от невероятного желания хотя бы одним глазком взглянуть на него, на то будущее, которое мы закладываем, – далекое будущее…».* Шелест страниц, как шелест знамен. Москва, 1969 г., с. 65
Вот так они, далекие наши предки, желали нам счастья…
Стоит подчеркнуть, тема женщины и материнства уже на заре Советской власти стала одной из главных для руководителей всех уровней. Этот вопрос не раз поднимался и на страницах Старобельской уездной газеты. Скажем, в номере за 11 мая 1921 года была напечатана статья Н.Барковой, где говорилось о необходимости создания в уезде сети ясельных заведений. Обращаясь к женщинам, она их успокаивает, предлагая не бояться сдавать малышей в ясли: никто их, мол, не собирается отлучать от своих детей; наоборот, присмотр там будет даже лучший, чем дома, потому как в летнюю пору крестьянка вынуждена много времени отдавать полевым работами, и дети предоставлены самим себе. 
В статье есть такое выражение: «Все прекрасное и светлое связано с именем мать. Мать и ребенок – залог лучшего будущего. Вот почему мы должны поставить своей первой задачей вопрос об охране материнства и младенчества, которые являются корнем всему человечеству.
Перед нами стоит боевая задача: охранять мать и ребенка».
И вновь, как видим, – замечательные слова и серьезные намерения по обеспечению заботы над детьми. Касаясь же фамилии Барко, можем лишь добавить, в средине двадцатых годов в Бараниковской начальной школе преподавала учительница Барко Леся Мифодиевна.
Далее представим некоторые сведения об образовании на Старобельщине, и в Беловодске в том числе, первых комсомольских ячеек и о проводимых ими мероприятиях. 
В Старобельске комсомольская организация возникла в 1919 году. Об этом сообщалось в одной из заметок газеты «Красный Пахарь» за 1922 год. Ее автор А.Цыганков вспоминал, как в конце 1919 года, когда Старобельщина была уж несколько недель советская, к ним в город прибыл представитель из Бахмута для помощи в организации молодежи в свой союз. В тот день, собравшись на собрание, они долго спорили, как назвать организацию. В конечном итоге остановились на варианте «Комсомольский Союз Молодежи». 
Первая комсомольская ячейка на Беловодщине была образована в июле 1920 года из учащихся мужской и женской гимназий – активных участников многих мероприятий. По разным источникам, первыми комсомольцами были: Владимир Макухин, Владимир Лядский, Мария Татаринова, Александр Новиков, Сергей Поваров. Председателем ячейки был избран Василий Ткаченко, секретарем Владимир Макухин. (В дальнейшем председатель ячейки станет называться секретарем).
Вскоре в члены ЛКСМ были приняты: Михаил Алексеев, Иван Сенченко, Анна Чернова, Михаил Павлов, Федор Уманский, Николай и Антонина Антоненко, Иван и Александр Плаксины, Остап Недовес, Михаил Сердечный, Георгий Лобачев, Александр Ляпин, Химичева, Ф.Ю.Бабич, П.Г.Михайлов, М.Г.Шулика.
Как уже писалось, многие из этих молодых парней и девушек (и не только они, но и те, о которых у нас сведений нет) в 1920-1921 годах с оружием в руках вели борьбу с бандитизмом. Некоторые из них поплатилась за это своей жизнью.
В 1922 году секретарем  комсомольской ячейки Беловодска, по утверждению В.К.Уманского, будет избран его брат Уманский Федор Карпович. А с февраля 1923 года эту должность займет Папетин, окончивший к тому времени Бахмутовскую совпартшколу.   
Далее еще раз воспользуемся воспоминаниями Т.И.Красношлыка. Он пишет, вступление в комсомол в те годы было делом не простым. Вначале необходимо было пройти кандидатский стаж, и лишь затем, по согласованию с окружным комитетом ЛКСМ, желающего могли принять. Красношлык вступил в организацию в 1922 году в возрасте семнадцати лет. На ту пору Беловодская комсомольская ячейка была сравнительно небольшая: в Даниловке числился один комсомолец, в Бараниковке и Зеликовке – ни одного.
Участник событий называет имена некоторых активных строителей новой жизни на Беловодщине. Один из них Гончаров (имя и отчество не указаны, хотя можем предположить, что этот тот самый Гончаров Александр, который выступал на 1-й парткоференции в июле 1921 года). Он проживал в центре Беловодска сбоку тогдашней почты и занимался плотницкими работами. И хотя имел всего два класса образования, подчеркивает автор, был пламенным агитатором; в переполненные смертельными опасностями зимние вечера 1921-1922 годов часто читал лекции на собраниях молодежи, принимал активное участие в постановке спектаклей и пьес, разрабатывая и внедряя в их репертуар взятые из жизни сценки на тему борьбы с самогоноварением и пр., и сам же в них играл.
Еще одним пропагандистом в молодежной среде тех лет Красношлыком назван человек полностью слепой, окончивший в Свердловке подготовительные курсы. Благодаря своим товарищам, он конспектировал специальную литературу при помощи шифра, а затем с этим выступал.
Заведующим отделом народного просвещения работал Половник (возможно, Яков).
Должность заведующего коммунальным хозяйством Беловодска до 1923 года занимал Сенченко Иван Иванович; потом его сменил Барабаш, а Сенченко пересел на полученный коммунхозом в 1923 году первый американский трактор «Фордзон». Отступаясь от записей Красношлыка, хотелось бы обратить внимание на фамилию Барабаш, уроженца Литвиновки, который будет еще не раз встречаться в нашем повествовании.
Большими любителями сцены автором названы Михаил Косенко и Иван Иванович Житник из села Городище. Первый в 1922-1923 годах работал председателем Беловодского райисполкома, а позже был назначен директором Деркульского конезавода; второй значился в райисполкоме секретарем.
Далее добавим некоторые сведения из воспоминаний Жабко Василия Тимофеевича, одного из организаторов комсомольской ячейки в селе Городище.*  ГАЛО, ф. П-143, оп. 2, д. 297 
Автор пишет, образована она была в 1921 году. Все комсомольцы состояли членами местных отрядов самообороны, неся службу по охране волости от наскоков бандитов, участвовали в других мероприятиях. По причине острой нехватки продовольствия комсомольцами сел Городище, Даниловка и Новодеркул на местах были созданы специальные фонды бедноты и сирот. Тогда же молодежь его села, выходя на массовые субботники и воскресники, возвела большую дамбу, предотвращавшую разлив реки Деркул в период половодий.
Рассказывает ветеран и о серьезном политическом противостоянии между зажиточными слоями и беднотой Городища. Кулаки, пишет он, вели борьбу за хуторское пользование землей, отстаивая принципы столыпинской реформы. Однако большинство крестьян решили делить землю на каждого члена семьи. Впоследствии это способствовало укреплению дружеских отношений крестьян-бедняков с середняками и образованию товариществ по совместной обработке земли. Одновременно в 1921 году сельским Советом и активом села была проделана большая работа по наведению границ между селами, в том числе между Станично-Луганским и Старобельским уездами, после чего как раз и стали образовываться ТОЗы и колхозы. Однако раздел земли не проходил так уж гладко. Собрание крестьян, в котором принимало участие около 1000 человек и где решался вопрос о выделении земли для создания артели, длилось шесть дней. После ожесточенных споров в результате поименного голосования большинством участников было принято решение о предоставлении площадей в районе Докучаевского лесничества.
Проводили комсомольцы Беловодщины серьезную работу и по освобождению простого народа от влияния различных религиозных сект и течений, которых, вспоминает бывший комсомольский вожак, наплодилось в те годы, как грибов после дождя. Вдохновителями этих сект главным образом являлись попы и кулаки. Только в Городище существовали секты: «тихоновская», «обновленческая», баптистская», «вера исцеления». Особо большого морального и физического вреда населению волости нанесло наличие последней из них. Автор рассказывает, по дороге в сторону Луганска, между селами Чугинка и Герасимовка, в Киселевой балке, как-то по ночам стали организовываться массовые сборища «по исцелению» чудодействующей водой. В обстановке вседозволенности и разврата группа авантюристов-«исцелителей» одурачивала крестьян, зарабатывая на этом немалые деньги. В иные дни в подобных акциях принимало участие до пяти тысяч человек. Фанатики исцеления проводили богослужения, а авантюристы демонстрировали чудеса «исцеления». Жабко подчеркивает, трудно представить, сколько разочарования, горя и мучений принесли такие жульнические акции, в результате которых люди заражались различными инфекционными, венерическими и прочими болезнями. (Вероятно, уже тогда одним из основных условий для «исцеления» были массовые купания. – В.Л.). Особенно от этого страдали дети и подростки. Для борьбы с мошенниками комсомольцы Городища группами отправлялись в Киселеву балку, где часами терпеливо проводили разъяснительную работу среди верующих, изобличая преступников. В конце концов организаторы фальсификаций были разоблачены, и в 1922 году в Луганске, в парке 1-го Мая над ними был проведен суд. Лишь после этого, заканчивает автор, крестьяне, поняв истинную сущность «исцелителей», прекратили походы в Киселеву балку.
От себя добавим, подобные разоблачения в немалой степени способствовали укреплению Советской власти, помогали народу избавиться от религиозного дурмана. Большую роль в этом играли и другие мероприятия комсомольского актива Беловодщины. Еще рискуя быть подверженными налету бандитов и оставляя для охраны у входа в какую-нибудь бывшую церковно-приходскую школу или даже простую селянскую хату (клубов по селам-то, еще не было) часового с винтовкой, комсомольцы уже тогда стали организовывать постановки спектаклей и концертов. Жабко пишет, в Беловодске, кроме упоминаемых ранее, инициаторами таких начинаний в 1920-1921 годах были секретари райкома комсомола Шалимов и Еременко. Сам он в эти и несколько последующих лет занимал должность волостного политпросвета Городища. Молодежный коллектив их сельбуда в те годы ставил спектакли: «Назар Стодоля», «Шельменко денщик», Сватання на Гончарівці». Иногда для пения на постановках или концертах они, за определенную плату, привлекали певчих и скрипачей из церковного хора, среди них Александрова и Калашникова.
Остановившись на миг на последнем факте, добавим, несомненно, такое сотрудничество, с одной стороны, сближало верующих с активом села, а с другой, способствовало отлучению людей от религии.
Далее автор пишет, по той причине, что не находилось нормального помещений для клуба, в 1924-1925 годах было произведено поэтапное закрытие Новодеркульской церкви и переоборудование ее под клуб. На его открытие собралось около трех тысяч человек местной крестьянской молодежи и представителей окрестных сел. А когда 3 ноября 1925 года поступило сообщение о смерти военного полководца Фрунзе, было принято решение тот клуб назвать его именем.
Активными членами ЛКСМ Жабко называет Черкасова, Ермолаеву, Чернову, Сечина, Максимова.
В заключение автор добавляет, комсомольцы Беловодщины находились на переднем крае борьбы не только в духовном, но и экономическом плане развития района. Большой вклад внесли ребята Деркульского конезавода по сохранению и выращиванию элитного молодняка, заготовке кормов. Нередко такой работой им приходилось заниматься и в выходные, проводя субботники и воскресники.


Рецензии