Девиз моей души. Часть 1. Глава 11

 Я очнулась в какой-то странной, черной комнате. Перед глазами все плыло, голова раскалывалась на тысячи осколков, каждый из которых тупой болью отзывался где-то внутри. Первая моя мысль была: «Я умерла и, должно быть, попала в ад». Но острая боль, в следующую секунду пронзившая все мое тело, говорила об обратном.

Больше того: послышались шаги, дверь распахнулась, и в комнату вошел молодой человек. Я подняла на него свои воспаленные, заплывшие кровью глаза, и у меня перехватило дыхание от его необыкновенной, фантастической красоты. Он был высок и строен. Его лицо с идеально очерченными губами, носом и скулами я приняла в первую минуту за лик ангела, потому что не может простой человек иметь такое красивое лицо, да еще обрамленное густыми, темно-русыми, как вороное крыло, волосами. Глаза незнакомца, блестящие, черные, глубокие, были восхитительны. Они казались дикими и притягательными одновременно, словно огни ада или преисподней. Он был одет в черную рубашку, черные джинсы и так далее. Когда он приблизился ко мне, я вся сжалась от страха, выше надвинула на себя черное шелковое одеяло и подумала: «Все ясно. Выходец с того света».

- Не бойся, – сказал этот странный, красивый незнакомец бархатным, чарующим голосом. – Ты не должна бояться меня.

Он подошел к моей кровати и сел на ее край.

- Кто вы? Где я? Что происходит? – еле ворочая языком, задала я множество вопросов.

- Ты задаешь слишком много вопросов, – спокойно ответил он (при этом ни один мускул на его дьявольски привлекательном лице не дрогнул). – Ответы на них ты узнаешь чуть позже, когда будешь готова.  Поешь, - он протянул мне серебряный поднос, наполненный всевозможной едой. – Ты, верно, голодна.

Я не собиралась принимать еду от незнакомого мне человека, поэтому грубо оттолкнула от себя его руку и попыталась встать, но силы изменили мне. У меня закружилась голова, и я, упав обратно на постель, глухо застонала от боли.

- Ты еще слишком слаба, – сказал он тихим, ласковым голосом. – Тебе нужно отдохнуть. Переоденься и поешь, – незнакомец положил на край кровати одежду и серебряный поднос. – Я буду ждать тебя в гостиной.

- Я не могу даже встать с постели, - попыталась я возразить ему. – Как я приду в гостиную?

- Если ты хочешь получить ответы на свои вопросы, тебе придется пересилить себя, - равнодушно ответил он и ледяным тоном добавил: - Ты приползешь!

С этими словами он мягкими, неслышными шагами прошелся по черному ковру и удалился из комнаты также быстро и неожиданно, как и появился в ней.

Некоторое время я не могла прийти в себя. Все, что происходило со мной, казалось каким-то бредовым сном. Я ущипнула себя за локоть, но ничего не исчезло. Попробовав встать с кровати, я вскрикнула от дикой боли. Не с первой попытке, но мне все-таки это удалось. Свалившись с кровати, я поползла по комнате и, оставляя за собой кровавый след, яростно стиснула зубы, чтобы не закричать. Наконец, я поднялась на ноги. Каждый шаг отдавал во всем теле тяжелой, ноющей болью, как будто меня живую резали ножом. Мне казалось, я слышу, как хрустят колени, трещат и скрипят, возможно, переломанные ребра. Я обошла всю комнату. Более странного и пугающего места мне еще видеть не приходилось.

Комната выглядела так, как, должно быть, выглядели комнаты в эпоху средневековья. Она была то ли обклеена, то ли выкрашена в черный цвет. С потолка свешивалась массивная люстра, состоявшая из четырех светильников. Мебель казалась очень старой. Она была сделана из резного дуба и расписана какими-то странными демоническими узорами. На черных стенах висели подсвечники с витыми ножками, старинные часы с кукушкой, холсты в золоченых рамах. В углу комнаты стояла металлическая статуя, изображавшая черную кошку с блестящими янтарными глазами. Резные шкафы, украшенные витражными стеклами, почему-то были закрыты и не открывались. Единственное окно в комнате было наглухо забито досками, сквозь которые не просачивался даже самый ничтожный лучик солнца. Напротив высокой резной кровати с черным бархатным балдахином стояло трюмо с зеркалом. Весь этот интерьер напоминал что-то среднее между залой в доме графов и обителью полусумасшедшего фанатика.

Я нерешительно подошла к трюмо и взглянула на себя в зеркало. Мне сразу же вспомнилось все, что произошло со мной в парке. Скатавшиеся клочками волосы, разбитая губа, изуродованное синяками тело, запекшаяся кровь на лице и одежде – все это подтверждало, что меня не только били, но и били со зверской жестокостью.

Разбитая и подавленная, я стащила с себя грязные лохмотья и надела то, что приготовил мне таинственный незнакомец. Это было великолепное атласное платье черного цвета, какие, вероятно, носили при королевских дворах еще каких-нибудь триста лет назад. Спереди оно держалось на тоненькой шнуровке, прикрывая плечи и грудь ажурной тканью. Рукава длиною чуть выше локтя спускались до самого пола воздушными крыльями. Талию охватывал шелковый черный пояс, затканный крупными черными цветами и шитый золотыми и серебряными нитками. Платье было совсем легким, однако когда я надела его, то почувствовала, как стальной корсет обручем стиснул мою грудь. Наряд тем сильнее поразил меня своей красотой, что он был совершенно нетипичен для нашего времени и сочетался в худшем случае с рыцарями, замками и каретами. В таком величественно-торжественном образе я чувствовала себя не то богатой графиней, не то наследной принцессой, не то юной волшебницей. Сейчас я искренне жалела, что мое лицо в крови, синяках и пыли, что волосы торчат в разные стороны, а на руках сломаны все ногти до последнего. Мне было стыдно, что я не в состоянии по достоинству оценить красоту этого сокровища.

Мне жутко хотелось есть. Взгляд тут же упал на серебряный поднос, оставленный незнакомцем на моей кровати. На нем было все, начиная от хлеба с сыром и заканчивая фруктами и сладостями. Я поборола в себе искушение съесть хотя бы одну ягодку винограда, вспомнив, что нахожусь в незнакомом месте у незнакомого человека. Нужно было немедленно все выяснить, и я, поборов страх, переступила порог таинственной комнаты и сразу же оказалась в гостиной.

Эта комната была несколько большего размера, чем та, из которой я только что вышла. Она была обставлена в том же стиле, обита тем же черным цветом. На стенах висели знакомые мне подсвечники, часы с кукушкой и холсты в рамах. Из мебели добавились только кожаный диван, который резко выделялся на фоне остальной весьма потертой деревянной мебели своим современной формой, и большой круглый стол, накрытый черной скатертью, по пяти углам которой стояли зажженные восковые свечи. Окно было завешено тяжелой бархатной шторой вишневого цвета. Зеркала не было вообще, вместо него стоял стеллаж с книгами, поблескивающими золотисто-красными корешками. На полу лежали разноцветные персидские ковры, а на потолке висела люстра, похожая на черные крылья демонического существа.
 
Мой незнакомец сидел на вышеупомянутом черном кожаном диване, держа в руках бокал с красноватой жидкостью (мне показалось, что это кровь) и рассматривал одну из картин, занимавшую собой почти всю стену и изображавшую умирающего ангела. При моем появлении он не изменил ни позы, ни взгляда. Меня уже начинало колотить от страха. На вопросы: «Где я нахожусь?» и «Кто передо мной сидит?» мозг выдавал целый ряд фантастических мыслей. Незнакомец, заметив мой страх, повернул ко мне свое мертвенно-бледное, но прекрасное лицо и взглянул на меня черными агатами своих глаз.

- Так гораздо лучше, – сказал он, окинув мой наряд равнодушным взглядом.

- Кто вы? Что происходит? Где я? – повторила я свои вопросы уже более настойчивым тоном.

- Я пока не могу тебе этого сказать, – ответил незнакомец, не переставая крутить в руке бокал. – А вот ты можешь и обязана мне рассказать.

- Не понимаю, о чем вы говорите, - я схватилась за голову, которая раскалывалась от дикой боли.

- Твои синяки, – продолжал он ровным, холодным тоном. – Я полагаю, они не сами собой появились.

- Вот это уже точно не ваше дело! – огрызнулась я.

- Теперь уже мое, - сказал он, повернувшись ко мне лицом. - Видишь ли, я люблю дождь, особенно грозу.

- Ну, и что? – я пожала плечами. – А я люблю большие хлопья снега.

- Нет, ты не поняла. Я люблю гулять в дождь. Сегодня утром была как раз предгрозовая погода. Как только сверкнула первая молния, я вышел на улицу и отправился по своему обычному маршруту – через парк. В аллее я и наткнулся на твое жалко обезображенное тело, – он сухо и неприятно засмеялся. – Мне стало жаль тебя. Ты лежала грязная и побитая в лужи крови. Признаюсь, я подумал, что ты мертва. Хотел пройти мимо, но потом решил все-таки проверить пульс и не зря. Я не знал, что с тобой делать. Оставить тебя дальше истекать кровью или же спасти? Я выбрал второй вариант. Взяв тебя на руки, я вернулся домой, ожидая, когда ты придешь в себя и сама мне все расскажешь.

- Значит, это вы спасли меня? Спасибо, – я коротко поблагодарила незнакомца. – И вы отпустите меня домой, правда?

- Ты никуда не пойдешь, пока не расскажешь, что с тобой случилось в этой проклятой аллеи, – довольно грубо сказал молодой человек, наконец-то поставив бокал на стол. – Ты мне должна целую жизнь, но я прошу только рассказ.

- Вы тогда оставите меня в покое? – вздохнув, спросила я, понимая, что от разговора мне не отвертеться. 

- Если только ты сама этого захочешь, – послышался таинственный ответ.

И я рассказала совершенно незнакомому мне человеку всю историю, начиная с восторженных мыслей, с которыми я приехала в Пермь, и заканчивая желанием умереть в той вонючей луже, в которой он и нашел меня. Пока я рассказывала, незнакомец ни разу не изменился в лице, только при упоминании Марго в его глазах, как мне показалось, вспыхнул злой огонек, но тут же потух. Когда я окончила рассказ, мой слушатель стал напряженно что-то обдумывать и после нескольких минут гнетущего молчания сказал:

- Ты правда не крала у этой Марго браслет?

- Клянусь жизнью, нет! – воскликнула я. – Я даже не знала, что браслет сделан из чистого золота, мне сказали, это подделка.

- Кто сказал?

- Мои сестры, они мне его подарили.

- Так, так, так, – незнакомец встал с дивана и, почему-то заволновавшись, заходил взад-вперед по комнате. – Твои сестры подарили тебе браслет, и они же сказали, что он подделка. Интересно! Очень интересно. Знаешь, - он внимательно на меня посмотрел. – Я думаю, Марго сказала правду, браслет принадлежит ей.

- Вы тоже считаете, что я воровка?

- Да нет, конечно, - успокоил меня незнакомец и, усмехнувшись, посмотрел мне в глаза. – У тебя же на лице все написано.

- Что же вы на нем прочли?

- Такая как ты наверняка и сахара-то без спроса не возьмет.

- Откуда вы знаете? – опешила я.

- Интуиция, – ответил он. – Интуиция говорит мне, что ты ничего не крала, и она же говорит мне, что Марго не врет.

- С чего вы взяли? – не согласилась я. – Вы ее даже не знаете.

- Ты, похоже, тоже не знаешь своих сестер, раз так слепо им доверяешь.

- Они – родная кровь, а она…

- Родная кровь может оказаться дурнее чужой, – перебил меня незнакомец. – В твоем случае так оно и есть.

- Все равно не верю! – вспылила я. - То, что вы говорите, чистой воды безумие!

- Я не утверждаю, что Марго ни при чем, я лишь говорю, что браслет ее. Но она сама могла вполне разыграть спектакль, будто бы ты украла этот браслет у нее. Понимаешь, о чем я? Твои сестры оклеветали тебя, сказав, что ты несколько раз пыталась их обокрасть, возможно, они в сговоре с этой Марго, возможно, и нет…

- Но это не снимает с нее ответственности за то, что она сделала со мной.

- Разумеется, но сестры твои виновны как минимум на половину в том, что с тобой случилось.

- Не может быть... Нет... Это не правда… - запинаясь, ответила я. - Я не верю и никогда в это не поверю!

- Хочешь, я докажу тебе? Хочешь? – с энтузиазмом воскликнул незнакомец, ближе подходя ко мне. - Я открою тебе глаза, только попроси меня.

- Я вас даже не знаю. За все время, что мы с вами разговариваем, вы ничего не рассказали о себе. Вы даже не представились!

- Ты тоже, – улыбнулся незнакомец, посмотрев на меня. От его взгляда мне почему-то стало еще тяжелее, словно он нес какое-то бремя, которое в эту самую минуту передал мне.

- Маргарита, – представилась я. – Можно просто Рита.

- Маргарита, – повторил незнакомец, и тот же недобрый огонек вновь вспыхнул в его глазах. – Это худшее имя на свете.

- Почему? – слегка удивилась я.

- Тебя не касается, - отрезал он.

- Надеюсь, мне удастся сегодня услышать ваше?

- Меня зовут Ираклий, – незнакомец холодно улыбнулся. – Очень скоро ты узнаешь правду.

- Думаю, я и так ее знаю, - самоуверенно бросила я.

- Думаю, ты только так думаешь.

- Хорошо. Я останусь, чтобы доказать вам обратное.

- Тебе, – Ираклий вновь улыбнулся. – Давай на «ты», так проще.

- Тебе обратное, – исправилась я. – Но у меня условие.

- Вообще-то у меня тоже. Ты должна остаться в моем доме до тех пор, пока твои раны не заживут.

- Ни за что! – воскликнула я. – Раны могут заживать целый месяц, что же мне все это время здесь торчать?

- Но ведь ты хочешь узнать правду. Тем более, в таком виде, – он насмешливо кивнул на мое безобразное лицо, – тебе, я думаю, не стоит появляться на улицах.
- А как же тетя и сестры, они будут меня искать.

- Если ты выполнишь мое условие, я докажу тебе, что они не искали, не ищут и не будут искать тебя.

- Хорошо, я согласна.

- На улицу выходить тоже нельзя, – быстро добавил Ираклий.

- Что? – ужаснулась я. – Как нельзя?

- А как ты хотела? –  он засмеялся каким-то мертвым смехом. – Уговор есть уговор.

- Тогда у меня тоже условие! После того как мы узнаем правду, и независимо от того, какой она будет, вы, то есть ты, отпустишь меня на все четыре стороны, – на одном дыхании выпалила я и добавила: – И оставишь в покое!

- Если только ты сама этого захочешь, – второй раз произнес незнакомец таинственную фразу.

- Захочу! – уверенно ответила я.

- Значит, мы договорились? – Ираклий встал с дивана, подошел ко мне и, взяв мою руку, пожал ее. – Верно, Маргарита?

Я почувствовала, какой холодной была эта рука, и подумала, что сердце Ираклия, должно быть, совсем ледяное. Не ответив на вопрос, я лишь испуганно кивнула.

- Вот и прекрасно! – Ираклий отпустил мою руку, которая все еще дрожала от его холодного прикосновения. – Добро пожаловать в мой дом, Маргарита.

Я посмотрела на его губы, которые брезгливо вздрогнули, когда он произносил мое имя, и подумала только одно: «Что бы это могло значить?»


Рецензии
Сюжет продолжает удивлять

Ананасов Борис   20.01.2017 16:31     Заявить о нарушении
Да уж. В этой главе он вообще мог повернуться в любом направлении: хоть детектив, хоть мистика, хоть фантастика.

Элина13   20.01.2017 19:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.