Блеск и нищета Маннергеймов

”Мама, мама, что мы будем делать, когда настанут зимни холода, у тебя нет теплого платочка, а у нас нет зимнего пальта.”


Говорят, он сделал невероятное. Спас Финляндию. И правда, прожил настолько насыщенную реальными поступками жизнь, что нам, блогерам, и мечтать не приходится. Государственный  человек, который смог сам влиять на ход событий в своей стране. Принимал решения в том числе и в личной жизни, думая только о том, какой государственный резонанс вызовет его поступок.

Густав Маннергейм не был хорошим семьянином. По рассказу одной эмигрантки, вхожей в шведскую семью барона, его женила на себе вероломная русская. Повисла на шее красавчика кавалергарда для того, чтобы спрятавшаяся тетка смогла выйти в нужный момент и заставить благородного молодого человека жениться. Мы свечи не держали. Эта самая русская родила от шведа Маннергейма троих детей. Была любовь или нет, подсмотреть нам не удалось. Остались лишь факты: портрет Араповой с надписью ”Ната 1892”. Натой называл ее Густав. 2 мая 1892 была свадьба. Роскошная, шумная. Молодые радостно улыбались, когда стояли у окон поезда. Это увидели провожавшие на вокзале.

Густав Маннергейм не был хорошим хозяином. Он был излишне пунктуален, придирчив до мелочей. Раздражителен и скучен. Ему, старавшемуся вести хозяйство больших имений, доставшихся от родителей жены, было обидно, что сама Арапова не способна заниматься рутиной. Она вела себя, как Обломов. Упивалась ленью и презирала нудного шведа Густава. Маннергейм пытался разводить карпов в латвийском имении, которое он приобрел после свадьбы. Но карпы передохли. Об этой неудаче маршал помнил всю жизнь. Смешно, правда? Отстоять целую страну и расстраиваться из-за каких-то карпов.

Документы, свидетельствующие о дальнейшей жизни супругов Маннергеймов, печальны. Если бумагам дано грустить... Вот оно, прошение о разводе от 12 октября.
За документом стоит долгая судебная история, развели только в марте 1919 года.

Оригинал написан на шведском и был отправлен в R;dstuvur;tter (городской суд), в моем переводе звучит так: ”Так как моя жена баронесса Анастасия Маннергейм оставила меня и отправилась заграницу с целью более не возвращаться и не продолжать совместное проживание, прошу покорно городской суд расторгнуть брак с выше упомянутой супругой, которая будет оповещена об этом. Хельсинки 12 октября 1918 Г. Маннергейм».

Маннергейм не ожидал, что судебное дело затянется на долгие месяцы. Молодое государство, получив независимость, должно было менять и свод законов. В 1919 году гражданские дела решались сводом правил от 1734 года. Согласно закону, были две причины расторгнуть брак: супружеская неверность и пропажа одного из супругов. Второй пункт подходил идеально: фактически Анастасия и Густав не имели никаких общих дел, так как супруга постоянно проживала в Париже. Однако согласно закону при подаче документов на развод должно пройти какое-то время на случай, если пропавший объявится. Осложнялась ситуация еще и тем, что брак был заключен межконфессиональный (православная Анастасия и лютеранин Густав). Но он все-таки узнал, где она проживает в Париже, и лично ездил просить о расторжении брака.

Согласие на развод мадам Маннергейм не дала. Она считала себя законной женой до самой смерти. Даже если гражданский суд удовлетворил ходатайство Густава, по мнению Анастасии, церковный суд был превыше всего. Они венчались в православной церкви.  Маннергейм присылал деньги супруге, но помощи не хватало. Вопрос денег всегда остро стоял в этой семье. Когда-то Густав расплатился с огромными долгами благодаря состоянию жены. Не простив многочисленных измен, супруга перевела денежные средства в заграничные банки и уехала. Взаимных претензий в отношениях двух самодостаточных личностей было предостаточно. На момент подачи прошения о разводе Маннергейм, как он пишет в мемуарах, не имел никакого имущества и только с двуми дорожными сумками приехал спасть свою родину, Финляндию. После тридцатилетней службы царскому двору, уволенный из армии генерал на шестом десятке должен был начинать карьеру и личную жизнь с белого листа.
 
В архиве нашлась записка мадам Маннергейм другу семьи, министру иностранных дел Энкелю*, который помогал Анастасии и раньше, будучи посланником Финляндии во Франции.

В 1933 году Анастасия пишет: «Моя ситуация полностью катастрофическая. Я опять в долгах. Год назад моя портниха сшила мне два костюма и пальто стоимостью 2500 франков. Я не смогла оплатить заказ, замерзаю, и Генерал знает это. Это действительно ужасно, что у него такое холодное сердце и так мало сочувствия к страданиям другого человека».
(написано в парижском отеле Hotel du Louvre)


Она умерла в новогоднюю ночь с 1936 на 1937 год после тяжелой и продолжительной болезни – рака груди. Весь период эмиграции скиталась по гостиницам в Париже. Перед смертью Густав приехал попрощаться. На его деньги Анастасия Маннергейм была похоронена. В Хельсинки барон заказал в православном соборе поминальную службу. В церкви стоял на коленях, молился за душу покойной.



* Карл Йохан Алексис Энкель (фин. Carl Johan Alexis Enckell; 7 июня 1876, Санкт-Петербург, Российская империя — 26 марта 1959, Хельсинки, Финляндия) — финский политик, дипломат и офицер; с 1918 по 1919, в 1922, в 1924 и с 1944 по 1950 годы — министр иностранных дел Финляндии.


Рецензии
Вам удалось буквально штрихами, без деталей, создать вполне цельную картину личной жизни выдающегося человека, достойного большого уважения. Интересна
судьба троих детей. С интересом посмотрел бы художественный фильм о Маннергейме. Есть такой? Хорошо, что Вы обратились к этой теме, интересной для русского читателя.
Успехов.

Геннадий Николаев   23.07.2017 19:05     Заявить о нарушении
Спасибо, Геннадий! И Вам!!! Как лето проходит? Наверное, на даче?

Милла Синиярви   23.07.2017 22:08   Заявить о нарушении
Да, на даче провожу холодное лето 17-го года.

Геннадий Николаев   24.07.2017 07:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.