Болтик

                Первые слезы


Ты еще наплачешься! – процедил бывший сквозь зубы через плечо и громко хлопнул дверью. Вера вспомнила эти слова, когда со слезами на глазах бинтовала порезанную руку.

Разделение людей на мужчин и женщин определяет и разделение работы. Конечно, есть женщины таксисты и вертолетчицы. В Финляндии женщина командует министерством обороны, а в Германии всей страной, Вера в своей организации тоже начальство, но…

…но в субботу выдвинула она ящик в посудном шкафчике, и увидела, что проволочная металлическая клетка, в которой как тигры обитают кастрюльки, открутилась от деревянного основания. Причем один болт еще держался на месте, а второй катался рядом с кастрюльками, как непослушный пацан по первому снегу. Шалуна не дозваться, а куда же этот пристроить? Понятно. Вот дырочка в проволоке! За неимением инструмента она подтянула ослабший болтик кончиком ножа, поставила на свое место второй, и с первой же попытки он поставил Веру на ее — женское — место. Рука соскользнула по ручке инструмента, из пореза выступила капелька крови.

Бинтовать левой рукой правую — это как управлять левой рукой компьютерной мышкой. Долго, неудобно, раздражает. На середине процедуры (звонить не вовремя - известное подлое свойство телефона) смартфон замурлыкал.
- Привет мама! - сказала она, неловко удерживая в руке бинт и модный шестой огрызок яблока.
- Привет, что у тебя случилось?
- Ничего.
- Я же слышу!

Материнское сердце не обманешь. Оно всегда в резонансе и через километры чувствует, что у ребенка беда, проблема или неприятность.
- Ничего особенного, немножко порезалась.
- Как же ты! Обязательно продезинфицируй. Бактерицидный пластырь у тебя лежит в аптечке...
- В какой аптечке? - не идти же за автомобильной к машине...
- Я тебе собрала все необходимое в поездку, посмотри в кофре пластиковый контейнер. Ведь показывала!
Действительно, мать, собирая ее в командировку, приготовила все необходимое с ее медицинской точки зрения: от слабительного до закрепляющего. И она права, зачем мучиться с бинтом, если есть пластырь?
- Хорошо, мама, сейчас залеплю и перезвоню.
- Я к тебе сейчас приеду. Ты больше ничего не ремонтируй, а то саму придется в ремонт сдавать.

Живут родители рядом, в нескольких трамвайных остановках. Взрослым детям надо жить от родителей подальше, но так, чтобы при необходимости поближе. Уже через полчаса дочка сидела в кресле, над ней хлопотала мама, а чадо получало порцию внушений: кто же лезет что-то налаживать, кто тебя так учил пластырь закреплять, когда же у тебя нормальный мужик заведется?
На последний вопрос она резонно ответила, что сами собой только тараканы заводятся. И вообще, ей неплохо без домашнего бездельника.
- Не все они бездельники! Вот сейчас приедет...
Кто?
- Сейчас приедет мастер и все починит. Я вызвала. Есть такой сервис «Муж на час». У тебя, вижу, все вроде бы в порядке, - мать заглянула в санузел. - И тут ничего лишнего.
- А что ему там делать?
- Ну, закончит работать, вдруг надумает руки помыть, - матушка глянула на часы.- Ой, уже половина... сейчас же моя программа начнется. Я поехала. Ты мастеру покажи все, что надо наладить. Час работы стоит 400 рублей, это по тарифу, но, наверное, надо на чай дать. А — лучше — чаем угости, чтобы не пропил деньги, я тебе пирог с повидлом принесла. Вечером после душа пластырь обязательно смени.

                Муж на час

Через четверть часа пропела птичка звонка. Вера безбоязненно впустила в квартиру не ею званного гостя. Высокий, плечистый парень с огромным пластиковым контейнером, куда при необходимости можно было засунуть хозяйку, потоптался на коврике, пристроил инструменты рядом с обувным ящиком.
- Здравствуйте, меня Михаилом зовут. Что нужно исправить? - карие глаза излучали дружелюбие, участие и готовность помочь.
- Вера. Вот, - показала хозяйка ладонь, - порезалась.
- Это к врачу надо, - улыбнулся мастер.
- Врач уже был. Там на кухне в ящике болт открутился, я попробовала его исправить но порезалась.
- Болт исправить ножом? Интересный подход. Покажите.
Михаил разулся и прошел на кухню первым. Вера даже удивилась, ожидала, что придет какой-нибудь потный мужичонка с перегаром и желанием сшибить на бутылку. А тут прямо модельный мужчина. Чистый и опрятный, тонкий свитер и джинсы, волнистые волосы ухожены, оправа у очков не из дешевых. Странно, и носки целые. И пахнет ноткой из прошлой жизни, она дарила своему такую же туалетную воду Baldessarini.

Злосчастный болтик вызывающе независимо лежал в ящике.
– Это не болт и не винтик, а шуруп. Сейчас мы его воспитаем, чтобы не нападал на беззащитных.
Михаил взял из своего ящика отвертку, ловко вкрутил виновника торжества на место.
- Готово. Хотите я остальные проверю? Подумайте, что еще в квартире нужно исправить.
Вера кивнула, при этом мысленно похвалила себя за порядок в ящиках и чистую посуду. «Что исправить? Однушка — не дворец. Впрочем, в комнате на гардине один кронштейн качается еще со дня заселения, кухонный стол шатается на ножках, колокольчики!!! Вот кто сможет подвесить колокольчики под полочкой с книгами».
Михаил выслушал просьбы, уточнил, как должны висеть колокольчики. В считанные минуты мастер закрепил карниз. Попутно объяснил, что в таких случаях «пимпочка» вынимается из «штучки», а в центре «штучки» притаился дюбель-гвоздь, а не винтик, не шурупчик и не гвоздик. Его нужно подтянуть, но не ножом, а крестообразной отверткой.
- Вот и порядок, - удовлетворенно сказал «одночасовый», проверив остальные кронштейны.

С ножками у стула он управился играючи, а вот с коллекцией колокольчиков возился долго. Так и коллекция не маленькая. По ней можно географию изучать: Суздаль, Владимир, Киржач, Коломна, Тверь, Углич, Ростов Великий... а еще из церквей и соборов. Тут и Покрова на Нерли, и лавра и Оптина пустынь. Но всему есть начало и все имеет окончание. Звякнул последний язычок. Михаил стал укладывать свой арсенал.
- Вы не торопитесь? Если нет ничего срочного, то я угощу вас... чай или кофе?
- Не тороплюсь, но я привередливый.
- В каком смысле?
- Если чай, то с молоком, если кофе, то молотый.
- В таком случае, предлагаю компромисс: кофе арабика молотый с молоком. И с пирогом.
- Хорошо, что не лювак, отлично, что с пирогом!

Вера открыла холодильник, чтобы достать молоко. Мастер укоризненно покачал головой и снова отправился в коридор. Вернулся с инструментом.
- Что это? Зачем? - спросила хозяйка.
- Я вам дверку холодильника перевешу на другую сторону, чтобы не бегать вокруг нее каждый раз.
- Это возможно?
- Это необходимо.

Еще и кофе не успел сбежать, а холодильник уже открывался в удобную сторону. Михаил что-то подкрутил внизу, и дверка стала плавно закрываться под собственным весом.
- Как-то так, - удовлетворенно проверил свою работу мастер. - Я руки могу помыть?
- Конечно! - показала Вера на дверь, поражаясь прозорливости мамы.

- Вы на все руки мастер, - похвалила она Михаила, когда он сел к столу.
- На обе, - согласился он. - Только вот никому это не надо.
- Мало заказов?
- Не знаю, я сегодня первый день в фирме. Время покажет.
- А чем раньше занимались?
- Я строитель. По образованию техник-строитель, но мастером и прорабом работал недолго. Несколько лет в комплексной бригаде, всему научишься.
- Почему? Руководить не получилось?
- С руководителями не получилось, точнее с бумагами и приписками. Вкусный пирог, у вас тоже руки правильные.
- Это мамин, - призналась Вера и почему-то похвасталась, - но я тоже умею. Еще?
- Еще умею? - вскинул брови гость.
- Еще маминого пирога? - поняла шутку Вера.
- Не откажусь, не черстветь же ему. Вы, наверное, фигуру бережете, а мне можно.

Вера взяла кофейник с сомнением покрутила его в руке, но Михаил пришел на выручку. Протянул чашку и попросил молока.
Вера наполнила до краев чистую, поставила и снова села напротив. Внезапная мысль просилась на выход, но известно же, что нельзя верить первым движениям души — они всегда благородны.
Однако, если первым нельзя, то кто же запретит поверить вторым.

                Муж на сезон

- Михаил, вы можете посмотреть проект дома?
- Конечно.
Хозяйка принесла на кухню большой цветной альбом. Убрали со стола посуду и остатки пирога, развернули.
- Вера, вы как относитесь к критике? – спросил гость, рассматривая общий вид.
- К конструктивной нормально. По крайней мере стараюсь понять.
- Отлично. Тогда объясните мне, зачем встроенный в дом гараж? - Михаил посмотрел оглавление, нашел нужную страницу, открыл. - Да еще и со смотровой ямой!
- А что?
- Это ведет к удорожанию, отнимает строительный объем, лучше на этом месте разместить пару комнат или площадь отвести под те же подсобные помещения. Вы же не планируете пересаживаться на старую отечественную машину?
- Нет, конечно.
- Значит, и ремонтировать ее вам не предстоит. Участок большой?
- Пятнадцать соток.
- Тем более! Надо будет поставить во дворе навес, чтобы не возиться со снегом.
- Получается, проект плохой?
- Я этого не говорю, - Михаил перелистывал страницы, кое-где задерживал внимание. Долго смотрел неинтересные страницы с таблицами. Вера успела помыть чашки.
Гость закрыл альбом.
- И каков вердикт эксперта? - спросила хозяйка.
- Очень интересный проект. Дом-шале, с хорошей планировкой, отлично решен с точки зрения энергоэффективности. Если не делать гараж, то он получится просторным даже для большой семьи, а не для 3-4 человек, как написано в пояснительной записке.
- Для одной и такой велик.
- Какие ваши годы, все еще впереди, - обнадежил Михаил.
- А что еще интересного? - перевела разговор Вера с больной темы. Не хватало еще, чтобы посторонние врачевали ее разбитое сердце.
- Понравились расчеты. Смета, сужу навскидку, правильно составлена. Привязка к ландшафту. А что уже сделано?
- Какие-то колышки забиты.
- И все?
- Да. Скажите, целесообразно делать фундамент в виде монолитной плиты?
- Я знаю эту деревню, там близко грунтовые воды, монолит выручит.
- Значит, расчеты проектировщиков правильные?
- Цены на материалы меняются, вы проект заказали в прошлом году, - глянул Михаил на титульную страницу. - На то время все было актуально. Сейчас процентов на двадцать дороже. Что будет завтра? Это не ко мне. За работу... проектировщики вам предлагали построить «под ключ»?
- Да, - удивилась Вера догадливости Михаила.
- За работу они попросили жирно. Даже чересчур. Вполне достойные деньги строители получат, если вы им дадите половину.
- А вы возьметесь?
- За что?
- За строительство «под ключ» на таких условиях.
- Вы когда хотите этот ключ получить?
- До белых мух, если это возможно.
- Если есть финансовые ресурсы, то до белых мух у вас будет огороженный участок и дом без отделки, но с окнами и дверями, под крышей, с отоплением, водой и канализацией. На некоторые объемы придется нанимать подрядчиков, но основную часть сделаю сам. Инструменты есть. Мне придется там жить, для этого построю бытовку. Потом она пригодится под хознужды. Вам придется давать мне деньги на материалы и расчеты за доставку и за механизмы, а для общения с другими учреждениями нужна доверенность.
- Не проблема.
- Вы хорошо подумали?
- Я решила.
- Когда съездим на место?
- Сейчас.

По дороге назад Михаил позвонил кому-то, извинился и предупредил, что больше не сможет работать «мужем на час».
- Меня наняли на весь сезон. Хорошо. Спасибо. Извини, что всего один вызов отработал!
- Я «уволился», - объяснил он Вере

Жизнь — хороший учитель. Она умеет поощрять, но умеет и наказывать. Вера верила в свою интуицию. Если не считать неудачный опыт гостевого брака, то она почти не ошибалась. Да и в выборе спутника жизни она не ошиблась бы, но все вокруг убеждали, что лучше не найти. А подруги пели, что у нее возраст не тот, чтобы выбирать. Как будто двадцать восемь — это время акта на списание. Жалела год, который принес боль, обиду и разочарование. Поначалу ей казалось, что все устраивается. Даже собрались дом за городом построить. Но когда избранник потерял работу, а потом четыре месяца лежал колодой на диване, как приложение к пульту от телевизора, ждал предложений...
Сомневаясь, Вера приняла человека в дом, но без сомнений попросила оставить его.

Чем она рисковала, приглашая незнакомого человека построить ей «фазенду-ранчо-дворец»? Только деньгами.
По возвращении из первой поездки они договорились, что в следующую субботу встретятся на участке и стройка начнется. В назначенный день, она увидела на объекте Ниссан X-Trail, под вишней в углу сооружение №1 похожее на скворечник, и наемного работника, который неподалеку сколотил на столбиках что-то наподобие танцевальной площадки.
- Добрый день. Это туалет? Очень кстати... девяносто километров за два с половиной часа.
Строитель деликатно отправился к своей машине за каким-то инструментом.
Она с удовлетворением обнаружила в двух шагах от туалета прибитый к вкопанной доске рукомойник.
- Вы серьезно обустраиваетесь.
- Я все делаю серьезно.
- Вижу, что тратите свои деньги.
- Уверен, что расходы возместятся.
В конце визита он получил увесистую пачку денег.
- Это на окончательный расчет за забор, на песок, на бетон, на арматуру, доски и что там еще надо?
- И за материалы на туалет и бытовку.
- Да, конечно. Подготовьте документы.
- Вот, - Михаил протянул листок. В аккуратной табличке каллиграфические буквы и цифры.
- До субботы.
- До свидания.

В обеденный перерыв следующей пятницы Вера позвонила:
- Вам что-нибудь привезти?
- Вроде бы все есть, ну... можно москвичку...
- Какую москвичку? - удивилась Вера. Понятно, что она захватит постельное белье и старый матрас от кровати полуторки уже лежит в багажнике Туарега, но везти ему подругу... увольте!
- Карамель.
- Может быть «Мишку на Севере»? - с непонятным для себя облегчением поинтересовалась заказчица.
- Мишка на севере уже был, два года на аэродроме служил. Москвичка лучше.

Еще в понедельник она съездила по рекламному объявлению, внесла аванс и дала телефон своего полномочного представителя. Не все у нас так уж плохо, как говорят. Приехала в субботу и увидела, что вокруг участка стоит новенький коричневый забор из профлиста, к прибытию Веры строители заканчивали прикручивать ворота. На месте будущего дома был неглубокий котлован с выступившей из глины водой. Несколько представителей солнечной Средней Азии усердно засыпали его песком. Михаил резал арматуру, выпуская из-под диска болгарки приветственный фейерверк искр.
Увидев Веру, остановился.
- Нравится? - он обвел рукой участок. - Мне пришлось спилить несколько кленов. Они мешали проезду, затеняют участок и вообще от деток кленовых вертолетиков еще долго придется избавляться.
- От каких?
Он показал щетинку молодых кленов, которая пробивалась там и тут по участку.
- Прекрасно, меня и соседка просила их спилить. Хорошо забор делают?
- Безупречно. Молодцы ребята.

Утром следующей субботы она увидела, что дом подрос на метр. Строитель накладывал на стену сметанообразный раствор, проводил по нему какой-то гребенкой, намазывал «сметану» на торец блока, брал такой же, клал на стену подстукивал резиновым молотком, проверял уровнем и все повторялось. Да так ловко, словно костяшками домино играл.
К вечеру, он поставил вдоль стены деревянные штуки, которые называл конвертами, сверху положил доски, играючи накидал сверху блоки. Вера сунулась помочь, попробовала подвинуть один из них и отказалась от затеи.

В следующий приезд она увидела, что стены поднялись до уровня верха окон, конверты стояли в середине коробки, росла капитальная стена.
- Что от меня надо?
- Ничего кроме «москвички».
- Я уезжаю в отпуск на десять дней, а потом в командировку на две недели.
- Тогда нужны деньги на плиты перекрытия, пиломатериалы и кровельные материалы.
- Может быть, на кирпич еще?
- Можно. Запараллелим процесс.

Вернувшись из командировки, она увидела ажурную крышу над строением, а по периметру дома бригада выкладывала облицовочную стену.
Михаил поднимал наверх тоненькие доски и прибивал их к стропилам.
- Они не сильно тонкие?
- Дюймовка. В самый раз. Сверху будет плита ОСП, а потом мягкая черепица.
- Мне кажется, надо было металлом…
- Угол наклона ската 25 градусов, черепица будет служить прекрасно, а вот спать под металлическим барабаном — не вариант, - авторитетно возразил подрядчик.

Еще через неделю Вера приехала в субботу поздно вечером, расплатиться с каменщиками.
С одной стороны крыша покрылась чешуей мягкой черепицы, такая же застилала скат со второй стороны. На крыше никого не было. Из бытовки доносилась песня Тимура Шаова про «хорошие перспективы». Вера заглянула в бытовку. Никого. Плеер. Услышав плеск воды за домиком, она завернула за угол...
Загар на спине резко контрастировал с тем, что пониже спины. Строитель ожесточенно тер спину мочалкой. Поперек, по диагонали, по другой диагонали, снова поперек.
Незамеченная, с покрасневшими ушами Вера вернулась в домик, занялась сумкой.

На пороге возник Михаил с полотенцем вокруг пояса.
- Добрый день, а я мылся.
- Слышала, - сказала хозяйка, умолчав, что и видела.
Переоделся и сел к столу.
- Снова мамин пирог?
- Мой! - гордо заявила Вера.
- Очень вкусно.

                Критические дни

- А ты контролируешь расходы? - поинтересовалась подруга на работе.
- Он мне все документы предоставляет.
- Посчитай. Наверняка надувает на ценах, товарный чек сегодня купить легче легкого, да еще и в арифметике обязательно мудрит.
Вечером Вера почувствовала себя плохо. С каждым годом все хуже проходила обычная немощь. Не ездить бы завтра на стройку, но должны привезти и смонтировать окна. Надо рассчитываться.
После трехчасовой пробки шатало. Голова раскалывалась. Вера прошла в прохладную бытовку, выложила из сумки привезенное постельное белье и продукты.
На столе в файлике лежал «финансовый отчет», как его громко называл Михаил. Вера вытащила телефон, включила калькулятор, пробила сумму. «Итого» оказалось на двадцать тысяч меньше того, что на листке. Она повторила подсчеты. Обманывает! Она перечеркнула сумму и написала свою.
С пылающими глазами она прошла в дом. Михаил, намурлыкивая что-то, поднимал кирпичную стенку туалета. Монтажники уже установили половину окон.
- Вам не стыдно?
- За что? Стеночка ровная, хоть стреляй.
- Я с вами честно рассчитываюсь, а вы ловчите. Каких-то 20 тысяч! - она положила документы на подоконник. - Вот деньги за окна, надеюсь, не сбежите с ними!
Рядом с документами лег конверт. Превозмогая дурноту, она вышла из дома, не глядя на Михаила.

                Шурупчик

За неделю Михаил не позвонил ни разу. В пятницу после работы, несмотря на предупреждение навигатора о долгом пути, она отправилась на стройку. Долгие часы дороги, то справа, то слева, то позади, то впереди возникала одна и та же девятка, ... тысяч рублей, в одних руках, ... года, Андрей, 8-903-750.... В какой-то момент возникло впечатление, что она обязана купить. Человек уже со всех сторон машинку показал.
Добралась. В бытовке не светился огонь. Двенадцатый час, спит уже? Во дворе почему-то не было машины. «Сначала посмотрю, как идут дела», решила Вера. Открыла своим ключом входную дверь в дом. Дела никуда не шли. Стенка туалета замерла на той высоте, на какой была неделю назад.
«Странно!»
Бытовка тоже была заперта. Вошла, щелкнула выключателем. Первое, что увидела, четыре пятитысячных, прижатых к столу фонариком, под ними листик из блокнота, на нем привычным по отчетам почерком выведена единственная фраза: «Доверие и жизнь теряют один раз!»
- Ни здравствуй, ни прощай, ни извините.
Громко постучали по забору, отделяющему участок от соседки пенсионерки. Вера вышла.
- Вера, это ты?
- Я.
- Возьми ключи, Михаил оставил.
Нагибаясь под ветками, Вера пошла на голос.
- Пелагея Ивановна, а он когда уехал?
- В субботу прошлую, окна поставили, он ребят проводил, сгрузил инструмент, мне ключи отдал и уехал, - высунулась через забор соседка. Она частенько поднималась по лесенке, занимала наблюдательный пост, смотрела, как ловко мужик строит. Вспоминала молодость и своего. Такой же был рукастый.
Вера взяла ключи, вернулась в домик.
- Что-то не так, - сказала она вслух и еще раз перебрала бумажки.
После этого снова вытащила телефон, еще раз пересчитала и убедилась, что сумма совпадает с подсчетами Михаила. Несколько минут она сидела ошеломленная результатом. Как же так? Я - опытный аудитор - ошиблась в примитивной арифметике!
Душно. Она вышла на воздух. В августовском небе ярко не по-столичному светились звезды. Пролетел метеорит. Вера поймала себя на том, что ждет, когда упадет следующий, чтобы загадать желание.
«Дура. Надо не звезды считать, а действовать. Попью чаю и поеду. Сколько времени? Первый час. Дома буду в начале второго».
Вера налила из кувшина-фильтра воду в чайник. Включила плитку. Вскипел быстро. Резко подняла, и у посудины отскочила ручка. Едва увернулась, кипяток выплеснулся на стол. Михаил предупреждал, что чайник аварийный. Не успел наладить.
«А зачем мне домой? Позвонить можно и отсюда. И пусть первый час. Самое время для звонка! И повод есть».
Гудки.
- Да, - глухое, невнятное, равнодушное.
- Миша, у нашего чайника шурупчик открутился...

Пенсионерке не спалось. Долго съезжались дачники. Потом к соседке выходила. Внезапно по окнам росчерком полоснул свет. Кто-то еще туда приехал, а девчонка одна. Бабуля подскочила и, прихватив "оружие" батожок, как была в ночнушке отправилась к забору. «Хоть шум подниму, если что!» Поднялась по лесенке, выглянула.
При свете месяца увидела, как от бытовки отделилась Верина фигура. Навстречу мужик идет. Кто? Да это же Михаил.
- Ты не обожглась?
- Нет, но там шурупчик.
- Не шурупчик а заклепка, - поправил Михаил.
- Миша, мне зачем знать, я же девочка... А считать я научусь, но за тобой больше пересчитывать не буду.
- Вот и правильно.
- Как ты так быстро доехал? - пошла она к домику.
- Я дачу перекрываю в соседней деревне. Меня давно туда звали.
- А как же теперь наш дом? - Вера остановилась, развернулась, сделала шаг и неожиданно для себя оплела его шею руками, прижалась к широкой груди.
- Наш? Да мне там осталось на пару дней работы... Обещал же до белых мух.
- Ты не обижаешься?
- Настоящие мужчины огорчаются, но не обижаются.
- Прости, - начал она, но закончить не успела. Сильные губы не дали.

- Вот и ладненько, - бормотала соседка, потихоньку спускаясь по лесенке. - Теперь точно достроит.

                Бессрочный муж

Через неделю матушка Веры встретилась с руководительницей фирмы, в которой весной заключила договор, и откуда прислали «мастера».
- Здравствуйте.
- Добрый день.
- Я хочу рассчитаться.
- А мы в расчете.
- Как так?
- Очень просто. Вы хотели с помощью моего брачного агентства помочь своей дочери, а я помогла другу детства.
- Я не спросила, что у него с семьей.
- Старая история жена с ребенком и мать в одном самолете…
- Ужасно.
- Это давно. Все зарубцевалось. Он весной остался без работы. Я вспомнила о вашем визите… В общем, операция «муж на час» удалась. Хорошо, что он не знал, каким бизнесом я занимаюсь. Как там у них, кстати?
- Подали заявление.
- Вот и хорошо, а с друзей я деньги не беру.


                От автора: Надеждой делиться легко. Это же не зарплата…


Рецензии
жизнь - хороший учитель.

Нина Павлюк   12.11.2019 11:11     Заявить о нарушении
И экзаменатор тоже неплохой. А иногда следователь, прокурор, судья и исполнитель в одном лице...
Спасибо за отзыв.

Виктор Санин   12.11.2019 11:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.