Листопад

          Село вступило в пору листопада. Кроме золотистых листьев в садах она принесла  сельчанам волнения и переживания: начинался призыв в армию ребят, достигших восемнадцатилетнего возраста. Кому как повезло. Одни, окончив школу ещё в прошлом году, успели поработать в колхозе, другие, окончив её в конце июня текущего года не видели смысла на три месяца устраиваться на работу перед осенним призывом. Всё зависело от того, кто во сколько лет пошёл когда-то в первый класс: с семи или с восьми.
         
          Илья Крыжов относился ко второй категории: до семи лет ему не хватило полтора месяца и в школу его не взяли. Из-за переполненного набранного первого класса. Он, встречая на просёлочной дороге, ведущей в школу, своих одногодков-первоклассников, только посмеивался. Ему-то целый год не надо было одевать школьную форму, носить не совсем лёгкий портфель туда и обратно, сидеть по вечерам над уроками. Одним словом, красота. В том возрасте он, разумеется, не знал пословицы, согласно которой «смеётся тот, кто смеётся последним». Теперь же, спустя десять лет, "смеялись" его одногодки. В отличие от Ильи за год они сумели влиться в колхозный коллектив, закалиться физически, почувствовать себя мужчинами. Предстоящая на два года служба в армии их не страшила. Крыжов же шёл на неё, по сути, школьником, не имея самостоятельного жизненного опыта.
         
          Самое печальное для Ильи было то, что  призывался он хоть и со своими одногодками, но … не со своими бывшими одноклассниками. Тем ещё до призыва оставался целый год. Он выглядел среди них «белой вороной». Не по своей вине. А переживал Илья из-за того, что представлял, как тех придут провожать их одноклассницы. Бывшие. А кто его одного будет провожать? Задумался. С этого момента его интересовать стала не сама предстоящая армейская служба, а то, кто из девушек его будет провожать. В селе их осталось много, не все разъехались по техникумам и  институтам. Кого выбрать? В школе он заглядывался в старших классах на многих своих одноклассниц,  но никого и не выбрал. В отличие от других одноклассников. Юлия, с которой он танцевал на выпускном балу, «помахала ему ручкой», когда поступила в престижный столичный вуз.
         
          Повестки из райвоенкомата в село с началом призывной комиссии ещё не поступали. Время для поиска у Ильи имелось. Он начал действовать. Начал со своей улицы. В селе она  не являлась  центральной, но достаточно длинной по сельским масштабам.
       
          Явившись с утра во двор к своей соседке Насте, юноша вызвал её на переговоры. Не поняв, что соседу надо от неё, только что пришедшей с фермы, где  трудилась уже два года дояркой, Настя вышла с ним за калитку и села на скамейке.
        - Настя, - не зная с чего начать, заговорил Илья и замолчал.
        - Я Настя уже девятнадцать лет, что дальше? Замуж что-ли пришёл звать?
        - Нет, Настя, просто к своим восемнадцати годам я не нашёл девушку, которая проводила бы меня в армию и ждала два года. Писала бы мне письма. Без этого, говорят, служба становится очень тяжёлой и порой невыносимой. Ну, ты меня, Настя, поняла. Выручишь?
            - Конечно, поняла, Илья, как же мне не прийти и не проводить своего обиженного судьбой соседа. А за письма и прочее извини. Я их пишу уже полтора года.
        - Кто он?
        - Из соседнего села, на танцах познакомились.
        - И на том спасибо, Настя. Я тогда пойду. День призыва я тебе сообщу дополнительно. Приходи. Мне не будет так грустно.
        - О чём речь, Илья, жди, приду обязательно.
      
         Он вернулся в свой дом, зашёл в опустевший осенний сад. Листья кружили в хороводе, падая на землю. Форточка окна открылась и из него послышалась мелодия: « У нас на дворе листопад, рябины в калитку стучатся. Я жду твоих писем, солдат, а письма приходят не часто. Дождик плывёт по лужицам к синей реке. Как тебе служится, с кем тебе дружится в дальнем твоём далеке?». Это  младшая сестра Клава слушала очередную грампластинку.
       - Ей хорошо, ей весело, - подумал про себя брат. – А мне каково?
      
         Пока Илья сидел в саду и раздумывал, куда идти дальше, набежала тучка и пошёл осенний дождик. Получилось как в песне: стали образовываться «лужицы». Он зашёл в дом. Ходить по грязи по селу, где асфальтирована только одна центральная улица, бесполезно.
       - Клава, поставь ещё раз песню «Как тебе служится»,- присев на диван в зале, попросил брат.
       - Илюша, так я для тебя её и поставила, увидев в окно, что ты вернулся.
       - Зачем?
       - Чтобы ты не грустил, провожать пойду тебя я. Имею право.
       - Ты, Клава, не в счёт. Ты – другое дело.
      
         Песня зазвучала вновь: «… Любых на земле адресов мне воинский адрес дороже. И чуткие стрелки часов секунды на месяцы множат…».
         Илья посмотрел на часы, затем в окно, за которым играл только ему известную мелодию дождик. Ему стало жаль потерянного на сегодня времени. Но деваться было некуда. Пришлось ждать следующего дня.
         
         И он наступил. Подождав до вечера, пока его родная улица высохнет от грязи и превратится вновь в проходимую дорогу,  Илья вышел со двора и направился в самый конец улицы. Подошёл к небольшому дому, покрытому красной черепицей. В калитку зайти не получилось, верный хозяевам пёс преградил ему путь. На лай вышла женщина, лет сорока пяти.
        - Тётя Маша,  Аня дома,- спросил гость.
        - Ага, тебя дожидается. Заходи.
        В комнате стоял дым от сигарет. Илья открыл форточку в окне. На кровати спала Аня. Вошедшему гостю с трудом пришлось её разбудить.
        - Что тебе надо? -  с трудом произнесла девушка, открыв только правый глаз.
       
        Мать  не зря запустила Илью к дочке в комнату. Бросив школу, остановившись на восьмом классе, та уже два года нигде не работала, ночью гуляла с подругами и друзьями, а днём спала. Несколько дней назад ей исполнилось восемнадцать лет и мать, воспитывавшая дочь одна, стала ей подбирать женихов. На примете у неё стоял и Илья Крыжов. То, что он не служил ещё в армии её не смущало: главное они  с одного года рождения и ходили в один класс. Пока Аня школу не забросила совсем.
        - Вставай, на уроки опоздаешь!
        - Какие ещё уроки?
       
        Когда Аня проснулась окончательно, гость изложил суть её просьбы: проводить его на службу и два года вести с ним переписку.
        - Никаких проблем. И провожу, и встречу и переписываться буду. А пока я ещё маленько посплю. Сильно устала за ночь. Прости, - последовал ответ.
       
        - Неплохо, - покидая двор Ани, подумал Илья,- уже две подруги придут меня провожать. Скучно не будет. А если не придут? Надо перестраховаться.
        Илья пошёл по улице в обратном направлении.
        На скамейке напротив одного дома сидели две девчонки: одноклассница Нина и её младшая сестра Инна.
        - Мне уйти, - спросила сестру Инна, когда Илья поравнялся с ними.
        - Нет, Инна, сиди. Посмотрим, что ему от нас надо.
      
        Выслушав Илью, Нина заявила:
        - Ильюша, как ты вовремя пришёл, я как раз хотела тебя завтра пригласить на танцы.
        - А твой Егор как же?
        - А назло ему. Он меня вчера обидел: после меня целовался со Светкой. Думал я не узнаю. Всё, с Егором мы расстались. А я же не могу быть одна, с кем же я буду целоваться?
       
        Инна сидела только улыбалась. И удивлялась тому, как быстро «на ходу» сестра сочиняет «сказки».  Никогда Егор, её одноклассник, с ней не целовался, дружил, правда, некоторое время, но целовался со Светой. Что касается Нины, то никто ею просто не интересовался после Егора. Она эту «вакансию» решила заполнить за счёт Ильи. К её радости, он сам пришёл предлагать себя. Инна, посидев с ними ещё несколько минут, ушла в дом, чтобы не рассмеяться и не испортить "свидание" сестре.
        После длительной беседы и пары поцелуев, Илья с Ниной договорились, что они теперь друзья навек, что она его проводит в армию и будет каждый день писать письма и выглядывать почтальона, дожидаясь писем от него.
       
        - Всё, дальше не пойду, эта уж точно придёт, не подведёт,- направляясь к себе домой, размышлял призывник.
        На следующий день Илья получил повестку из райвоенкомата. Проводы должны состояться через неделю. А накануне Нина получила письмо от какого-то Богдана. На конверте стоял адрес воинской части.
        «Привет Нина! – открыв конверт, прочитала она первые строки письма.- Ты меня может забыла, а я тебя нет. Я – Тимофей. Помнишь наш пионерский лагерь у моря? Пионерский костёр в ночи? Мой поцелуй? Помнишь?...».
       
        Дальше Нина читать не стала, она закрыла глаза и тот первый поцелуй пятилетней давности «всплыл» перед  мысленным взором. Первая любовь нашла её, наконец-то.
        - А как же обещание Илье? Он же будет ждать, будет надеяться? – думала про себя старшая сестра. – Выход, кажется, есть: надо попросить Инну проводить Илью от моего имени. Пока мне нельзя терять ни того, ни другого, а то в итоге можно остаться  «старой девой».
         
          Настал час отправки в армию призывников. После торжественной части началось прощание с родственниками. Прощаясь с родителями и сестрой своей, Илья оглядывался по сторонам. Но как не старался, его взгляд не находил среди провожающих ни Насти, ни Ани. Но его больше всего интересовала, конечно же, Нина. Её тоже не  оказалось. Вдруг из-за спины его кто-то обнял и поцеловал.
       - Сестра просила меня от её имени тебя, Илюша, обнять, поцеловать и пожелать счастливой службы, - покраснев, сообщила Инна.
       - А письма мне кто будет писать?
       - Пока не знаю. 
        Инна растворилась в толпе. Через несколько минут все призывники сидели в автобусе. Когда он тронулся, Илья заметил вдалеке младшую сестру Нины, которая махала ему рукой.
       
         По пути на призывной участок Илья пытался понять, почему Нина так с ним поступила, но это  не удалось.
       
         Потянулись сначала дни, потом недели, потом и месяцы армейской службы. Письма от Нины он получал регулярно, отвечал также оперативно. Единственно чего он понять не мог, так это то, когда его одноклассница научилась писать по-русски так хорошо. Её лексика вызывала восхищение. Это в то время, как в школе она с первого раза не могла написать правильно и диктант, и сочинение. А здесь, в письмах, слово к слову, запятая к запятой. Чудеса, да и только. Секрет раскрылся только через год, когда  сержант Крыжов приехал в отпуск  домой.
       
        Первым делом Илья по пути зашёл во двор Нины. На нём никого не встретил. Кроме золотистых листьев , покидавших на зиму  деревья в саду. На дворе стоял листопад. Постучав в дверь и не дождавшись ответа, он решил, что никого нет, но на всякий случай взялся за ручку двери. Она приоткрылась, он зашёл в дом. В комнате спиной к нему сидела за письменным столом и писала письмо Инна. Выглянув тихонько из-за её спины, он прочитал начальные строки: « Привет, мой дорогой и любимый Илюша! Пишет тебе твоя зайка Нина…». "Писательница" не услышала ни стука в дверь, ни то как Илья зашел к ней в комнату потому, что рядом играла радиола, из которой звучала знакомая мелодия: «Как тебе служится, с кем тебе дружится, мой молчаливый солдат…».  Он незаметно остановил музыку. Инна подняла голову, и их взгляды встретились. Сержант поцеловал её, пока та приходила в чувства, поднял со стула, взял на руки и понёс во двор, затем – на улицу.
          
       Когда они вошли во двор Ильи, где находились его родители, то мама не знала, чему радоваться: тому, что сын приехал с армии в отпуск, или тому, что он нашёл себе невесту, к которой она давно присматривалась. А всякие там Насти, Ани, Нины ей не нравились никогда. Инна была на два года младше Ильи: ему девятнадцать, ей семнадцать. Но ему предстоял ещё год службы, а по возвращению Инна становилась совершеннолетней. Можно маме на что-то рассчитывать. Она боялась, что Нина вернётся от своего Тимофея и отобьёт Илью у сестры.
      
        Илья продолжал служить Родине, получая письма уже от Инны. Год прошёл на удивление довольно быстро. На этот  раз, вернувшись домой окончательно,  он пошёл сначала в свой двор: с Инной всё было решено, оставалось назначить только день свадьбы. Не успел  сержант зайти в дом, как открылась калитка и со всего разбега на него бросилась Нина, которая видела, как он проходил мимо её дома. Стала его целовать, жалуясь на то, как она за ним за два года соскучилась. В это время из дома выбежала его сестра, к которой он обратился:
      - Клава, отведи, пожалуйста, Нину домой, а то она, видимо, дороги сама не найдёт, и приведи мне Инну.
      
        Клава мигом побежала выполнять просьбу брата. Частично. Оторвать Нину от него ей не удалось. Отчаяние Нины можно понять: с Тимофеем они расстались, он оставил её беременной. Мать Ильи не зря беспокоилась за сына. Такая сноха ей  не нужна. В это время с магазина домой вернулась и мама Ильи. Увидев её, Нина покинула не гостеприимный двор. Через пару минут в него вбежали Клава и Инна. Чтобы не расстраивать последнюю, о Нине ей никто ничего не сказал. Тем более, что Нина в тот же день навсегда покинула село. А Инна, как оказалось, вошла в этот двор  навсегда. Больше  из него «не выходила», стала не только женой Ильи, но и лучшей подругой его сестры.

04.01.2016 г.

Фото из Интернета
    
    
      
       
       
       
    


Рецензии
Пётр, и этот ваш рассказ понравился своей самобытностью, искренностью, простотой и жизненными ситуациями. Особенно начало такое забавное, когда Иья искал себе девушку, чтобы она проводила его в армию и писала письма.
А Нина какая коварная оказалась.
И улыбнулась, и задумалась, читая ваш рассказ. Иллюстрация добавляет дополнительное очарование рассказу.
Спасибо.
С уважением,

Светлана Весенняя   28.01.2019 16:20     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Светлана, за прочтение и отзыв!!!

Петр Панасейко   29.01.2019 09:58   Заявить о нарушении
Пётр, доброе утро!
С удовольствием продолжу чтение вашей страницы и сегодня.

Светлана Весенняя   29.01.2019 10:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.