Помню и люблю

               
      В этом году страна отмечает 60 лет целинной эпопеи.               
      И я, как участник тех событий, решил оживить сохранившиеся странички старого дневника. В них всё честно и достоверно. Некоторые персонажи пока еще живы и после публикаций некоторых страниц и озвученных на новосибирском радио известным радиожурналистом Александром Яковлевичем Метелицей нашли живой отклик моих соратников и настоящих друзей.
   Надеюсь, что публикация этого дневника будет интересна и читателям нынешнего поколения, теперь уже правнуков героев тех незабываемых событий.
   К сожалению, надежда на альманах крайне мала из-за финансовых трудностей.
   Но всё же есть читатели, хотя бы на сайте. И даже это радует. Не пропадут уроки таких замечательных моих учителей как Шукшин, Белов, Астафьев,  Распутин.

    Этот дневник уже был готов выйти из печати в журнале "Сибирские огни" и вдруг звонок из обкома: не издавать! Набор рассыпать!
По телевиденью Тихонов начал читать "Целину". Опередил меня Леонид Ильич.
Набор рассыпали. И как плакала девочка Света, которая набирала текст почти месяц. Мне было жаль её... 


                Реставрация старого дневника.   (есть вариант с фотографиями в папке 
                "Гордая Песнь моего поколения"
  Это время моё,
 Это совесть моя,
 Правда каждого дня и лихого мгновенья.
 От жары заслонённая сердцем земля,
 - Это гордая Песнь моего поколенья.



      Вьюжный и морозный февраль  1955 года.                В сташестидесяти километрах от Новосибирска, в  голой степи, на голом месте стоят в строгом каре четырнадцать старых теплушек-вагончиков, занесённых снегом по самые трубы. А над ними – паутина радиоантенн и красный флаг.
  Это новый целинный совхоз ПРОЛЕТАРСКИЙ, его Центральная усадьба.

               
                ПЕРВЫЕ ЖИТЕЛИ    
    Здесь, в этих вагончиках, в которые сейчас,  как в норы приходится почти нырять, поселилось новое племя молодых, задорных романтиков, почти двести парней и девушек, приехавших поднимать целину, веривших в свои силы и планы.
  Пока в этих вагончиках и жильё, и контора, и столовая, и клуб, и почта, и радиорубка, и здравпункт. Давайте заглянем, из  любопытства,  в каждый вагончик и посмотрим,  кто, где и чем в них командует.


  Ныряем в первый – ШТАБ, приёмная, секретарша. Договоримся сразу, что все эти привычные названия здесь можно считать в кавычках или помнить, что все они в миниатюре, кроме самих хозяев.

 
  Итак, секретарша – Леночка. Белокурое создание с миленькими  ямочками на щеках, с голубыми смеющимися глазами, живое, разговорчивое и гостеприимное. А вот и сам хозяин, директор совхоза Николай Артемьевич Тенников, крепко сбитый, коренастый, улыбчивый, взгляд строгий, но приветливый. За его спиной еще три стола – это места главного агронома и  главного инженера. Парторг и комсорг устроили свой штаб в другом вагончике, поближе к кают-компании.  Здесь пока пустовато и тихо, время обеда, и все на камбузе, тоесть,  в столовой. Давайте и мы туда.


  Вот где красота: тепло и пахнет вкусно. Здесь царство главной нашей кормилицы Анисьи Васильевны Рогулиной и двух её помощниц:  Нины Семёновой и Тоси Шипицыной.   Сейчас они будут усаживать нас за стол, но мы вернёмся сюда чуть позже, когда все пообедают и можно будет побеседовать с девушками. Так, что пока спасибо!
Следующий нырок в радиорубку.


    Почему я уже сколько раз использую здесь флотские термины?  А вот почему: здесь командует бывший моряк Иванов Толик. В дальнейшем – Анатолий Александрович.  А пока просто Толик.  Его густая шевелюра перетянута душкой радиотелефонов, правая рука на телеграфном ключе. Идёт очередной сеанс связи с Большой Землёй, проще – с  управлением совхозов. На столике перед ним несколько листков радиограмм.

 Вообще-то сюда без дела не положено, но сейчас  Толик сидит к нам спиной, нас не видит, так что можно.  А вот и директор пришел на сеанс. Общение будет через микрофон, так, что  нам лучше  заглянуть в другой вагончик. А сюда мы еще вернёмся, и не раз, потому, что Толик – очень интересный кадр.

  Ныряем в следующий. Непривычный запах какой-то стерильной чистоты. Ну, так и есть: здравпункт. Пока кроме хозяйки Любы Долиной – никого. Люба вся в белом, и её васильковые глаза да полные пунцовые губы заметно выделяются на белом фоне. К Любе мы еще тоже вернемся, вернее, встретимся с ней в кают-компании.

    А пока заглянем еще в один вагончик. Здесь совсем другой запах, здесь электростанция. А это её командир Миша Спирякин. Смуглый, черноглазый крепыш. Его хозяйство - дизельгенератор, пока не очень мощный, но на освещение и киносеанс хватает. По крайней мере, я очень доволен: не надо заводить движок на морозе.


  Идём дальше. Надо сказать: выражение – идём - здесь сейчас не очень подходит, но  идём. Здесь почему-то дверь на замке. Всё понятно: магазин, а сейчас обед. Заглянем позже. Где мы еще не были? Ах, да. На почте. Ныряем. Но и здесь закрыто: идет сортировка новых поступлений. Это значит, что после обеда будет снова столько писем, посылок, бандеролей, открыток. Со всех концов Союза: книги, журналы, грампластинки, патефоны, радиоприёмники.  Удивляюсь, как со всем этим хозяйством успевают справляться наши почтари-связисты Клавдия Семёновна и две её помощницы Эмма и Люся! Но помощи пока не просят. Молодцы!


  А в этом вагончике что? Уж очень подозрительно тихо. Да это же хозяйство Лены Лошкарёвой – библиотека. Хозяйка - кудрявая хохотушка, дело своё знает туго… Книжный фонд пополняется почти ежедневно. Но все это великолепие – пока стоит погода и регулярно  с Ордынки приходит почтовая машина. Но будут еще и грустные деньки. Февраль все же. Сибирь- матушка. Между прочим, Наша Лена тоже собирается в кают-компанию. Что ж, давайте и мы туда.


 Ныряем. Вот где кипит жизнь!   Все свободные от вахты сейчас здесь. Сколько веселых лиц, горящих глаз, улыбок и смеха. Вот солидная группа молодёжи собралась вокруг рыжеватого симпатичного великана в тельняшке, форменке с баяном на коленях.

 Это Володя Ширяев, бывший матрос первой статьи Тихоокеанского флота. Рядом еще один парень в тельняшке с гитарой, хитроватая, весёлая физиономия. Это Слава Пушкарёв, тоже бывший моряк, но Черноморец. Цену себе знает. Мы еще в этом убедимся. И не раз.

    И еще один в тельняшке, Это Коля Тарский. Плясун и фокусник, мастер пантомимы и розыгрыша.  Вот откуда здесь  морская терминология.   Мы скоро к этому привыкнем и не будем  замечать.

  Вот еще один богатырь – посланец Украины – Гена Кандей, ну, просто Алёша Попович, белокурый, сероглазый силач и очень добрый мОлодец.


      Давайте рассмотрим присутствующих и познакомимся, с некоторыми. Наша библиотекарша Леночка называет тех, кто рядом,  по порядку: Белкин Фотя и Шмидт Эдик  тоже с баянами, Голик Нина, Козлова Гутя, Русанова Лида, Семёнова Нина, Коннова Клава, Мурзина Маша, Донихно Ваня, Хромченко Юра, Печенев Костик, Шкрабко Юра, Красёха Ваня - это все участники хора, и запевалы – Ширяевы Клара и Маша, Володины сёстры из Чингиса, мои земляки. Всех сейчас не берусь перечислить. Все из разных уголков Союза. Особенно много посланцев Новосибирского завода Сибсельмаш и Кузьмина.

   Постепенно я вас познакомлю со многими из них.  Сейчас здесь идёт репетиция. Готовится концерт ко дню Красной Армии и Флота. А завтра  намечено выступление нашей самодеятельности в соседнем селе Верх - Алеус. Так что у комсорга Юзека Глебуса и его помощников дел хватает. Не будем им  мешать и выбираемся на свет божий.
                2
 
  Ух, как ярко светит зимнее солнце! И перед нами чудная картина: наш посёлок сейчас похож  сверху на какую-то научную станцию, затерянную в бескрайних просторах сибирской степи. Сколько видит глаз –  чистая,  белая равнина в любую сторону. Ближайшая жилая точка в нескольких десятках километров. А тут, рядом звенит пила, бухает тяжеленный топор-колун, летят от него березовые поленья. Это три Миши – Супрун, Макаренко и Друковский готовят дрова на вечер и ночь. Задание более чем ответственное, учитывая время года и потребность в тепле.

  Сразу за вагончиками – целая компания с лентой-двадцатиметровкой ведут разбивку на местности. Пока видны лишь колышки с фанерными табличками названий будущих улиц. И командует всем этим наш прораб Федя Аникин, в этой же команде и его брат Коля, братья Сидельниковы. Фролов и Харитонов Коля, Шутов Вася  и Сеитов Петя  с Асхатом Нуртдиновым ставят большую комсоставскую палатку.

  В ней пока будет наш клуб. Конечно, поставят печурку,  и я буду вечерами показывать  целинникам кино. А пока фильмы смотрим в кают-компании. Там тепло и уютно, но тесновато, так,  что приходится крутить по два, а иногда  и по три сеанса.

 
  Ну, вот мы и побывали почти везде. Сегодня к вечеру ждём первую партию тракторов. Народу еще прибавится человек десять.  А из кают-компании уже слышна наша песня, почти Гимн:

  «- Вьётся дорога длинная. Здравствуй, земля целинная. Здравствуй, простор широкий, Весну и молодость встречай свою…»

                3

Надо признаться, что не всё было так светло и безоблачно в нашей новой жизни. Проблем, конечно  хватало.
   И первая проблема - прошу прощения - туалет.
   Как только приехали,- кругом ни кустика, ни бугорка. Голая степь, представляете? Пришлось сразу же ставить две палатки разного цвета, пока без каких – либо удобств. Позже всё благоустроится.
    Вторая проблема – топливо. Привезённый  запас уголька быстро иссяк. Помогли земляки Володи Ширяева -  лесорубы Чингисского лесхоза.

    Третья проблема -  вода. Ни речки, ни тем более колодца, поблизости нет, а до Карасука – семь километров. И эту проблему решили просто: к трактору прицепили новенький бензовоз. Трое ребят из проруби у села Алексеевки вёдрами наливали цистерну почти два часа. Представляете?  И так два раза в день. А когда дорожку накатали, то и без трактора обошлись. Но, правда, не всегда. В феврале бураны еще очень даже свирепые. За ночь так заметает  вагончики,  что приходится  переставлять петли на дверях, чтобы они открывались внутрь. Иначе никак.

 Были проблемы и с хлебом, и с баней, и  с постельными  принадлежностями, и с рабочей одеждой, стиркой, сушкой и  уборкой. Но была и еще одна проблема: как и  чем занять такую массу молодых людей  и рабочей силы, пока не хватает фронта работ.

    А люди всё прибывают.
    И радовались, когда прибывала очередная партия самой различной техники. Но грандиозность предстоящих задачь делала все эти проблемы настолько незначительными, что их можно было и не замечать.

    Об этом говорил Директор на очередной вечерней встрече с коллективом.

  - Что нам предстоит сделать уже этой весной и летом: надо построить четыре шестнадцатиквартирных дома, двенадцать сборно-щитовых и два восьмикартирных шлакоблочных, с тем, чтобы никто не остался следующую зиму  в вагончиках и палатках. А так же построить электростанцию, дом связи  с почтой, радиоузлом и АТС, две стометровых скважины.  Весной будем решать нашу главную задачу, ради которой мы и приехали сюда: надо будет вспахать и засеять шесть тысяч гектаров целины.   Для этого потребуются немалые силы, и я надеюсь, что они у нас есть. А если эти силы еще и помножить на ваш энтузиазм, да подкрепить соцсоревнованием с премиальной оплатой, то, я надеюсь, мы с поставленной задачей  справимся с честью. И нам  будет не стыдно перед теми, кто нас послал, что мы их доверие оправдали. Правильно я говорю?

     Гул молодых голосов, полная поддержка.
   - Теперь давайте посмотрим внимательней  на эту цыфру – шесть тысяч. Что это значит?  А то, что во всём Ордынском районе, на сегодня, пашут и засевают всего пятьдесят тысяч. И это на четырнадцать колхозов. А мы, в перспективе,  должны будем сеять по двадцать тысяч. Вот и прикиньте. В колхозах, на их уже довольно тощих землях берут, в лучшем случае, по двенадцать центнеров с гектара, а мы планируем не меньше тридцати. Но это года три-четыре. Потом и у нас урожайность будет падать. Потому, что земли здесь бросовые, а местами  даже солончаковые, так что в недалёком будущем планируется  вообще перейти на мясомолочную продукцию. Уже нынче летом будет заложено строительство коровника на четыреста голов с дальнейшим увеличением до тысячи. Ну и, соответственно,  надо будет строить свой телятник. Так, что работы всем хватит.  А так же заложим строительство собственной больницы с родильным отделением не меньше чем коек на пятьдесят…


  Что тут началось! Можете себе представить.  Да, есть над чем призадуматься.

                4

   А если посмотреть на всё это со стороны, то получится такая картина: во всём Ордынском райкоме комсомола состоит на учете  двести сорок пять комсомольцев, это вместе с учащимися средних классов, а у нас только сегодня сто пятьдесят, не считая того, что молодежь постоянно прибывает.
    И не только молодежь.  Так что, учитывая всё это, есть смысл подумать о переносе райкома из Ордынки к нам. Шучу, конечно. Но  это – пока. Потому, что очень скоро этот вопрос станет на повестке дня в обкоме.  Дыму и пыли в их кабинетах будет выше, чем до потолка. Трудно всё же, сами посудите, многим расставаться с теплыми кабинетами в райцентре.
               Но это   только наши планы. А пока…               
                ЭХ, СКОРЕЕ БЫ ВЕСНА!..
 
               
                ПЕРВАЯ БОРОЗДА
       
   И вот, наконец, долгожданный апрель. 22 число. День рождения нашего вождя и учителя.     Но не это главное. А то, что мы сегодня прокладываем ПЕРВУЮ БОРОЗДУ

!   О, как  мы ждали этого дня! Как готовились к нему. Как торопили время! И вот оно пришло.

 … Четырнадцать бригад по всей территории совхоза.  И в каждой бригаде почти по десять тракторов с плугами, боронами и катками. Трактористов готовили сами. В этом главная заслуга Клавы Конновой, нашего симпатичного  главного механика и её помощника Исакова Лёни.

 А команда новоиспеченных механизаторов – наша гордость и всеобщая любовь. Так что на всех бригадах полный комплект: повара, учетчики, прицепщицы. На подходе еще пять гусеничных трактора.

    И вот мы на шестой бригаде Лёни Исакова.
     Здесь всё уже готово. Все в сборе.
               
              Тарахтит мой кинаповский движек, играет музыка. Директор то и дело поглядывает на часы: ждём обещанную ПРЕССУ. А её всё нет. Да и вряд ли будет. К нам сейчас только на вертолёте, да откуда  ему взяться.  Ладно, обойдёмся без прессы. Сегодня я буду за неё.

     Десять тракторов с прицепами стоят в ряд. Двигатели работают на малых оборотах. На прицепах девчата, одеты для такого момента почти  празднично.
   Я ношусь с фотокамерой, как черт с письмом: надо везде успеть. Ведь это же начало новой истории,  и я стою у её истоков. Надо же, вот угораздило, кто бы  мог подумать…
 
   А вот и наши герои дня: трактористы Ваня Пичкуров, Толя Мартьянов, Коля Тарский,  Саша Романов,  Ваня Пшеничников, Миша Кузнецов, Ваня Красёха, Федя Быков, Женя Овчинников, Асхат Нуртдинов.  И девочки -  прицепщицы – три Вали: Катаева, Гурьянова, и  Непринцева, Саша Огаркова, Маша Мурзина, Зоя Карчуганова, Лида Русанова, Таня Сорокина и Аня Косиненко.

     Семь часов тридцать минут.   Директор махнул  рукой. Толик Иванов  меняет пластинку. Звучит Гимн. Все стоят как в почетном карауле:  директор Николай Артемьевич Тенников, парторг  Николай Петрович Болдырев, председатель рабочкома Бортников, комсорг Юзик Глебус, поварихи Маша Савостина, и Галя Анкудинова, Учетчик Митя Митянин и бригадир Лёня Исаков.
 
  -Ну, пошли, ребята, - директор машет платком. Трактористы добавляют обороты и вот, один за другим,  тронулись. Первым взял борозду Мартьянов Петя, за ним – Ваня Красёха, а за ними – все остальные.

   За плугами потянулась жирная темная полоса. За каждым плугом  -  три волны. Красиво пошли!
  Мы  бежим следом по ровной борозде, кричим, орём, машем кто чем, вслед удаляющимся агрегатам. На лицах – восторг. На глазах – слёзы.

  Всё это я должен успеть запечатлеть. Обратно наши пахари вернутся нескоро, гоны длинные, почти три километра, аж до самого горизонта.
  Возвращаемся  на бригаду. Славка Пушкарёв  берёт микрофон и в полный голос читает с чувством,  уже готовые  в экспромте не то свои, не то чьи-то стихи. Складно. Даже красиво.

                -Всего полсотни лет назад здесь за зимой шумели вёсны, и
                Нежно пламенел закат на шелковистых травах росных.
                А нынче глянешь – сердце радо: под посевы в первую весну
                Трактористы из шестой бригады лихо распахали целину!
                Будто волны, пласт к пласту ложится в борозду. Землица
                Хороша! Встанет здесь высокая пшеница. Небывалым будет
                Урожай!
               
                5

             УРА!  НАЧИНАЕМ...
   
     … Тот, кто выбирал место на карте для Центральной усадьбы, был, безусловно, человеком с большим чувством юмора. Ведь надо же было разместить нас в этом огромном пространстве именно здесь. Это, конечно, стало очевидным только сейчас, весной,  когда всё кругом залито талой водой. А  мы, как на корабле, точнее, как на острове, вполне обитаемом, но ниоткуда недосягаемом. А ведь вот-вот надо будет подвозить семенное зерно  из Новосибирска. Причем совершенно без дороги. Об этом как-то не подумали те, кому следовало. Потом будут ломать свои умные головы: как же так получилось.

      Ладно, пусть ломают. А мы - ПАШЕМ!

  Не знаю, кто определял нормы выработки на вспашке. Видимо, они взяты еще со времён колёсных тракторов - шесть с половиной гектаров за смену, то есть за восемь часов. А наши орлы уже в первый день поставили свой рекорд - десять гектаров!
  И это стало нормой и девизом в соцсоревновании между бригадами и агрегатами. А по радио слышим: кое-где уже пашут по методу Мальцева – плугами без отвалов. Не знаем, кто такой Мальцев, но тоже пробуем новый метод.
    Конечно, результат впечатляет – выработка растёт: пахать-то теперь можно и на третьей передаче!

    А дни стоят жаркие.

    Земля парИт и быстро сохнет. За агрегатом стоит такая пылища, что нашим девчатам приходится не сладко: дышать нечем, черны как черти, только глаза  да зубы блестят. Белые косынки быстро теряют свой цвет. Не спасают и очки. Да еще разница в температуре: утром мёрзнут от холода, а днём изнывают от жары, вечером снова холод. Надо что-то менять, это не дело. Ведь они же будущие матери!
      
  И вот Ваня Красёха, спасая свою прицепщицу Катю, нашел простой, как всё гениальное,  способ обходиться без её помощи.

   Обычную верёвку привязал к рычагу подъема лемехов. В конце загонки дёрнет за верёвку – лемеха поднимаются. Развернётся, станет в борозду - опять дёрнет – лемеха опустятся. И поехал.  А дёргать приходится раз пятьдесят за смену. И  зачем нужно сидеть человеку на этом железном седле?  Наверное, просто чтобы занять девчонок.
 
    Метод Ивана сразу подхватили все механизаторы. А девчатам нашлась другая, не менее важная,  работа: на строительстве,- кто красит, кто белит, кто обои клеит.   Работы всем хватает.


                6

    А вечерами, после ужина,
 у костра – песни, пляски, танцы под гармонь или патефон. Удивляюсь их  неистощимой энергии: ведь за смену так наломаешься – спина отваливается, а как  музыку услышат – откуда силы берутся! Могут веселиться аж до утра.   Но ведь утром, чуть свет,  снова за рычаги.
   Энтузиасты! Другого слова не нахожу.
  Вот что значит молодость. Много ли ей надо. Час – другой - и снова готовы к трудовым свершениям.


      …Уже в конце недели определились ПЕРВЫЕ ПЕРЕДОВИКИ:

 Степанов Митя, Тарский Коля, Красёха Ваня,  Мартьянов Коля, Макаренко Миша.

Сделать фотографии смог только с первых трёх. Жаль, что нет у нас фотоаппарата для моментальной фотографии. Моя задача  намного бы упростилась. А так с проявкой, промывкой, с печатью уходит уйма времени. Да и условия не позволяют заниматься всем этим в любое время. Вот и выгадываешь несколько часов ночью. Да и риск велик всё испортить.  Но, тем не менее, первые герои дня уже на первой полосе нашей стенной газеты.


    Вечерами слушаем  радио: «Письма родным и знакомым с целинных земель».

   Мы тоже отправили свои заявки и теперь с нетерпением ждём, когда прозвучат в эфире дорогие нам имена.

  Из города была радиограмма: в гости к нам готовится большая группа работников культуры с артистами Новосибирской филармонии. Но это будет  ой как не скоро: дороги - то пока никакой нет. А ведь уже надо начинать сев, земля -  ждёт. И сохнет.
              А завтра уже ПЕРВОЕ МАЯ!

                7

              … УРА! Дождались!

 Вот и пришли первые машины с зерном через Кирзу. Конечно, можно было бы и через Филиппово, но там через речушку Сушиху даже никакого мостика нет. Ведь раньше он  был не нужен. Сюда же никто не ездил.
   Теперь же  краснодарские семена приходится везти  аж через Алеус. А это больше ста км. Да и дороги, как таковой, и здесь нет. Намучаются шофера, не раз кое-кого помянут по матушке и по батюшке.

 Зато какие семена! АЛЬБИДУМ! Самый урожайный сорт пшенички. Для Кубани, по крайней мере.  Посмотрим, что у нас вырастет. Главное: успеть посеять,  пока земля держит влагу.
    А за семена Краснодарцам СПОСИБО!

 Ладно, придётся попотеть. За этим и приехали…



      …УЖЕ ЛЕТАЮ

 по бригадам на новеньком мотоцикле. Везде и у всех настрой самый боевой. Нытиков нет. А есть горячее желание отсеяться раньше других целинных совхозов. А их еще четыре, кроме нашего: Кочковский – наш сосед, Гилёвский где-то в Искитиме, Федосовский и Кремлёвский.
 Трудновато, конечно, придётся, особенно с Кремлёвцами, - они почти рядом с городом, на Московском тракте, им легче всех.
  Ну, да посмотрим кто кого.
 

                ***               
 5 мая.
          Итак, мы начинаем сев. 

 Двадцать пять агрегатов по три сеялки в сцепе пылят по пахоте почти без остановок. Загрузка сеялок, заправка тракторов, питание  сеяльщиков – все на загонке, в поле. Сменившиеся экипажи отдыхают на полевых станах в вагончиках. Спят как богатыри в той сказке.


    А вот и ПЕРВЫЕ ПЕРЕДОВИКИ:

  Хромченко Юра,  Баранов Митя, Самохвалов Витя, Якобсон Женя, Баутин Коля.

 Девушки-сеяльщицы Ширяева Клара, Козлова Гутя, Катаева Валя, Огаркова Шура.

 Ох, и достаётся девчатам: мешок зерна надо притащить от машины до сеялок по пахоте. В каждую сеялку – шесть мешков.  Не слобо!  За смену сорок пять мешков. Нет, надо что-то тоже менять.
  А время не ждёт! И все же за смену, при норме  сорок пять гектаров, умудряются засевать и по 70.
     Это ли не пример ударного труда! Да что там: герои!


  Вечером у костра - КОМСОМОЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ.

  Повестка дня: о ходе посевной компании. Подводим итоги по всем бригадам и агрегатам, новости из других совхозов. И, в заключение трудового дня, я показываю фильм «Стрекоза».   Но не весь - спят ребята. Ладно, отдых – святое дело. Сворачиваю свои прилады и тоже ложусь рядом, прямо на земле. В вагончиках душно и жарко.

                8

            … Вот и про нас вспомнила ЕКАТЕРИНА АЛЕКСЕЕВНА

 - наш министр культуры: - приехали артисты, кинохроника, радио,
 газетчики, партийные функционеры разных рангов. И среди них знакомые имена: Елизавета Фугенфирова, Братья Готлиб, Отто Пильберг, Василий Пахмутов, Притула и Круглов, Юрий Магалиф, Коля Кудрин, Иван Иванович Маланин с супругой, кинооператор Вася Мамонтов, радиорепортёр Саша Метелица, из газеты «Советская Сибирь» - Саша Климов.

               

                ПЕРВЫЙ КОНЦЕРТ

 в таком составе на Центральной. Сюда съехались механизаторы  со всех бригад и отделений, строители и даже жители ближайших деревень:  Базово, Жуланка, Быструха, Алеус, Зеленый Клин, Шайдурово, Лебяжье. Филипповцы тоже бы приехали, да мост пока  не построили.

  Щелкают фотоаппараты в руках гостей и хозяев, стрекочет кинокамера, носится с микрофоном вездесущий Метелица.
 Все справки на все вопросы – к Юлику, нашему комсоргу.  Да и остальные руководители не стоят в стороне.

  Сдвинуты борт к борту два газика, между кабинами установили наше совхозное знамя, - вот и готовая эстрада. Из громкоговорителя звучат любимые песни новосёлов. Это Толик  Иванов старается, наш радист. Собравшиеся приветствуют гостей стоя. Уверен: ни одна труппа мира не имела  такой многочисленной аудитории.
  И зрители, и артисты получили колоссальное удовлетворение.
 Аккордеонист Отто Пильберг покорил всех своей игрой, исполнив «Карусель» и «Полонез Огинского».
 Особую овацию заслуженно получил Иван Иванович Маланин. Он еще и не играл, а только встал, поддерживаемый супругой и поклонился зрителям, а «зал» уже рукоплескал. Что уж тут говорить о его репертуаре. Просто блеск и слезы у многих на глазах.
  Наши баянисты держали ух востро.
 Володя Ширяев даже пальцами шевелил, перебирая клавиши невидимого инструмента, а Эдик Шмидт почему-то часто облизывал губы.

 Саша Метелица не успевал менять катушки на своём  «Репортёре», стараясь успеть всё записать для радио.

   «Под занавес» Николай Артемьевич,  сердечно поблагодарил артистов от имени всего коллектива целинников, а в их лице и всех остальных гостей, а так же областной отдел культуры и обком партии за проявленную заботу, пожелал всем собравшимся успехов и крепкого здоровья.


     Об этом концерте еще долго будут говорить по радио, писать в газетах, но это будет позже, недельки через две. А пока знакомимся с гостями в неформальной обстановке. Гость нашей палатки
                САША МЕТЕЛИЦА.
 Это Володя Ширяев постарался. Молодец. Я был просто очарован  Сашиной эрудицией и умением общаться с мало знакомыми людьми. Его «Репортёр», можно сказать, почти не выключался, а микрофон так и летал от одного говорящего к другому. Вот кто знает и любит своё дело! И умеет его делать! А как поёт, как играет на гитаре! И песни у него особые, свои. Мы их не слышали, конечно.
  Просидели почти до рассвета.  Что ж, не каждый день такой праздник.

  Утром накормили и проводили наших гостей.  Разъехались и зрители. Опустел наш Центральный. Постепенно утихли страсти. Но вспоминать это событие будем еще долго.

                9

   Саша оставил мне свой телефон,  пообещал помочь приобрести магнитофон  с микрофоном. Это стало моей навязчивой  идеей на долгие дни и ночи. Я уже представлял,  как приеду в бригаду и буду «брать интервью» у механизаторов, а потом сфотографирую, смонтирую световую газету и буду показывать её перед сеансом под собственную фонограмму.

 И моя мечта все же осуществится. Правда, не так скоро.
  А пока сеем. До финала пока еще далековато, но результаты уже видны.
 Из планового посевного клина засеяна добрая половина. Передовиков газетчики снимали,  интервью у них брали,  в «боевых листках» и  «молниях» их имена блистали, в выпусках нашего радио звучали. Благодарственные письма родителям и организациям посылали, денежные премии им вручали, да то ли еще будет по окончании сева.


     ЕСЛИ ТЕМПОВ НЕ СБАВЛЯТЬ,

 да погода не подведёт,- дней через пять отсеемся. Главное - чтоб не случилось дождя.  Здесь местами земелька солончаковая и в непогоду становится вообще непроходимой и не проезжей для подвозки семян. А загрузка сеялок – самая трудоёмкая операция. Приходится от машин к сеялкам таскать мешки с зерном по пахоте. И вязнешь, и скользишь, и запинаешься. А, не дай бог, уронишь мешок – поднять его одному – проблема не из легких. Так что сеять - работа не для слабых и, надо учесть,- на некоторых агрегатах в экипаже девушки,- парни заняты на более трудоёмких работах - стройке, там тоже тяжелой работёнки хватает.  Пробовали и другие способы загрузки, - ни один не дал положительного результата.


                10
               
     ДЕНЬ ПОБЕДЫ. 9 мая.

 Святой праздник для каждого из нас, ныне живущих. Встречали его в поле ударным трудом и высокими показателями. По оперативным сводкам на этот день вспахано, засеяно и прибито влаги – восемь тысяч гектаров. Используем погожие деньки, наращиваем темпы. Пыль стоит до небес. Остановки – только для заправки, питания и пересменки.
                Сеем в две смены.

    Вечером сидим у костра, спасаясь от комаров, отдыхаем и задаём бригадиру уже не первый раз
              один и тот же ВОПРОС.
 
   - Ну, хорошо:  засеем мы такую огромную площадь, какой во всём Ордынском районе нет. Допустим, что возьмём с гектара  центнеров по двадцать пять. Это ж почти двести тысяч, а если в пуды пересчитать, как это любят на верхах, то вообще получается астрономическая цифра.  А чем и как его убирать, где такую массу хранить, на чём вывозить и куда. Это ж сколько транспорта потребуется! А где его взять?

   Нет пока ответа  ни на один вопрос. А голова уже болит. Только не у тех, у кого она должна  болеть, и не у тех, кто ставил такую грандиозную  задачу перед страной и людьми. Ни один руководитель,  ни района, ни области  до сих пор у нас не был, не видел результатов нашего труда. Но каждое  утро регулярно требуют  рапортов о наших достижениях, да шлют строгие циркуляры.



                …И вот 15 мая рапортуем: СЕВ ЗАКОНЧИЛИ!

  Наш итог первого года освоения - ДЕСЯТЬ тысяч!

                11

    В газете «Сталинское племя» большая подборка материалов о наших достижениях, портреты передовиков:
 Кандей Гена, Красёха Ваня, Голик Нина.

 А на самом видном месте – портрет секретаря Ордынского райкома Партии.

 Оказывается, это под его неусыпным вниманием  Пролетарцы выполнили возложенные на них обязательства.
  Странно  и не смешно. Тем более, что между нашим ХОЗЯЙСТВОМ И РАЙЦЕНТРОМ ДО СИХ ПОР  ДАЖЕ ТЕЛЕФОНА НЕТ. Как же он, бедненький, нами руководил?  Уж не говоря о том, что и дороги-то до сих пор нет никакой. Мы её проложили  через Чулым потому, что там есть мостик через речку Карасук. Это почти в ста километрах от Ордынки.

 Нет, не думают об этом наши партийные и профсоюзные Отцы. А комсомольские – только отчет по взносам требуют: мы же им три плана даём! За такие достижения секретаря райкома комсомола даже повысили в должности и перевели в город, избрали членом бюро обкома!

                Вот где оперативность, можно позавидовать.


                ***
   
    … Вот обо всём этом и о многом другом говорила  Нина Голик, наш делегат на областном слёте передовиков освоения целинных земель. Дойдут её слова и до ЦК. Узнает об этом и
                сам Никита Сергеевич. Даже приедет

  к нам посмотреть,  как мы тут обустроились. Проедет вместе со своим  сопровождением по полям  и
                СНИМЕТ ШЛЯПУ

 в знак признания  и благодарности за наш труд.  Ох, как не сладко придётся кое-кому из районного звена, а может,  и из областного. До нас это не дойдёт. Но мы очень скоро почувствуем, что  кое-где зашевелились.

                12

 
   Началось бойкое строительство дороги через Филиппово. Оказывается, и  и материалы есть, и техника, и люди. Уже через месяц построен мост через Сушиху, протянута телефонная трёхканальная линия. И пошли машины этим коротким путём!

 Вскоре завезли блоки для зерносклада на двести пятьдесят тысяч центнеров, оборудование для котельной, насосы и трубы для водокачки, пекарни, столовой, магазина, здравпункта, панели  финских домиков для молодожёнов, и двух молодёжных общежитий.
 Началась планировка взлётной полосы для авиасообщения с Большой Землей, минуя долгий путь через Ордынку.
 
    А это значит, что где-то кто-то всё же, видимо, понял, что идея освоения целинных земель -  не очередная авантюрная затея Генсека, а стратегический план ЦК. И какой огромный объём работ предстоит выполнить только за одно лето –

            представить невозможно. А сделать надо!

                ***

    И вот, по окончании посевной все людские резервы и энтузиазм молодых  брошены на строительство.
 Вся Центральная усадьба – сплошные траншеи, как на передовой. Нет праздных людей. Все при деле. Кто с топором, кто с лопатой, кто с мастерком. И наши шефы - вокзал Новосибирск- Главный – тоже прислали своих специалистов и рабочих.

 В комсоставской палатке теперь днём  столовая, а вечером – кинозал, и зрителей у меня  иной вечер, побольше, чем в городской «Победе».

 Но, конечно, были и такие, которым наши планы оказались не по плечу. Таких мы провожали.
               Но уже без музыки.
   
      Надо честно сказать, что поднятие целины – это не только песни у костра, танцы под гармошку или патефон. Но это еще и неизбежная в, таких случаях, временная  неустроеннность быта, постоянная нехватка чего-то, перебои с поставкой из-за погоды.
 Но все эти проблемы оказались преодолимы и мы с ними справились.
 Главное – закончили сев в лучшие сроки, а это залог хорошего урожая.

 А все эти трудности и неустроенности не разобщали молодых, а наоборот – сближали, переростая сначала в дружбу, а потом  в любовь.

                13

 И в доказательство  этому – КОМСОМОЛЬСКАЯ СВАДЬБА!

  Зарегистрировали брак, не поверите, сразу пятнадцать пар. Вот они: Ширяев Володя и Гутя, Белкин Фотя и Лена, Кандей Гена и Дуся, Корнев Вася и Надя, Сеитов Петя и Зоя,  Ямкин Тима и Галя, Супрун Миша и Нина, Спирякин Миша и Лена, Косиненко Саша и Аня, Хромченко Юра и Валя, Бородин Ваня и Нина, Железняк Паша и Лида, Кузнецов Миша и Нина, Романов Саша и Галя, Красёха Ваня и Катя, Исаков Лёня и Галя.

   Об этой свадьбе надо бы рассказать особо: слишком необычное мероприятие комитета комсомола. Конечно, приложили руку  в этом не только комсомольцы, но и профком, и директор. И не только руку, но и денежки. Кроме того и,  может, самое главное :

 – Николай Артемьевич вручил молодоженам КЛЮЧИ

 от комнат в новых финских домиках!
Особо отметил их большой   вклад  в наше общее дело.
 Остальное можете себе представить сами в силу своей фантазии.

               
                ***
   
       … Но вот отгремели свадебные марши и вальсы, разобраны столы, перемыты горы посуды, подобраны осколки битой на  счастье, и жизнь продолжается в трудовом ритме. Что заложено – строится, и мы уверены:  зимовать в палатках и вагончиках не придётся.

    Вся территория совхоза поделена на четыре отделения и заведующими поставлены достойные ребята. Первым отделением командует бывший матрос Ширяев Владимир, теперь уже Александрович.
 В его отделении четыре бригады. Вот на одну из них я  привез фильм, не скажу, что новый, но, всё же, и не очень старый.   Покажу вечером, когда стемнеет, а пока, на правах земляка, еду с ним на мотоцикле посмотреть, как  растёт пшеничка на его владениях.

   Ну, что тут скажешь, пшеничка уже до пояса, сплошная зеленая стена вдоль дороги. А если взобраться на пригорок и посмотреть вокруг - сплошное зеленое море, до самого горизонта. Упругий июльский ветер гонит зеленую волну. Смотришь на её  неспешный бег,  и душа замирает.  Какая красота!
 В небе высоко-высоко серебром звенит жаворонок. Солнце жарит вовсю и хочется, как в детстве, искупаться.
    
    Что ж, и это вполне возможно, поскольку  речка Карасук всего в трёх километрах от нас. Рулим к речке. Выбираем местечко поприятнее. Раздеваемся.
   Я смотрю на богатырскую фигуру Владимира и удивляюсь: лицо и руки по локоть, как сажей запачканы, такой крутой загар, а все остальное как в молоке, белое, с редкими рыжими  конопушками.
 
  Прыгаем в широкую заводь и млеем. Кажется, еслибы не дела, плавал бы в этой прохладной благодати весь день. Но, увы!
  Одевшись, Володя закуривает, садится боком на седло мотоцикла и говорит, глядя вдаль:
  - Да, Кольша, по всем видам, хлебец будет отменный. Вот только чем  убирать  такой массив. И куда его потом прибрать…

   Он еще долго будет рассуждать на эту тему с тревогой и заботой в голосе, пока горит папироса. Потом погасит её  и, в заключение,  скажет: 
- Ладно, главное, не хныкать, а кое-кого пошевелить.
         И пошевелит, я не сомневаюсь.


  А вечером у костра, пока я устанавливаю свои прилады, Володя поёт под баян свою любимую:
                «-Вспомним, товарищ, в просторах морозных палатки               
                В степи на снегу…»
  Потом еще споёт «Товарищ капитан, встретимся, когда  пройдёт туман».

 А когда  будем смотреть фильм, я замечу, что почти все мои зрители …спят. Что ж, вполне объяснимо: устают как черти. А утром, всё же, похвалят, накормят и отправят в другую бригаду.
 И так -  каждый божий день. С Володей я теперь встречусь нескоро, дел у него  намного больше, чем у меня.

                14


   В третьей бригаде после сеанса, посмотрев старый-престарый фильм, ко мне подойдут ребята,  и Ваня Красёха скажет:

 - А вот давайте НАПИШЕМ НАШЕЙ КАТЕНЬКЕ ПИСЬМО от всей бригады  и попросим её «обратить внимание и принять меры…»

  Он имел ввиду Екатерину Алексеевну Фурцеву,  министра культуры.
 Он, вообще, всех женщин называл вот так – нежно-ласкательно, и свою  Катеньку он тем же купил.

 Что ж, сказано-сделано: пишем письмо, излагаем суть, приводим  аргументы и надеемся на положительный результат.

     Утром приношу письмо на почту и прошу Эммочку отправить    «заказным». Она смотрит на меня удивлённо: никто еще ни разу не отправлял такое объёмистое сообщение, да никому-нибудь, а самому министру.

 - Вот так, - говорю я ей, - мы тоже не в сору найдёны…
 
 Она как-то странно  смотрит  на меня. Я это заметил…

                15


    Выйдя с почты, слышу по радио:
 - В Новосибирске началось строительство телевизионной вышки высотой аж  сто восемьдесят  метров. Заканчивается строительство коммунального моста через Обь с трамвайными и троллейбусными путями. Начинается частичное заполнение Обского водохранилища. А это значит: строительство ОбьГЭС идёт к завершению. Скоро вся область получит электроэнергию. И в моей родной Хмелёвке будет  в каждом доме лампочка Ильича. Пусть и запоздала лет на сорок, но всё же будет. И этот факт меня очень даже радует.  Молодцы новосибирцы! Тоже не сидят, сложа руки!
 
   И  наши высокие руководители тоже не сидят на месте.
  Вот Никита Сергеевич с Булганиным полетели в Индию. Ну, так и знай: Булганин пообещает Индии ракеты, а Никита Сергеевич завалит её Целинным  хлебушком.

 Ладно, посмотрим, урожай покажет.

  А хлебушек действительно обещает быть неплохим. Только бы  комбайны пришли вовремя.

                ***   
         …Отвлекусь немного:

 Есть интересный разговор. Вчера встретил Толика Иванова, нашего радиста, и он мне сходу:
- Радиотехникой интересуешься? – Странный вопрос, конечно.- Так вот, есть возможность организовать радиоклуб. Я уже разговаривал с некоторыми ребятами, человек пять уже точно. Будешь шестым? – Какой разговор, конечно. С детства мечтал.- Тогда вот что: у тебя есть шанс смотаться в город? – Есть, в конце месяца, после отчета. – Тогда так: я дам тебе адрес областного радиоклуба. Там начальником -  мой  друг. Александр Иванович.  У нас  уже был разговор на эту тему. Я дам тебе письмо к нему. Он выдаст необходимую для первого случая аппаратуру. Ну, а мы тут её развернём. Я уже присмотрел  место в третьем вагончике. А пока надо заняться установкой антенны. Ты как, располагаешь временем? – Да хоть сейчас. - Тогда давай часов в семь. Ребята тоже подойдут. Договорились? – Железно! – отвечаю.  И расстались на этом.

 Вот здорово! Ну и Толик! Вот так Иванов! Такое дело  затеял! Я уверен: желающих будет достаточно. А какие перспективы! Связь с радиолюбителями всего мира…

  Как дальше дело будет продвигаться – расскажу отдельно. А пока…

                16


            МОЛОДЦЫ ХАРЬКОВЧАНЕ!…

 Не подвели. Первые двадцать комбайнов уже стоят в линейке!!!. Кому же из ребят они достанутся? На курсах училось почти сорок человек. Однако, всё равно будет конкурс.
  Стою, любуюсь.

 Ведь только подумать: во всем Ордынском МТСе было шесть комбайнов. А у нас, я слышал, будет сразу пятьдесят.  Это же сколько горючки надо  запасти.   Бензовозов-то пока всего пять.  Да это еще не самое страшное. Пострашней, на мой взгляд, другая проблема: где взять необходимое количество машин. Зерно же придётся возить в город. Наш-то зерносклад для такого количества маловат.  Ближайший  только в Кирзе. Но и он не  велик. Строили его для трех колхозов. Да-а, туговато, однако, придется.


                ВЧЕРА С ДИРЕКТОРОМ ЕЗДИЛ

 в пятнадцатую, самую дальнюю бригаду, так там тоже интересуются на этот счет. Удивляюсь, что  директор  не проявил какого-то особого беспокойства, и сказал, что ведутся переговоры на уровне обкома Партии с командованием Сибирского  военного округа. Это, конечно, обнадёживает.

 На строительстве зерносклада - сплошной аврал. Даже шефы подсуетились, прислали девчонок-штукатуров. Вот теперь  пойдет дело. И парни воспрянут от такого пополнения. И у меня зрителей  добавится. И на танцах будет оживление. Радуюсь. Втайне. Кое от кого.  Теперь после сеанса мне неоткрутиться: придется  за  музыку отвечать. Благо, что пластинок у меня больше чем достаточно, несут каждый вечер кто что. Да, кроме кино и  танцев,  других развлечений пока маловато. Зато трудно даже представить картину, когда танцует сразу пар сто:- пыль до небес. В буквальном смысле:  асфальта пока нет.

                ***
   
… Но ничего. КЛУБ СТРОИТСЯ.

 Да и не просто клуб – Дом культуры. Двухэтажный. С колоннами на фасаде. Говорят, что к концу уборочной  будем отплясывать на «паркете».  Каждый день не могу пройти мимо.  И радует,  как подвигается дело. Вчера председатель рабочкома сказал, что бы  собирался ехать за стационарной аппаратурой.

 Вот здорово! Заодно и в радиоклуб заскочу, заберу обещанное. Настроение каждый день всё выше и выше. Всё радует.
 Как быстро монтажники собирают финские домики, общежития, баню, здравпункт, пекарню, магазин, мастерские, водокачку, котельную. Уже траншеи закрыты, к каждому дому подведено отопление. Правда, насчет водопровода  и канализации пока речь не идёт.
 
    
                … Но ГЛАВНОЕ  дело – УБОРКА.

 А она уже не за горами, как в народе говорят. Остался какой-то месячишко. Скорее бы.
                Руки чешутся!
               
               
                17

         … Однако, первыми справят новоселье не только молодожены. Уже семь семей приехали вместе с детьми и строят собственное жилье по новой Березовой улице.

 Первыми заложили свои дома Харитонов Коля, Печенев Костя, Парников Павел, Семёнов Ваня, Братья Зайцевы Александр и Николай. Они поступили очень мудро: Купили пустующие дома в ближайших деревнях, перевезли их и собрали на новом месте.
 Вон у Кости Печенева уже и стропила стоят.  Да и другие не отстают. Торопятся к зиме не остаться в шалаше или палатке.
 Надо сказать, что построить дом-это не баран чихнул. Тут средств и труда надо вложить выше крыши. Но не всё так сложно.
 Директор и рабочий комитет поддерживают их инициативу и, надо сказать, помогают не только деньгами, потому что знают: эти люди приехали сюда не на один день. Так, что в некоторых дворах уже и бурёнки мычат, да и прочая живность.



      … Теперь у руководства добавилась ЕЩЕ ОДНА ЗАБОТА:  ШКОЛА.

 Хотя бы класса четыре, поскольку всё же, в основном-то, у  семейных дети еще не велики.  Придётся один финский домик отдать под это дело: в одной половине – школа, в другой – жильё для учителей. Хотя их тоже еще надо поискать, среди прибывших пока не видно.
  Тут и мне досталось приложить кое – что.  Дело в том, что всю школьную мебель изготавливают в моей родной  деревне Хмелёвке.
 Это через Обь, почти напротив Кирзы. Так, что предстоит неожиданный визит.

 Надо бы к нему как-то подготовиться. Не каждый день в мою деревню приезжают гости, да еще и с целины. И надо же было так случиться: После сеанса подходит ко мне Володя Ширяев.
  - Ты, я слышал, за реку собираешься. – Да, говорю,  насчет мебели для школы. У нас же её делают.
  -Ну, так вот тебе наказ: поедешь через Спирино. Заедешь  в Чингис. Кое- что маме передашь. Я говорю: - Как же, Владимир Александрович, я туда попаду. Наши машины туда не заходят. А он говорит:  поедешь на моём мотоцикле. Дорогу, надеюсь, найдёшь?
  -  Какой разговор! Вот это да!  Я даже во сне не мог увидеть:  приезжаю  в Хмелёвку с ЦЕЛИНЫ, да  не на чем попало, а на мотоцикле! Это в то время, когда там у нас даже велосипеда ни у кого нет!
  Да-а. Надо бы приодеться как-то поцивильней. Сейчас на мне прикид почти как у всех здешних  ребят: рубашка-ковбойка и синий комбинезон, на ногах брезентовые тапочки, а когда дождь – кирзовые сапоги. Да, еще  берет на макушке. Вот такой целинный шик!
               
                18

      … А НАШИ ЧАСТНИКИ,

 как теперь называют тех, кто строит свои дома и обустраивает усадьбу, уже косят травку на сено для своих бурёнок.
  Да, на таких-то площадях как наши, есть где развернуться. И разворачиваются.
 Цепляют к газику по две, а то и по три конных  сенокосилки. И вот вам новый рекорд: по сто гектаров в день. Правда, нормы  им никто не устанавливал, но их опыт потом  пригодится. Только косилки будут другие – тракторные, а не конные. С захватом в четыре метра. И норма будет: восемьдесят центнеров за смену для бригады в шесть человек. А бригад будет восемь.


                … Наша КЛАВОЧКА,

 Клава Коннова, главный механик, я уже знакомил Вас с ней, предложила комитету комсомола создать чисто девичью бригаду во главе с Ниной Голик. Комитет, конечно, поддержал  её  инициативу. Но почему именно Нину? На эту должность лучше всего подошла бы  Таня Сорокина.
 Эх, жаль, что Эммочка не механизатор. Вот была бы бригадирша!  Но… Это моё личное мнение. Вообще, на мой взгляд, она  лучшая девчонка во всем совхозе. Это, по-видимому, потому, что я неровно  к ней дышу. Надо же. Вот угораздило!  Ведь это же хуже всякой болезни. Где бы я ни был, что бы ни делал – всюду чувствую её присутствие или, хотя бы, взгляд. И хочется делать всё четко,  красиво, что бы она могла сказать: - Молодец!

                ***


      …Любуюсь, КАК БЫСТРО ПРЕОБРАЖАЕТСЯ НАША ЦЕНТРАЛЬНАЯ УСАДЬБА.

 Это строители стараются сдержать свои обещания. Первой сдали электростанцию на шестьдесят киловатт. А скоро добавят  еще один дизельгенератор на сто пятьдесят киловатт. Вот тогда нам   хватит энергии на все нужды. Даже с запасом.

 Заканчивают монтаж котельной и системы отопления в домиках. Два общежития уже заселены.  В одном из них и мне дали комнату. Живу пока как барин-один.

… По центральной улице уже закрыли теплотрассу, спланировали грунт и насыпали подушку. Уже можно себе представить как будет выглядеть наш главный  ПРОСПЕКТ – улица Комсомольская.
 Вдоль обеих её сторон – новый ровненький штакетник. Посадили под окнами общежития молодые тополя. Красота!  Уже работает пекарня, столовая, почта в новом помещении.
 Люся и Эмма такие счастливые. Украшают свои пенаты: вешают шторы и ходят гордые – что ты! Да и ладно. У меня тоже не меньше радости: устанавливаю новую аппаратуру  в аппаратной нового клуба, на втором этаже. Так здорово! Столько места! Я, пожалуй, и жить тут буду! А что, имею право!
   Теперь и мои зрители будут смотреть фильмы без перерыва,  как в городском кинотеатре. Проблема будет с экраном. Такой огромный, где его шить  и как устанавливать.
 Но не такие проблемы решали. Решим и эту. Не сомневаюсь.


             … СЕНТЯБРЬ УЖ НАДВОРЕ,

 как сказал поэт!
   Вот и дождались! Завтра начинаем! Нашу главную работу. Пшеничка уродилась на славу!

                19 

                10 сентября.


      Сегодня с директором объезжали бригады. Он лично проверял готовность людей и техники, а я фотографировал ребят впрок. Вдруг кто-то из них отличится, а у меня  и фото передовика уже есть.
    Набегавшись с  лейкой,  сел в газик на место шофёра и задремал.  Директор толкнул в плече:  – Поехали, - и сел рядом. Я не понял юмора, а он сказал спокойно:
 - Сам сел. Вот и крути.   А у меня от неё уже руки болят.
 Я завёл мотор и лихо взял с места.
 Кто бы посмотрел тогда на мою физиономию! Сплошной восторг!
 Приезжаем в бригаду, все смотрят на меня и спрашивают: - Чё, бросил, что ли,  своё кино?  -
А из меня гордость так и прёт. Кто бы видел!
    
Вот так и возил его весь день. А вечером с Лариской, его  дочкой, еще и на Карасук слетали. День был жаркий как летом, но водичка в речке уже не та. Так что искупаться не искупались, но разговоров  теперь будет   предостаточно.  Представляю.

 А больше всех  интересно, ЧТО СКАЖЕТ ЭММОЧКА.

                20

 
            Но сюрприз преподнесла другая девчонка, Тоська.
  Так вот, прихожу утром завтракать. Обычно Тоська, с улыбкой до ушей, летит к окну раздачи:
 - Блинчики вот такие! Сколько тебе положить? – и, не дожидая ответа, уже подаёт полную тарелку. А сегодня, вдруг, стоит ко мне спиной и никакой реакции. Интересно.
 – Тось, ты меня кормить собираешься? -  И, не поворачиваясь, отвечает таким ехидным голосом:
 - С кем на Карасук  катался, пусть та и кормит…
       Вот,  так тебе и надо. Будешь другой раз разборчивее в выборе.
   Ай, да Тоська. Она меня просто озадачила. Кто бы мог подумать, что будет такая реакция.
 Однако,  есть повод для размышления…               
               

                ***
               
 
                11 сентября.

   Утром, чуть свет, всё начальство, и я с ними, на первом отделении у Ширяева. Гул моторов, голоса механизаторов, штурвальных, шоферов. Из динамика- марш «Прощание Славянки». Такой подъём у всех, на лицах улыбки, глаза блестят.

                И НАЧАЛОСЬ!
   
      Первым пошел агрегат Ивана Красёхи, за ним – Плескач, Очерет, Кандей, Шкрабко, Самохвалов, Ужов, Шутов. Имена штурвальных я опускаю. На мостиках, в основном, девчата. Но это – пока.
  Бегу впереди агрегатов. Всё хочется запечатлеть. Такое событие. Мы так его ждали! Щелкаю камерой вправо, влево. Незабываемая картина! Маслом такую не написать. Разве что акварелью.
  И вот сцепки возвращаются. Уже с полными бункерами. Первым выгружается Красёха Ваня. Первое зерно берет Иван Донихно. За ним - братья Овсянниковы, Буслаев, Ванюков, Сидельников, Санюк, бывший шофер директора, сам выпросился у Николая Артемьевича. Сказал: - Хочу на  «передовую».

   Стоят рядышком наши главые начальники:  директор, парторг, комсорг, профорг с просветленными лицами. В уме прикидывают: центнеров двадцать пять, не меньше. Хотя, Владимир  Александрович давно уже все подсчитал. И не ошибся.

 
    Ну, вот и пошли машины, одна за другой. С первым целинным зерном первого целинного урожая. Ваня Донихно даже флаг  на кузов приспособил: знай наших.  Первое отделение совхоза – первый намолот. Символично!  И лозунг во весь борт:

                ПЕРВЫЙ ЦЕЛИННЫЙ ХЛЕБ – РОДИНЕ!

                21

       … Куда не приеду, смотрю: МОТОЦИКЛ КОМСОРГА уже здесь.

 Когда он спит, когда отдыхает вообще.
 Вот и сегодня: еду с седьмой, смотрю, кто-то пылит впереди. Догоняю – комсорг. МашУ ему, он останавливается. Я – тоже. Спрашиваю, на всякий случай, вместо приветствия: - Ты обедал? – Нет, говорит,  еще и не завтракал.- Тогда, говорю, давай завернём в третью. Машенька нас накормит. – Какая  Машенька? – Мурзина,  помнишь?- А-А, как же, помню, конечно. – Тогда поехали.

 Сворачиваем в третью. Кроме поварих на полевом стане – никого. Все в поле. Машенька встречает нас как дорогих гостей. Накрывает стол. Даже бутылку поставила. Я  делаю ей знак, она кивает  мне.
-Вечерком, после кино,- шепчу ей на ушко, она уносит бутылку на кухню. И кормит нас очень вкусно.
 Насытившись, благодарим, выходим на воздух. Юлик спрашивает:
- У тебя с ней что? – Не понял, ты о чём? – Ну, что-то она нас уж очень-очень. Я как-то заезжал, так всё было иначе.
- А надо, говорю, - не заезжать, а бывать почаще. А иногда и ночевать. А то,  как гость залетный. Да чё я тебя учу. Сам уже большой. 
Юлик хлопает меня по плечу: - Не успеваю, понимаешь? А, кстати, ты где сегодня крутишь? - Не крутишь, а демонстрируешь, - поправляю я его,- а «крутить»  будем  зимой. Сейчас не до кино. Ребята устают так, что засыпают на второй части. Прямо на зерне. Пусть лучше высыпаются.

     Прощаемся с Машенькой. Из дверей кухни выглядывает еще чья-то симпатичная мордашка и тоже машет нам рукой. Уже отъехав, вспоминаю: Это же Тоська. Шипицына. Ну и ну! Она же на Центральной  в столовой была помощницей Васильевны. А теперь уже здесь. Шустрая девчонка!

   Вечером после ужина все же вешаю экран на стенку вагончика и показываю ребятам киножурналы. Так, немного, на полчасика. Пусть отдыхают.

   Собираю свои прилады, слышу за спиной кто-то есть. Оборачиваюсь – Тоська.  – Ты чего? – Маша ждёт.- И убежала. - «Что за новости?» Иду в столовую. Маша сидит за накрытым столом. Свет не зажигает.
- Ты чего? – спрашиваю.
 – Ты же сказал «вечерком», вот и жду. – Теперь и я вспомнил свое обещание. Надо же, совсем забыл. Я-то имел ввиду совсем другое.
 Ладно, отступать поздно. Да что тут особенного,  на самом деле? Сажусь за стол. - Руки помой. Вот полотенце.
 Я вышел, помыл, вернулся.
 - Садись вот здесь.
 Я сел. Она тоже села. Рядышком.
 - Тебе же рано вставать, - говорю ей.
 – А  твоя-то какая забота, - отвечает.
- Ну, смотри, тебе виднее.
 - Не просплю, не переживай.
 – Да я и не переживаю.
 -Ну и ладушки…

                22      
               
                15 сентября
           Ну, ПОШЕЛ ХЛЕБУШЕК!

 Днем и ночью гудят трактора, течет зерно в бункера. Машины одна за другой  пылят от комбайнов на центральный ток. Там ссыпают в бурты. Уже места становится мало. Приходится расширять площадки.
 Шуршат и высоко швыряют зерно ленточные веялки: чистят от остатков половы и сушат.
Очищенное зерно  ковшовые подъемники грузят в кузова автомашин. Теперь – на весы и в город, на элеватор или сразу в вагоны.
 И все бы хорошо, да машин не хватает.  Шофера успевают за день сделать всего один рейс: далековато. Да и очереди на разгрузке. Сколько же надо будет машин, чтобы вывести весь наш урожай!

   По три тонны зараз. Посчитать нетрудно. И это при том, что стоит прекрасная погода, сухо и тепло, даже жарковато. А ну,  как дождь. Осень ведь, Сибирь – матушка. По нашим солонцам далеко не уедешь. И у всех одна забота: хлеб, погода и транспорт.
 Дело не шуточное, запросто можно загубить труд стольких людей, а, заодно, и опорочить саму идею с освоением целины.

   С этой проблемой директор уехал в город, к шефам, в Обком.    От радиопереговоров и телефонных звонков толку мало. Пусть тот, кто обещает, посмотрит ему в глаза.

 Другого не дано. 

                20 сентября
         
        Поскольку ХлебА « подходят»  не везде одинаково, убирать приходится выборочно. А это – потеря драгоценного времени на перегон техники. Это на наших – то площадях! Ого-го!

  Вот Ширяев и предложил сначала косить «на свал».

 А когда колос подойдёт, можно подбирать и молотить всё подряд. Конечно, это двойная работа и двойные затраты, зато меньше шансов потерять часть урожая. А то и вовсе оставить под снег. Да и нагрузка на транспорт уменьшится. Может, все же, погода постоит.
 И тогда весь хлебушек наш!

                23



    Сегодня первый раз СТОЯЛ НА МОСТИКЕ КОМБАЙНА.

 Покрутил штурвал. Да, работёнка не для слабых. Дышать нечем: пыль и мякина, мякина и пыль. Днём солнце палит, а ночью – холодина, даже телогрейка не спасает, ноги в сапогах мёрзнут. Трактористу, конечно, проще, но и ему пылюки хватает. Особенно, когда агрегат идёт под ветер.
 
     Когда нынешние борзописцы сравнивают УБОРКУ С БИТВОЙ, то они не так уж и далеки от истины. Разница, может, только в том, что нет кровавых жертв. А всего остального – выше крыши!


                ***

      … Вернулся из города НИКОЛАЙ АРТЕМЬЕВИЧ.

 Говорит, что подключился Обком и Штаб СибВО, и даже шефы. Посмотрим.

    А время идёт. И хлебушек не ждёт!
  И погода стоит как на заказ. Только успевай. Но своим транспортом не справиться, едва хватает на вывоз от комбайнов до тока. Приходится устраивать зерноплощадки в отделениях и даже на полевых станах.  Иначе простой комбайна тоже обходится в копеечку, и не малую. Вот и думай, как выходить из положения. Да и людей маловато. Брать со стройки – значит сорвать план  сдачи жилья: задача не менее важная, чем уборка. Приходится просить помощи у  Обкома комсомола.

 … И не зря. Уже через четыре дня прибыла первая группа студентов НИИЖТа. Это шефы подсуетились. Молодцы! Почти сто молодых, здоровых, работу им только подавай. Но были и сачки. С ними разговор короткий, могут и отчислить. Это, скажу я Вам, мера очень действенная. Тут не поспоришь. Лучше бери лопату и на ток. Помаши часов восемь, - не только на танцы, - к  пищеблоку идти не захочешь.

                24


                Но главное – ТРАНСПОРТ. Хлеб подпирает.

   …И вот, наконец, целая автоколонна. Из Сибирского гарнизона. Сразу 240 машин! Некуда ставить!  А спустя еще день – автоколонна   из Горьковской области на помощь сибирякам-целинникам. Вот это да-а! Кто бы мог представить.
 Где-то кто-то явно перестарался. Мы просто не готовы принять столько народа. Правда, шоферы не рвутся в палатки – спят в своих кабинах. А студенты- те прямо на буртах зерна: тепло, мягко и мухи не кусают.  Вот это помощь!

   Пришлось срочно устраивать импровизированные бани: людей  после смены надо помыть, работёнка-то пыльная! Ребята еще так-сяк, а вот девчонки – возникают.

   Столовая на Центральной  не закрывается. Наши кормилицы спят прямо тут же, в подсобках. Да, забот поприбавилось.


                Зато как ХЛЕБУШЕК ПОШЁЛ!

  День и ночь пылят машины с зерном по новой дороге через Филиппово. Пыль стоит так высоко и подолгу  не садится,  что  жители соседних сел диву даются: Что же это такое за рекой? Особенно ночью, когда от фар – сплошная светящаяся линия.

                И погода стоит!

  Уже завалены по самые громоотводы площадки на хлебоприемных пунктах в Кирзе, Красном Яре и Спирино. В Ордынске зерно грузят на баржи и отправляют  в город,  пока вода стоит достаточно высоко. Тут промедление чревато: чуть замешкаешся и останутся баржи с зерном на зиму. И речники стараются: один буксир толкает сразу  по три посудины.


                25
                22 сентября
      …АХ, КАКОЙ СЕГОДНЯ ДЕНЬ!

  Просто фантастика! С утра тепло, даже жарковато. Но это всё семечки! Есть кое-что поважней: - мы с Эммочкой едем по бригадам, развозим почту: газеты, журналы, письма, посылки.

  Сложное ощущение: скорость, встречный упругий ветер и гул мотора. Мощный М-72 несёт нас, как пушинки, ветер бьёт в лицо, треплет волосы, задувает в рукава.

 Дорога  ровной лентой летит навстречу. Мелькают колки, пшеничные, еще не сжатые, полосы и под гул мотора хочется петь. Нет,– орать!  Потому, что за моей спиной, тесно прижавшись ко мне всем своим существом,

 -  САМАЯ ЛУЧШАЯ ДЕВЧОНКА в совхозе, ДЕВОЧКА МОЕЙ МЕЧТЫ!

  В коляске трясутся на каждом ухабе посылочные ящики, кипы газет,  пачки писем, а за спиной – ОНА!  Нет таких слов в нашем богатом и могучем, чтобы описать мое состаяние. Это-полёт! Нет, - это сплошной восторг! И я уверен, что ей это тоже нравится.
  Она то и дело взвизгивает толи от страха, толи тоже от восторга, когда мы оба враз подпрыгиваем на очередной колдобине или когда я делаю уж очень рискованный вираж на пыльном повороте.
 - Коля, тише! Пожалуйста! Прошу тебя! Я больше никогда с тобой не поеду! Сбавь чуть-чуть
!
 Да где там! В меня как черт вселился.  Я еще больше наддаю.
 -Держись крепче! – кричу  ей в ответ. И она держится. Почти прилипает к     моей спине.
  А я аж задыхаюсь от восторга!


                26
               
                25 сентября.


    … Начальства понаехало!

 Из райкома, из Обкома, даже из ЦК!  Дело в том, скажу Вам по секрету, что к нам приезжают гости из разных стран: ГДР, Англии, Франции, Италии, ФРГ, Китая и Кореи. Их впечатления потом появятся  не только в нашей прессе, но и в зарубежной.
 Они оценят освоение целинных земель как ПОДВИГ Советской молодёжи.
 
 А у нас в те дни было такое приподнятое настроение, что просто хотелось петь.

  Тут уж наши районные и областные руководители имели редчайший шанс отличиться. Только одних автомагазинов приехало около десятка. Чего только не предлагали ловкие торгаши.
 А какие деликатесы наготовили наши кормилицы – мы такого не пробовали ни разу. Да ладно, мы не в претензии. Пусть хоть гости покушают.
 Только не могу взять в толк, как можно немца и китайца накормить из одного котла. Но всё же накормили!

 Целый день такая толпа моталась по нашим владениям вместе с многочисленной компанией  корреспондентов и кинооператоров.  Странно, но вполне объяснимо.
  А нам-то, хозяевам, каково! Правда, иногда хотелось просто куда-нибудь спрятаться. Но это - дохлый номер: всё равно найдут. Из-под земли достанут!   Такая уж публика, слава богу, имеем опыт.

                ***


  Может один я не переживал. МЫ ОПЯТЬ С САШЕЙ МЕТЕЛИЦЕЙ.

 На мотоцикле. Оторвались от всей этой  публики. Я ему и возница, и гид, и представитель администрации. Хорошо, что меня везде все знают. Да и я много и многих тоже знаю. Это здорово упрощает Сашины задачи. Носимся с ним по бригадам и полевым станам, как черт с письмом в той сказке. Везде надо успеть побывать: и у комбайнов, и на токах, и на стройках.
 Только про столовую забыли.

  … А хлебушек идёт!

 И как идёт: сплошным потоком. Уже  довольно ясно видится финиш. Но дел еще – огромная гора. Но мы справимся. Теперь это даже не вызывает никаких сомнений. Всё есть: люди, техника и страстное желание убрать  наш первый урожай без потерь. Только бы погода не подвела.
  А масштабы наших дел даже Сашу удивили. А уж он-то повидал всякое. Хотя…где бы он мог увидеть подобное. Не уверен я что-то.

                27

      
         … Поздним вечером

 сидим с ним за рюмкой чая, обсуждаем вопросы мировых масштабов и проблем  в нашей стране, не выходя из моих новых «апартаментов».
 Саше у меня  всё нравится: просторная аппаратная, новая киноаппаратура и вообще, как я всё здесь обустроил.
  Вопросы, в основном, задаю я.
 Он отвечает четко, очень кратко и толково, со знанием дела и темы.
 Разговаривать с ним – одно  удовольствие. У него такой широкий кругозор. Свою мысль он излагает предельно точно и аргументировано. Талант несомненный. Человек на своём месте. Вот бы мне так насобачиться!
 
     Например, спрашиваю:
  - Скажи ты мне на милость: строим новое общество, новый совхоз, в частности, проповедуем новые отношения, а порядки в стране старые. И далеко не лучшие.

  -Не понял, - отвечает, - что ты имеешь ввиду?

  - А то, дорогой мой Александр Яковлевич,  что, например, с хлебом все остаётся по-старому. Не понятно? Объясняю:  вот собрали мы хлебушек, неплохой урожай был, и пшеничка высшего сорта. Так почему опять, как и раньше, всё до зёрнышка надо сдать государству? В счет госпоставок.  А почему бы нам, в порядке обзаведения на новом месте, не сделать скидку. Вернее – рассрочку.  И  оставить необходимые для сева   семена. Нет, сдавай всё!  А потом весной, в самую распутицу будем возить их из города. Да это еще – цветочки. А ягодки будут позднее, когда на наших чистых полях вырастет непонятно какая пшеничка пополам с сурепкой. Мне лично не понятны действия Партии и Правительства в этом направлении. Это же, как говорят у нас в Хмелёвке, не приведи бог никому крещеному.

    -А почему ты решил, что именно с сурепкой?
 
   - Да потому, что нормальный хозяин вот так, за здорово живёшь, не отдаст хорошие семена, а спихнёт, что ему не жалко. Дело известное ещё по нашему бывшему колхозу. Тогда ведь точно так же было. Всё сдадим, а потом на лошадках возим из заготзерна всякую бяку. И получается ни себе, ни людям. Да еще план спрашивали. А с чего? Скажу больше: разве нынче не так? Снова же всё повторяется. Хорошее дело затеяли, и всё можно испортить вот такой постановкой вопроса.  Что ты на это скажешь?

 - Во-первых, я тебя хочу спросить: зачем, скажи на милость, тебе, киномеханику, всё это надо? Казалось бы, крути своё кино, развлекай трудовой народ, сей, как говорил один большой человек, разумное, доброе. А ты лезешь в такие дебри.

  -Ты мне не ответил. Потому, что вы, старшие, так привыкли. И ничего не хотите менять.  Конечно, так же проще, когда где-то кто-то за всех решает. Не надо напрягаться. Все равно будет, как там решили.
  А почему я лезу в это, да я вовсе и не лезу. Просто мне не безразлично, что и как мы делаем.
А вот кто такие порядки устанавливает, неплохо бы и спросить, чью линию он гнет. На кого работает.  НУ, подумай, каким умным надо быть, чтобы в самое  горячее время сева или уборки назначать разные конференции, семинары, пленумы. Да бог с ними, с пленумами, раз уж запланированы. Так ведь вред- то  от них ничем не измерить.
    Ведь лучших людей срывают с работы и везут, чтоб они там пару дней просидели, продремали. Какой толк от их присутствия? Ведь они там как куклы сидят, ничего не решают. Просто как свидетели этих словесных излияний. А в это время пять – шесть комбайнов стоят без дела. Это разве нормально?
 Да это просто игра в демократию. Именно – игра. Говорильня. Мы же весной писали в ЦК. Лично я, бывая в  бригадах и полевых станах, собирал подписи. Правда, ответа так и не дождались, но действие вскоре стало всесоюзным. Помнишь? Наш Н.С. как горячо выступал.
 Ведь надо же было додуматься до такого: разделить всю огромную страну на две части – промышленную и сельскую.  Был в райкоме один секретарь и председатель исполкома, теперь стало два. И штаты раздули, в одном помещении не уместились. А ведь, заметь, их всех кормить надо.
 А по всей стране сколько дармоедов развели. Да их никакая целина не прокормит. Что это, по-твоему: польза или вред?  Для чего тогда заводили этот самый партгосконтроль? Ведь это тоже вон какая организация! А вот погоди, начнут ордена делить и сразу же вспомнят о руководящей роли партии. И, вот увидишь, первый орден получит секретарь райкома! Хотя, заметь, он у нас еще ни разу и не был...

- Ну, брат ты мой, куда замахнул. Я еще раз тебя спрашиваю: зачем ТЕБЕ-то ВСЁ ЭТО?
 
 - Саня, Я знаю, что и тебе это тоже не всё равно. Но ты и твои коллеги, я понимаю, по долгу своему, обязаны защищать эту линию. Иначе, на твоё место поставят другого, более сговорчивого, послушного.
 А мне всё надо! Понял? Я сюда ехал новую жизнь строить, а не старую штопать. Пойми, корыто старой жизни давно изгнило, а мы всё его конопатим, чтоб совсем не потонуло. Ну, согласись! Ты меня хоть понял?

  - Да, Колёк, я всё очень хорошо понял. И вот что тебе скажу: по всему видно, что ты уже вырос из киношных штанишек. И тебе пора примерить другие, более подходящие… по размеру…И учись, Санёк. Учись! Кино-это не образование. Это просто старт.
  Если бы я знал, что наша беседа целиком записана не "Репортёре".

                ***

   
      …И неожиданно понял, вспомнив слова Метелицы, когда на отчетно-выборной комсомольской конференции мою кандидатуру выдвинули в состав комсомольского комитета совхоза, а спустя несколько часов на заседании нового состава  меня избрали секретарём…


    … Спустя некоторое время мы с Сашей встретились уже на заседании бюро Обкома, и он первый поздравил  меня  с  высокой выборной должностью.   Для меня всё это было такой неожиданностью, что я довольно долго никак не мог войти в роль комсомольского вожака. Всё ходил и думал:

 Ну почему меня? Я что, лучше всех в совхозе?
 И не знал, что себе ответить…


                28               
               
                …И погода не подвела.

   Первый снег выпал только  7 ноября!
   К этому времени мы успели решить многие проблемы. И главную из них: убрали хлеб, рассчитались с государством за все долги. Еще и прибыль получили приличную.
  В закрома Родины засыпали 5000 тонн полновесного зерна. Столько не собирал весь Ордынский район даже в самые урожайные годы. А если пересчитать в центнерах? А если в пудах, как любят наши любители рапортов?!

  Много это или мало?

Для одного совхоза, конечно, много. А для всей Страны, может, наш взнос и не так велик.  Но надо учесть, что таких совхозов в области пять, а по Союзу – пять тысяч, то эта прибавка к общему столу довольно весома.
 В столовых, кафе и ресторанах хлеб даже не входил в стоимость блюд.
 
 А если представить  нашу долю в зримых категориях, то получится такая
 картина:
 в кузов ГАЗ – 51 загружается три с половиной тонны сырого зерна. Разделим 5000 хотя бы на 3, получим 1600 машин. Если все эти машины выстроить в одну колонну, то длина её составит почти десять километров!


  Вот такая арифметика… Впечатляет?

   …А на следующий год Страна получила от нас двойную прибавку.

                29

 На Центральной усадьбе только за два года были построены  4 общежития для молодёжи на двести человек, 14 сборных финских домов по два подъезда на шесть семей каждый, сорок  индивидуальных построек,   
2 двухэтажных дома для 16 семей в каждом, а так же: школа, баня, больница, пекарня, два магазина, РТМ, электростанция, котельная, водонапорная станция, Дом Культуры, скотные дворы на четыреста голов, искусственное озеро, узел связи с АТС, гараж на пятьдесят машин. И еще АЭРОПОРТ. Пожалуй, всего не перечислю.

    Вместе с баянистом, моим тёзкой Колей Ильиным мы умудрились сочинить «Марш  Пролетарцев». Исполнялся он нашим сводным хором в особо торжественных моментах совхозной жизни.
 Бывал  наш хор вместе с духовым оркестром и в других совхозах. С концертами мы объездили все близлежащие села и деревни,  как нашего района, так и соседних. Везде нас встречали просто здорово.
 Конечно,  я уже  не  «летал» по бригадам со своими кинушками. Честно скажу: хватало общественной и комсомольской работы. Вместе с парторгом, мне кажется, мы были в ответе за все мероприятия и спрашивали с нас  за всё довольно строго.

  Особенно за какую-нибудь нашу инициативу. Продолжал  действовать кабинетный принцип:  без согласия сверху – не высовывайся!  Но мы все равно делали, что считали нужным.

               
                30
               

    … По итогам соцсоревнования между целинными совхозами наш коллектив занял Первое Место и был награжден путёвкой на ВСХВ. Так называлась Всесоюзная Сельскохозяйственная Выставка в Москве.
 Её делегатами мы избрали самых-самых:  Малину  Аню, Рогову Машу, Гену Кандея и Лешу Исакова.
 А всего от Новосибирской области было 40 делегатов. Все они вернулись с премиями и памятными подарками.


                И вот такой Э П И Л О Г

                Решением Президиума Верховного Совета СССР от                11 января 1957 года наши славные целинники были отмечены высокими Правительственными наградами Родины:

                Золотой Звездой «Герой социалистическсго Труда»
                Директор совхоза «ПРОЛЕТАРСКИЙ»
                Тенников 
                Николай Артемьевич.               
               
                ОРДЕНОМ ЛЕНИНА
               
                Мигурский Александр, Овсянников Лёня,    
                Томилов  Сергей Афанасьевич.
                и   Первый секретарь  Ордынского                Райкома                КПСС.      
               
                ОРДЕНОМ «ЗНАК ПОЧЕТА»
               
                Болдырев Илья Прокопьевич – парторг,    
                Механизаторы: Голик Нина, Быков Фёдор, 
                Галаков Коля, Донихно Ваня. 

               
                ОРДЕНОМ «ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ»

                Деньщиков Петя,  Красёха Ваня, Кулешов Миша,
                Мартьянов Коля, Меренков Ваня, Овчинников  Леша,
                Сеитов Петя.


                Медалью «ЗА ОСВОЕНИЕ ЦЕЛИННЫХ ЗЕМЕЛЬ»
               
                Награждены около ста целинников. 
               

                Не померкнет в веках этот след, этот бой.
                Вечен хлеб!
                Значит, подвигу вечно светиться
                Золотою звездой,
                Золотою судьбой,
                Золотою целинной пшеницей!


            Дорогие мои земляки и однокашники! Поздравляю Вас с 60- летием
            с начала этих славных дел.
            Желаю всем, кто еще жив,крепкого здоровья и счастливых лет
            Оставшихся нам.

                Я до сих ПОР всех ВАС помню и люблю.
               
                Ваш бывший киномеханик и комсорг
                Коля Хребтов-Пролетарский (ДенисОвич)
       
             Дневник восстановлен частично  26 ноября 2004.

                ***

                13 ноября 2015 года  я принят в Союз писателей России.

              Прочитал - позвони мне: 913 902 4292.

 
               


Рецензии
У моей мамы тоже была медаль
"за освоение целинных и залежных
земель". Мамы уже нет, а медаль
осталась...
Помнится не так много: мне только
пять лет было, когда наша семья
"по комсомольской путёвке" приехала
в Кустанайсйскую область.
Помню палатки - до самых заморозок,
помню, как нас распределяли по
домам местных жителей...
Хотя, если покопаться в памяти,
много чего можно вспомнить. Но только -
с высоты ребёнка...
С уважением:

Тамара Злобина   17.01.2019 15:55     Заявить о нарушении
Детка моя, сколько ж тебе пришлось пережить, такой махонькой в морозной степи. Зато настоящая целинница. Уверен, что-нибудь напишешь. Может, о родителях, их друзьях.
Вообще о целине написано очень мало. Если брежневскую целину не считать художественным опусом, то совсем нет авторов-целинников. Жди с визитом.

Николай Хребтов   17.01.2019 17:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.