Он все возьмет на себя

Анну разбудил пробившийся сквозь шторы солнечный луч. Почти год она просыпалась одна, а сейчас голова покоится на мужском плече, и тело еще сохранило ощущение блаженной истомы.
И что теперь делать, как быть? – спросила она у портрета на противоположной стене. Ее самая удачная фотография, работа Альфредо. К хобби тот относился серьезно, слабые снимки безжалостно удалял. И Анну так же безжалостно удалил из своей жизни, стоило только заикнуться, что они уже давно вместе, а ей тридцать семь, и хочется ребенка – пора бы оформить отношения и зажить нормальной семьей.
Аня обвела глазами комнату, милые вещи, которые так тщательно выбирала, украшая свой дом. Бросить все «нажитое непосильным трудом» и опять отправиться за тысячи километров в надежде на новое счастье? А может, не надо ничего менять, а эта ночь пусть останется приятным воспоминанием…
…После разрыва Альфредо перевелся в другой отдел, и коллеги перестали приглашать Анну в компании, где она могла столкнуться с бывшим другом. Жизнь сразу показалась пустой. Много лет она не общалась с соотечественниками, не интересовалась жизнью на родине, а теперь стала проводить одинокие вечера у компьютера в поисках новостей на русском языке. Однажды зарегистрировалась в Одноклассниках и обнаружила там Ромку Харитонова, с которым вместе учились до девятого класса. Чтобы общаться вживую, переместились в скайп.
Аня поведала Роману, как оказалась в Испании. В середине девяностых, в самые смутные и тяжелые времена, ее баба Катя – по-испански Каталина – через передачу «Жди меня» нашла родного брата. Прежде Испания была красивой семейной легендой, бабушка мало что помнила. Она попала в Советский Союз семилетним ребенком, вместе с детьми других испанских коммунистов. Брат прислал бабушке вызов и деньги на дорогу.  Она ехала в гости, а осталась навсегда. Аня и ее родители перебрались в Испанию пару лет спустя.
Баба Катя прижилась у одной из племянниц, в родной Гвадалахаре, там же решили осесть и мать с отцом, но Аня мечтала жить в Мадриде.
Однако оказалось, что на приличную работу в столице ей рассчитывать нечего. Русское неоконченное педагогическое образование не пригодилось, а ее испанский язык, которому в детстве научилась у бабушки, был недостаточно хорош. Кем она только не работала в первые годы: няней, горничной, уборщицей в кафе. Вечера проводила на языковых курсах, затем училась на системного администратора. Никогда не ожидала, что превратится в «технаря». Последние восемь лет служит в фирме, занимающейся интернет-торговлей. Заработок по испанским меркам не ниже среднего. Купила в ипотеку домик в пригороде. До работы сорок минут на автомобиле.
Роман рассказал ей, что бросил институт после второго курса – стыдно стало сидеть на родительской шее, они и так с хлеба на квас перебивались. Отправился подрабатывать в область, строить чужие дачи. Опыта набрался – сколотил собственную бригаду. В строительную фирму она превратилась позже, когда женился и дочка родилась. Поначалу работал, как проклятый, сам мотался с одного объекта на другой. А когда вроде наладил все – и заместители грамотные и прорабы честные, тут жена и огорошила: я, говорит, тебя почти не вижу, мы стали совсем чужими людьми, и вообще, я другого нашла. Конечно, переживал в первое время. Хорошо, что с дочкой, которой сейчас шестнадцать, сохранились нормальные отношения.
Рома поинтересовался, отчего Аня одна. Она рассказала об Альфредо. Как работали вместе. Как заметила внимание к себе неказистого с виду, но очень эрудированного и обаятельного коллеги. Альфредо интересный, увлекающийся человек, с ним Анна объездила пол-Испании, побывала в десятках городов. Чтобы сделать снимки на местном празднике, он мог отправиться в самую глухую деревушку, какую и на карте не сразу найдешь. Это были замечательные путешествия! Любила ли она его? Наверное. Во всяком случае, готова была прожить с ним до старости, растить детей и присматривать за внуками. Но оказалось, что Альфредо принципиальный чайлдфри, и поэтому не видит смысла вступать в брак.
О том, как переживала, что выбрала не того мужчину и потратила на него несколько лет, Аня Роману не сказала. И о том, как горько, что годы уходят, будто вода в песок, и скоро будет поздно рожать – тоже. Ведь вначале мужа надо найти – заводить ребенка для себя здесь не принято. Яслей для маленьких нет, на няню денег не хватит. Не стала говорить и о том, как сжимается сердце при виде очаровательной мордашки соседской дочери. Несколько раз ее просили присмотреть за маленькой Симоной. Крошка заползала на колени к Анне, и она пела ей песенки из своего детства: про голубой вагон, про улыбку, от которой всем светлей… Довольная девчушка хлопала в ладоши и подмурлыкивала.
Еще несколько раз они связывались с Романом по скайпу. Он рассказывал о том, как переменился их родной Питер – увидит, не узнает. Сколько новых районов выросло! А пригороды! Его фирма сейчас занимается строительством коттеджного поселка. Получить такой заказ – большая удача.
Аня порадовалась за него. О себе особо рассказывать было нечего. Дом, работа. По выходным - чаще шопинг в Мадриде, иногда ездит навестить родителей.
Роман всегда звонил сам, и вдруг перестал. Она расстроилась. В голову пришло, что он звонил от нечего делать, со скуки, а теперь нашел, с кем и кроме нее пообщаться. Может, у него появилась подруга? Не виртуальная, настоящая.
А позавчера, в пятницу, получила сообщение в чате: «Еду с вашего курорта через Мадрид, буду два дня. Очень хочу тебя повидать. Покажешь город?»
Пока высматривала Романа в толпе спешащих с перрона пассажиров, непроизвольно улыбалась: приехал, ради нее – наверное, это что-то да значит? Но когда увидела рядом с ним бронзовую от загара длинноногую красавицу, сердце тут же скатилось. Ну, нахал! Притащил с собой подружку, а ей их развлекать, экскурсии устраивать? А молоденькая-то какая! Нет, не просто нахал – настоящий подлец!
Роман тоже заметил Аню, ускорил шаг. Подойдя, обнял и поцеловал в щеку, не заметив ее насупленных бровей. Обернулся к девице.
- Знакомьтесь: Аня, Олеся, - и специально для Ани пояснил: - Чадо разрешили на курорт вывезти.
От сердца сразу отлегло. А она-то, глупая, насочиняла!
Когда забросили вещи в забронированный Романом номер отеля, отправились кататься по городу. Аня старалась показать гостям самые красивые места. Побывали в музее Прадо. Эскориал оставили на завтра. Олеся оказалась приятной девушкой, общаться с ней было легко. А уж с Ромкой! Будто и не прошло двадцати с лишним лет с тех пор, как они виделись в последний раз.
 После ужина в ресторане Анна подвезла гостей к отелю и хотела распрощаться, но Роман покачал головой.
- Спать отправляется малышня, а я хочу посмотреть, как ты живешь. Надеюсь, не откажешь?
Он пошел проводить дочку в номер, вернулся с бутылкой армянского коньяка и вновь уселся в машину.
- Поехали. Только притормози у цветочного магазина. Не могу я с пустыми руками к даме!
- Цветочные давно закрыты.
- И что, круглосуточных нет?
Она покачала головой. Роман изумился:
- А если внезапно захочется подарить любимой женщине цветы?
- Ни с того ни с сего испанцы букеты не дарят, только по какому-нибудь случаю, заранее заказав в магазине.
- Как-то у вас тут все не как у людей! Цветы – по заказу, выпивка только в ресторане.
- А у вас – не так? – удивилась Анна.
Он принялся рассказывать о цветочных ларьках на каждом шагу, о бурной жизни ее родного города, которая не утихает даже по ночам, и говорил, пока не приехали. Войдя в дом, огляделся.
- Скромненько, но чистенько.
Анна обиделась. Она гордилась своим отдельным жилищем. Спальня, гостиная, кухня, кладовка большая…
- Можно подумать, ты олигарх! – огрызнулась она и подозрительно посмотрела.
Перебрал он, что ли? За ужином выпил три порции виски. Болтал, как заведенный, всю дорогу. И зачем она привезла его? Сейчас начнет хвастать своим бизнесом, квартирой в новом элитном доме, дачей – где там, на берегу залива?
- Прости, - смутился Роман. – Это я дурака валяю, от волнения.
- От какого еще волнения?
- Что напросился к тебе. Я ведь не просто так напросился, посидеть и выпить.
Он повернул Аню к себе лицом, заговорил неожиданно резко:
- Ты что, не понимаешь? Думаешь, я просто так решил крюк через Мадрид сделать, билеты менял, чуть не полштуки евро ухлопал ; на площади-дворцы полюбоваться? Не видал я площадей! Я к тебе приехал, в глаза тебе посмотреть, в реале, а не через скайп.
- Ну, посмотрел?.. – не нашлась, что сказать Аня.
- Угу.
- И что?
- Красивые глаза, самые лучшие, я еще сто лет назад это понял. Ты что, не знала?
Она растерянно покачала головой.
- Ну и дура, - сказал он, сгреб ее в охапку и запечатал губы долгим поцелуем. Затем оторвался и повторил ласково: - Дурочка…
…Анна повернула голову, взглянула на спящего Рому. Как же это у них получилось? Сумбурно, с порога, как у чокнутых или молодых. Она считала себя разумной, рассудительной – ставила себе цели и добивалась их, или не добивалась, как с Альфредо… А Роман – пришел, увидел, победил! Она заметила, что улыбается, глядя на него, и на сердце тепло, будто рядом родной человек. Хотя, какой родной? За соседними партами несколько лет сидели? Тогда он был юрким худым парнишкой с патлами чуть не до плеч, а теперь оброс мясом, заматерел. Ежик коротких русых волос над высоким покатым лбом, щека твердая, в жесткой вчерашней щетине. Анна осторожно провела по ней пальцем.
«Любимый» - отозвалось из глубины души. Неужели он и правда звал ее с собой, надо только решиться, остальное он возьмет на себя? И будет у нее квартира в родном Питере, и дача размером с три этих дома, и муж и дети. Хотя бы один ребенок… Девочка…
- Ты детей любишь?
- Угу, - мыкнул Роман, не открывая глаз.
- Я девочку хочу.
- А я пацана. Придется тебе двойню рожать, - проговорил он, поворачиваясь к ней лицом и прижимая к себе.


Рецензии
Думаю у них это надолго и всерьёз.

Игорь Домнин   06.10.2016 17:05     Заявить о нарушении
Возможно так и будет. Дай Бог!

Татьяна Осипцова   09.10.2016 15:20   Заявить о нарушении
Спасибо за теплые отклики!

Татьяна Осипцова   09.10.2016 15:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.