Аллочка

Телефон зазвонил неожиданно.
Сарик взглянул на часы – полдвенадцатого… Потянулся к трубке нехотя – не ждал вестей ни от кого. С родственниками общался редко. Девушки у него не было. Множества друзей – также. Кто бы мог быть в столь поздний час?
- Алло…
- Привет, Сарик…
- Здравствуйте… Кто это?
- Не узнаете?
- Понятия не имею, ваш голос не знаком мне.
- О, как обидно… Что вы делали сейчас? Я вам очень помешала?
- В общем-то, да... Я обычно перед сном читаю...
- Любопытно... Обычно перед сном читают, как бы помягче сказать, после пятидесяти...
Сарик пропустил мимо ушей колкость, в надежде скорее закончить разговор с назойливой незнакомкой.
- А кого именно? – никак не могла угомониться девушка. 
- Бальзака... Вам это имя что-то говорит?
- Разве не скучно? – удивилась девушка. - По-моему, эта литература для старичков... А что именно?
- Блеск и нищета куртизанок...
- О, игривая вещь! – ухмыльнулась незнакомка на том конце провода.
- Девушка, мне неохота вести пустые разговоры в полночь…Или представьтесь – или кладу трубку.
-  Неужели я вас совсем не заинтриговaла?
-  Допустим, но все же – кто  вы? Голос у вас вполне приятный…
- Вот, уже перешли к комплиментам! – победно прощебетал приятный голосок.
-  Ну так кто вы, назовите себя…
-  Допустим, Алла.
-  Прекрасное имя! Дальше?
- Сарик, просто у нас с вами есть общие знакомые.
- Уже любопытно: институтские или…
- Не углубляйтесь, это не суть главное.
- А что же главное для вас: просто покуражиться над каким-нибудь лохом, или подцепить парня?
- О нет, это слишком банальный вариант…
- Я так не думаю – наверное, вам нечего делать и вам подкинули в шутку мой номер телефона…
- Вы всегда так догадливы?
- Нет, но никогда не теряю головы при знакомстве с девушками.
- Да, вы, видно, слишком рассудительный… Впрочем, меня предупреждали об этом вашем свойстве характера.
- Скажите, пожалуйста! И кто же это меня так хорошо раскусил?
- Неважно…
- Ума не приложу, чего вы хотите от меня…
- Видите, разговор все-таки у нас с вами получается – вы не кладете трубку, несмотря на то, что я вам так толком и не представилась!
- Но я надеюсь, что мы встретимся с вами лично или вы дадите хотя бы ваш телефон.
- Да, это будет, конечно, но не сейчас!
- Что же вам мешает?
- Не люблю  “раскалываться” сразу. Интрига пропадает!
- Вы “расколетесь”,  когда захотите сами? - рассмеялся Сарик.
- Точно! Но нужно время… - голос девушки стал вкрадчивым и загадочным.
- Ну вот что, мисс Алла: или мы встречаемся на днях где-то в назначенное вами время или закончим эту бессмысленную беседу. Я действительно не в настроении, да и спать хочется уже.
- Да-а, вы не романтик! Или так избалованы вниманием девушек, что новое знакомство вам ни к чему…
- Представьте, девушки у меня нет, по крайней мере на данный момент. Я в принципе не прочь познакомиться с симпатичной и умной девушкой.
- Поговорим пару раз по телефону, а потом можно и встретиться. Хочу сохранить некую таинственность – это  так  захватывает...
- У вас, видно, богатый опыт встреч с парнями…
- Какой-то, конечно, есть… Мужчины такие разные. Лично вы меня заинтересовали по рассказам наших общих знакомых.
- Опять “общих знакомых”? Да кто же они?
- Я не стану говорить – иначе вы сразу же вычислите их…
- Хорошо, не буду досаждать вопросами. Конкретно, чего вам надо от меня?
- Общения и только общения – как с парнем, не лишенным интеллекта.
- А почему вы так уверены в моем интеллекте?
- Опять же от наших общих знакомых.
- Великолепно! Так о чем же мы будем говорить сейчас? Надеюсь, вы не станете на ночь мучить меня разговорами о высших материях?
На том конце провода заливисто рассмеялись, и чувствовалось, что загадочная собеседница не одна. Девушка то и дело прикрывала трубку рукой – голос становился то звонче, то приглушеннее. Она, видно, с кем-то делилась.
- Так о чем вы хотите со мной говорить: о моей институтской жизни, об искусстве, о моих пристрастиях, о прочитанных мною книгах и просмотренных кинофильмах последнего времени? – одним духом  и чуть повысив невольно голос выпалил Сарик.
- О, оказывается вы еще и темпераментны! – воскликнула Алла.
-  Да, не жалуюсь, как-никак чистокровный армянин!
- Это приятно слышать, а я вот совсем не похожа на армянку – беленькая, слегка даже рыженькая…
-  Да? Это хорошо – я люблю беленьких и голубоглазых армянок…
-  Жаль, я не голубоглазая, какая досада…
-  Не тушуйтесь особенно… Итак, с чего начнем?
-  Да, пожалуй, начнем: что вы делали, когда я позвонила?
-  Вы повторяетесь: я же сказал, что читал Бальзака… Настоящая литература, особенно французская, спасает от хандры...
-  Что ж, это бывает у нестандартной личности.
- Спасибо за комплимент, но кажется вы попали в точку – я действительно считаю себя необычной личностью – в том плане, что отличаюсь от других парней своими нестандартными интересами.
- О, это уже любопытно! Например, какими?
- Не интересуюсь особо спортом, например, футболом, из-за которого у всех мужиков сносит крышу…
- Представьте, это действительно нестандартно – такого признания я не слышала ни от одного из своих  приятелей! Вы, пожалуй, необычный экземпляр мужского пола… Не интересоваться футболом – это нечто оригинальное! Я люблю смотреть, хотя не очень разбираюсь в тонкостях игры. Но, представьте, вы подкупаете меня своей открытостью – никто другой не стал бы сходу признаваться в таком “дефекте” своей натуры (шучу, конечно).
- Вот такой я “дефективный”, - рассмеялся Сарик, в надежде таким образом разочаровать девушку и отвязаться от нее.
- И много еще таких “дефектов” у вас, может, действительно, мне не стоит углубляться? – откровенно флиртовала  Аллочка.
- Вам не надоело, девушка? Может, еще и личный листок заполнить сейчас? Или вам не спится ночью? Вы – сова?
- Да нет, обычно сплю хорошо, так как всегда, как и вы,  что-то читаю перед сном, но после такого разговора с вами – уже не уверена в безмятежно проведенной в постели ночи!
- А вы еще и любительница язвить и ехидничать? – сыронизировал Сарик, уже действительно клонило ко сну.
-  Боже упаси… А впрочем это у меня есть – не отнимешь!
- В таком случае и я готов сообщить, что далеко не подарок. Девицы нашего курса побаиваются моего острого и ироничного язычка…
- Да, это неплохое свойство, но скорее для девушки, а не парня… По идее у вас, как у мужчины,  должен быть, скорее,  сильный кулак, чем язык…
- Да, вам и в этом не повезло со мной – физически я далеко не Геракл… Бог не даровал маскулиности…
- Вот и проявили свой интеллект! А что это такое?
- Мужественность.
- А-а, хорошее слово, главное непонятное для наивной девушки, которой я, несомненно, являюсь…
- Вы явно не умрете от скромности…
- Я это знаю… и тем не менее предпочитаю общаться с вами, а не с Гераклом.
- А много гераклов в вашем окружении? – съязвил  Сарик.
Девушка на том конце провода не обиделась:
- Был один, но я его быстро отшила.
-  О, вы и жаргоном владеете?
 - Иногда приходится обороняться сленгом от назойливых кавалеров…
-  Мне кажется, у вас было много увлечений… - пошел “на разведку” юноша.
- Были и увлечения, и влюбленности, и мелкие шалости – еще в школе, - рассмеялась Алла и шепотом поведала, что поцеловала еще в пятом классе своего одноклассника, который ей очень нравился из-за кучерявых черных волос и огромных миндалевидных глаз.
- А почему вы перешли на шепот? – раззадоривая спросил Сарик, испытывая все большую симпатию к ночной незнакомке.
- Родители, оказывается,  еще не спят и уже ворчат в соседней комнате…
- Да вы паинька!
- О да, слово папы и мамы  для меня – закон!
- Тогда марш в постель, детка! – совсем разошелся двадцатилетний парень, уже почти уверовавший в неизбежную встречу и дальнейшую дружбу с неожиданно свалившейся на его голову остроумной и веселой девчонкой.
-  Да, пожалуй, вы правы! Спокойной ночи!
-  А телефончик не дадите на прощанье?
-  Рановато. Я еще позвоню вам. Пока!
В трубке раздались гудки. На душе у Сарика стало почему-то тепло. Он поймал себя на мысли, что этот нежданный и загадочный звонок взбодрил и окрылил его. Юноша посмотрел на часы – было пол-второго ночи. Неужели они проговорили столько времени? И казалось бы ни о чем путном, и все же… он заинтересовал девушку. Как странно и … как приятно!
Несколько дней Сарик ходил на лекции какой-то отрешенный: незнакомка не выходила у него из головы, и он все пытался “вычислить”, кто же ей дал номер телефона. Парень приглядывался к своим  подружкам и  приятелям с курса, с факультета, со двора, к их разговорам с ним, но ничего не сулило разгадки… Прошла неделя-другая, телефон молчал, и Сарик стал уже подзабывать о нелепом разговоре.
 “Да, здорово покуражилась надо мной стервочка…”,  -  подумал про себя  добросовестный студент и вновь зарылся в учебники и конспекты.
Наконец, звонок – опять к полуночи – напомнил о незнакомке.
- Привет! Это – я! – вкрадчиво заворковал знакомый голосок.
- Привет. Я-то решил, что вы разочаровались во мне и больше не позвоните, ведь я был не слишком вежлив тогда…
- Ничего страшного, это была естественная реакция на дотошную незнакомку.
- Пожалуй, вы весьма проницательны и не лишены логики.
- Я не могла не позвонить – сама же начала наше знакомство. Как дела? Все грызете гранит науки?
- Впереди сессия, а я, к вашему сведению, еще ни разу не получал тройки на экзаменах.
- И это мне говорили наши общие знакомые, - звонко рассмеялась Алла.
“О бог ты мой, эта заноза все знает обо мне!” – пронеслось в голове парня, но вслух он лишь осведомился о причине ее столь долгого молчания.
-  Да ведь и я не бездельничаю, готовлюсь к поступлению в институт.
“Ясно уже, что наши общие знакомые не из института”, -   сообразил Сарик.
- Алла, мне кажется, что если вы все еще решили держать меня в неведении относительно наших общих знакомых, то только зря теряете время со мной. Да и, наконец, я могу просто обидеться – вы меня держите за лоха…
-  Ой, что вы! Просто я еще не готова к личной встрече с вами…
-  Но телефон ведь можно дать… Вдруг мне захочется самому позвонить.
-  В общем-то, да! - согласилась девушка и назвала номер.
- Вот это уже другое дело, - обрадовался парень. –Хороший у вас номер, запоминающийся.
- Да, папа устроил по блату на АТС, - соткровенничала Алла и успокоила. – Но у вас тоже номер неплохой.
- Главное не номера телефонов, а люди, живущие за этими номерами…
- Пожалуй… Но мне нечего стесняться и я горжусь своими родителями: папа – преподает в Политехническом институте, мама – в школе. Оба – пробивные, профессия такая…
- В общем, семейка у вас точно достойна “хорошего” номера! Элита общества!
-  Не язвите, а то я тоже начну!
- Просто моя семья не столь элитарна, как ваша, да и рос я без отца с детства – его репрессировали в сталинские годы…
-   Простите, всего этого я не знала…
- Наши “общие знакомые” не просветили вас в этой области? – вскипел  Сарик. - Так что, девочка, я совсем не завидный жених: не богат, перспектив особых не может быть при моем филологическом образовании, так что лучше не связывайтесь со мной – ищите друга побогаче… У меня всю жизнь, видно, будет сухая зарплата, а оружие – перо  и бумага…
- Да-а, перспективу обрисовали вы себе далеко не радужную… Но ведь говорят, что с милым рай и в шалаше… Ну, а во-вторых, в вашем лице я ищу не жениха себе…
- Тогда зачем вам наше знакомство?  Легкий и ни к чему не обязывающий флирт? – перебил Сарик.
- Ну-у, - замямлила Аллочка, - может быть и флирт, но, честно говоря, просто ищу общения с интересными, нестандартными парнями… Ищу новых ощущений, наверное! Мне говорили, что вы прекрасно рисуете, пишете рассказы, даже уже печатаетесь в газетах, открыты и искренни с людьми… Это не каждому дано…
- Да, оказывается, резон дружить со мной все же есть! – воодушевился юноша, явно польщенный такой тирадой девушки.
- Кстати, что рисуете и о чем пишете? – поинтересовалась девушка.
- Всякое… разное, но вообще о своих чувствах, о ярких эпизодах детства, юности, о взаимоотношениях людей вообще… - уже серьезнее поведал Сарик. – Но я, конечно, не хотел бы слыть графоманом.
- Прекрасно, что сами понимаете: графоман – это скверно…
Наступила пауза. Сарик не знал, как быть дальше и пошел ва-банк:
- Знаете, Алла, этот пустопорожний телефонный треп меня уже начинает раздражать: или мы встречаемся на этой же неделе, или кончим все это сейчас…
Незнакомка на миг замолкла и нерешительно проронила: “Нет, еще рано…, я сама дам знать, когда почувствую необходимость нашей встречи. Ну, пока!”
Прошел почти месяц. Телефон молчал. Сарик принципиально не стал звонить девушке, хотя уже знал ее номер телефона: «пусть эта дура не думает, что у меня слюнки потекли от ее пустых  разговоров!».
Наконец, опять к полуночи, в квартире Сарика раздался звонок.
-  Привет, это опять я! – вкрадчиво заворковала Алла.
- Я кладу трубку в надежде больше никогда не слышать вас, -  холодно отчеканил парень. – Мы уже целых два месяца только треплемся по телефону и безрезультатно! К чему эти таинственные недомолвки и отговорки… Вам не надоело? Мне, честно говоря, осточертело! С девушками или встречаются, или расстаются. Третьего не дано! Тем более, что инициатором знакомства, если мне не изменяет память, были  вы, а не я... Так как же -встречаемся или расходимся, как в море корабли?
Девушка почувствовала властный характер парня и решила больше не томить: “Хорошо, так и быть, раз вы так настойчивы – а это мне нравится в настоящих парнях – в ближайшую субботу в семь вечера встречаемся у цветочного магазина близ оперы, знаете, наверное…
- Да, конечно, традиционное место назначения свиданий для  влюбленных парочек…
- Вот и хорошо. Хотя замечу, нас с вами вряд ли назовешь влюбленной парочкой… И тем не менее, думаю, договорились. Пока, до встречи…
- О кэй! Надеюсь, все  честно и  без девчачьего розыгрыша!
Сарик положил трубку и подумал: неужели это судьба – чем  черт не шутит, может, увидит и “втюрится”?
До ближайшей субботы была всего пара дней. Он еле выждал их – в надежде, наконец, увидеть воочию таинственную незнакомку, здорово заинтриговавшую его своими телефонными разговорами.
…Встреча с незнакомкой у цветочного «аквариума» на оживленном перекрестке обрадовала и окрылила юношу: в наступающих сумерках стояла светленькая девушка небольшого роста, с аккуратненьким носиком на нежном лице, обрамленном пышной копной рыжеватых волос, т.е. она оказалась действительно такой, какой описала себя при первом их телефонном разговоре. Девушка была одета в модные в тот сезон кожаную курточку и сапожки на высоком каблучке. Вид Аллы явно понравился Сарику еще издали, когда он подходил к ней, по дороге задумав, что если незнакомка окажется длинноносой и черномазой дурнушкой, он просто не подойдет к ней и увильнет от встречи. К счастью, все оказалось гораздо лучше, чем он предполагал.
- Наконец-то мы встретились, - весело рассмеялся он и добавил искренне, что ожидал худшего варианта.
- Спасибо за откровенность , - улыбнулась Алла и протянула маленькую свою ручку, - а вы к тому же довольно открытый парень – еще один плюс к вашему облику!
- Слушай, может, уже перейдем на “ты”? По телефону мы ведь с тобой наговорились на “вы” вволю!
- Да, пожалуй, уже можно, - проворковала девушка.
- Кстати, и тебе спасибо  – за откровенность и открытость, - окрылился Сарик и не мешкая предложил зайти куда-нибудь посидеть за чашечкой кофе.
- Давай лучше просто прогуляемся по проспекту, вечер теплый и безветренный. Я так люблю наш город в эту золотую осеннюю пору…
- А ты к тому же романтик, - заметил юноша и добавил, что и сам, впрочем, такой же. “Два сапога – пара!”
Алла улыбнулась: “Насчет пары сапог не знаю, как там у нас с тобой получится, но давай уж двинемся в каком-нибудь направлении!”.
- Что ж, пошли… Будем налаживать более тесный и непосредственный контакт – в  такт нашим шагам…
- Да ты еще и поэт, - залилась смехом девушка.
- Что за реакция? Я ничего смешного ведь не сказал.
-  Как же: контакт – такт!
- Да, пожалуй, невольно получилась рифма, могу даже добавить: без такта нет контакта!
- Вот это верно: только исключительный такт позволит тебе наладить со мной  настоящий контакт!
- Ну, допустим, телефонный контакт у нас с тобой уже давний и успешный, – сыронизировал Сарик.
- Я говорю о более тесном контакте, - многозначительно сказала Аллочка, вызвав на миг у юноши подозрение, не на  шлюшку ли он напоролся.
- Все впереди, - в тон ей, многозначительно заглянув девушке в глаза, прошептал парень.
- Ты, кажется, забыл о такте? – привела его в чувство Алла. – Я имела в виду простое чистое общение между парнем и девушкой, а не то, что у тебя сейчас промелькнуло в мозгу… Мне описали тебя как порядочного и серьезного парня, а не опытного донжуана...
- Извини, но ты сама спровоцировала меня своей многозначительной репликой, - не остался в долгу перед уже показавшейся ему слишком самоуверенной и даже самовлюбленной девицей. – Не хотелось бы, чтобы наша первая встреча стала и последней… Было бы весьма обидно, тем более, что мы, кажется, оба приглянулись друг другу…
- Не спеши, паровоз, не стучите, колеса…, - мелодичным голоском игриво промурлыкала девушка слова известной песенки из популярного в те годы кинофильма.
Оба переглянулись и весело рассмеялись, поняв потаенный смысл фразы.
Задувший холодный ветерок и усилившийся шорох опадавшей осенней листвы роскошных платанов заставил Аллу и Сарика зайти в первое подвернувшееся кафе, не меряя больше взад-вперед пустеющую с темнотой улицу.
Юноша заказал черный кофе, пирожные и сок. Он не был заядлым курильщиком, но чтобы выглядеть перед девушкой “настоящим мужчиной”, степенно вынул из кармана пиджака пачку заранее купленного из-под полы “Мальборо” и несколько манерно затянулся. Спохватившись, он поспешно предложил сигарету и девушке, в глубине души очень надеясь, что Алла не курит.
Оказалось наоборот: девушка, поблагодарив, сама  вынула из своей изящной сумочки дамские сигареты.
“Ого, - подумал Сарик, чиркнув зажигалкой и поднеся огонь Алле, - продвинутая чувиха”.
“Продвинутая чувиха”, прищурив глазки, усмехнулась: “А мне говорили, что ты не куришь”.
Сарику стало немножко неловко и он стал оправдываться: “Вообще-то да, я не ярый курильщик, почти не затягиваюсь, просто пускаю дым…Так, пара-другая сигарет – с кофе или в застолье в компании мужчин... Не быть же белой вороной…Все вокруг курят, а я нет? Подозрительно, правда?.... А кто говорил тебе, что я не курю?”
Алла, пропустив мимо ушей последний вопрос Сарика, засмеялась: “Молодец, это действительно вредная привычка... Да я тоже не курильщица, но сейчас многие девушки курят, форсят, ну и я туда же… Временная блажь, как говорит моя мама…”
- Так родители знают, что ты куришь и не ругаются? – сказал юноша и замолк, не зная о чем же говорить дальше со столь эмансипированной особой.
- Ну-ну, ты совсем меня принял за какую-то взбалмошную и развязную девицу! – криво усмехнулась Алла. – Не бойся, я не такая… Я “папина-мамина” дочка, но у меня небольшой круг подруг и приятелей из хороших семей, которые, пуская друг другу пыль в глаза,  пытаются вести себя по-взрослому, ну и мне приходится иногда подлаживаться к ним, к их образу жизни и мышления… Мы собираемся по праздникам, часто организуем дома у кого-нибудь из нашей компании вечеринки, но не подумай ничего дурного… Просто отдыхаем от серой и скучной повседневности,  обыденности, слушаем хорошую музыку - Битлов, Роллинг Стоунз, Адамо... танцуем, хохмим, делимся мыслями – и не более! 
- А секса в твоей продвинутой компании точно нет? – недоверчиво уставился на нее Сарик.
- Не оскорбляй меня своей подозрительностью…, - брезгливо бросила девушка и, крепко затянувшись в последний раз, нервно затушила окурок в пепельницу.
- Извини, но ты такая «продвинутая», что невольно вырвалось…
- Следи за своим языком, - прервала Алла. – Быть современной и, как ты сказал, «продвинутой» вовсе не означает быть распутной! Я знаю соседских девчонок по двору, которые не курят и вроде ни с кем не встречаются, но самые настоящие путаны! Просто в тихом болоте черти водятся…Не зря ведь говорится в народе…
Негодование девушки оказалось столь искренним, что Сарик почувствовал: еще одна неверная его фраза и весь вечер пойдет насмарку, а встреча окажется последней.
- Здесь что-то разонравилось мне, давай выйдем на свежий воздух, - нерешительно сказал он, заискивающе заглядывая ей в глаза.
- Да, пожалуй, здорово накурено…
Они вышли на улицу, не зная что делать дальше. Девушка почувствовала, что своей гневной тирадой привела Сарика в самый настоящий шок.
- А давай зайдем к моей подруге, - предложила Алла, чтобы снять возникшую между ними неловкость, - она здесь рядом живет, сегодня вечером вроде должна быть одна – говорила, что родители уйдут в гости…
Сарик не ожидал такого поворота: под щеголеватой темносиней японской кожаной курткой у него была домашняя одежда – ведь он собирался лишь прогуляться с девушкой и не планировал визитов к кому-либо!
- Нет, как-нибудь потом, неужели нам больше не о чем говорить, чтобы еще заходить к кому-то? Ты устала уже от меня?
- Нет-нет, просто она очень милая, интеллигентная и начитанная девушка, я думаю, ты не пожалеешь, - будет о чем поговорить…
 - Нет, не заставляй меня...
 - Да к тому же вы знакомы…, - Аллочка лукаво заглянула парню в глаза, зная, что довод убийственный и в самую точку! 
- Как так? – напрягся Сарик. – Кто она?
- Вот, наконец, и увидишь ту, которая дала мне твой телефон!
- Ну ты совсем меня заинтриговала! Признавайся, кто она? Может, я ее не перевариваю…
- А вот и не скажу! Так пойдем? – подзадоривала Алла, заливаясь смехом.
- Уговорила… Зайду на полчасика, но, чур, только для того, чтобы узнать, кто же эта наша общая знакомая. Очень любопытно!
...Чем ближе они неторопливым шагом подходили по полутемной улице к уже припоминаемому Сариком зданию, тем сильнее смутное подозрение одолевало парня – ведь  они идут к дому его однокурсницы Карины,  которая как-то пригласила его на день рождения! Неужели именно она дала номер его телефона Алле? Эта востроносенькая девушка, прозванная им Дюймовочкой за  миниатюрность, сама давно сохла по Сарику, выдумывая вечно какой-то предлог, чтобы лишний миг побыть с ним...  Даже свой день рождения устроила с целой оравой совершенно не интересных ей однокурсников, как сама призналась позднее,  только для того, чтобы пришел и Сарик! Так какой же резон ей было знакомить “предмет своего обожания”  с подругой? А вдруг я втрескаюсь в эту подружку, лишая ее всякой надежды? Странно как-то...
Раздражение парня усилилось, когда они вошли в тот самый подъезд, поднялись на тот самый этаж и позвонили в ту самую дверь! 
Карина открыла, и, как заметил краешком глаза Сарик,  подруги в дверях понимающе улыбнулись друг другу.
- Какая неожиданность! – воскликнула хозяйка дома. – Я так рада! Проходите!          
Юноша вновь ощутил неловкость, когда, раздеваясь в коридоре, снял куртку и остался в старом домашнем свитере, в котором ему совсем не хотелось бы представать перед своей новой знакомой. Он сник, когда буквально спиной почувствовал, что Алла вскользь, весьма удивленно и разочарованно, прошлась по его непрезентабельному, домашнему виду. А может ему показалось?
- Да мы на минуту, - буркнул парень, нехотя заходя в комнату и поминутно оправляя скромную свою одежду, не предназначенную для “похода” в гости.
- Я вас не отпущу, что за глупости, Сарик! В кои веки зашел ко мне... Молодец, Аллочка, что завела его ко мне!
- Я мигом, - Карина засуетилась и побежала на кухню готовить угощение, благо дома была одна, без родителей.
- Да нам ничего не надо, Кариночка! – затараторила Алла, - мы действительно заскочили к тебе на минуту, с единственной целью – чтобы этот твой беспокойный друг наконец удостоверился, кто именно дал мне его номер телефона...
Но Карина была так обрадована визитом, что буквально разомлела от одного появления своего обожаемого Сарика.
Юноша весь вечер чувствовал себя не в своей тарелке: впервые выйдя на свидание с девушкой, кстати, действительно очень понравившейся ему, хотелось выглядеть эдаким франтом, а получилось совсем наоборот – Алла увидела его скромным студентом, у которого, наверное, нет даже приличной одежды! Как ей объяснить, что у него есть и отличные костюмы, и со вкусом подобранные галстуки, и импортные сорочки, и фирменный шарф, и масса других вполне добротных аксессуаров...  Увы, все это сейчас не на нем и не при нем!
Сарик скромно сидел, неловко поджав ноги к ножке массивного кресла в огромной директорской квартире Карины, и, обычно остроумный и словоохотливый, скупо говорил о каких-то второстепенных вещах, которые не были интересны его собеседницам, особенно, как ему казалось, Алле…
Все трое молча и сосредоточенно смаковали горьковатый кофе, почти не притрагиваясь к дорогой австрийской бонбоньерке и экзотическим фруктам, которые бывали не в каждом доме.
Алла рассеянно слушала Сарика, в то время как Карина, все время подкладывая юноше то дольку сочного апельсина, то ломтик свеженарезанного ананаса,  буквально смотрела ему в рот и умилялась всякой ерунде, слетавшей с его тонких губ из-под ухоженной смоляной бородки a la Chekhov, которая сводила ее с ума с появлением Сарика на первой же лекции в институте… А сейчас Карина была просто на верху блаженства...
Наконец, когда кофе был выпит, шоколадки и фрукты отведаны и уже не о чем было говорить, Сарик предложил разойтись: “уже поздно и могут заявиться родители Карины, неудобно как-то...”.
Карине не понравилась поспешность парня, но в его словах был резон: родители у нее были строгие и не особо жаловали непрошенных гостей дочери.
- Я надеюсь, мы еще встретимся… – учтиво сказал Сарик, встав из-за журнального столика и испытующе заглянув Алле в глаза.
- Конечно... если будет время, - ответила девушка, игриво улыбнувшись лишь глазами.
-  Ну пошли? Куда тебя проводить? – спросил юноша Аллу.
- А мне выходить некуда, - рассмеялась девушка. – Мы с Кариной ведь соседки, я  живу этажом выше!
Сарик вскинул брови: «Да-а, самый настоящий вечер сюрпризов... Надо его запомнить!».
Он был здорово обескуражен и где-то даже оскорблен ситуацией: эти соплячки, пожалуй,  провели его на мякине. И Сарик решил “под занавес” дать понять это и не остаться в долгу:
– Карочка, спасибо за роскошный прием... Не ожидал увидеть тебя в роли шустрой свахи, а главное – никогда не пробовал ананаса, - демонстративно  бросил он в сторону однокурсницы, затем учтиво повернулся к Алле: “Ну мы еще созвонимся?”
- Да-да, обязательно… Спасибо, Сарик, за приятный вечер. Честно, мне было интересно провести время с тобой – стало одним другом больше...
- Я хотел бы быть единственным, а не одним из... - сострил Сарик уже спускаясь по полутемной лестнице от подруг - “баловниц”.
Девушки, распрощавшись с парнем, вернулись в комнату.
- Ну, рассказывай, как прошло первое свидание? – кинулась с расспросами к подруге Карина.
- Наверное, первое и... последнее...
- Что-о? – опешила Карина.
- Ты знаешь, Сарик действительно интересный, даже красивый, умный парень, как ты и говорила, но… - Алла задумалась, не зная, как бы помягче выразиться.
- Чего еще тебе надо? – накинулась на нее Карина, недоуменно моргая мелкими водянистыми глазками.
- По-моему, он немного закомплексован…
- Я говорила тебе, он из весьма скромной семьи …Не представитель, конечно, “золотой молодежи”. Но ведь умница, очень башковитый парень, далеко пойдет в будущем... остроумный, веселый, общительный... очень начитанный, может говорить почти обо всем... настоящий эрудит... разве ты не почувствовала всего  этого за вечер?
- Кое-что из перечисленного тобой заметила, хотя и не все… Но это, кажется, не совсем по мне… Честно говоря, мне нравятся более мужественные и авантюрные, что ли, парни… Короче, азартные парни, настоящие мужчины! Твой претендент, подружка, не тянет на этот стандарт... Ты видела, как он одет? Не слишком ли скромно для первого свидания с незнакомой девушкой?
- Опять двадцать пять! Все ей не ко двору! Но мне показалось, что Сарик и не мыслил оказаться в гостях –  словно застали парня врасплох голышом… Ты разве не заметила его нервозность за столом?
Алла ухмыльнулась и потянулась к своей полупустой пачке “Кента” на журнальном столике.
Подружка же разошлась и не могла угомониться:
- Конечно, на фоне твоих приятелей из “хороших семей” – сынков директоров и “цеховиков”, приглашающих тебя на свои тусовки и бывающих с тобой в турпоездках по заграницам, Сарик – “плебс” и “голь перекатная”, не так ли? Но ведь ты знала, что он совсем из другой среды, зачем же вышла с ним сегодня?
- Ну, во-первых, он был так настойчив, почти вынудил меня встретиться… Я, честно говоря, думала ограничиться с ним лишь телефонным флиртом, не более, а, во-вторых, ты так пылко подталкивала меня к знакомству с этим “интеллектуалом”, что мне действительно стало интересно, что за фрукт твой однокурсник.
- И что, убедилась? -  чуть не плача, бросила Карина.
- Вполне “кондишн бой”, но не мой “бойфренд” - вряд ли я захочу выходить с ним с серьезными намерениями...
- Брось воображать своим знанием английского! – в сердцах кинула Карина. – Пускай пыль глаза своим Ашотам да Артурам... из нархоза или с юрфака, кажется, все твои приятели?
- Да,  сердце мое он не тронул... не обессудь, подруга! – беспечно рассмеялась Алла, сильно затянувшись уже затухающей сигареткой. – А Ашота и Артура не трожь... Они бравые и щедрые парни... Были со мной в одной группе в турпоездках по Югославии, Польше... И вели себя там по-рыцарски и вполне по-джентльменски…
-  Ах вот даже как... Не ты ли все скулила, что вокруг тебя лишь сорящие деньгами невежи, не трогающие душу... Это я дура, что вывела тебя на Сарика! – разозлилась Карина. – Лучше него для меня нет никого, слышишь! И он вовсе не “фрукт”! Я круглая идиотка, что познакомила вас…
Алла удивленно посмотрела на соседку и вдруг ее осенило: “Кариночка, милая, ты, что, влипла в него?”
Карина стрельнула в Аллу негодующий взор, затем печально и томно опустила глазки.
- Молчание – знак согласия? - усмехнулась Алла. - Ну ты учудила, Карочка, ну ты тихоня…
Алла опешила от такого поворота событий и не знала уже, что и подумать.
- Так зачем же ты знакомишь меня с парнем, к которому сама питаешь чувства?! Давай, сама подсуетись и двигайся вперед – к цели!
Карина чуть не расплакалась: “Да он никакого внимания на меня не обращает – так, общается как с однокурсницей, иногда берет у меня конспекты, учебники,  шутит, дурачиться со мной, как со всеми девчонками на курсе, не более… Я для него не существую как девушка! Он равнодушен ко мне!”
- И ты наперекор ему решила покуражиться и над ним, и надо мной, что ли? Ну ты даешь, подружка!
Воцарилось неловкое молчание.
- Ну ладно, я пошла, что-то голова разболелась от твоего ликера…, - Алла направилась к двери.
Насупившаяся Карина не стала ее удерживать.
…Сарик вернулся домой поникшим, понуро зашел к себе в комнату и, поленившись раздеться и лечь в постель, плюхнулся на диван в чем был и уставился в потолок. Почему-то на душе скребли кошки от этой дурацкой встречи. Вроде все прошло хорошо, и в то же время остался какой-то осадок от визита к Карине. Все было отлично с Аллой до этой минуты - и во время прогулки по городу, и в кафе… Она реагировала на его шутки, остроты, смеялась… Визит к этой серой Дюймовочке подпортил все… Ну точно: Аллу явно покоробил его вид, этот поношенный свитер с протертыми локтями… Как назло! Что она подумала о нем - “бедный студент”?… Именно в гостях Алла стала подчеркнуто сдержанной с ним. Увы, он ей не очень понравился…
Юноша шумно вздохнул, вскочил с дивана и нервно включил телевизор, приглушив звук, чтобы не мешать матери спать, и потянулся к сигаретам… Жадно затягиваясь, он и не заметил, что выкурил почти всю пачку… Прошла ночь и забрезжил рассвет. Надо было собираться в университет, а голова трещала от бессонной ночи…
Алла после той памятной встречи больше не звонила ему. Да и ему было уже не до душевных терзаний и мазохистского самоедства – как  да почему и кто виноват. Наступила  сессионная пора.
Сарик успешно сдавал один за другим зачеты и экзамены. После последнего экзамена зарубежной литературы, которую он боготворил и сдал на отлично, юноша на радостях решил все же побороть гордыню и позвонить девушке, не выходящую у него из головы: ведь Алла была интересной и внешне, и внутренне, и это не могло не привлечь.
В городе шел нашумевший итальянский фильм “Дамы и господа”, и юноша надумал взять билеты на двоих и под этим предлогом встретиться с ней.
По автомату он набрал знакомый номер и через несколько гудков милый голосок проворковал: “Алло”.
- Алла, здравствуй, это я …Как поживаешь?
- Простите, кто это, не узнаю… - растерянно   промолвила девушка.
Сарик решил немножко “заинтриговать” ее:
- Попробуй узнать…
- Ашот?
- Нет…
- Артур?
- Не-е…
- Гагик?
-Ну да ладно, я вижу ты собираешься перечислить весь свой круг приятелей… Это Сарик…
- А-а, - разочарованно, как ему показалось, протянула Алла.
-  Что так кисло, я не вовремя?
- Привет, Сарик, давно тебя не слышно-не видно, я и подзабыла уже тебя…
- Мне не хотелось тебе докучать, думал, если захочешь видеть меня, позвонишь… Ведь ты успешно это делала раньше…
- Было дело, верно, но прошло ведь много времени… Ты не давал о себе знать после нашей встречи у Кары, я и подумала, что ты не хочешь больше меня видеть, а я никогда никому обычно не навязываюсь, скорее мне всегда навязываются в друзья…
- Это что намек мне?
- С чего ты взял? По-моему, мы очень мило провели тогда время и расстались довольно мирно…
- Да, но продолжения не последовало, и я подумал…
- Ты знаешь, инициатива в таких случаях обычно бывает за мужчиной… Ты какой-то, извини за прямоту, не от мира сего…Слишком правильный, что ли…
- Наверное, ты права… Ну вот и беру инициативу на себя: предлагаю сегодня сходить вместе в кино – я достал билеты на “Дамы и господа”… Весь город говорит об этом фильме.
- Спасибо, Сарик, но я его уже смотрела… Ничего особенного… Второй раз не стоит ходить.
- Да? Все вокруг в восторге от него. Ну ради меня, может быть, посмотришь во второй раз, не пропадать же билетам – я взял на три часа дня… Вряд ли сможешь сказать, что занята в это время.
- Нет, извини, не получится…
- Почему же? Как жаль…
- Тебе жалко пропавших зря денег? – засмеявшись, неудачно сострила  девушка.
- Не очень, хотя  переплатил  вдвойне…- проглотил неудачную шутку Сарик в тон ей.
- Бедный мальчик, это как же ты потратился на меня! - Алла заливисто рассмеялась в трубку.
- Перестань, мы так давно не виделись, мне бы очень хотелось встретиться!
- Рада слышать, но я действительно очень занята в эти дни… - пыталась “культурно отвертеться” Алла.
- Наверное, встречаешься с кем-то из только что перечисленных тобой парней? – съехидничал уязвленный и уже расдосадованный юноша.
- А что, я должна была у тебя спросить, с кем мне встречаться? – усмехнулась девушка, уязвленная бесцеремонной выходкой Сарика. – Да, встречаюсь и с вышеназванными парнями тоже… И, кстати, смотрела этот фильм именно с Ашотом, он, в отличие от тебя, более смелый и напористый парень.
- Жаль, я думал, наша встреча оставила у тебя хорошее впечатление обо мне.
- Безусловно, Сарик, ты – отличный парень, но…
- Продолжай, я буду только признателен тебе за откровенность…
- Но ты… в общем, у нас не может быть серьезных отношений, прости…
- Не спеши так быстро ставить точку, Алла – упало сердце  у Сарика.
- Мы можем просто дружить… без иллюзий, тебе этого недостаточно? – попыталась сгладить резкость разговора девушка.
- Я думаю, что-то тебя разочаровало во мне в тот вечер… Что именно? – не унимался Сарик.
- Не комплексуй, ничего такого не было… - смягчила тон Алла. – Мы  отлично провели вечер, и у Кары тоже все было нормально. Не пойму, до чего ты пытаешься докопаться? Тебе не филологом быть, а следователем…
- Меня к юрфаку не подпустили бы – я ведь безденежный, безотцовщина, ты таких видела на юридическом? – вяло отшутился  Сарик.
- Честно говоря, нет, – рассмеялась Алла в трубку.
- Но серьезно: ведь именно после той встречи ты перестала мне звонить домой и больше не выходила со мной… – пожурил девушку  Сарик. - Я же не кретин, кое-что понимаю во взаимоотношениях… Ты ведь не первая девушка, с кем я встречаюсь… Психологию женщин я все же неплохо знаю, сам вырос в “женском коллективе” – и дома, и в вузе…
- Ну тогда проанализируй сам и додумаешься… - усмехнулась Алла. - Ты ведь сказал, что “разбираешься” в женщинах… В общем, извини, я не могу выйти сейчас…
- Может, к вечеру освободишься и  передумаешь, встретимся?
Алле не хотелось совсем разбивать сердце парня: “Может, к вечеру действительно освобожусь. Позвони, посмотрим как получится, но не обещаю твердо”.
- Опять хочешь культурно отшить меня?
- Ох, ты просто с бзиками… Поверь, у меня самые теплые дружеские чувства к тебе… Ну, не унывай – это не к лицу тебе! Пока!
- Договорились, надеюсь на вечер… Обязательно позвоню…И все же жаль – хотелось именно с тобой пойти на этот фильм…
- Ну позвони кому-нибудь, сходишь с кем-то из ваших девочек с курса… Хотя бы с Кариной… Не пропадать же, в самом деле, билетам…Ну что поделаешь, я ведь занимаюсь с репетитором по математике и физике, папа очень строго следит за моими занятиями… Как-никак будущим летом подаю дела в Политех...
- Но неужели профессор Вартазарян не сможет устроить свою дочь в собственный институт? – с иронией заметил Сарик.
- Вот этого ты не должен был говорить! – вспылила Алла. – Он настоящий Закон Иваныч, ты не знаешь его. Это кристально честный человек, и у него в вузе безупречная репутация …Не взяточник какой-нибудь!
- Откуда знаешь? – рассмеялся юноша.
- Ох, Сарик, с тобой каши не сваришь… Ну все, закругляйся! Пока!
- Извини, я не собирался обидеть тебя… Рад и за тебя, и за твоего бескорыстного и честного отца…
Юноша повесил трубку и отрешенно вышел из телефонной будки, не зная, что делать дальше. Скрепя сердце Сарик все же зашел в кинотеатр и протиснулся в плотной очереди в уже темнеющий зал один-одинешенек, чего никогда с ним не бывало. “Знал бы, что откажется, хоть Сусанну пригласил бы или Гаяне”, - подумал он, усаживаясь в партере и оглядываясь по сторонам. Справа сидела горбоносая худосочная уродина, явно из деревенских, слева – широколицая толстушка с подтаивающим мороженым в руке. “Еще закапает, идиотка”, - подумал Сарик и предусмотрительно пересел на оказавшееся свободным  место двумя рядами выше. 
Фильм был гротескным и остроумным, и Сарик после сеанса невольно вспомнив слова Аллы, удивился, как ей могла не понравиться такая великолепная картина. “Вот дуреха, я бы с удовольствием посмотрел еще раз!”
…К вечеру пошел первый, но обильный снег. Крупные хлопья его в одночасье покрыли всю землю, деревья покрылись тончайшими и романтичными  белыми кружевами, город словно превратился в сказочный замок – таким привлекательным зимний Ереван не часто бывал.
Сарик, в приподнятом настроении от предстоящей встречи с Аллой, навел марафет на себя, и к восьми позвонил девушке. От каждого гудка телефона тревожно екало сердце; трубку долго не брали и наконец знакомое низкое грудное: “Алло”.
-  Привет, это я…
- А-а, это ты, Сарик… - безразличным тоном протянула Алла. - Ты знаешь, ничего не получится, - я действительно не могу выйти… Извини…
Парня словно обдало жаром: “Как так, ты ведь сама сказала, чтобы я позвонил…»
- Но я ведь не обещала ничего… Приехал неожиданно брат из Москвы…
- Это просто отговорка, Алла… Признайся, о приезде брата ты не могла не знать раньше, если бы это было действительно так, ты бы днем не предложила позвонить…
- Да, аналитический ум в тебе не дремлет, хоть ты и филолог! – попыталась отшутиться девушка. – И тем не менее ситуация такая. Я не могу выйти, у нас собрались родственники, друзья, давно с братом не виделись…
- Я все понял… Мне надо было раньше догадаться и без вопросов просто отойти в сторонку… Я оказался лохом…
- Ну зачем ты так усложняешь, - промямлила Алла. – Как-нибудь потом встретимся…
- Да, ладно, брось, - раздраженно выпалил Сарик. - Не хочешь – не надо! Я больше никогда не побеспокою тебя… Так и сказала бы еще днем – просто и прямо! Прощай!
Алла попыталась что-то сказать, но Сарик, оборвав ее на полуслове, бросил трубку.
“Избалованная стервочка!” – обиде и возмущению юноши не было предела.
Он медленно поднимался вверх по утопавшему в мягком и пышном снегу проспекту Баграмяна и корил себя за то, что вновь унизился и позвонил, прекрасно осознавая, что она просто не хочет быть  с ним. Душа ныла от несбывшихся надежд, а каждая встречная парочка нежно обнимающихся влюбленных вызывала у него острую боль: “Почему же у меня не получилось? Где и когда, в какой миг я оплошал?”
Улица была полна высыпавших из домов ребятишек, самозабвенно и с веселым гоготом кувыркавшихся в свежевыпавшем пушистом снегу, кидавшихся снежками, но этот гомон раздражал Сарика – для него мир словно перевернулся, стал тосклив и сер: Аллочка,  заполонив его сердце, разбила душу…
Необычно теплая и обильно-снежная погода, вмиг наметенные сугробы вдоль тротуаров словно колдовали над Сариком – что делать дальше, как быть? Юноша час-другой брел пешком по длинной извилистой улице, утопавшей в снегу. Возвращаться домой или идти к кому-то не хотелось: оставалось только наслаждаться чудесным ночным городом, постепенно затихавшим и погружавшимся в молоко плотного тумана...
…Прошло два года. Сарик вернулся из армии и окунулся в нормальную гражданскую жизнь, устроился на работу и впрягся в нее безраздельно. Родные наседали на него: отслужил, работаешь, пора создавать семью, радовать стареющую мать внуками. За истекшее время было немало встреч с девушками, но ни одна не завоевала сердце Сарика. С некоторых пор у него стало свообразным хобби, выключив осточертевший телевизор, листать на ночь свои старые записные книжки и выискивать номера давних подруг.  Где они сейчас…
Между несколькими жирно зачеркнутыми до дыр номерами Сарик неожиданно наткнулся на номер… Аллы! Он невольно фыркнул – ему казалось, что уж этот номер давно и бесповоротно вычеркнут. Ан нет! У юноши была “паршивая привычка” – вымарывать  номера телефонов и рвать подаренные ему девушками фотки сразу же после разрыва с ними… Как же этот-то  сохранился?  Какой-то авантюрный бес заставил Сарика невольно потянуться к телефону. Несмотря на поздний час,  он не смог побороть в себе искушения – набрал номер девушки, которую, казалось, твердо и навсегда вычеркнул из своей жизни.
…Алла была приятно удивлена и заговорила, как будто между ними не было жесткой размолвки и долгих лет молчания. После пары-другой взаимных вопросов о житье-бытье и новостях в их жизни, девушка запросто и искренне пригласила Сарика как-нибудь зайти к ней в гости.
…Сарик решил воспользоваться приглашением из чистого любопытства – посмотреть какой она стала, что изменилось в ее облике, образе жизни и что может дать эта встреча: надежду на возобновление отношений, зарождение взаимных чувств (и, чем черт не шутит, может и на женитьбу) или окончательное прекращение всяких контактов.
…В один из морозных январских дней юноша с алыми гвоздиками в руке впервые перешагнул порог Аллы. В дверях произошел небольшой конфуз – одна из семи чуть ли не полуметровых гвоздик обломилась от тяжести пышной головки прямо в руках девушки и упала на паркет. Сарик быстро подобрал с пола цветок и не знал, что с ним делать – выбросить или вновь вручить девушке. Он расценил это как дурной знак (“ничего хорошего от этой встречи не будет ”).
- Это с мороза так бывает, - улыбнувшись, успокоила озадаченного Сарика девушка и, небрежно обломав цветок втрое, кинула его в стоявшее в углу коридора мусорное ведро.
Впрочем, девушка приняла его очень тепло. Пройдя в просторную гостиную, Сарик оглянулся по сторонам, убедившись в широких материальных возможностях этой семьи.
- Ты же у меня никогда не был, - на правах гостеприимной хозяйки радушно сказала Алла и потянула Сарика к уже  накрытому к его приходу журнальному столику – марочный коньяк, отменные апельсины, большая коробка импортных шоколадных конфет… “Клево живешь, Аллочка!”, подумал про себя Сарик.
Усадив парня в кресло, Алла поспешила на кухню готовить кофе, услужливо подвинув к нему пачку “Явы” – “Балуйся, Сарик, московские, я курю их с удовольствием”.
Наконец, оба, затянувшись сигаретками и не спеша смакуя кофе с коньяком, стали говорить о том о сем: Алла – о недавней свадьбе брата и переезде его в Москву, об отце и матери, про общих знакомых. Сарик рассказал о свой работе после института учителем в деревне, затем об армейской нелегкой службе на финской границе, под Ленинградом.
Непосредственная беседа, к неудовольствию юноши, неоднократно прерывалась телефонными звонками каких-то знакомых. Алла довольно фамильярно называла по именам парней – опять какие-то ашоты, артуры, гагики, рафики…
- Это мои друзья, - немножко смущенно поясняла Аллочка каждый раз, кладя трубку. – Ты знаешь какая я общительная, у меня всегда был большой круг подруг и приятелей, почти все они до сих пор поддерживают со мной теплые отношения...
Сарик многозначительно и пытливо вперился в  девушку, поминутно затягиваясь ароматным табаком.
- Как я понял, несмотря на обширный круг приятелей ты не вышла замуж ни за кого… У тебя за эти годы ни с кем из них не было более тесных отношений? Ты понимаешь, о чем я говорю…
Девушка почему-то потупила взор и, неуклюже вынув из пачки очередную сигарету, невнятно промурлыкала:  “Почему же, были… Меня не раз обманывали те же друзья...
Юноша хотел понять, что скрывается за этими словами Аллы. Но опять раздался звонок, и девушка устремилась в коридор к телефону. Опять пошел оживленный разговор, судя по имени Эмиль,  с каким-то парнем или мужчиной, и Алле пришлось что-то объяснять собеседнику, то понижая, то повышая голос и прикрывая трубку рукой. Вернулась она в комнату с несколько изменившимся лицом, и Сарику показалось, что он уже мешает ее дальнейшим планам и Алла рада будет поскорее избавиться от засидевшегося гостя.
- Ну, спасибо за отличный прием, Аллочка, думаю, мы еще встретимся и совсем необязательно у тебя… Может быть, у меня дома… Время покажет, если ты этого захочешь, конечно…
Девушка попыталась улыбнуться, но было ясно, что последний телефонный разговор сильно подействовал на нее.
- Алла, - остановился в дверях Сарик, - я не любопытен, но у меня возникли определенные планы  относительно нашего возможного будущего и мне бы хотелось знать, кто все это парни, так надоедавшие тебе сегодня по телефону.
Девушка промолчала и пообещала вернуться к этому попозже: “Мы еще встретимся, я все скажу без утайки… Рада была встрече с тобой”.
- И я. Еще раз спасибо за угощение и теплый прием!
Алла протянула на прощание руку и бесшумно закрыла за парнем массивную дубовую дверь.
Дома, развалясь в кресле перед полночным телевизором, несущим очередную политическую чушь, Сарик мыслями все еще был у Аллы. Глубоко затягиваясь, он пытался детально проанализировать встречу с девушкой. Она по-прежнему была хороша собой – внешне абсолютно не изменилась, только неуловимая грустинка затаилась в когда-то смешливых и лукавых глазах и слегка обострились черты посерьезневшего лица. Какая-то тень легла на ее жизнь – но какая? Вот что осталось тайной, над которой предстояло поломать голову. Последние фразы Аллочки были весьма туманны. Может, она потерпела фиаско с одним из своих шустрых “бойфрендов”, осталась на мели и потому так нежданно-негаданно испытала неподдельную радость от его звонка и решила схватиться за него, как за спасительную соломинку? Оттого не колеблясь тут же пригласила его к себе домой? Возможно и резонно  для двадцатишестилетней девушки – почти  последний шанс выйти замуж… Юноша, очень мнительный и рассудительный по природе, раскидывал в уме пасьянс из всевозможных вариантов необычного отношения к нему Аллы. Как типичный армянин, Сарик не допускал женитьбы на “девушке с прошлым”, – сама  мысль о том, что его будущая невеста уже, возможно,  была “под другим”, могла убить наповал,  даже если бы он втрескался в трижды небесную фею… Загадка Аллы терзала его до утра, да и на работе он не мог никак сосредоточиться – все время раскладывал по полочкам каждое слово, каждую вчерашнюю фразу девушки.
Интуиция подсказывала Сарику, что у Аллы что-то необратимое уже было на любовном фронте  и она просто не решилась выложить все карты перед парнем, которого, возможно больше не увидит или не захочет увидеть.
Не желая больше терзать себя сомнениями и набравшись мужества, Сарик через пару дней позвонил и назначил девушке свидание. Как ни странно, Аллочка с легкостью согласилась встретиться на том же месте и в тот же час, как и годы назад…
Сидя опять в том же кафе на проспекте, как и тогда, и заказав на этот раз более достойный стол, чем в студенческие годы, Сарик осторожно приближался в разговоре к той самой тайне, которую хотел знать наверняка: была ли Алла с кем-то за эти годы или он смело может сделать ей предложение. Сарику уже и самому хотелось создать семью, иметь детей… Чистота девушки и искренняя симпатия к ней – на грани серьезного чувства – могли  решить вопрос.
- Сарик, - замялась Алла,  когда юноша задал вопрос в лоб, без обиняков, - я не хотела портить тебе настроение у нас дома, почувствовав, что на этот раз у тебя действительно серьезные намерения и ты даже как бы вскользь, но заикнулся о женитьбе… Иначе ты бы спустя столько лет не возобновил бы отношения… Да, у меня был друг, мне казалось, что мы  оба любили… Но не сложилось… Он оказался заурядным ловеласом и расчетливым парнем: зная, что с помощью моего отца можно сделать карьеру, приударил за мной, а я поверила в искренность его чувств… Ашот был с нашего курса, звезд с неба не хватал, но был практичным и башковитым парнем – всегда знал, что ему нужно и достигал цели. К сожалению, я раскусила его, когда уже было поздновато…
- То есть? – к горлу Сарика подкатил ком, но он все еще надеялся на чудо.
- У нас было все, ты понимаешь? Я уже не та, которую ты знал в студенческие годы…
Юноша напряженно ждал еще каких-то признаний.
- Если это является для тебя веской причиной и непреодолимой преградой, а этот момент действительно решающий почти для всех армянских мужчин – я  это знаю по собственному брату, – то я тебя должна огорчить…
Сарик молчал, не в силах что-то выговорить: он так надеялся, что девушка будет клястся всеми святыми о своей чистоте и непорочности и вечной преданности ему до гроба. Ведь он уже почти видел Аллочку своей женой, хотя пылких чувств пока не питал, но и равнодушным к ней не был с первой же встречи…
- Останемся хорошими друзьями, Сарик,  - нарушила затянувшееся молчание Алла. - А ты можешь жениться на “чистой девушке”, как принято у армян, и надеяться на “красное яблоко” наутро после первой брачной ночи…Хотя сейчас шустрые девчата научились ловко обманывать вас, мужиков,  на этот счет… Будем надеяться, ты не будешь в числе невольно обманутых… Я этого тебе желаю вполне искренне – ты хороший парень и  достоин лучшей доли!
Оба вышли из кафе в несколько подавленном состоянии. Вокруг в свете ярких фонарей сновали куда-то спешащие люди, молодые мамы с детьми, беснующиеся после уроков школьники, угрюмые старички и старушки под руку… Над сумеречной улицей стоял всегда завораживавший урбанистические души Сарика и Аллы неумолчный гул большого города, который в этот миг только больно раздражал и резал их слух… Может, оттого, что сейчас болели и ныли их  души?
…Прошли годы. Сарик женился, уже был отцом троих детей. И как-то, поджидая во дворе школы после уроков младшую дочь, услышал мелодичный голос - кто-то громко окликнул его. Мужчина обернулся и … увидел Аллу!
Малость постаревшая женщина с улыбкой подошла к нему как ни в чем ни бывало... Как будто не было между прошлой и этой встречей долгих лет взаимного отчуждения!
 “Боже, как она изменилась, подурнела… Как хорошо, что я не клюнул тогда на нее!”, - невольно промелькнуло в мозгу, но вслух Сарик, как интеллигентный человек,  выказал самое искреннее радушие:
- Кого я вижу! Вот уж поистине мир тесен! – рассмеялся он. – Какими судьбами? У тебя тоже дети здесь учатся?
- Да, я давно уже замужем... Двое детей – девочка и  мальчик. Вот тоже за сыном зашла, он во втором классе, младший...
Аллочка из любопытства дождалась выхода дочки Сарика и с интересом присмотрелась к ней: “Какая миленькая... Вся в тебя!”
- Да, вроде все в меня..., - горделиво отчеканил Сарик.
- Все? А сколько их у тебя?
- Трое!
- О-о, да ты у нас отец-герой! А жена у тебя хорошенькая?
- Какая есть! –  лукаво отреагировал  Сарик.
- Лучше меня? – скокетничала Аллочка.
- Вы разные... – уклончиво ответил Сарик, чтобы не обижать ее сравнениями.
- А кто твой муженек? Небось министр? – решил и сам задать наконец пару любопытных вопросов Сарик.
Алла немножко смутилась от неожиданной прямоты Сарика, но все же ответила как можно раскованнее: “Нет, увы, не министр… Он бизнесмен, сейчас в Америке по делам...”
Сарик  хитро прищурился: “Я так и знал, что ты никогда не выйдешь за простого инженера или филолога! Правильно, лучше поздно, но с расчетом...”
- Ох, Сарик, - Алла картинно всплеснула руками и чуть отпрянула от мужчины, - ты не изменился, остался таким же язвительным субъектом, каким тебя знала! Но я прощаю тебе твою бестактность... Ведь мы вряд ли еще увидимся...
- Почему, вот встретились же сегодня!
- Это чистая случайность: обычно детей из школы привозит и увозит шофер мужа, сегодня он просто выезжал из города по делам, вот потому я и здесь...
- Ну что ж, мадам... В любом случае наша встреча доставила нам пару приятных минут... Заставила вспомнить, как молоды мы были...
- Ой, Сарик, не мелодраматизируй реальность. Все нормально, правда ведь?
- Да, пожалуй... А кстати, где же твой, не вышел еще с уроков?
Алла спохватилась и тревожно  оглянулась по сторонам: “А-а, вот он!”.
Под деревом стоял опрятно одетый довольно красивый мальчик с хитроватыми глазками, давно уже, видимо, вышедший из здания и терпеливо дожидающийся конца оживленного разговора своей мамочки с каким-то незнакомым мужчиной.
- Каренчик, подойди, познакомься с дядей...
Мальчик, чуть прихрамывая,  подошел поближе, и Сарику показалось, что черты его смахивают на очень знакомого парня, с которым он как-то, давным-давно, видел Аллу на улице.
- Чудесный мальчик… Наверное, в отца? – непринужденно сказал Сарик, не осмелившись поинтересоваться хромотой ребенка.
- Да, весь в папу..., - многозначительно кинула женщина и, видимо, уловив немой вопрос в глазах старого друга, почти шепотом, чтобы не слышал сын, проронила: "это у него врожденное... итог пьяного зачатия... муж любит выпить...". Тяжело вздохнув, она ласково потрепала мальчика за волосы и, чувствуя, что при нем не стоит ворошить прошлое, заторопилась.
- Ну, мы пошли,  уже смеркается...Пока, Сарик-джан, как-нибудь еще может встретимся, поговорим по душам! И дети наши подружатся, правда?
- Конечно! Всего хорошего, приятно было встретиться спустя столько лет и в новом для обоих статусе! – откланиваясь, сострил напоследок Сарик и крепко взял за руку любимую дочурку.
- Кто это был? – ревниво спросил мать в такси насупившийся мальчик.
- Да так, сынок, просто давний хороший приятель... филолог-мечтатель... Твой папа знал его...
Дочка Сарика вопросов по дороге домой не задавала, но то и дело с любопытством заглядывала в почему-то ухмыляющееся красивое лицо отца с пышными седеющими усами, на котором мечтательно блестели бесовскими огоньками глаза пылкого бывшего Ромео.
Мужчину осенило: "А ведь Аллочка сожалеет о своем опрометчивом и явно несчастливом замужестве... Она любит меня... Это уж точно!!!"


*    *    *


Рецензии