Живая по талонам

          Сорок душ посменно воют, раскалились добела.
           Вот как сильно беспокоят треугольные дела!
         В.С.Высоцкий "Письмо в редакцию телевизионной передачи
                "Очевидное — невероятное"
                из сумасшедшего дома, с Канатчиковой дачи" 

Посвящается светлой памяти Яна Арлазорова

Будильник прозвонил в пять утра. Сигизмунд Иванович, как обычно, открыл глаза, посмотрел по сторонам, сориентировался в пространстве и понял, что пора вставать.
- Что ты, паскуда, распиликался? Встаю я уже, встаю!
Скрипя суставами, помятый встал.
- О, Господи! Кажется у меня приход!
Мерзкий будильник не унимался. Зловещее пиликанье все так же продолжало капать беспрестанно на мозги.
- Ой, блин! Темно, ни хрена не видно. ГДЕ ЭТА СВОЛОЧЬ!!!
Ему никто не ответил. Только будильник своим звоном как будто бы говорил: «На голос иди! На голос! Я здесь!»
- Где «здесь»? Где? Я тебя не вижу!
Сделав шаг, Сигизмунд задрожал.
- Ой меня кажись знобит, - он потрогал свой лоб. - Ого!.. Да я горячий... Так, урод, заткнись! Я не знаю где ты находишься, но если я тебя найду, то сделаю из тебя тамагочи!
Будильник пропустил угрозы мимо циферблата.
- Вот увидишь, время нас рассудит, в один прекрасный час у тебя сдохнут батарейки и я их не заменю!.. Ой!.. Ой-ей-ой!.. как же меня колбасит! По ходу я заболел. Мои зубы стучат словно Кейт Мун, видимо я скоро получу платиновый диск и войду в ротацию престижных радиостанций. У меня холодеют руки и ноги. Меня бросает в пот, словно я обожрался колес и запил все это пивом. Меня... Да заткнись ты уже! НЕ ОРИ!!! Да ну тебя к черту! Я ухожу от тебя... На кухню... За градусником.
Идя на кухню за градусником, Сигизмунд Иванович встретился в прихожей с зеркалом.
- Боже! Кто это? Какой же я бледный! Что стало с моими зелеными глазами? Они потускнели! И немного выкатились из орбит. А мой нос картошкой? Он же превратился в тухлый помидор! На моих румяных щеках появились серые ямочки! По-моему я даже ниже ростом стал! Где мои метр девяносто? Почему во мне метр шестьдесят? И вообще, я урод какой-то. Господи, и родится же такое на свет!..
Поговорив еще пару минут с зеркалом, ознобившийся решил-таки бросить это никчемное дело и вставить себе... подмышку градусник.
Прошло пять минут.
- Ну ни хрена себе!!! 39,5!!! Все! На больничный! Так, нужно начальство предупредить. Ценный кадр захворал. Надо сообщить о тяжелой потере.
Сигизмунд кое-как нашел мобильник и набрал номер.
- Алло! Тамара!.. Да... Да... Я сегодня не смогу выйти на работу... Да нет, я не нажрался... Нет, я не в запое!.. Заболел я!.. Что? Уволен?.. спасибо! Ты уже который раз меня увольняешь! Что? Восстановлен!.. опять уволен? Ты уж определись! Неужели ты уволишь ценного работника?.. Уволишь?! А кто ж тогда за вас чистоту в офисах наводить будет?.. Ну не надо, не надо! Между прочим работа уборщика самая ценная и, в первую очередь, достойна уважения. Вы ж без меня грязью зарастете. Уважительнее надо относится к людям моей профессии. Она ничем не хуже вашей, а даже лучше!.. Ладно, ладно! Хорошо. Позвоню. Давай.
Сигизмунд положил телефон. Еще раз посмотрел внимательно на градусник и сказал:
- Будем лечиться!
- Тебя вылечит только топор! - проорала соседка из-за стены.
- А тебе уже ничего не поможет! Ты мне лучше скажи со скольких врач принимает?
- Тебя, придурка, он вообще не примет!
- А! Значит с семи! Спасибо, старая дура!
- Да чтоб ты сдох, гнида!
- По крайне мере я не вызываю скорую помощь десять раз на дню, чтобы они померили мне сахар и засунули палец в жопу. Лучше бы они тебе вместо пальца кол осиновый в сердце вбили, тогда бы всем в этом доме станет легче.
Сигизмунд Иванович прислушался.
- Ага! Замолкла. Пойду-ка я собираться к врачу.
После серии нелепых, но забавных действий Иваныч собрался. Попрощавшись с будильником, который не переставал пиликать, он отправился в путь.
В больнице, отстояв свою очередь, и кое-как добравшись до окна регистратуры,  Сигизмунд завязал милую беседу:
- Девушка, а что вы делаете сегодня вечером?
- Вспоминаю о том как один козел сегодня до меня домогался!
- Вот вас баб не поймешь: к вам подойдешь, заговоришь с вами — так сразу козел и бабник, а не подойдешь — так трус и тряпка.*
- Тебе чего надо, козел?
- Талон к терапевту дай, коза!
- Страховой полис дай, козел!
- На, подавись, ни в чем себе не отказывай!
Пока работник регистратуры вбивала данные в компьютер, Сигизмунд ждал, ритмично постукивая пальцами по стойке.
- Прекратите стучать пальцами! У вас что, с нервами не в порядке?
- Чё ты орешь? Это у меня с нервами не порядок?! На себя посмотри, дура психованная!
Сестра кинула ему талон и сказала:
- Надеюсь тебя отсюда вынесут!
- Взаимно!
Завершив столь милую беседу, Иваныч пошел искать нужный ему кабинет. Кабинетов с табличкой «Терапевт» было до хрена, а точнее их было три. «И куда?, - подумал он про себя. - Куда податься, Люди? Где грешнику найти уютный уголок?»*. Сигизмунд встал посреди коридора и спросил у ожидающей толпы пациентов:
- Кто последний?
Люди недоумевающе посмотрели на Сигизмунда и ничего не ответили.
- Ну, если никого, тогда я пошел.
Навострив лыжи и пройдя полпути к кабинету, Иваныч был откинут к стене голосовым импульсом:
- КУДА???
Его хватил удар от контакта со стеной. Отойдя от полученных впечатлений, он робко заикаясь переспросил:
- Т-т-так к-к-кто по-по-последний?
- КУДА??? - спросила недовольная очередь.
- К-к-к-к... Д-д-д-д....
- Мужик, тебе кто нужен, - спросила миловидная дама Мопассанновского возраста, - травматолог или логопед?
- Кхм... Дай сказать немому, - прохрипел Иваныч и, жестикулируя словно мим, продолжил общаться с народом. - Я... ХОЧУ... УЗНАТЬ... ЗА КЕМ... Я... СТОЮ... В ОЧЕРЕДИ... К ТЕРА... МАТЬ ЕГО... ПЕВТУ!!!!!!!!!!!
- К КАКОМУ... ТЕРАПЕВТУ? - вопрошая восклицал народ.
- А к какому надо?
- Иди туда, куда тебя послали! - сказала симпатичная бабулька со стеклянным глазом.
Сигизмунда хватил мандраж.
Молодая девушка двадцати лет нежно произнесла:
- Мужчина, на вашем талоне написана фамилия вашего лечащего врача, номер кабинета, в котором он вас примет и время приема.
Иваныч растаял.
«Этот мир не так уж и безнадежен. Хоть мы и рычим друг на друга, но даже среди этой волчьей стаи находятся те, кого мы с уверенностью можем назвать людьми».
Он расплылся в довольной улыбке, распростер к народу объятия и полушепотом спросил:
- Люди добрые, народ крещенный, братья и сестры, так кто последний?
Люди, одухотворенные его обращением, обмякли, тронуто вздохнули и... повторно его распяли:
- ТЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!!!!
- А в 57 кабинет кто?
- ВСЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!!!
- Ладно, сформулируем вопрос по-другому! Кто тот несчастный, за кем я стою?
Со стула поднялся человек 40-50 лет, внешностью очень похожий на капитана Флинта, в дырявой треуголке, с деревянной левой ногой, крюком от вешалки в правой руке, трубкой в зубах, подбитым левым глазом и  мятым плюшевым попугаем на правом плече.  Выпуская клубы воздуха от трубки он хриплым голосом произнес:
- За мной будешь.
Флинт ударил попугая трубкой по черепу, от чего тот заверещал:
- За мноооой! За мнооооой!
- Ладно Мюнхгаузен, за тобой буду.
Сигизмунд приземлился на стул рядом с дамой, которая неровно дышала, но не к нему, а ко всем, так как ее мучила одышка на протяжении четырех месяцев.
Неожиданно к кабинету подбежал, бесконечно потирающий руки, молодой неврастеник и начал донимать народ, быстро тараторя:
- Простите! Простите! Можно мне на секундочку! На секундочку! Я быстро! Я только спросить! Я быстро спрошу и уйду! Понимаете, да! Я не на прием, я только спросить! Я только спрошу и уйду! Я день назад делал флюорографию, так врач мне сказал: прийти и показать! Я быстренько покажу и уйду, я даже дверь закрывать не буду! Я просто спрошу и уйду! Я на секунду! Понимаете, да!
Полная дама 60 лет, опираясь на соседей, поднялась со своего места, сложила руки в боки и, сотрясая воздух грозным басом, медленно произнесла:
- Был у нас такой. Тоже на секундочку зашел. Да не вышел. Уже четвертый час сидит.
- Вы понимаете, я только спросить...
- Здесь ВСЕ «только спросить»!!!
- Да я только на секундочку...
- Здесь ВСЕ «только на секундочку»!!!
Со стула вскочила хрущевская стукачка лет 70, накинулась на неврастеника и, схвативши его за грудки, пискляво завизжала:
- Слышь ты, щенок, хрена с два ты через меня пройдешь! Только через мой труп! Да я Ветеран! Да я за таких как ты под пули в 45-ом лезла, себя не щадила! Либо ты жди как все, либо вали на хрен отсюда! Именно из-за таких хитрожопых мы коммунизм и не построили! Потому что каждый искал только свою выгоду в обход общих интересов. Так что засунь свой эгоистический капитализм себе туда, куда каждый день залезает проктолог.
- ДАААААААААА!!!!!!!!!!!! - закричал народ.
- Но товарищи! Я только на...
Сигизмунд внимательно наблюдал как народ со всей любовью относил парня в кабинет травматолога.
Все вернулось на круги своя. Все снова впали в ожидание.
Прошел час.
Прошло два. Очередь сильно похудела. Все осунулись и у всех появились мешки под очами. На горизонте появилась недовольная дама 40 лет с вульгарным макияжем и выпученными глазами.
- Кто во сколько?
- Чего??? - удивился народ.
- У меня талон на 14:20 и мне все-равно кто за кем! Я иду сейчас!
Мужчина 30 лет стал возмущаться:
- Знаешь что, у меня талон на 12:30, но я не возмущаюсь, а послушно жду своей очереди, так что захлопни варежку и уймись.
- Что? Да как вы со мной разговариваете? Вы кто такой? Я взяла талон специально на это время! Потому что мне некогда гнить в этой плесневелой очереди. Меня ждёт ребенок. Я оставила его одного буквально на пару минут, чтобы попасть к терапевту.
Сигизмунд не выдержал натиска несправедливости и решил высказать всё, что наболело:
- Женщина, что вы напали на бедных людей? Зачем вы срываетесь на ни в чём неповинных граждан? К чему эти пустые предъявы? Вы лучше зайдите в кабинет к доктору и скажите ему прямо в глаза, что он ПЕДЕРАСТ!!! Какого чёрта он принимает пациентов по два часа, когда ему положено тратить на человека двадцать минут! Идите и скажите: «ДОКТОР,  ВЫ —ПЕДЕРАСТ!!!».
Народ загудел. Волнения усилились. С места вскочил какой-то интеллигент и закричал обращаясь к даме с вульгарным макияжем :
- Из-за  таких как вы и была разрушена Великая Российская Империя. Потому что они всего и всегда требуют сразу, а коли им не дают, то всё разрушают и уничтожают, оставляя в дураках прежде всего себя! Нет бы подождать ещё пару сотен лет, пока верхи осмелятся ввести Конституцию... Так нет! Вам надо всё и сразу!!!...
Хрущевская стукачка подпрыгнула с красными глазами со своего места и заорала:
- Ты что несешь монархическая тварь? Да я таких как ты в 17 году топором рубила, дабы получить свободу, равенство и братство!!! Да вас уродов ещё в утробе мочить надо!!!  Вы же как клопы! Пьёте кровь трудового народа!!!...
Межклассовая вражда переросла в кровавое словесное побоище, где ненормативная лексика текла бурным потоком: крестьяне воевали с дворянами, купечество давило мещанство, рабочие избивали интеллигенцию и только Сигизмунд смотрел на весь этот дурдом выпучив глаза и прикрывая ладонью рот.
Дверь кабинета открылась и на пороге появился врач.
- Что вы тут устроили? Перестаньте кричать! Невозможно вести приём!
Все замерли. Дама с вульгарным макияжем громко произнесла:
- ДОКТОР! ВЫ — ПЕДЕРАСТ!!!
Врач изменился в лице.
- ЧТО??? Я ЗДЕСЬ ЗА КОПЕЙКИ ПАШУ, ПРИНИМАЮ ОТ НИХ КАЛ И МОЧУ, БРЕДНИ ИХ ВЫСЛУШИВАЮ, А ОНИ МНЕ - «ПЕДЕРАСТ»!!! ЗНАЕТЕ ЧТО? ДА ПОШЛИ ВЫ ВСЕ В 69 КАБИНЕТ!!!
- А это куда? - спросил Флинт.
- К ГИНЕКОЛОГУ!!! ВСЕ!!! А Я УХОЖУ!!! ВСЁ!!! ПРИЁМ ОКОНЧЕН!!!
Доктор скинул халат, взял свои вещи и ушёл.
Сигизмунд окинув всех взглядом, произнёс:
- Да. Зашибись поговорили!

                22.12.15

Примечания:

1) «Вот вас баб не поймешь: к вам подойдешь...» - переделанная цитата из «какого-то» эстрадного монолога Е.В. Петросяна.
2) «Где грешнику найти уютный уголок?» - переделанная строка из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума».


Рецензии
Как все это знакомо, сколько раз приходилось с этим сталкиваться в районной и областной поликлиниках. Точно все подмечено и ведь доходит до того, что люди забывают, за чем пришли в поликлинику, как будто все болезни прошли и главное - побыстрей попасть к врачу.

Александр Орешкин   23.12.2015 06:44     Заявить о нарушении