Плоды медпрофилактики

Айрапет Саакович Согомонян, госчиновник среднего калибра и среднего возраста, жил себе не тужил... Одиннадцать месяцев в году добросовестно и в меру напрягался на рутинной штатной службе в весьма престижном учреждении, на двенадцатый, отпускной, обычно расслаблялся на море, по возвращении сияя на зависть бледнолицым сослуживцам шоколадным загаром... По натуре Саакыч был темпераментным, энергичным и общительным человеком – его оптимизм, крепость духа и отменное здоровье били через край. Что еще надо для безоблачного мужского счастья? И вдруг родное государство неожиданно подкинуло “презент” в виде “социальных пакетов”, то бишь каждому госслужащему выделялась определенная сумма на определенные виды услуг, в том числе медицинские. Все бы ничего – работничкам госсектора инициатива пришлась по вкусу, но вот беда: Согомонян не любил бегать по врачам. Уже от одних слов “доктор”, “поликлиника”, “больница”, “анализы” и “очередь”, то и дело упоминаемых в разговорах сослуживцев в горячие деньки повальной медпрофилактической кампании,  у него начинало тревожно биться сердце и тянуть под ложечкой...
- Да я здоров, как бык, зачем мне это надо, я за свою жизнь даже бюллетеня не брал ни разу! – хорохорился седеющий мужчина перед смазливыми сотрудницами, молодцевато потягиваясь и выгибая крепкий торс с изрядно выпирающим солидным брюшком и рельефно выделяющимся под ним внушительным мужским достоинством в туго обтягивающих летних белых брюках.
Старые девы отдела нервно посмеивались, целомудренно отводя взгляды от его брутальной фигуры в окно... Но неумолимый “соцпакет” обязывал каждого непременно заботиться о своем драгоценном здоровье, причем под страхом лишиться этого благодеяния государства на будущий и последующие годы!
“Надо, значит “надо”, не отвертишься, с государством шутки плохи”, - вздохнул законопослушный гражданин Согомонян и “впрягся в дело”.
... Нехотя Айрапет Саакович переступил порог своей поликлиники, которую не посещал со времен развала страны в смутные и хмурые девяностые... Как и следовало ожидать, в регистратуре заявили, что анкеты у него нет, затерялась или пропала при “смене строя”, надо заводить новую, а анкетных книжек у них нет и лучше прийти завтра с утра прямо к своему участковому. Она, мол, все сделает – и новую анкету заполнит, и назначит, по каким кабинетам следует пройти.
Наутро, заявившись к своему терапевту, узнал от медсестры, что “тикин Рузанна” не будет пару-тройку дней по болезни – простудилась, гриппует, а без анкеты и заполнения соответствующих бумаг участковым врачом “выгодополучателя” не могут “пустить по кабинетам”... “Приходите в понедельник!” – успокоила дородная сестра, не спеша снимая с плиты джезве с ароматным черным кофе...
- Значит, и врачи болеют? - кисло пошутил и ушел восвояси Саакыч, надеявшийся за пару дней покончить с этой “медобязаловкой”.
Утром следующего понедельника “пациент” наконец увидел своего врача, миловидную женщину со следами былой красоты, которую, естественно, не знал, – шутка ли, двадцать лет не появлялся в поликлинике!   
Тикин Рузанна, заполняя анкету, также была приятно поражена своим новым “клиентом”, когда поняла где и кем работает “господин Согомонян”... Она, не мешкая, быстро подготовила все необходимые бумаги и “пустила в плавание” по кабинетам, пожелав удачи своему, как она выразилась, “очень уважаемому больному”.
Удача – понятие, оказывается, растяжимое... Лаборатории, кабинеты... На сдачу анализов пришлось постоять не менее часа с утра; необходимые “узкие специалисты” работали в разные часы, а потому к каждому из них приходилось являться в различные дни – то с утра, то с полудня, то к вечеру...  А работы на службе – только успевай... Надо крутиться...
...Затянувшийся “медмарафон” измочалил еще месяц назад бодрого Саакыча до невозможности – от беготни, суеты, перепалок в долгих нудных очередях и неожиданных и страшных вердиктов врачей у него погас всяческий интерес к жизни. После всех этих мытарств, приходя на работу, он без всякой охоты приступал к служебным обязанностям, порою даже забывая давать поручения своим подчиненным... Старые девы отдела пытались вывести его из транса повышенным вниманием – кто лишнюю чашечку кофе предложит, кто дорогую шоколадку подсунет, кто кусок торта домашнего... Увы... “Девочки” страдали всерьез: куда делся шеф, вечно рисующийся перед ними, молодцевато потягивающийся и выгибающий крепкий торс с изрядно выпирающим солидным брюшком и рельефно выделяющимся под ним внушительным мужским достоинством в туго обтягивающих летних белых брюках? 
Согомонян таял на глазах. И не мудрено: анализы крови и мочи обнаружили и сахар, и белок, еще кучу чего-то, электрокардиограмма выдала чуть ли не предынфарктное состояние, уролог обнаружил у бедняги развивающуюся аденому простаты, эндокринолог – прогрессирующий зоб, окулист – преддверие грозной глаукомы на левый глаз и катаракты – на правый...
“Как отныне жить и для чего?!” – терзался средний чиновник среднего возраста со средней зарплатой, на которую не купишь и половины выписанных ему сердобольными докторами лекарств и препаратов, нервно потирая холодные и мертвенно бледные руки. – “Будь неладен ваш соцпакет, жил себе на полную катушку, нигде ничего у меня не болело, ел-пил что хотел, отдыхал где и как угодно и с кем угодно...”
От одолевавших его целую неделю горьких мыслей оторвал телефонный звонок. Саакыч вяло поднял трубку и услышал взволнованный голос “тикин Рузанны” из поликлиники. Сердце у мужика екнуло: “что еще?”. Врач, чуть запинаясь, виноватым голосом сообщала, что все его грозные анализы были перепутаны с другим Согомоняном, “рядовым больным”, неким восьмидесятилетним однофамильцем с тем же именем и отчеством, причем из того же дома, но другого подъезда. Она поздравляла своего “диабетика” и предупреждала, чтобы он не тратился на выписанные ему специалистами “дорогущие” лекарства - они ему не нужны...
Положив трубку, Айрапет Саакович вмиг весь расцвел и преобразился! Он глубоко и шумно вдохнул мощной грудью,  распрямил плечи, энергично и бодро встал с кресла и, к удивлению сослуживцев, воодушевленно промурлыкал себе под нос какую-то популярную мелодию...
Шеф, как и до этой обязательной мучительной медпрофилактики, легко прошелся по устланной ковром просторной светлой комнате и, как в прежние времена, молодцевато потянулся и выгнул крепкий торс с изрядно выпирающим солидным брюшком и рельефно выделяющимся под ним внушительным мужским достоинством в туго обтягивающих летних белых брюках...

*   *   *

-------------

*Тикин - по-арм. Госпожа.


Рецензии
Спасибо, улыбнуло, но нам смешно, а вот главному герою не очень...и тоже не люблю ходить по врачам...

Милка Ньюман   24.10.2018 06:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.