Луна над городом

25-летию моей иммиграции посвящается


Привет, дамы и господа!
Удивительная вещь – все мои друзья-иммигранты прекрасно помнят день, когда они въехали в новую страну. И я тоже совершенно точно помню эту дату...
В ночь на 18 декабря 1990 в аэропорту Бен Гурион я спускался по трапу и с удивлением смотрел на лежащую в небе лодочкой луну. По странному совпадению, ровно через пять лет, в 1995 того же 18 декабря я приземлился в Пирсоне. На луну я внимания уже не обращал – мне было совершенно безразлично, какая луна над городом. Меня беспокоили вопросы: где жить и что делать?
Странные даты, странные чувства...
Почему люди бросают насиженные места, работу, дом, друзей и едут черт знает куда, кто в Израиль, кто в Канаду?.. Некоторые перебирают страны, как яблоки на прилавке супермаркета. Один из моих знакомых сказал: я уехал из Израиля в Канаду потому, что лучше в стране иммигрантов чувствовать себя евреем, чем в стране евреев чувствовать себя иммигрантом.
Ну, допустим, у евреев есть иммиграционный ген, заложенный еще Моисеем. Нам, наверное, в кайф скитаться по свету, кто знает? Но что же с другими нациями? Почему из теплой, с великолепным вином и красивыми женщинами Франции люди 500 лет тому назад добровольно ехали в дикую, промерзшую, будущую Канаду, где и ликер-сторов еще даже не было? Да что там Франция?! Народ сваливал из таких чудесных стран, что просто диву даешься!
Но должен заметить, что наша иммиграция совершенно уникальная.
Убегавшие от революции дворяне всю свою жизнь мечтали возвратиться в Россию. Уезжавшие в 70-е диссиденты тоже рассчитывали когда-нибудь вернуться в свободную от комуняк страну.
Мы не мечтали и не рассчитывали – даже если произойдет чудо и вдруг исчезнут все лубянские упыри, коммунисты и фашисты, и вся эта помойка начнет благоухать - нам там уже нечего делать.
Мы – самая счастливая иммиграция – мы выпрыгнули из тонущего ржавого корыта и нас подобрали стоящие на рейде израильские канонерки, канадские эсминцы и американские авианосцы. Нам некуда возвращаться – наша совочная лохань никогда не всплывет, империя СССР канула в лету. Марши с красными тряпками и галстуки на шеях глупых пионеров – не более, чем танцы деревенского шамана с бубном над скелетом вождя.
Название этой страны никогда не появится на карте мира, как никогда не воскреснет Великая Римская империя, или Австро-Венгрия.
И потуги кремлевских карликов, самолеты над Сирией, танки в Украине и пр. – это всего лишь ремиссия безнадежного пациента.
- Больной перед смертью потел?
- Потел.
- Очень хорошо!
Вспотевший, на глиняных ногах колосс разваливается – и наблюдать за этим процессом издалека довольно занятно.
Наша иммиграция - это самое главное и самое важное, что мы успели сделать в жизни. Наша иммиграция – это безусловное спасение, и мы спасли в первую очередь сами себя. Кроме того, это уникальная возможность начать жизнь заново, с чистого листа, родиться опять и построить из новых кирпичиков свой новый дом, посадить дерево, выучить детей, чтобы потом, отдыхая от трудов праведных, вздохнуть полной грудью, взглянуть на небо и увидеть, какая над городом луна.
Пока.

P.S.
Кстати, день 18 декабря ООН объявила Международным Днем Иммигранта, и меня, с моими двумя иммиграциями, это радует вдвойне!


Рецензии