Девиз моей души. Часть 1. Глава 4

 На следующий день я проснулась с первыми лучами солнца. На часах было ровно шесть, и я, жизнерадостная и веселая, открыла дверь в коридор и с особым старанием начала делать утреннюю гимнастику, помогая себе песней.

 В нашей деревне все очень любили петь, особенно по утрам. С песней люди вставали и ложились спать, подметали пол и чистили картошку, умывались и доили коров, в общем, ни одно хорошее дело не обходилось без нее. Я, разумеется, не могла оставаться в стороне и пела каждое утро. Сегодня, однако, мне помешали.

- Это что такое? – послышался из гостиной возмущенный голос тети Маши. – Что за соловей поет в шесть утра?

- Это я.

- Ну, ты нашла, конечно, время, – усмехнулась Нина, пытаясь открыть сонные глаза.

- Так и знала, уже слишком поздно. Я хотела встать на полчаса раньше, но подумала, что всех разбужу.

- Других проблем нет? – все также смеясь, ответила Нина.

Я вопросительно на нее посмотрела.

- Риточка, ты не обижайся, но, по-моему, еще слишком рано для пения, – сказала тетя Маша.

- Разве? – недоуменно спросила я. – В деревне всегда поют в это время.

- Да, но здесь город, – раздраженно бросила Инна. - Здесь никто не поет в такую рань!

- Птицы поют с четырех, – возразила я.

- Может быть, но сегодня воскресенье. Люди еще спят, мы еще спим, весь город еще спит!

- Что же мне делать? Я не хочу спать.

- Прогуляйся по городу, в карты поиграй, крестиком вышей что-нибудь… Короче найди себе занятие, которое не производит шума.

- Может, я лучше пойду петь на балкон, чтобы вам не мешать?

- Нет! – хором воскликнули тетя и двоюродные сестры.

- Только не балкон, – добавила Инна. – Не хватало еще, чтобы на нас накатали коллективную жалобу.

- Раз мне нельзя петь, – задумалась я на секунду, – давайте, я хоть завтрак приготовлю.

- А ты умеешь? – Нина с сомнением на меня посмотрела.

- Конечно! Заказывайте – я приготовлю.

- Я бы от блинчиков не отказалась, – Инна мечтательно закатила глаза, а потом добавила: – Со сгущенкой.

- Будут тебе блинчики, – я перевела взгляд на Нину и тетю Машу. – А вы что хотите на завтрак?

- Ты хоть это сначала приготовь, – предусмотрительно сказала Нина. – Мы оценим твои кулинарные способности, а там видно будет!

Я утвердительно кивнула.

- Сначала мне надо умыться.

- И что? Полотенце тебе подержать? Если что, у нас есть горячая вода, – насмешливо заметила Инна. – Она бежит из крана. Кран – это такая штука в ванной, ее нужно поднять, и польется вода. Поднять – значит потянуть вверх. Вверх – это…

- Спасибо, я поняла.

- Раньше одиннадцати меня не будить! – отмахнулась Нина и пошла в комнату.
 
- Риточка, осторожнее с газом, – предостерегла тетя Маша. 

- Дом главное не взорви, – добавила Инна и продолжила: – Квартиру не спали, никого не затопи. Если что, звони ноль один. Я спать.

Итак, я снова была предоставлена самой себе. Не теряя времени, я отправилась в ванную и, не найдя выключателя, решила, что в доме отключили свет.

«Не беда! – подумала я. – Свечи еще никто не отменял».

На кухне я нашла пачку новых восковых свечей и, недолго думая, достала одну и зажгла. Вернувшись в ванную, я поставила ее на туалетный столик и принялась умываться. Закончив водные процедуры, я забрала свечу и, вернувшись на кухню, поставила ее на стол.

Можно было приступать к приготовлению завтрака. К счастью, в холодильнике я нашла все необходимое на этот случай, кроме муки. Ее я обнаружила на самой верхней полке шкафа и инстинктивно потянулась за ней, но, к сожалению, переоценила свои возможности, и пачка муки свалилась на пол, когда я почти что ее достала. При этом злополучная пачка упала так неудачно, что мука тут же рассыпалась по линолеуму белым снегом.

Я не на шутку испугалась! В любую минуту могла проснуться тетя Маша. Что она подумает, увидев заляпанный мукой пол? Я стремглав понеслась в ванную, захватив свечу. Но даже при свете я не нашла ведро, в которое можно было бы налить воду, чтобы вымыть пол. Тряпку, впрочем, я обнаружила быстро. Время шло, и нужно было что-то решать. Я придумала набрать в раковину немного воды, чтобы по десять раз не открывать кран и не шуметь.

Пока вода набирается, я решила сделать тесто. В большую кастрюлю я разбила два яйца, насыпала сахар, добавила щепотку соли, налила молока, насыпала муки и поставила кастрюлю на стол, чтобы немного отдохнуть. Усталая, но довольная, я опустилась на стул и положила голову на руки. Передо мной стояла свеча и я, глядя на ее пламя, незаметно для себя уснула.

Проснулась я от неприятного запаха, который удушливой волной подобрался к моему горлу. Я резко открыла глаза и тут же закашлялась от едкого дыма, плавающего по кухне. Свеча была опрокинута, скатерть горела. Я, охваченная диким ужасом, хотела закричать, но не смогла выдавить ни звука, продолжая молча смотреть, как полыхает огонь.

«Что же ты стоишь? – мысленно спрашивала я себя. – Скорее зови тетю Машу!»

«Если ты быстренько все потушишь, то она ничего не узнает», – подсказали ноги.

«Да она и так все поймет, когда приедут пожарные», – настаивал мозг.

«У тебя полная раковина воды», – напомнили ноги.

«Решай же что-нибудь!» – требовал мозг.

-Да отстаньте вы! – крикнула я и заткнула уши. – Господи, я уже с ногами разговариваю. Что дальше будет? Но они правы, надо бежать за водой.

Я резко открыла дверь в ванную и хотела уже зайти внутрь, как хлынувшая неизвестно откуда вода сбила меня с ног и я, поскользнувшись на скользком полу, свалилась в лужу с грязной холодной водой. «Дура! Ты воду забыла выключить», – мысленно отсчитала я себя.

От боли и злости хотелось разреветься, но я держалась из последних сил. На четвереньках, всхлипывая и потирая ушибленный локоть, я кое-как доползла до раковины и вытащила заглушку. Совершенно обессиленная, я опустилась на пол, который был больше похож на морской берег после прилива, и, прижавшись к холодной ванне, все-таки разревелась. Вода уже текла по коридору и продолжала свой путь дальше, а я все сидела и сидела, прислонившись к ванне, ревела и никак не могла успокоиться. Пересилив себя, я все-таки встала, но неосторожным движением руки случайно задела туалетный столик, и огромная ваза из голубого стекла упала на пол и разбилась. Я снова упала на колени, и слезы хлынули из глаз с новой силой.

- Риточка! – крикнула мне из комнаты тетя Маша, видимо, разбуженная падением несчастной вазы. – Что у тебя там происходит?

Я мгновенно пришла в себя и, вытерев слезы, которые продолжали бежать, как можно спокойнее сказала:

- Ничего, тетя Маша, я просто венчик уронила.

Что она скажет дальше, меня интересовало меньше всего, я понеслась на кухню в надежде спасти скатерть, но там меня ждало жуткое зрелище: огонь доедал дорогую итальянскую тряпку и готовился приняться за стол. Я схватила первую попавшуюся на глаза тарелку, прибежала в ванную, зачерпнула ей остатки воды и понеслась назад быстрее прежнего. Огонь сдался не сразу, пришлось несколько раз бегать из кухни в ванную и обратно, периодически поскальзываясь и падая на мокрый пол, прежде чем мне удалось потушить пожар. Вздохнув, я поставила тарелку на только что спасенный стол и села под ним, потому что ноги категорически отказывались меня держать.

- Теперь главное убраться, пока тетя Маша все это не увидела, – сказала я вслух.

- Ты опоздала, – ледяной голос Нины развеял мои надежды на удачный исход дела.

- Это че за фигня! – заорала Инна и, гневно на меня посмотрев, покрутила пальцем у виска. – Ты че совсем?

- Бог мой! Что тут произошло? – воскликнула тетя Маша, входя в кухню и хватаясь за сердце.

Три пары глаз уставились на меня, требуя объяснений и я, вздохнув и проклиная себя, дала их.

- М-да… - протянула Инна. – А говорила, что венчик уронила.

- Я и уронила только не венчик, а вазу. Она там, – я указала на осколки и добавила: – Разбилась.

- Зашибись! – не сдержалась Нина. – Как вообще можно было, готовя завтрак, устроить пожар, едва не затопить соседей, разбить дорогую вазу и сжечь итальянскую скатерть?

- Но завтрак-то я приготовила, у меня есть тесто для блинов, я сейчас их быстро пожарю и готово!

- Ну, и где твое тесто? – лениво поинтересовалась Инна. – Жарь скорее, есть хочется!

- Сейчас, сейчас! Я же помню, что оно у меня есть.
 
 С этими словами я резко развернулась к столу и нечаянно задела ножку, под которой сидела. Стол был круглый и состоял из двух половинок, поэтому одна из них, не поддерживаемая ничем, стала медленно опускаться, увлекая за собой тарелки, чашки, блюдца и прочую кухонную утварь. Я закрыла голову руками, словно спасаясь от камнепада, но это уже не имело значения, когда мне на макушку приземлилась тяжелая кастрюля с тестом, которое медленно растеклось по волосам.

- Вернее было, – с трудом выдавила я, поморщившись.

 Тетя и сестры молчали. Да и что тут было сказать!


Рецензии
Еле сдерживался от смеха при чтении.

А так, мне кажется, что перебор с глупостями и тупыми поступками.

Ананасов Борис   13.01.2017 15:23     Заявить о нарушении
Героиня неопытна, может, даже чересчур наивна, но что поделать? Научится!
Смех - это хорошо!

Элина13   13.01.2017 16:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.