Лёля и Чиж. Часть 2. Сентябрьский блюз

                Памяти Игоря Доценко


  Прошло два года, и наступила осень 2014-го года...


 Воскресный сентябрьский вечер был расписан как по нотам: сейчас наш автобус проедет ещё метров двести, затем повернёт налево, а там водитель милостиво откроет двери на светофоре, и я выскочу на своей нелегальной остановке, минут за пять долечу до моего девятого этажа, где ждёт меня поздний ужин и передача "Что? Где? Когда?" по телеку, в середине которой я обязательно засну, но непременно позже очнусь на финальном гонге и узнаю, каким был счёт…

  Но автобус на секунду задумался и резко повернул направо. Меня вдруг осенило: сегодня же День города, и Коля, мой сослуживец, несколько раз интересовался у меня его программой, да и сама я утром, пробегая на остановку, видела масштабные приготовления на центральной площади. "Ой-ой-ёой, остановите, пожалуйста", - закричала я на весь автобус, испугавшись быть отвезённой куда-нибудь на Красногорское шоссе; и, чуть не сломав ногу, катапультировалась прямо на праздничный газон, щедро усыпанный почти новогодней мишурой, многоцветным калейдоскопом таинственно мерцавшей в свете вечерних фонарей.

  Несмотря на то, что перекрытая для транспорта проезжая часть уже манила  необычайной пустотой, народ по привычке шёл на салют строго по тротуарам. Я первая шагнула на освобождённую от машин дорогу и, измерив мысленно расстояние, которое мне придётся преодолеть пешком, выстроила уже вектор непредвиденного марш-броска к своему подъезду. Краем глаза я заметила, что вслед за мной сразу же высыпали на мостовую и другие пешеходы.

  И вдруг я явственно услышала звуки знаменитого "Урал-байкер-блюза", и тут же начался знакомый до боли речитатив: "Я брёл по дороге осенним днём, Мои ноги стонали… "

 - Да не может быть, - сказала я сама себе.

  Cколько раз я прибегала на площадь, заслышав из дома знакомые аккорды, а оказывалось, что это симпатичные солдатики в полном парадном обмундировании исполняют очередной хит Чижа. Но я с упорством фанатика уже шагала сквозь кусты по изломанным дорожкам на звук  голоса любимого музыканта ( а это был именно этот голос), забыв про прямоугольный маршрут домой, разработанный мною в обход праздника всего две минуты назад. И чем ближе я подходила, тем понятнее было, что песню исполняет сам автор.

  И вот наконец – гигантская, зеленовато светящаяся, как НЛО, летняя сцена, которую утром, когда я шла на работу, только разгружали по частям из огромной фуры. Промелькнула ли у меня тогда мысль о любимой группе?  Ну, конечно, да.

  А теперь, пожалуйста: "Весь Мир у нас в руках, мы – звёзды континентов! ", - Сергей Чиграков, известный больше как Чиж, собственной персоной, а с ним и вся честная бременская компания. Драйв, блеск, электрика... Мечты сбываются... Я как раз подоспела к коде первой композиции.

  Сменяя друг друга, прозвучали ещё семь песен – как будто какой-то неведомый факир создал специально для меня весь этот музыкальный мираж прямо посреди моего привычного курса домой, и вызванный не без помощи лампы Аладдина Чиж пел: "Эй, эй, эй! Это лучший из дней!" , - и я верила, что это так и есть, тем более, что в этот день воюющие стороны заключили наконец-то перемирие.

  Волшебный этот музыкальный фантом длился всего полчаса, затем Серёга устало поклонился и сказал в микрофон своё фирменное "спасибо".


  Почти сразу начался салют, город наш всегда отмечает свой день рождения с помпой: разноцветные грохочущие копны огней то и дело  расцвечивали вечернее подмосковное небо, опадая искрами в озеро, и тут же новые сияющие геометрические фигуры приходили им на смену, завораживая зрителей. И так без конца…

  Я вообще потеряла чувство реальности... Когда огненная феерия внезапно прекратилась, народ начал растекаться во все стороны восвояси. Оглушённая и концертом, и грохотом салюта, с трудом осознав направление собственного движения, я в общем людском потоке поплыла домой на автопилоте. Впечатления, переполнявшие меня, требовали немедленного дружеского сопереживания, и я, достав телефон, начала обзвон всех доступных мне абонентов. Сонные голоса односложно отвечали на мои восторженные тирады вежливыми междометиями. Последней я позвонила маме на дачу, и она сквозь сон, выслушав мой сбивчивый поэтизированный рассказ, мрачно констатировала: "С чем тебя и поздравляю..."

 - Вот сони, - разочарованно подумала я и на воображаемом коромысле понесла домой полные вёдра музыкальных переживаний, которые мне так и не удалось по-настоящему выплеснуть на своих друзей.
 
  Пришедшая тут же цитата из Саши Чёрного ( "ему не терпелось до смерти обрушить на нервы мои дешёвые чувства свои" ) вызвала у меня кроме ироничной усмешки гениальную догадку, на кого завтра я обрушу свой сегодняшний багаж. Дрыхнет, небось, как сурок...

  На следующее утро я опять поехала на работу и, проходя через площадь к автобусной остановке, увидела, как рабочие разбирали последние косточки металлического скелета вчерашней волшебной сцены, а один, в зелёной робе, затягивал в жерло жужжащего межпланетного пылесоса рассыпанные повсюду цветные звёздочки из фольги – сияющие осколки вчерашнего маскарада.
 
 - Значит, это не был ни мираж, ни сон?  - обратила я свой вопрос к бронзовому изваянию Основателя нашего города, и он по-дружески кивнул мне в ответ, как старой знакомой, и, кажется, даже подмигнул.

  За спиной у Основателя Фонтан, также бывший свидетелем вчерашнего фантастического мероприятия, весело поприветствовал меня громким шелестом высоченных хрустальных струек, напевая голосом Марыли Родович задорный припев её известнейшей песни: " Kolorowych jarmark;w..." ( Этой я-а-рмарки краски…).

  И только гранитный Ильич воздержался от каких-либо комментариев, по-прежнему устремляя печальный взор в коммунистическую даль. Я проследила за его взглядом и обмерла: над нашим озером на фоне ослепительно-голубого неба висел огромный бело-серебристый аэростат( конечно, в виде облака), и даже маленький воздушный трапик призывно раскачивался, приглашая всех желающих отправиться вслед за вчерашним праздником на его новые бивуаки...

  Проезжая потом по улице легендарного Маршала Неделина, я заметила, что целая эскадра таких же серебристых цеппелинов выстроилась в ряд до самого горизонта, как бы увозя с собой весь наш город в сказочное музыкальное путешествие...

  Придя на работу, первое, что я сделала – это прошла через весь огромный, занимающий целый этаж зал, к столу моего коллеги, а по совместительству – барабанщику одной самодеятельной рок-группы. На спине, согнувшись от тяжести, я тащила огромную бочку своих вчерашних вечерних впечатлений.
 
  Ничего не подозревающий сонный Колян, педант и аккуратист( все канцелярские принадлежности вплоть до последнего микроскопического огрызка ластика занимали строго отведённые им позиции), мирно сидел на своём рабочем месте, ядовито  попахивая только что выкуренным "Кэмелом", и доделывал за компьютером какие-то текущие дела. "Слава богу, уже здесь" , - подумала я и, усевшись в бархатное трон-кресло, предназначенное для клиентов, издалека начала свой фанатский разговор.

- А помнишь, Коль, ты вчера спрашивал, не знаю ли я, кто будет у нас выступать на дне города?

- Да, помню, - ответил Коля, и лёгкое удивление промелькнуло на его лице, как две капли похожем на лицо Антона Павловича Чехова.

- Представляешь, еду я себе с работы, и вдруг, бац, автобус поворачивает направо…

  В середине моего рассказа Коля поднялся во весь свой чеховский рост ( кто не знает: 186 см) и нервно заходил по загончику  импровизированного кабинета, серые глаза его от удивления уже давно покинули свои орбиты и, подобно сдвинутым на лоб очкам, самостоятельно витали у него над головой.

-Вот... , - сделала я паузу, и Коля сразу этим воспользовался.

- Извини, а можно тебя спросить, ты что поклонница группы "Чиж и Компания"?

- Ну, yes of course, - и я опять растеклась восхищённой фанатской мыслью по древу вчерашней фантасмагории, - и фонтан струится, и гроздья салюта взлетают в небо, и музыканты моей любимой группы стоят и курят, ожидая своё авто.

- Тебе бы, начальник, книжки писать, - решился Коля на шутку-цитату.

- Я всё оценила, Хоботов, - ответила я цитатой из другого фильма.

- Послушай, а кто у Чижа барабанщик?

- Ну, этот, как его... - я мучительно застучала перфокартами в своём мозгу, - представляешь, забыла фамилию…

- Ну, кто? Кто? - Не унимался Николай, помахивая серыми глазами над головой.

- Ну такой, он ещё в "Синей птице" барабанил, а потом в "ДДТ".

- Доценко что ли?

- Да, да, да, - закивала я, - как я могла забыть: Игорь Доценко, Доца.

- А что Доценко у Чижа играет?

-Давно уже, года три…

-Ха-а-роший барабанщик, - сказал Коля с выражением.

- Лучший, - отрезала я и, оперевшись на резные подлокотники трона, резко поднялась и с лёгкой душой отправилась к моему директорскому "реcепшену".



    Сентябрь 2014 года


Рецензии
Ура! Это не читала!

Лариса!
Красивое воспоминание! Спасибо! А где такое Красногорское шоссе?
То, что тянется от Тушинской до Красногорска пятнадцать минут -
оно - Волоколамское.
Спасибо за трогательный рассказ! Но... про продолжение нового...
я не забыла. Жду.
С улыбкой,
Татьяна.

Пыжьянова Татьяна   22.01.2018 15:46     Заявить о нарушении
Татьяна, добрый вечер!
Спасибо за рецензию.
Сегодня лазила по Проспекту Мира и окрестностям.
Холодина! Вспоминала Вас: неужели и сегодня вставали на лыжи?
Красногорка ведет к Лайково и упирается в Рублёво-Успенское шоссе, а там, как говорится: " И Прованс..." Вернее поётся...Когда там проезжаешь по горам понимаешь, что такое красные( т.е. красивые) горы.

Лариса Бережная   22.01.2018 19:13   Заявить о нарушении
Лара!
Перечитала первую главу - она меня покорила с первого раза.
"Солнце ухнуло вниз с двухметровой высоты, ударилось оземь
и превратилось в породистого кота персикового окраса"...
Это же надо! Да и остальное - прекрасно!
Спасибо!

Пыжьянова Татьяна   12.04.2018 09:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.