Об искажении истории

    Сегодня в Верховном Совете обсуждается Закон, запрещающий искажать правду о Великой Отечественной войне.
- Только где она, правда?
Нет и не может быть единого мнения о беде, обрушившейся на Россию в 1941-м году. Каждый россиянин видел события со своей «кочки зрения» и воспринимал их, как «добро» или «зло» в зависимости от того, что они ему самому приносили. Реже, с - позиции социума, видя, что они приносили его социуму. Мне, ребёнку, пережившему войну в возрасте 10-14 лет, ВОВ видится сейчас под моим, субъективным, углом зрения. Прошу воспринимать её, как свидетельство очевидца, отражающее частное мнение, и не претендующее на истину в последней инстанции.

    Подготовка к переделу мира ведущими державами началась раньше, в конце 1930-х годов.
«Необъявленной войной» назвал Г. К. Жуков пограничный конфликт на реке Халхин-Гол. «Сколько таких «необъявленных войн» было в преддверии «Великой» отечественной! В них оттачивали свое мастерство и опробовали военную технику будущие противники.
Жуков позаботился и о тылах армии, готовящейся к войне на чужой территории. Для обеспечения всего этого Жуков применил прекрасно зарекомендовавшую себя на Халхин-Голе  тактику «вывернутого рукава». Загодя подтянул к границе тылы, которые, идя вплотную за наступающей армией, бесперебойно обеспечивали бы её боеприпасами, горючим и полевыми госпиталями. Раненые солдаты через несколько десятков минут после ранения попадали на операционный стол.

    В то же время И.Сталин готовил кадры для войны на западе. По всему СССР в парках «культуры и отдыха» были установлены парашютные вышки, прыгая с которых (бесплатно) каждый желающий мог опробовать себя в роли десантника. (Я это видел собственными глазами.)
В ходу была доктрина нападения на Германию путём высадки десанта.  Доктрина включала изготовление множества дешёвых фанерных транспортных самолётов и подготовку парашютно-десантных войск. В фанере – лесной стране, и в людях, СССР дефицита не ощущал: пускай половина из них сгорит под огнём немецких зениток, остальных хватит, чтобы захватить Германию. (Доктрина скоро была благополучно похерена, съев затраты на подготовку и отработку технологии изготовления соответствующих самолётов.)
И.Сталин сменил доктрину воздушно-десантной войны на наземную с применением опробованной Г.Жуковым в Монголии тактике «вывернутого рукава». Вдоль границы с Германией, в лесу, были сосредоточены запасы топлива для танков и самолётов, на брезенте (явно для летнего хранения) были складированы снаряды и кожаные сапоги. (Устав предписывал на время войны переобувать солдат в сапоги вместо матерчатых обмоток.) На востоке СССР во всю шла мобилизация. Эшелоны с новобранцами шли на запад; на границе их должны были переобуть, дать оружие и отправить «освобождать» «братьев по классу» от гнёта капиталистов. Захват Германии должен был обернуться покорением всей Западной Европы, потом подошла бы очередь Англии. Но история сослагательного наклонения не имеет, - случилось то, что случилось.
А.Гитлер, пошёл на отчаянный шаг - не смотря на предостережение Бисмарка о нежелательности для Германии войны на два фронта, он вынужден был опередить И.Сталина и первым начать войну. Перейдя государственную границу, его армия оказалась обеспеченной военными стратегическими запасами (немецкая разведка не могла о них не знать), захватила в плен безоружных солдат, ждавших команды «переобуваться», и быстрыми темпами двинулась на Москву. И.Сталин впал в прострацию и десять дней не показывался на публике. Вместо него перед народом представительствовал Нарком иностранных дел В.Молотов, ранее поделивший государства Восточной Европы межу СССР и Германией. (Пакт Риббентропа-Молотова.)
 
    Я где-то читал о том, что в первую неделю войны немцами было захвачено в плен около пяти миллионов советских солдат. О факте захвата в плен безоружных подразделений, знаю не понаслышке. Мой двоюродный брат Ростислав Константинович Тригубенко, сержант, служивший в это время действительную, за неделю до начала войны передал с сослуживцем, командированным в Киев, записку: «Мама, не волнуйся, что нет писем. Писать запрещают. Стоим в четырёх километрах от границы.» Дальнейшая судьба Ростика сложилась трагически. Попав (безоружным) в плен, он был направлен санитаром в госпиталь для русских военнопленных. (Были, оказывается, и такие госпитали.) Молодой, сильный, боксёр, почему бы ему не благоденствовать, воспользовавшись ситуацией? Так нет, бежал. Был пойман и брошен в концлагерь. Снова побег, и снова поимка и лагерь особого режима, предназначенный для уничтожения узников. Убив конвоиров, Ростислав с товарищами снова бежали, прихватив их оружие. И снова немцы настигли беглецов и сожгли их вместе с сараем, из которого они отстреливались. История Р.Тригубенко стала известна нашей семье после войны со слов людей, вместе с которыми он совершал побеги и каждый раз обменивался адресами. Только последний эпизод скрыли от его матери. Родной брат Ростислава – Константин Тригубенко, был призван в армию после окончания Киевского политехнического института. В звании лейтенанта он был направлен за линию фронта во главе группы из пяти  человек. Немцы засекли группу на нейтральной полосе, бойцы были убиты, а Костя застрелился, выполняя приказ И.Сталина, который за сдачу в плен обещал расстрел. Братья Тригубенко были детьми интеллигентов в первом поколении. (Мать – завуч, учитель математики в одной из московских школ.) Воспитанные в атмосфере городской интеллигенции, они имели такую «кочку зрения», которую я, хотя и считаю ошибочной, уважаю.

    Сегодня противостоят два мнения - Называть ли действия советских войск освобождением или оккупацией. Пока война шла на нашей территории, юридически есть основания называть этот процесс освобождением. А эмоционально? Отступая советская армия реализовала тактику выжженной земли. Сжигала посевы, взрывала инфраструктуру, угоняла скот, жгла склады. И оставляла население умирать с голоду. Фронт колебался: летом наступали немцы, за спиной которых стояла техника, зимой – красная армия «на пупе». Не трудно представить, каково жилось людям, территории которых периодически переходили из рук в руки. Из их лексикона исчезло понятие «наши», говорили только «русские» пришли, или «немцы» пришли. Этому после войны я сам очевидец (или «ухослышец»?).
     Когда советская армия перешла границу, которая существовала до сговора Молотова и Риббентропа, она юридически стала «оккупационной». И ничего в этом постыдного нет. Контингент советских войск, стоявший в Германии, с 1945 по 1954 носил официальное наименование: — «Группа советских  ОККУПАЦИОННЫХ  войск в Германии.

    Другое дело, что представляет собою армия, как действующая, так и бездействующая в морально этическом плане. В любом случае, это - аппарат насилия. В мирное время она насилует сама себя, ломая призывника как личность, внушая ему необходимость слепо выполнять приказы начальника по принципу «я – начальник, ты – дурак, ты – начальник – я дурак» и снимая с будущих убийц ответственность за нарушение христианской заповеди «не убий». (А.Гитлер солдатам: - Убивайте, я беру ответственность на себя.) В этой деятельности, ломающей моральные устои человека, активную помощь власти оказывает Религия в лице института полковых священников.
     Действующая армия. Во время войны проявляются негативные последствия военно-патриотического процесса превращения в армии призывника «в настоящего мужчину». Сказываются несколько реальных факторов, влияющих на этот процесс.
Во-первых, подавлявшиеся в мирных условиях этическими нормами социума животные инстинкты выходят на передний план. Угроза собственной смерти, ежедневно висящая над солдатом, «оправдывает» его желание насиловать, убивать, грабить.
Во-вторых, прямое поощрение убийства начальством – выдача орденов и бонусов в продвижении по служебной лестнице, толкает солдат активно выполнять свой «долг» перед Родиной.

     Сейчас я отвлекусь от общих рассуждений и приведу примеры, которые мне известны из первых рук участников событий. Имена не вымышленные, поскольку все люди, бывшие солдаты, по возрасту должны уже «отойти в мир иной» и мои показания не могут им навредить. Ваше право, мне верить или не верить, но для меня эти ребята, рассказывающие правду о фронте, - однокурсники по институту, с которыми я просидел за одной партой пять лет. (Днепропетровский горный институт (ДГИ), горно-механический факультет, группа ГЭ-2 (горная электромеханика).) Так уж получилось, что 1949 год (время моего поступления в ДГИ) оказался пороговым для многих участников войны, поскольку они стояли на рубеже 30-летия, лиц старше в институт не принимали.
Слово сержанту Петру Сушко. «Вхожу в подвал. Вдоль стены сидят испуганные немцы. Старики, дети. Выбираю девочку лет 12-ти, показываю ей автоматом на дверь – выходи, к офицеру. Завожу в соседнюю комнату, насилую.»
Лейтенант Юра Белогур. Удивляющий своей деликатностью мужчина, парторг группы. Я юнец, только что со школьной скамьи: «Юра, неужели ты тоже насиловал?!» Он: «А что, заходишь в квартиру, она ложится на кровать и, простите, задирает юбку.» «Простите», - это не моя ремарка, это его, Юрина. Что двигало при этом «освобождённой» немкой, похоть или страх перед вооружённым азиатом, не берусь гадать, только два миллиона заявлений в немецкую полицию об изнасиловании русскими солдатами во время оккупации, вряд ли написаны женщинами, получавшими от этого акта удовольствие. Тем более что афишировать такой «праздник души» не так уж приятно. Привожу эти два рассказа, практически, дословно, поскольку они врезались в память и держатся в ней уже 65 лет. А сколько их было, воспоминаний фронтовиков! И всё на одну тему.
Далее, воспоминания менее отдалённые во времени, ближе к нынешнему времени. Слово отцу моего товарища – режиссеру Казимировскому, ныне гражданину Швеции. Он прошёл всю войну от рядового солдата до политрука роты. По его словам, жаловаться немки приходили только в том случае, если взвод, «приватизировав» одну женщину, других больше не искал.

    Выводы, из всей смеси исторических фактов, поданных СМИиД, и отдельными свидетелями, делайте сами. И о стратегических просчётах И.Сталина, поставившего немецкой армии оружие и боеприпасы в начале войны. И о герое войны Г.Жукове, вывозившем вагонами к себе на дачу «трофейную» мебель, который первым (по должности) доложил главнокомандующему засвеченный в Монголии, разработанный не им, план «вывернутого рукава». И которого позже убрал с политической  арены И. Сталин, поскольку Г.Жуков, благодаря своей популярности в армии, представлял угрозу для его единовластия.
                07.05.15.


Рецензии
А что, Андрей, Халхин-Гол Жуков нашей стране завоёвывал?
Мы были агрессорами? Или как?

Какая у Вас в головёнке перепутиница!
Наведите порядок!

Пашнёв   16.01.2016 23:10     Заявить о нарушении
Стараюсь, но никак не получается.

Андрей Якуп   08.11.2016 10:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.