Роман Ассириец Глава двадцать пятая

 Глава 24.
          Сокровищница



    Полумрак подземелья, звук тихо сыплющегося песка, тонкими дрожащими струйками проникающего в склеп через  трещины в древних плитах, размеренная поступь царя впереди меня и почти бесшумная Аби-Эшуха позади. Треск горящего факела, который в этом каменном мешке больше чадит, чем светит… Вот сейчас бы сюда мой армейский фонарь, я бы не чувствовал себя не в своей тарелке…
   
    Каменный мешок узок, то и дело приходится сгибаться в три погибели, а то и пробираться почти ползком. О том, чтобы быстро выхватить меч – не может быть и речи, да и не повернуться тут, ни размаха, ни удара. Тут сгодился бы пожалуй короткий японский меч танто, да нет его у меня. А лучше мой армейский «Макаров». Куда ведет нас этот старик, то и дело, что-то  гортанно и хрипло выкрикивающий впереди? Ох, не нравится он мне! Не погорячились ли мы, вот из-за поворота сейчас выскочит шайка жрецов-убийц и переколют нас тут как кроликов! Что он там опять выкрикивает?

    Духота, пот заливает глаза, и запах…Чем же это так пахнет? Сотнями лет спертый воздух…Наверное, так пахнет мертвое время. Старик опять что-то кричит… Потом мне объяснили, что жрец указывал на многочисленные ловушки, которые мы обходили стороной. Я ничего не понимал, идущий сзади капитан гвардейцев молча двигал меня то вправо, то влево, то притормаживал.
 
    Спустя час дорога неожиданно расширилась до коридора размером примерно три на три метра, я с наслаждением и хрустом выпрямился и застыл, пораженный открывшимся мне видом. Огромный зал, выдолбленный в скале не одним десятком поколений каменотесов, венчал высокий потолок, который поддерживали десятки или сотни?  каменных колонн, выполненных в виде гигантских растений лотоса и лилий…они чередовались и взмывали вверх на высоту более двадцати метров!

    Из хитроумно устроенных отверстий в стенах и потолке мощные потоки света заливали пространство и многократно множились, отражаясь от гигантских бронзовых зеркал, установленных по всему залу. И воздух! Воздух, свежий и чистый, словно высоко в горах…

    Все стены сокровищницы были испещрены иероглифами и изображениями богов. Лестница вела дальше, мы продолжали спускаться, пока не дошли до площадки правильной овальной формы, где наконец остановились и я смог отдышаться и осмотреться. Жрец что-то рассказывал царю, указывая высохшей рукой на многочисленные стеллажи с папирусными свитками, тот внимательно слушал. Я же заинтересовался настенными рисунками.

    Площадка была небольшой, по ее периметру были установлены плоские гранитные плиты, на которых были выбиты рисунки, которых я не мог толком рассмотреть, пока жрецы не развернули особым образом осветительные зеркала и свет не упал на плиты.

    Их было двенадцать. В каком же порядке их изучать? Я пошел по часовой стрелке. Вот изображения каких-то людей…или богов, некоторые из них с головных уборах с высокими плюмажами…очевидно, это перья серой цапли, они держат в руках ключи и нечто, напоминающее булаву округлой формы на короткой рукояти. Их много, я насчитал более сорока. Некоторые среди них особенно выделяются ростом. Какие-то странные изображения каких-то устройств или механизмов, не понимаю, что это…

    Пойдем дальше. У третьего или четвертого камня я остановился как вкопанный. Черт возьми! Это же…ну, конечно! Это тростниковая хижина, вот и изображение знаменитого поворотного столба – знака Инанны шумерской…Огромная хижина, сплетенная из тростника, с полукруглым сводом и широкими распахнутыми вратами, вокруг – болота, заросли того же тростника вот- изображение диких лилий! Вот изображение реки… Нет, мощного потока, что стекает с плеча огромной фигуры с рыбьим хвостом. Это же бог Энки! Откуда здесь, в храме Тота шумерские боги, что все это значит?
 
    Несколько камней были целиком испещрены какими-то метками, словно покрыты рябью, лишь, слева и справа по бокам шли клинописные тексты, которые я, как ни старался, пока не мог разобрать. Отдаленно они напоминали шумерское письмо и даже мне показалось, что я как-будто узнаю несколько знаков.
 
    Потом я вдруг увидел лодки с высокими носами! Множество лодок. Крупных и мелких, видимо, построенных из тростника. Среди них выделялись несколько просто гигантских размеров, на них я различил изображения гребцов – на самой крупной я насчитал сто двадцать человек! Среди гребцов и воинов выделялись высокие фигуры со странными головными уборами…то ли тюрбаны, то ли высокие плюмажи из перьев какой-то птицы.

    Вот лодки идут по воде, то ли река, то ли морской пролив, то их немного, то просто огромная флотилия! Странно, а вот они идут по песку - их тянут на канатах матросы, словно бурлаки, а их предводители стоят на носу этих огромных кораблей и протягивая вперед руку, указывают путь своему войску. Кто они такие? Почему они здесь? Откуда они пришли? Из какой страны они попали в Египет? Кто их возглавлял? Судя по сравнительному размеру фигур - только так мог художник обозначить статус - он  были если не боги, то цари, как минимум! И почему так много шумерских атрибутов? Знаки, символы, клинопись!

    У следующего камня я встал как вкопанный - а вот и битва! Морская битва в которой приняли участие огромные корабли с высокими носами, с многочисленными экипажами гребцов и воинов, вооруженных до зубов, а против них, видимо, местное население какой-то страны, на многочисленных, но утлых лодчонках. Художник изобразил, как они идут ко дну вместе со своими экипажами...Огромное количество тонущих, гибнущих людей, горящие лодки, кровь и смерть... И тут до меня наконец дошло. "Какой-то страны"! Передразнил я сам себя. Идиот! Все ясно, как божий день. Здесь вся история захвата дельты Нила пришедшими с востока захватчиками, целая армия которых, прекрасно вооруженная и подготовленная, построила огромный флот, целую армаду, сотни кораблей, вооруженная более совершенным на тот момент оружием, возглавляемая какими-то выдающимися военачальниками, захватила всю страну Та-Кемет...
 
    Я так увлекся, что не услышал, как за моей спиной подошел, закончив разговор со жрецом, Ашшурбанапал. Царь положил мне руку на плечо, я вздрогнул от неожиданности.
 
- Они пришли с востока, из страны Ки-Сюммэрк. Их вели боги. Те, которых потом назовут в стране черной земли Гором и Тотом. - проговорил царь вполголоса, глядя на обелиски, испещренные письменами: - И за знаниями, что оставили Величайшие, мы и пришли сюда, Ашшур-убаллит. Скопировать все надписи, все свитки, самые ценные книги Великих, вот зачем мы здесь! Вот почему я пришел сюда САМ! Это важнейшая моя задача, а теперь, и твоя, писец. Сперва перенесем все эти знаки на папирус, так легче нам будет доставить их в мою библиотеку. Там мы переведем их все до единого на благословенный язык Аккада и на тысячелетия сохраним в глине для потомков! Тысячи поколений будут читать эти таблички в библиотеке Ашшурбанапала и прославлять мое имя. Ни одна битва, ни одна война, что я выиграл, не послужит моей славе так, как знания Величайших, которые я сохраню для потомков. Ты согласен, Ашшур-убаллит?

- Да, мой царь, - ответил я. - Но разве мы успеем? Здесь работы на несколько лет!Разве у нас есть столько времени?

- Нет, конечно, - рассмеялся царь. - Жрецы Тота помогут нам.
 
Он оглянулся на стоящего за его спиной старого жреца. Тот согнулся в глубоком поклоне.

- А потом мы должны привезти их в Ниневию, в целости и сохранности. Вот это уже будет твоя задача. Не исключено, что мне придется немного задержаться в этом благословенном краю, - мрачно сказал царь. - Да и по дороге домой, возможно, у меня будут некоторые дела...Я не хочу, чтобы работа по переводу задерживалась, ты организуешь все к моему возвращению в библиотеке. Головой отвечаешь за результат.

- Да, великий царь! - склонился и я в поклоне.

    Неужели повезло и я нашел, что искал? Профессор от радости с ума сойдет. Это не совсем то, что мы хотели, но, после долгих недель поисков и ожиданий, нам выпал джек-пот! Обрадуется старик, интересно, как он там... Вспомнил, горько усмехнулся я. Он уже, наверно, давно сошел с ума от тревоги и переживаний. Одна надежда, что он сможет, все-таки, активировать переход в ответ на сигнал моего маячка, хоть все сроки уже давно прошли.

    На следующий день в сокровищнице закипела работа, десяток жрецов Тота слаженно переписывали папирусы с иероглифами, которые указал им Хранитель, царь наведывался каждый день. У меня была своя кипа записей, которые мне лично отобрал Ашшурбанапал. Каждый день мы проводили по несколько часов, обсуждая и выбирая наиболее важные  манускрипты на шумерском. Уже на второй день копирования я понял, какой клад попал нам в руки - вся история народа черноголовых была здесь, а также еще более древних рас, а, главное, очень подробно о том, как боги управляли землей Ки-Сюммэрк, создав мощную цивилизацию, а затем и разрушив ее в результате кровавой междоусобной войны.

    Я читал и писал, каждый день, по двенадцать часов в сутки, спал и ел урывками, и через две недели наш труд был окончен. Четыре массивных папирусных рулона были свернуты, туго стянуты, спеленуты шелком и запечатаны в камышовые тубусы, просмоленные для сохранности специальным составом. Их легко мог унести один человек. Я вспомнил свои мучения с глиняными табличками, положенными мне по легенде в первый день прибытия и улыбнулся. Я был готов отправиться в обратный путь.      


Рецензии