Старобельский уезд в борьбе с голодом 1920-22 гг

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть I

Раздел VІ

Старобельский уезд в борьбе с голодом 1921-1922 гг.

Настоящая глава с некоторыми изменениями и дополнениями представлена в книге автора «СССР тридцатые – борьба за выживание».

Последствия империалистической и  гражданской войн в сочетании с жесточайшей засухой, охватившей многие регионы Советской России в 1920 году, ставили перед правительством тяжелейшие задачи. С одной стороны,  нарастал массовый голод, который начал косить население уже с осени 1920 года, а с другой, не утихало недовольство крестьян политикой продразверстки. Но гражданская война окончилась. Власть трудового народа была сохранена, она окрепла, и необходимо было дать стимул мирному развитию производства. Поэтому Лениным принимается решение о смене внутренней экономической политики. Новое ее направление было утверждено в марте 1921 года на Х съезде РКП(б). Основными параметрами НЭПа являлись: а) отказ от продразверстки и переход к продналогу; б) использование товарно-денежных отношений в экономике; в) кооперирование трудящихся; г) разрешение частной торговли и использование наемного труда; д) разрешение аренды земли, малых промышленных предприятий, помещений.
Однако 1921 год вновь принес тяжелейшие испытания советскому народу. Год оказался засушливым, неурожайным. Страдали от голода миллионы жителей Поволжья, сотни тысяч жителей северных и центральных областей Российской Федерации, умирали с голоду жители некоторых губерний Казахстана, Урала и даже Украины. Правительством включаются все механизмы, направленные на наиболее справедливое распределение продовольствия по регионам, продолжаются закупки зерна за рубежом. Особое внимание уделяется спасению детей. В Старобельской уездной газете «Красный Пахарь» в номере от 3 декабря 1921 года в заметке «На помощь Поволжью» сообщалось, из продовольственного фонда правительством РСФСР выделено средств на питание и содержание 28 тыс. детей. Другой строкой здесь же указано, для обеспечения бесприютных детей бесплатными обедами Херсонской, Киевской, Екатеринославской, Николаевской, Одесской и Донецкой губерниям отпущено из расчета на восемь месяцев 57000 пуд продовольствия, для питания «привозных» детей руководству железных дорог выделено 47000 пуд.
Оказывали продовольственную помощь Советской России и международные организации. Толчком к этому послужило облетевшее в июле 1921 года всю мировую прессу письмо писателя М.Горького «Ко всем честным людям» с призывом не остаться равнодушными к происходящему в Поволжье. На обращение откликнулся председатель американской благотворительной организации АРА Г.Гувер – крупный предприниматель, торговец и будущий президент США. В обмен на американскую помощь Гувер выдвинул к советскому правительству требование выпустить из тюрем несколько человек подданных США и разрешить выезд на родину еще около сотне американцев. Такое предложение было принято, и заместитель председателя Совнаркома Л.Каменев от имени председателя Всероссийского комитета помощи голодающим направляет в адрес Гувера соответствующее письмо. Для выработки решения назначается встреча представителей двух сторон. Советскую делегацию на ней представлял будущий министр иностранных дел М.Литвинов. 20 августа 1921 года было подписано соглашение. Вскоре из США в Россию прибывает около 300 сотрудников АРА. Дополнительно на местах набирается порядка 10 тыс. человек. Все они включаются в работу. Подтверждением тому может служить публикация в Старобельской уездной газеты «Красный Пахарь» от 3 декабря 1921 года, где в сводке, поступившей из Саратова 21 ноября 1921 года, указывалось, что международные союзы помощи детям питают 72 000 ребят и будут эту помощь значительно расширять.
Не оставалась в стороне от спасения жителей Поволжья и Советская Украина (председатель ЦИК – Г.Петровский, председатель Совнаркома – Х.Раковский). Осенью и в начале зимы 1921 года из Черниговской губернии в Поволжье было отправлено 21 вагон продовольствия, из Одесской – 20.* Газета «Красный Пахарь» от 20 декабря 1921 года. Одновременно правительством Украины было закуплено за границей 2 млн. пудов посевного зерна для собственных нужд.* Там же.
Однако зима и весна 1921-22 годов оказались тяжелыми и для самой Украины. В газете «Красный Пахарь» за 1 мая 1922 года, в публикации под названием «Вымирающая Одесса» сообщалось, что на улицах города за последние три недели милицией подобрано 1060 трупов; от голода вымирают целые семьи. Помогают Одессе пролетарии Соединенных Штатов Америки и Италии, направившие в ее порты пароходы с продовольствием.
Теперь расскажем, какие меры по борьбе с голодом в этот период предпринимались руководством Старобельского уезда.
К началу 20-х годов прошлого столетия Старобельский уезд представлял собой крупную административно-территориальную единицу Донецкой губернии УССР, включающую в себя 44 волости с центром в городе Бахмут (позже – Артемовск). Забегая наперед, укажем: к лету 1923 года в Старобельском уезде, переименованном к тому моменту в округ и поделенному на 14 районов, проживало 460 тыс. человек.* Газета «Красный Пахарь» от 03.06.1923 г.
Ситуация с продовольствием на Старобельщине резко заострилась к весне 1921 года. По этой причине уездным военно-революционным комитетом (сокращенно – ВРК, или уком) 2 марта издается приказ о борьбе со спекуляцией.* Государственный архив Луганской области (в дальнейшем – ГАЛО), ф. Р-1167, оп. 1. д. 16, л. 19 Населению предписывалось прекратить «всякого рода торговлю». Лица, нарушившие распоряжение, подлежали суду, а предметы продажи – конфискации.
Аналогичные приказы вскоре были изданы и по подрайонам. Ниже представлен в сокращенном виде приказа Беловодского ревкома от 2 июня 1921 года.
«Неоднократно замечено, что закупка спекулянтами на базаре всякого рода хлебопродуктов, как то: хлеб, яйца, масло, соль и т.п. в целях перепродажи… повысила до невозможности цены на продовольствие бедняку на пропитание его семейства, а потому в-рев.К-Т приказывает перекупщикам прекратить перекупку.
Граждане, замеченные в закупке и перепродаже продуктов, будут на месте задерживаться и поддаваться суду, а продукты передаваться в многолавку для удовлетворения больницы и домов соцобеспечения.
Милиции, Райпродкомиссару, Политбюро, всем ответственным работникам строго следить за исполнением настоящего приказа, не подчиняющихся арестовывать и предавать суду».* ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1. д. 16, л. 115.
Одновременно весной 1921 года в Советской России, не обходя и Украину, участились случаи заболевания холерой.* Микробы холеры передаются с пищей и водой. Ее симптомы – почти непрекращающиеся понос и рвота, после чего начинаются судороги и сильная боль в икрах ног. Уже через несколько часов человек может умереть. Если этого не произошло, то перелом наступает приблизительно через двое суток. Количество смертельных случаев от этой болезни колеблется в пределах от двадцати до восьмидесяти человек на сто заболевших. От холеры была изобретена вакцина, которой в первую мировую войну как-то привили несколько полков русской армии. Это дало хорошие результаты. Для борьбы с опасной инфекционной болезнью в Старобельском уезде была создана чрезвычайная военно-санитарная комиссия. 19 мая 1921 года нею был передан в подрайоны приказ о мероприятиях противодействия холере.* ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1. д. 16, л. 130 Настоящим приказом предписывалось всем домохозяйкам принять меры к очистке дворов и тротуаров, помойных и выгребных ям, провести дезинфекцию. Гражданам запрещалось сваливать мусор ближе 50 сажень от населенных пунктов, выносить сор, навоз, сливать помои и нечистоты на улицы, выбрасывать падших животных. Нарушители предавались суду. Милиции и коммунальным хозяйствам давалось задание тот час после проведения городских базаров принимать меры к очистке их территорий. Врач-бактериолог Старобельска обязан был немедленно проверить реку и общественные колодцы на наличие палочек холеры.
Однако в тот раз эпидемия холеры Старобельский уезд обошла стороной. К середине лета было зарегистрировано лишь несколько случаев заболеваний.
К осени 1921 года по причине катастрофического недорода положение с продовольствием на Старобельщине еще более ухудшилось. Появились случаи смерти от голода. В связи с этим и во исполнение решения Всеукраинского ЦИК от 13 сентября 1921 года распоряжением укома в уезде и во всех его подрайонах создаются уездная и волостные комиссии помощи голодающим.* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д. 1, л. 24 Этим органам вменялось в обязанность детальное обследование подпадавших под их юриспруденцию населенных пунктов на признаки голода и оказание помощи нуждающимся. Но так как выделяемые правительством средства направлялись исключительно тем губерниям, которые наиболее пострадали от голода и Старобельский уезд никакой помощи не получал, комиссиям рекомендовалось пользоваться местными финансовыми и продовольственными источниками. В изданной инструкции предписывалось вести работу с населением, разъясняя, что «в одиночку Царь-Голод может передушить всех – и голодных и сытых», ведь не исключалась опасность заражение инфекционными болезнями. Уездный комитет призывал всех граждан не оставаться в стороне от дела помощи голодающим односельчанам. Комиссиям следовало разбить население волостей на группы по пять-десять человек, прикрепив к ним по одному голодающему.
Параллельно с этим укомом давалось задание руководителям волисполкомов все имеющиеся на территории медицинские учреждения переподчинить к покрытию расходов на их питание также за счет местных бюджетов. Для этого предлагалось все население, кроме беднейших его слоев, охватить самообложением.
По поводу контроля за развитием ситуации в уезде представляется интересной записка уполномоченного уездной ЧК по Беловодскому району, переданная в адрес Евсугского волисполкома в октябре 1921 года. Кроме того что по ней можно судить о серьезной обеспокоенности органов Советской власти создавшимся положением, здесь прослеживается попытка анализа первых шагов работы местных органов власти в условиях НЭПа.
Приведем краткий текст документа.
«Дать сведения:
1. Настроение крестьянства после выполнения продналога, обязательно при этом в отдельности каждое село, деревня, хутор и отруба.
2. Как прошел продналог и его последствия. Имели ли случаи смертности крестьян после сбора продналога, а также заболевания на почве голода.
3. Чем питаются крестьяне (подробно перечислить продукты или употребляемые суррогаты). Были ли случаи, когда во время сбора продналога забирали у крестьян последние пропитание, и что было оставлено для посева.
4. Бралась ли последняя пара рабочих быков, последняя корова или распаровывались ли последние быки (указать, сколько таких случаев)».* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д. 1, л. 46
К концу 1921 года стало понятно, что Старобельский уезд, несмотря на смену продовольственной политики, задания продналога выполнить не в состоянии. В газете «Красный Пахарь» от 20 декабря 1921 года была опубликована сводка, где сообщалось, что из начисленных на уезд в переводе на пшеницу 1 млн. 250 тыс. пудов (19200 т) выполнено всего 800 тыс. пудов (12800 т). Призывая крестьян любой ценой выполнить задания, газета писала: «Налог нужен на содержание государства – для нашего хозяйства… Мы знаем, что в Старобельском уезде урожай далеко не блестящий, хлеба не хватает, но в Поволжье и в других местах умирают от голода». В газете было опубликовано распоряжение укома в адрес волостных комитетов немедленно принять меры, чтобы работники сельских Советов, пользующиеся землей, выполнили налог в первую очередь, показав тем самым пример остальным.
В этом же номере помещена и информация о поступающей Поволжью продовольственной помощи из разных мест Республики.
С началом 1922 года на Старобельщине были упразднены военно-революционные комитеты и вместо них созданы уездный и волостные исполкомы. С этих пор Старобельский ВРК стал именоваться уисполкомом.
Зима 1921-22 годов вылилась в огромные трудности для жителей края. По причине недостатка средств к весне 1922 года централизованное снабжение уезда полностью прекратилось. Кроме того что страдало от голода население уезда вообще, нависла смертельная опасность над жизнью маленьких обитателей детских домов и пациентов больниц. Криком отчаяния выглядит «Воззвание…» советского, партийного, профсоюзного и хозяйственного руководства Старобельского уезда к своим гражданам, распространенное весной 1922 года. (Точная дата под документом не указана). Распечатано оно было в виде небольших листовок, крупным шрифтом. Советская власть обращались к населению за помощью. Ниже публикуется неполный текст этого документа.
«Всем волостным Исполкомам, сельским Советам и Комитетам незаможних  селян. Всем Профсоюзным и Кооперативным объединениям Старобельского уезда и всему населению
По случаю жестокого неурожая, охватившего значительную территорию самых урожайных мест Росси и Украины, десятки миллионов крестьян и рабочих в настоящее время корчатся в ужасных муках голода. Люди дошли до крайних пределов, не брезгуя никакими средствами в борьбе за свое существование. Собаки, кошки, крысы и всякие другие животные в голодных местах съедены. Матери и отцы едят своих умерших детей, отрывают и пожирают трупы. Людей не успевают хоронить. А дети, наше будущее, дети, которые должны будут унаследовать завоеванную их отцами свободу, дети, которые должны будут строить светлое царство социализма, – они дичают, они безответно гибнут от незнающего пощады голода. Десятки миллионов людей в опасности, в опасности Советская власть, в опасности наше будущее. В минуту такой опасности, когда вымирают целые селенья людей, можно ли, хотя полуголодному человеку, оставаться бездушным. Никогда! Должен быть заклеймен тот гражданин, без различия убеждений, который не протянет руку помощи несчастным.
Принимая все меры к спасению голодающих людей, Советская власть вынуждена обратиться с призывом к населению прийти ей на помощь. Она должна будет в местах полуголодных, как Старобельский уезд, оставить на попечение местного населения детские дома, больницы для того, чтобы это продовольствие направить в то место, где не знающая пощады смерть косит еще полные жизни людей…
Кроме того, мы должны помогать тем односельчанам, которые уже голодают и у нас и которым грозит участь абсолютно голодных мест…».* ГАЛО. ф. Р-1194, оп. 1, д. 1, л. 116 
Далее в «Воззвании…» звучит призыв к населению и членам кооперативов обсудить на сходах и собраниях настоящее обращение и вынести свое решение по обеспечению детских домов и больниц продовольствием, поделившись со страждущими. В заключение предлагается волостным исполкомам и сельским Советам, кооперативным объединениям и комитетам незаможников в недельный срок сообщить в уисполком, что сделано для передачи детских домов и больниц на попечение местного населения и какие меры принимаются в плане взаимопомощи голодающим.
Под документом стоят фамилии и подписи председателя уисполкома Цюпака, секретаря компартии Ляшко, руководителей профкома, комнезама, губсоюза и сельхозсоюза.
Кроме катастрофической ситуацией с хлебом, большая проблема в этот период возникла в уезде, как, впрочем, и в Украине в целом, по поводу соли. Еще 30 сентября 1921 года, на основании приказа наркома продовольствия УССР, на территории республики была введена государственная монополия на продажу этого стратегического продукта; следом последовали приказы губкома и уездного ревкома. Распоряжение первого поступило в уезд 10 октября. Им, в частности, предписывалось: «Всем организациям, учреждениям, кооперативам и остальным лицам, имеющим соль свыше одного пуда, сдать на учет Укома. Провоз соли свыше одного пуда частным лицам и организациям без разрешения… воспрещается. Всякое премирование солью воспрещается».* ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1. д. 16, л. 240
А уже 26 октября 1921 года уездный ревком издает свой приказ. Ниже представлен неполный его текст.
«На основании телеграммы Донецэкономсовещания Уревком приказывает: прекратить частную продажу на рынках и базарах, а также ввоз и вывоз соли как продукта Госурственной монополии…
За неисполнением сего виновники будут передаваться суду и соль конфисковаться».*  ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1. д. 16, л. 241
Следующим документом, касающимся данного продукта, стал приказ уездного исполкома № 6 от 24 января 1922 года. Им подтверждался запрет на продажу соли на местных рынках и одновременно давалось указание сдать имеющуюся по учреждениям и организациям соль товарообменной конторе, откуда она должна была распределяться через городские, волостные и сельские единые потребительские товарищества – ЕПО. Центральным кооперативным органам продажа соли запрещалась. За нарушение постановления подразумевалась судебная ответственность.   
Стоит добавить, одной из причин кризиса соли в Донецкой губернии была недостаточная ее добыча, что обуславливалось острой нехваткой топлива для работы механизмов, занятых на ее производстве, в частности, угля; проблема упиралась в его добычу. Об этом говорилось в одном из декабрьских номеров газеты «Красный Пахарь» за 1921 год. Там была напечатана и сводка о ходе добыче соли в Бахмутовском районе.
Кроме продуктов питания, зимой 1921-22 годов немалой проблемой для населения стала острая нехватка и других товаров первой необходимости, в первую очередь – медицинских препаратов, а также топлива, моющих средств, керосина. На последний существовала аналогичная с солью государственная монополия, поэтому приказом № 9 Старобельского уисполкома, изданном в январе 1922 года, предупреждалось об ответственности частных лиц и организаций, не имеющих права на провоз и продажу нефтепродуктов, однако занимающихся их реализацией.* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д. 1, л. 8 В нем также указывалось, что без ведома Государственного топливного комитета «смазочные и осветительные материалы не могут быть транспортированы».
Выше упоминалась товарообменная контора, имеющая полномочия распоряжаться дефицитным товаром. Коснемся вкратце функций названной организации.
Одним из основных составляющих новой экономической политики было налаживание торговых взаимоотношений между городом и селом, когда на передний план выступали торговые договорные отношения. В связи с этим в конце июня 1921 года в Старобельске при уотделе открылась товарообменная контора.* ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1, д. 16, л. 121 Ее задачей стала организация поставок населению уезда промышленных товаров с одновременной закупкой продовольствия. Во все ревкомы подрайонов были разосланы предложения, оповестить население волостей об условиях товарообмена. Суть их состояла в том, что цены на продукты питания, приобретаемые торговой организацией, приравнивались к рыночным, в то время как промышленные товары предлагались по цене на 10% ниже рыночных; на соль и железо скидка давалась 15%. Для развертывания работы необходимо было избрать в селах и хуторах уполномоченных, наделив их правом заключение с конторой договоров на поставку и приобретение продукции. Только при наличии решения сходки или хотя бы группы крестьян с ними могли быть заключены торговые сделки. Донецкой губернии для обеспечения рабочих требовались пшеница, животные жиры, картофель, лук, чеснок; принимались также ячмень, овес, просо, кукуруза, всякого рода жиры, яйца, куры, масло и прочее. В этом же списке значился и скот. Уполномоченные должны были предоставить сведения, какие продукты и в каком количестве они могут предложить, одновременно подав встречные заявки. В первую очередь сделки заключались с теми селениями и обществами, у которых не осталось долгов по продразверстке. Руководство товарообменной конторой просило районные комитеты приложить максимум усилий для объяснения гражданам о продналоге и товарообмене. Говорилось, что те селения, которые смогут предоставить продукты питания немедленно, будет освобождены от сельхозналога и вдобавок получат два миллиона аршин мануфактуры.
Добавим некоторые другие сведения о проводимых руководством Старобельского уезда мероприятиях по изысканию материальных и финансовых ресурсов для борьбы с голодом. Известно, что 28 января 1922 года уездной ЧК было издано распоряжение о перерегистрации находящихся на территории уезда промышленных и кустарных предприятий – мыловарных заводов, сукновален, шерстобоен на предмет заключения новых договоров аренды.* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д.1, л. 8 Следом выходит распоряжение председателя уездного продовольственного комитета Кузоятова о стопроцентном изъятии за все месяцы аренды налога с арендаторов маслобоен, сыроварен, крупорушек и мельниц, включая водяные, ветряные и конноприводные. Одновременно повышался порядка 20% налог за помол зерна.* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д.1, л. 11
Тем не менее продовольственная ситуация в регионе весной 1922 года оставалась крайне напряженной. Одна из заметок газеты «Красный Пахарь», помещенная в номере за 5 апреля, так и называлась: «На голодном фронте Старобельского уезда». В ней сообщалось, что в городе организовывается санитарно-питательный пункт на 250 человек; кроме того, уездной комиссией помощи голодающим закончен учет голодающих детей города. 27 марта нею было принято постановление выделить из собственных средств для детей возраста до 5 лет, находящихся на учете в Санупра и УОНО, сумму в размере 3 млн. руб. Говорилось также о выделении детям сахара.
Но в эти дни на Старобельщину стали наконец поступать и хорошие новости. В  том же номере газеты за 5 апреля сообщалось, что на железнодорожную станцию Сватово прибыли зернопродукты, предназначенные для голодающего населения Донецкой губернии.
Подтверждением о предоставлении правительством продовольственной помощи является циркуляр уисполкома, переданный в адрес руководства волостей 18 апреля 1922 года. Представляем из него краткую выдержку: «Уком разъясняет, что полученная Старобельским уездом кукуруза в количестве 30 000 пудов (480 тонн. – В.Л.) распределяется: 50% – к продаже за золото и серебро; 40% – в ссуду для семей красноармейцев, демобилизованных, милиционеров и бедноты; 10% – для посева волостного фонда и для комнезаможей».* ГАЛО ф. Р-1194, оп. 1. д. 1. л 102 
Заботясь об урожае 1922 года, советское правительство закупало за границей не только продовольствие, но и семена для посева. Этот фонд строго распределялся по губерниям, которые в свою очередь делили его на уезды. В конце 1921 года правительство Украины приобрело за границей 2 млн. пуд (32 тыс. т) посевного материала. Весной 1922 года партия импортного зерна поступила в Старобельский уезд, о чем говорит циркуляр под грифом «срочно», переданный уисполкомом в адрес Евсугского волисполкома.* ГАЛО ф. Р-1194, оп. 1. д. 1. л. 56  (Точной даты на документе не указано). В нем говорилось, что по случаю передачи Донецким губземотделом в округ телеграммы № 575, где по постановлению УЗС предписывается голодающим губерниям самим предоставлять мешки для погрузки посевного материала, от Старобельского уезда срочно требуется передать в центр 10725 мешков для получения проса. По разверстке на каждую волость припадало 316 мешков. Уисполком предлагает по получении данного распоряжения в течение 18 часов собрать необходимое количество мешков и в сопровождении нарочного передать в уисполком. Далее цитата: «Учитывая важность этого задания, имеющего государственное значение, выполнением коего предоставляется возможность населению уезда осеменить большое количество земли, Уком обращает сугубое ваше внимание на исполнение в срок настоящего распоряжения». Под документом стоит подпись председателя уисполкома Цюпака.
По представленным в документе данным можно ориентировочно определить количество выделяемого уезду проса. По ним, даже из расчета 50 кг на мешок общее количество составляет порядка 536 т (хотя не исключено, что имелись в виду мешки значительно большей емкости, так как в те годы часто применялись мешки-пятипудовики, а это 80 кг).
Кроме зерна, на Украину ввозился для посадки и расширения его использования картофель. В разосланной уездным земотделом на места телеграмме указывалось, что в связи с продолжавшейся два года подряд засухой, целесообразно расширять площади посева картофеля, так как он более устойчив к климатическим явлениям. Предлагалось до 15 апреля сдать деньги на посадочный картофель с расчета 800 000 пудов.* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д. 1, л. 119 (12,8  тыс. т).
Весной 1922 года на Украине вновь участились случаи холеры. Так, в Полтавской губернии за одну неделю марта было зарегистрировано 80 смертельных случаев.* ГАЛО, ф. Р-1194, оп. д. 1, л. 114 В связи с угрозой эпидемии руководством Старобельского уезда за подписями заместителя председателя исполкома Кузоятова, начальника сануправления К.Остапенко и санитарного врача Воронина издается постановление в адрес волостных и сельских чрезвычайных санитарных комиссий. Им предписывается повести решительную борьбу по очистке дворов, улиц, площадей населенных пунктов; принять меры к ограждению колодцев. На случай поступления в будущем больных, для их изоляции, предписывалось оборудовать специальные бараки на три-четыре человека, подобрать медперсонал. С получением вакцины должны были быть немедленно организованы всему населению противохолерные прививки.
Но, кажется, и 1922 год не стал для Старобельщины в отношении холеры критическим. Документальных подтверждений о массовом поражении болезнью в архивах не обнаружено.      
Наконец лето 1922 года показало хорошие виды на урожай. Причем касалось это не только Старобельского уезда, но и других регионов страны. Газета «Красный Пахарь» в номере от 22 июня сообщала, что на Волге, в Саратовской губернии, урожай зерновых в текущем году определяется в 90 пудов с десятины. Такой же поистине небывалый урожай, добавляла газета, выращен и на Николаевщине. А через месяц было опубликовано сообщение, что в Советской Республике урожай зерновых 1922 года может превысить количество собранного в предыдущем году хлеба для нужд государства и крупной промышленности в пять раз. (Позже выяснилось, что эти оценки были преувеличены, тем не менее урожай оказался хорошим).
В августе розничные цены на хлебопродукты снизились на рынках уезда приблизительно на треть. А с декабря 1922 года укомом снова была разрешена гражданам торговля продуктами питания и их вывоз за пределы уезда и губернии.* ГАЛО, ф. Р-1180, оп. 1, д. 3, л. 16
Далее хотелось бы посвятить читателей, как для обеспечения закупок за границей продовольствия и семян происходило изъятие церковных ценностей в Старобельском уезде. Газета «Красный Пахарь» от 22 июня 1922 года писала: «Уездная комиссия приступила к изъятию церковных ценностей в городе с 25 апреля, в уезде – с 5 мая сего года. Первый транспорт отправлен в Бахмут и сдано по назначению 82 пуд. 66 ф., 30 зол. и 40 руб. деньгами. Изъятие произведено в 4 городских церквях, 2 монастырях, 129 сельских церквях». Следом в сообщении подана такая строка: «Характерно, что нигде в церквях не обнаружено золота, драгоценных камней, слоновой кости». Касаясь отношения прихожан и культовых работников к проводимому изъятию, в публикации говорится, крестьяне отнеслись к такому мероприятию благосклонно, духовенство – в большинстве своем безразлично. За время работы комиссии зарегистрирован один факт умышленной утайки ценностей. В тех случаях, когда церковные советы либо группы верующих просили оставить в храмах те или иные ценности, имеющие отношение к исправлению церковных обрядов, от них на замену было принято, в эквивалентном исчислении, почти 7 золотников золота, 95 рублей валютой и 69 рублей серебром. 
Продолжая далее, во второй половине лета 1922 года газета «Красный Пахарь» организовала заочные курсы агротехнической учебы среди крестьян. Агрономом Курлоговым обращалось особое внимание на положительные результаты, получаемые на Старобельщине от сева озимых культур. Он предлагал использовать под озимые хорошо обработанные чистые пары. Лучший урожай, по его мнению, давал сев по раннему зеленому пару, поднятому в конце апреля. Автор призывал крестьян сеять озимых культур, ржи и пшеницы, как можно больше, подчеркивая, что это дает хозяйству определенную устойчивость. 
В начале августа 1922 года в Старобельске состоялся пленум уисполкома, на котором его председатель Цюпак указал на необходимость создания в районах дееспособных КНС. А уже 13 августа того же года состоялся уездный съезд КНС в составе представителей от двадцати пяти волостей.
В начале следующего года в Старобельском уезде было проведено территориально-административное деление. По приказу уездного исполкома, изданному 23 февраля 1923 года, и на основании приказа Донецкого губкома уезд был поделен на 14 волостей, среди которых фигурировали Евсуская и Беловодская. К Евсугу отошли бывшие Колядовская и Литвиновская волости, к Беловодску – Бараниковская и Городищенская.* ГАЛО, газета «Красный Пахарь», № 2 от 3 марта 1923 г. Вскоре уезд стал именоваться округом, а волости – районами. Газета «Красный Пахарь» от 3 июня 1923 года сообщала, что в Старобельском округе в его 14 районах проживает 460 тыс. человек.
Членов партии в Старобельском округе на 01.12.1922 г. состояло на учете 329 человек, среди них 7 женщин.* ГАЛО, газета «Червоний хлібороб», декабрь, 1927 г.
На 20 июня было намечено проведение окружного съезда Советов.










         















         






 









         


















         








 










 




Рецензии