память уходящей эпохи из моего архива

 БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ


ЯКОВЕНКО ИВАН ФЁДОРОВИЧ пишет о своих родителях,1992 год

   Мои родители, крестьяне из станции Ново-Бейгусская Краснодарского края, занимались земледелием. У них было шестеро детей. Землю обрабатывали своими силами и сдавали поставки государству.

 
   В  январе 1930 года ночью арестовали отца и увезли в районную прокуратуру. Нам объявили о высылке и приказали собираться, но с мамой случился обморок, и мы не сумели взять ничего в дорогу по этой причине. Положили маму на телегу, рядом посадили детей и по команде выехали под конвоем со двора.


   Привезли в Коренёвку, где уже было много таких же несчастных людей. Всех погрузили в телячьи вагоны и привели арестованных отцов. Вот тут-то и начались слёзы и крики. Двери в вагоны закрыли, охрана заняла места на тормозных площадках. Поехали в неизвестность.


       В дороге приносили похлёбку только один раз в день, а на остановках выходить не разрешали. Привезли нас на Урал, село Богослав. Морозы доходили до 40 градусов, но в таких условиях строили дома для проживания.

 Постройки получились из сырых брёвен и не задерживали тепло. Отца с нами не было, его послали на сплав брёвен на реку Гура. Пищу готовили на улице, а дом обогревался печкой-буржуйкой, которая не давала достаточно тепла. Прошёл слух, что отправят домой. Опять всех посадили в вагоны, но повезли не в южном, а в северном направлении до станции Белая в Хибинах.


   Поселили нас  в шалмане  на 13 км., а недалеко от нас у реки Услонки  жили заключённые ещё в худших условиях. Отец работал на руднике посёлка Кукисвумчорр по добыче руды, а мама  - на этом же руднике откатчицей.

 Работа была очень тяжёлой, мама не смогла вынести  жизни в таких нечеловеческих условиях и заболела. Без лекарств и хорошего питания в 1931 году мама умерла. Мне было 14 лет, но я уже работал  курьером в домоуправлении

.
   Опять случилась беда в 1933 году. Арестовали отца и увезли  в Ленинградскую  область. Я стал в 15 лет единственным кормильцем в семье, сестре было 12 лет, а братьям 9 и 6 лет. Не смог я по малолетству прокормить семью и уберечь братьев , оба умерли от голода.


   Отец вернулся через  два года, но в 1937 , в год массовых арестов, он опять был арестован. О его местонахождении было ничего не известно. Только в 1957 году мы получили справку №Н 775 о его реабилитации, но о месте захоронения там ничего не было сказано.


    По закону «сын за отца не отвечает» я получил в 1941 году паспорт и был отправлен на Карельский фронт. Прошёл всю войну, а потом ещё был отправлен на японскую войну. Только в 1946 году я вернулся в Кировск и стал работать в системе комбината  «Апатит».


   На пенсию вышел в 1967 году и уехал в город Лугу, где удалось построить кооперативную квартиру. Живу среди северян из нашего города, их много в Луге. Приезжают в гости с Севера сын и дочь с внуками. Так и живу.


использован материал газеты "Котлован", 1992 год


   фото из архива историко-краеведческого музея Хибиногорска (ныне Кировск), 1932 год
               


Рецензии