За что физики не любят математиков

"Наука должна быть весёлая, увлекательная и простая.
Таковыми же должны быть и учёные" (П.Л. Капица)... и преподаватели.


Учёные выяснили, что физики не любят математику. "Нетерпимость профессиональных физиков-практиков к математическим формулам объясняется их мнением о том, что математика - "мёртвая наука"... Физики заполняют требуемые объёмы научных работ математическими выкладками, которые их коллеги при чтении просто пропускают и цитируют работы с большим количеством математических формул крайне редко" (New Journal of Physics). А не начало ли это конца математической физики?.. Посмотрим сами и послушаем других.


Философия – это искусство красивых обобщений и попытка познания мира путём поиска в нём истинной простоты. Правда, сами философы о том давно забыли. Математики тоже когда-то начинали с поисков количественных обобщений в геометрии, а потом стали искать и находить их повсюду. "Кто ищет - тот всегда найдёт" (Истина). И теперь там, где много философии, истины нет; там, где много математики, физики нет.

Физика - наука качественная, а не количественная. Однако объяснять придуманный мир путём математических преобразований и подгоночных коэффициентов - это же так "по-умному", так по-научному... Иначе говоря, теоретическая наука появляется только там, где одно непонятное объясняют посредством чего-то ещё более непонятного, где кому-то удаётся из очевидного сделать невероятное и где действует принцип Маха -  "Ищи и смело постулируй, то есть бери за основу, то, что невозможно ни опровергнуть, ни доказать, приправляй сказанное услужливой математикой и среди простаков сойдёшь за умного, а среди учёных - за своего". Например: «Если убрать из Вселенной все тела, то инертность данного тела исчезнет» (Эрнст Мах); «Если я удалю какую-то массу достаточно далеко от всех других масс Вселенной, её инертность упадёт до нуля» (Альберт Эйнштейн); «Если удалять атом от звёзд, его квантовая неопределённость будет понижаться» (Василий Янчилин). Ага, попробуй удалить и проверить. А теория Большого взрыва математической точки... А множественность вселенных... Вот нам и ответ на вопрос "Что такое теоретическая наука?": теоретическая наука - это коллективная вера в чьи-то фантазии... и правильна теория не та, что правильно отражает действительность, а та, что ПОПУЛЯРНАЯ.

Философы и математики только считают, но ничего не знают. Вернее, знают много чего такого, что знанием не является. И это знание без понимания или слепая вера, несомненно, является ещё большим злом, чем невежество. Однако признался в этом только Сократ: "Я знаю, что ничего не знаю. А другие не знают даже этого". "Другие" - это философы и учёные. И не случайно, например, изобретение микроскопа и телескопа принесло познанию Природы и Вселенной гораздо больше, чем все философы и математики, взятые вместе. Факт.

"Для физика должно существовать только то, что измерено" (Нильс Бор), а не то, что можно сосчитать. Сосчитать то, чего нет, может каждый. А гениальный математик может сосчитать даже то, что невозможно себе представить, ведь математики – те же лирики или идеалисты, но в квадрате. «Он стал поэтом – для математика у него не хватало фантазии» (Давид Гильберт). "Воображение важнее, чем знание"... и понимание: "Не обязательно понимать этот мир, нужно лишь найти себя в нём" (А.Эйнштейн). Так мог сказать только математик, ведь физику всегда интересно, как это работает, а математику - как это сосчитать.

«Математика – один из видов искусства» (Норберт Винер. На снимке вверху он и есть.) Тогда «Зачем нужна математика, если есть кино?» (Мгновения жизни). А затем она и нужна, чтобы всё точно знать. Например, вы знаете, что "За время падения яблока Земля подпрыгивает навстречу ему на половину диаметра атомного ядра" (Википедия)? А чтобы Земля смогла допрыгнуть до середины высоты яблони, ясен пень, масса яблока должна быть в точности равной массе Земли. Это математический закон падения яблок, открытый Ньютоном. И ни один математик не понимает, в чём тут юмор.

А он в том, что только подвижный атом является как источником, так и приёмником гравимагнитной индукции. Отсюда: тела тяготеют не телами, не массами и не точками, как у Ньютона, а зависимой и преимущественной вероятностью поступательных импульсов своих колеблющихся частиц. И сама эта квантовая определённость действительно зависит от гравитационной способности несоизмеримо большего тела и квадрата расстояния до центра его. Яблоко никак не может повлиять на квантовую определённость атомов Земли. Следовательно, и подпрыгнуть навстречу яблоку Земля не может. Впрочем, у современных математиков гравитация - это вообще воронковидная яма в пространственно-временном континууме массивного тела или чёрной дыры. И говорить с такими математиками о физике тяготения уже не имеет никакого смысла, ведь что математик придумал и сосчитал, то для него и истина.

Так что, математика - это искусство оглупения и оглупления и этим "искусством" лучше не увлекаться. Итог будет один: "В моменты просветления я задаю себе два вопроса: "Это ты спятил?; или это другие так поглупели?" (Альберт Эйнштейн). Говорил бы только то, что знал и понимал, так и помер бы спокойно. Например: "Час, проведённый с девушкой в парке на скамейке, может показаться минутой; минута, проведённая сидя на раскалённой плите, может показаться часом". Отсюда: "Время - это показание часов" (Альберт Эйнштейн)... и "Забудьте всё, что я вам сказал до этого".

Алгебра началась с "нуля", а высшая математика - с "нуль в квадрате не эквивалентен нулю". Вот почему изучение математики нужно только больным: дескать, "... она ум в порядок приводит " (М.В. Ломоносов). Так, «Выпьем же за то, чтобы чистая математика всегда оставалась совершенно бесполезной!» (Генри Джон Смит). Впрочем, "Математику уже затем учить надо..." (М.В. Ломоносов), чтобы потом помогать своим детям делать уроки" (Учитель математики).

Математики не умеют считать. Даже «Среди крупных математиков могут быть и такие, что не умеют считать» (Новалис). А всё отчего?

Математик всегда начинает считать, не успев подумать. "Прежде, чем решать задачу, прочитай условие!" (Жак Адамар). «Занимаясь расчётами, ты попадаешь впросак прежде, чем успеваешь это осознать!» (А. Эйнштейн). И при этом «Существует поразительная возможность овладеть предметом математически, не поняв существа дела» (А. Эйнштейн). Но, овладев предметом математически, каждый становится теоретиком... А «Хорошего теоретика даже новый опыт не переубедит» (Истина), поэтому более глупых людей, чем теоретики, вы не найдёте. И в этой своей глупости они готовы пребывать вечно. "Если факт противоречит моей теории, тем хуже для факта" (Гегель). "Говорите, что опыт не соответствует теории?.. Тем хуже для опыта!" (А. Эйнштейн).

«Более того, математика убивает креативность» (Андрей Фурсенко). Однако и креативность убивает математику... и практика - тоже. Причём, всегда. Например, Архимед вместо того, чтобы научно вычислять вытесняющую силу через дифференцирование давления по высоте столба жидкости или газа и его интегрирования по всем точкам поверхности погружённого тела, просто подвесил данное тело к чашке рычажных весов и опустил его в воду. Вот и всё: уравновешенные перед этим, весы сами показали ему эту вытесняющую силу, и она оказалась равной весу вытесненной данным телом воды. В отказе от математики и была его Эврика (или Находка). Правда, последние десять лет своей жизни престарелый Архимед безуспешно пытался найти все общие математические закономерности у шара, вписанного в цилиндр, и этого цилиндра. И зачем?.. Теперь он погребён под этим шаром в цилиндре. Да, благодарные математики постарались.

Математике с физикой лучше дружить, а физикам с математиками лучше не общаться. Все «Математики похожи на французов: что бы вы не сказали, они всё переведут на свой собственный язык. Получится нечто противоположное» (Гёте). «Когда разговариваешь с математиком, можно не иметь представления о математике. Но при этом совершенно необходимо чувство юмора и сознание своего ничтожества…» (К. Дзевановский). И всё же может получиться так: «Разве вы не математик? Нет? Тогда мне не о чём с вами говорить. Я разговариваю лишь с теми, кто владеет методом математического анализа» (Анатоль Франс). То же самое можно сказать и о философах, придумавших свою "умную науку" и свой собственный язык.

Сама по себе математика – это лингвистическая наука, то есть наука ни о чём или хоть об чём. «Математику можно определить как науку, в которой мы никогда не знаем, о чём говорим, и истинно ли то, о чём мы говорим» (Бертран Рассел). «Математика является учением об отношениях между формулами, лишенными какого бы то ни было содержания» (Давид Гильберт). «В математике ум исключительно занят собственными формами познания – временем и пространством, следовательно, подобен кошке, играющей собственным хвостом» (А. Шопенгауэр). Иначе говоря, математика - это наука о себе и наука в себе, изъясняющаяся на птичьем языке. Однако вместе с тем «Из дома реальности легко забрести в лес математики, но лишь немногие способны вернуться обратно» (Хуго Штейнхаус). «Математика была для меня в детстве тем же, чем была религия. Потому что и религия, и математика утверждают, что могут объяснить весь мир» (Роберт Диггс). Но объяснять мир путём математических действий и преобразований - это так же разумно, как делить на нуль. "Полумёртвый равен полуживому". "Полу-" можно сократить. Получилось: "Мёртвый равен живому".

Математика началась с геометрии… и – неблагодарная – искривила её. Современная математика – это как ещё один хрусталик в глазу: не исказив этот мир, она его не отражает. «Законы математики, имеющие какое-либо отношение к реальному миру, ненадёжны; а надёжные математические законы не имеют отношения к реальному миру» (А. Эйнштейн).  «В реальной жизни, поверьте мне, нет никакой алгебры» (Фран Лейбовиц).  Даже дважды два – всегда не четыре, если речь о качестве или свойствах. К примеру, складываем совершенно одинаковые нуклоны и получаем противоположные по свойствам химические элементы. Отсюда: не только математика, но и простая арифметика к природе вещей не имеет никакого отношения.

Математика способна одурачивать не только гениев. «Математика – это единственный совершенный метод водить себя за нос» (А. Эйнштейн). И других, конечно. Поэтому "математить" в объяснениях чего-либо, как и материться, это и неправильно, и неприлично. Однако при всём этом математики считают начала своей придуманной науки началом мироздания: мол, сначала был разум и была математика, а уже потом - Большой космологический взрыв математической точки… «Природа – это сочетание самых простых математических идей. Настоящее творческое начало присуще именно математике» (А. Эйнштейн). Но количественно описать одновременное взаимодействие всего лишь трёх тел или хотя бы движение Луны по спиральной, то есть истинной, траектории, по заключению самих математиков, не смог бы и сам Создатель. Вот почему все планеты в Солнечной системе и электроны в атомах движутся не по физическим траекториям, а по придуманным математиками замкнутым орбитам - эллипсам. К тому же, ответа на вопрос "Откуда то взялось, что взорвалось, если на то, чтобы появиться, у него просто не было ни времени, ни места?" не знает даже самый авторитетный физик-теоретик современности - Папа Римский.

Ретивость математиков привела к появлению математической физики, которую уже никто не понимает. "В сущности, теоретическая физика слишком трудна для физиков" (Давид Гильберт). «С тех пор, как за теорию относительности принялись математики, я её уже сам больше не понимаю» (А. Эйнштейн). «Я надеюсь, что кто-нибудь объяснит мне квантовую физику, пока я жив. А после смерти, надеюсь, Бог объяснит мне, что такое турбулентность» (Вернер Гейзенберг). "Я думаю, что смело могу утверждать: квантовую физику не понимает никто" (Ричард Фейнман). «Чем большим успехом квантовая теория пользуется (у математиков), тем глупее она выглядит» (А. Эйнштейн). А всё потому, что «Математика – это доказательство самых очевидных вещей наименее очевидным способом» (Д. Пойа). И «Математика – сверхъестественная наука» (Лев Ландау).

Математики превратили теоретическую физику в конкурс безумных гипотез. "Конечно, ваша гипотеза безумна. Но достаточно ли она безумна?.. Если гипотеза недостаточно безумна, науке от неё не будет никакого толку" (Нильс Бор). И так произошло потому, что у сложной теории над истинной простотой есть одно большое преимущество - она выглядит научно. "Есть две бесконечности - Вселенная и глупость. Впрочем, я не уверен насчёт Вселенной" (А. Эйнштейн). И сам Эйнштейн только это и доказал. На оборотной стороне одной его фотографии с высунутым языком рукой Эйнштейна написано: "Этот жест адресован всему человечеству. А. Эйнштейн".

"Если бы теоретики не ставили на бумаге закорючки, то можно было бы подумать, что они ничем не занимаются" (Л. Д. Ландау). Поэтому математики косят под физиков. Но их легко отличить, ибо они называют себя учёными, а физиков – инженерами. «Учёные объясняют то, что уже есть; инженеры создают то, чего никогда не было» (А. Эйнштейн). При этом подразумевается, что учёные умно объясняют, а инженеры тупо создают технический прогресс, ведь «Мир дурака полон открытий» (Истина). "И всё понятно, и всё работает. Мы же соединяем теорию и практику: ничего не работает... и никто не знает почему" (А. Эйнштейн). Выходит, что учёными бывают не только коты (А.С. Пушкин) и собаки ("Учёными бывают только собаки" - Л.Д. Ландау). И вообще, в русском языке слово "учёный" - это прилагательное, а существительное - это либо "дурак", либо "светило". Если ты не светило, то какой же ты учёный?.. Правильно, липовый.

Для физика верно только то, что работает; для математика верно всё то, что приводит к ответу, известному заранее. И для математика не существует критериев практики, он создаёт лишь виртуальные математические модели, поэтому «Это моя формула - что хочу с ней, то и делаю». «Математика – это та часть физики, в которой эксперименты очень дёшевы…» (Владимир Арнольд). Только благодаря этому "Теоретическая физика достигла таких высот, что может рассчитать даже то, что невозможно себе представить..." (Л.Д. Ландау). Например, множественность вселенных, существующих в различных формах хлебобулочных изделий: караваев, булочек, бубликов, лепёшек, рогаликов... Невозможно представить то, как они состыковываются между собой. Или это совсем не обязательно?..

И ещё. Математики распространяют грязные слухи о том, что якобы один из них увёл жену у самого Нобеля: дескать, именно поэтому тот вычеркнул математиков из своего завещания… Но, ребята, Альфред Бернхард Нобель ни разу не был женат! Это раз. А, во-вторых, что может принести бОльшую пользу человечеству и изменить жизнь людей - "Заткнись и считай!" или "Заткнись и экспериментируй!"?.. О какой-либо пользе для теоретической науки в завещании Нобеля не сказано ни слова. Однако Нобелевскую премию не получил ни изобретатель телеграфа, ни изобретатель телевизора, ни изобретатель мобильной связи, ни изобретатель персонального компьютера, ибо все они были "инженерами". Последний вообще был студентом третьего курса, когда собрал первый в мире персональный компьютер из электронной игрушки тетрис и обычного телевизора. А учёные-теоретики-кибернетики в это же самое время строили многоэтажные "супер ЭВМ", очень медленно работающие на плёночных носителях информации и перфорационных лентах. И, заметим, никакой высшей математики и кибернетики в современном компьютере нет. Это вам любой программист скажет. Но математики свою науку в него всё равно запихают.

А теперь, примеры для конкретики. A = F/m – это формула второго закона Ньютона, где: a – ускорение тела; F – сила, действующая на тело; m – масса самого тела. Из этой формулы следует, например, что при увеличении силы в 10 раз и при уменьшении массы тела тоже в 10 раз ускорение тела увеличится ровно в 100 раз. А в каких случаях такое возможно?.. Правильно, ни в каких. Например, совершенно немыслимо, чтобы при увеличении силы натяжения плеч арбалета со 100 кгс до 1000 и уменьшении веса стрелы с 50 г до 5 начальная скорость стрелы увеличивалась бы со 110 м/c до 11 км/с.  А это, знаете ли, вторая космическая скорость, то есть скорость убегания от Земли. Но именно этой глупости учит наших детишек математическая формула второго закона механики; именно этому псевдознанию учит всех нас теоретическая физика.

Обратите внимание, когда мы говорим, что ускорение пропорционально силе и обратно пропорционально массе тела, мы говорим вполне разумно. Но, когда мы это же самое записываем в математическом виде и придаём записанному статус закона, мы совершаем глупость. И из этой глупости растут ноги у всей математической физики.

Из третьего закона Ньютона (действие всегда равно противодействию) следует и закон сохранения импульса. Из одного придуманного математиками закона следует другой. В обоих этих законах уже нет даже времени взаимодействия – значит, и нет самого взаимодействия. Однако из этих законов, упрощающих математикам решение своих теоретических задачек и "мысленных экспериментов", следует, например, что ракету толкает вперёд как раз-таки закон сохранения импульса. К.Э. Циолковский, простой учитель, жизнь положил на то, чтобы доказать теоретикам, что ракету толкает асимметричное давление непрерывного взрыва на стенки камеры сгорания, а не математический закон: дескать, пока есть хоть какое-то давление в камере сгорания, ракета может ускоряться. Теоретики же считали, что скорость ракеты не может быть больше скорости частиц реактивной струи… Этому их якобы научил сам Ньютон и строгий математический закон сохранения импульса.

Молекулярно-кинетическая теория считалась самой успешной математической теорией 20-го века. Однако чуть ли не Архимед уже знал, что все жидкости и газы имеют вес, находятся под давлением силы веса выше расположенных слоёв и состоят из одинаковых, равноудалённых и условно неподвижных (колеблющихся или дрожащих) частиц, находящихся в состоянии взаимного отталкивания и неустойчивого (или чуткого) равновесия и взаимодействующих в газах между собой на расстояниях много больших линейных размеров самих частиц. Правота Архимеда даже не нуждается в доказательствах. Но вам, я думаю, будет достаточно и одного опыта.

В пустой трёхлитровой банке находится прозрачный «кристлгаз», то есть воздух. Причём, он под давлением веса выше расположенных слоёв находится в банке в сдавленном и распёртом состоянии.  Бросаем в банку зажжённую спичку (пусть спичка потухнет ещё в полёте), закрываем банку крышкой и, дождавшись полной остановки дыма в банке, двумя руками плавно поворачиваем её в горизонтальной плоскости вокруг вертикальной оси симметрии. Дым и, следовательно, воздух в банке поворачиваются вместе с ней. Наливаем немного воды в банку и так же плавно поворачиваем её. Всплывшая спичка и вода поворачиваются вместе с банкой.

Вот и всё: стороннику кинетической теории уже никогда не удастся объяснить результат этого "кухонного" опыта, ведь при хаотическом движении частиц им, суматошным, наши манипуляции с банкой были бы совершенно безразличны, и воздух в поворачиваемой банке остался бы неподвижным. Но "Если факт противоречит моей теории, тем хуже для факта" (Гегель).

Итак, за что физики не любят математиков?.. Правильно, за их псевдоучёность и высокомерие. И вообще, тот, кто пустил математиков в физику, сделал фатальную для неё ошибку.

На сегодня всё. «Я физик и имею право на сохранение энергии» (Хуго Штейнхаус). Тем более, что всех математиков, как говорится, не перевесишь (или не перевешаешь), а физиков на планете - раз, два... и обчёлся. Но они-то и делают прогресс.


P. S. "Наука - это то, чего быть не может. А то, что быть может, это - технология." Если этот вывод Петра Леонидовича Капицы вам кажется излишне эмоциональным, вы очень далеки от физики, но близки к математике. Капица говорил лишь о том, что правильных теорий не бывает. Но это знал и Эйнштейн: "Никаким количеством экспериментов нельзя доказать теорию, но достаточно одного эксперимента чтобы её опровергнуть". Как раз об одном таком эксперименте говорится в "Альберт Эйнштейн и гравитация": http://www.proza.ru/2019/11/01/1215

 


Рецензии
После того как небольшое количество физиков изобрело атомную бомбу, остальные физики возрадовались и начали тянуть лавровые венки на себя. Я и сам физик и посему приходилось обшаться с коллегами и сочуствующими физикам. Так вот физику свойственно полное пренебрежение к другим наукам, особенно гуманитарным, поскольку физик итак знает ВСЁ.

Григорий Хайт   03.03.2020 22:33     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Григорий!

"Науки делятся на две группы - на физику и собирание марок" (Эрнест Резерфорд).

"Математик может говорить всё, что взбредёт ему в голову, но физик обязан сохранять хотя бы частицу здравого смысла" (Уиллард Гиббс).

А вот что говорит математик: "В теоретической (или математической) физике главное - это умение пренебрегать" (Лев Давыдович Ландау).

С уважением,
Виктор.

Виктор Бабинцев   04.03.2020 04:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 48 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.