Селедка под шубой

СЕЛЕДКА ПОД ШУБОЙ

- Леночек, дружочек мой! Как я рад тебя видеть! Проходи.
Юра заботливо принял куртку, достал из галошницы розовые тапочки с помпонами и поставил их перед гостьей.
- Юрец, вот ты меня уже сколько лет знаешь, а так и не запомнишь, что я не ношу такие. 
 Ленка возмущенно полезла в галошницу, и, несмотря на значительную разницу в размере, выудила оттуда мужские темно-синие замшевые тапки с зелеными полосками по центру.
- Вот!
Она демонстративно потрясла ими в воздухе.
 Вот тапки, которые я всегда надеваю!
- Ладно, ладно, надевай, какие хочешь, только не нервничай. Давай мой руки и принимайся за селедочку. Мать уже картоху варить поставила. Ленок, такую селедку под шубой, как ты делаешь, нам никак не удается повторить, так что, не будем тянуть время, поехали!
Юра улыбнулся, обнажив ряд не слишком ровных зубов, удалил с плеча подруги невидимую пылинку, и, пристроившись паровозиком сзади, шутя повез ее в ванну, а затем в кухню.
Вымыв руки, Лена поздоровалась с хозяйкой дома.
- Привет, теть Варь! Все кипит и все сырое? Как настроение? А где виновники торжества?
Варвара Яковлевна отвлеклась от нарезания овощей, поправила выбившуюся прядь волос, и заговорила о предстоящем событии:
- Ой, Лен, не знаю, что за мужика она в этот раз на смотрины приведет. Хотелось бы, чтоб у них все получилось....да только я уже ни в чем не уверена. Нравится ей - пусть живут, отговаривать не буду. Ты же помнишь прошлую историю. Как мы ни говорили, что он ей не пара, как ни упрашивали не связываться с ним, все без толку. Ирка хоть кого-нибудь слушает? Хвост трубой и вперед, за приключениями . - Женщина освободила разделочную доску и передала ее Лене, - Пусть как хотят, так и разбираются сами, больше я вмешиваться не буду. Дети, слава богу, выросли, так что...как хотят....
А тебе, Лен, еще раз спасибо, что вытащила тогда Ирку из лап этого черта.
- Да уж, теть Варь, сама как вспомню, так вздрогну. Сейчас-то меня на такие мероприятия хрен сподвигнешь, от былой смелости и следа не осталось!
Ленка сделала надрез по спинке радужной сельди, отделила голову и выпотрошила брюшко, при этом мысленно отматывая пленку на несколько лет назад.

С мужем Ирина развелась, и от брака осталось двое детей, младшему из которых не было и года. Хорошо мать, Варвара Яковлевна, да брат Юрка помогали. И Ленка конечно! Без нее она бы точно с ума сошла.
Но - Ленка - Ленкой, а мужик - совсем другая песня! За девчонку замуж не выйдешь, да и какая может быть с ней жизнь? А Ирка надеялась, пока еще молода и хороша собой, окольцевать мужичка.
И вот он нашелся…..ее герой!
Другие видят в нем нагловатого забияку, но это совсем не так, он просто уверен в своей правоте и отстаивает ее как умеет.
Видят в нем хама, посредством силы распихивающего толпу в метро, но и это не так, он просто дорогу прокладывает, чтоб никто не мог помешать ей идти за ним следом.
Это ничего, что он прогнал с кухни ее четырехлетнюю дочь, которая хотела к мамочке, просто он собирался сказать что-то важное, а тут дети.Это ничего, что он не хочет оставаться у нее, ведь он не выспится....Младший сын Вовка часто капризничает по ночам.
Карусель закрутилась и потеряла Ирка голову. Стала оставаться у нового друга все чаще, как кукушка, бросая своих детей на попечение матери и брата.

Когда они только познакомились, Варвара Яковлевна настоятельно потребовала привести парня в гости, чтоб материнское сердце могло удостовериться, что дочь в надежных руках. Да и нечего по углам шариться, оставляя детей ради плотского удовольствия. Коли он ей для жизни нужен, пусть сразу к детям привыкает, а нет, так и мужика такого не надо!
Ирина пригласила наконец молодого человека знакомиться с семьей. Ничего хорошего из этой затеи не вышло.
После того, как дверь за ним закрылась, мать запретила дочери с ним встречаться. Нашла коса на камень. Варваре Яковлевне Иркин избранник не понравился категорически. Жуткий тип. Взгляд уголовника - кого бы убить! В каждом слове -сплошное самолюбование, а таких, как Юрка, он к стоматологу отсылает без лишних слов. Валера не стеснялся выказывать пренебрежение к старикам, и тем, кто физически слабее его. В итоге он всех ввел в недоумение своим поведением, и настроил против себя.
Даже Юрка не пожелал бы своей сестре такого спутника, хотя ему было абсолютно все равно, с кем встречается сестра.
Ирина ни на минуту не захотела задуматься, а почему, собственно, они так враждебно настроены к Валерию? Ленка - понятно......у нее ревность....Но мать на дыбы встала совершенно не кстати! Неужели она не желает дочери счастья? Вопреки всему, Ирина не собиралась терять то, что с таким трудом нашла. Да и не девочка она уже, чтоб ей указывали, с кем жить, а с кем дружить.
Валерка такой, что за ним хоть на край света. С ним не пропадешь. Он пробивной, настойчивый, любого за пояс заткнет, да и вообще, с ним она чувствует себя настоящей женщиной. А какой он в постели! Обнимет так, что забудешь обо всем на свете, оставаясь уверенной лишь в том, что твое хрупкое тело полностью в его власти.

Ну и конечно, наедине с Иркой красавчик атлетического телосложения из кожи вон лез, чтоб привязать к себе такую женщину! Высокая, статная, с копной пшеничных волос, с глазами цвета василькового неба, с восхитительной фигурой, ничуть не испорченной рождением двоих детей! Гуськом вышагивая перед рот разинувшей Иркой, был ласков до умопомрачения и так сладко пел про женщину своей мечты!
И как же ей рот не разинуть?
Такие мужики на дороге не валяются, а тем более не каждый день
матери-одиночке дают шанс на счастье.

После работы Ирка встречалась с Валеркой и часа два-три были у него, затем он провожал ее до квартиры. Еще какое-то время болтали и курили на лестничной площадке. Заходить же в квартиру он категорически отказывался, хватило с него и одного раза. Посмотрели и будя!
- Я со стариками сам себя стариком чувствую. Будто мне не тридцать два, а все семьдесят. Тошнит меня от них, Ирунь! Лезут вечно со своей моралью куда надо и не надо…Молодежь у них во всем виновата…..это не то, то не так….Тебе сколько? Двадцать пять? А все под маминой юбкой крутишься. Какого хрена она тебе указывает, с кем встречаться, с кем нет? Чем я ей не хорош, а? Молчишь…то-то же. А потому что я прав, и ты мне ничего не скажешь. Ладно, зайка моя, иди к своим спиногрызам.
- До завтра, Валерочка! Я люблю тебя. - Ира прижалась к мужчине всем телом, обняв двумя руками накачанный торс. Потом тихонечко сползла змейкой к самым его ногам, обвила колени и потерлась щекой о ширинку его брюк, ощущая упругость возбухающей плоти. – Завтра я у тебя, любимый. Пока!

Однажды решили просто погулять и за компанию Ленку с собой позвали. Ирка пошла в магазин за пивом, а Валерка с Ленкой заняли лавочку неподалеку.
Валерке не терпелось узнать причину ее пренебрежительного отношения к нему.
- А ты-то, малявка, что против меня имеешь? Твое какое собачье дело, что Ирка у меня останется?
- Валер, ты почти вдвое старше меня, но это не дает тебе права разговаривать таким тоном. У Ирки двое детей, которых ты воспитывать явно не собираешься. Я просто понять не могу, зачем ты ей мозги пудришь?
- Будешь умничать – в пятак! Это понять сможешь?
- Чего??? Пугаешь что ли??? Колбаса деловая!! Я тебе не Ира, стелиться перед тобой и петь дифирамбы не собираюсь. Что есть, то и говорю.
- Варежку прикрой, а то я тебе ее прикрою. Пей пиво, пока дают…
Ирка как раз вернулась с двухлитровой бутылкой пива и большим пакетом чипсов.
Оставаться в компании с этим наглым самоуверенным хамом не было желания.
- Что-то не хочется мне ВАШЕГО – Лена сделала акцент, - ПИВА. Желаю голубочкам приятно поворковать!


Мерзкий тип! Что она в нем нашла? Муж Толик и то был гораздо лучше.
Валерка, как букварь, был доступен к прочтению всем, кроме Ирки. Видно же невооруженным глазом, что ему нафиг не нужна женщина с детьми. Он махровый собственник, и женщина должна принадлежать только ему одному. А дети – помеха, и было ясно, что он их не любит. За время общения с Ириной, он детей ее видел всего раз, когда на смотрины приходил, да и то Светку сразу удалил с кухни, а на Вовку мельком глянул из коридора, даже к кроватке не подошел. И не больно то вспоминает о них теперь. Вроде как с глаз долой – из сердца вон. Валерке нужна была только она. Без довесков.
Его тщеславию ужасно льстила Иркина щенячья привязанность и восторг. Он кайф ловил от того, как она на него смотрит, как обожествляет, как дорожит им, забывая о своих отпрысках и о самой себе. Он купался в ее обожании!!!
С Валеркой все ясно.
А вот разобраться в Ирке было куда сложнее.
Угораздило же! Ха! Кобелька захотелось....ну-ну....с природой не поспоришь, конечно, но мозги-то иногда неплохо бы включать.....а еще и зрения бы добавить......
Эх, Ирка, Ирка! Очнись!!! Неужели ты настолько слепа???
У Елены не было никакого права ни претендовать на место в ее жизни, ни как-то влиять на развитие событий в новом романе любимой подруги. Каждому свое.....
Еще продолжая на что-то надеяться, Елена встречала Иру с работы, пытаясь урвать хоть несколько минут, чтоб побыть с ней вдвоем, идя до дома. Но с каждым днем надежда таяла на глазах. Ирка становилась чужой. Совсем чужой женщиной, торопящейся даже не домой, а к другому мужчине.

- Лен, не провожай меня дальше. Я здесь сверну, а ты иди домой, - сказала она, остановившись возле перекрестка. - И вообще, перестань меня встречать и провожать. Теперь уже есть кому, сама пойми.
Это был удар. Зловещий и неизбежный.
Ленка попыталась вложить в слова не ревность, а голос рассудка:
- Ир, опять?? Любовь любовью, но ты ведь бросаешь детей!!! Тебе мало того скандала, когда ты осталась у него и даже не предупредила мать , что ночевать не придешь ??? Она тогда на полголовы поседела!!!
- Так ты ею послана шпионить за мной, чтоб налево не свернула? - Ирка не на шутку разозлилась. Ей хотелось плюнуть и послать всех подальше. - Сейчас я ТЕБЯ предупредила! Этого достаточно? Так что теперь ТЫ знаешь, где я, и матери передашь. Ничего не случится, если еще одну ночь она посидит с Вовкой.
Лена в этот момент полностью осознала, как уходит любовь. Не по капле...не теряясь в пространстве....не разбиваясь о быт.....Любовь уходит вот так - внезапно, в одну какую-то минуту....в один миг, размозжив череп о грязный асфальт!
Не желая впустую заниматься нравоучениями, тем более разница в возрасте говорит о том, что яйца курицу не учат, Лена настояла проводить Иру до двери ее кавалера, и на этом прекратить всяческие встречи-проводы.

Не произнося ни слова, девушки молча шли по ноябрьским улицам, насупившись то ли от гнева, то ли от холода, и окончательно потеряв друг друга.
Дом. Обычный панельный двенадцатиэтажный дом. Подъезд. Обычный подъезд с обычными, ведущими к лифту ступенями. Лифт. Шестой. Приехали.
- Может, ты еще свечку подержишь? - Ирина в нетерпении нажала на кнопку звонка.
Лена запомнила номер квартиры и уехала в той же кабине лифта.
Злость помогает. Помогает не разреветься. Пересилить боль и отчаяние помогает только злость!
Ленка шла быстрым шагом, не выбирая сухих участков дороги, разбивая ботинками лужи, будто разбивая кулаками стены.
Подальше от этого дома, подальше от этой боли.
Хотелось напиться, а потом повеситься. Или напиться, а потом.....
Вот сволочь!!! Гадство!!!!
Пока Ленка дошла до своего дома, злоба потихоньку развеялась, остался лишь неприятный осадок разочарования. Королева развенчана. Нет королевы! Анархия, твою мать!

Откупорив бутылку водки, разлив содержимое по стаканам себе и Юрке, Ленка сообщила о последних передвижениях Ирины, и о состоявшемся между ними разговоре.
И Юрка и тетя Варя знали о Ленкиных чувствах, и как ни странно, не осуждали ее, а даже где-то жалели, что она не парень. За время тесного общения, она стала им как родная. Живя в одном доме, каждый день проводили вместе, как говорится, в печали и радости.
Лена одевалась как пацанка. Всегда только брюки, рубашка, футболка. А летом, когда жарко, рубашка, лихо завязана в узел на животе.

Ну как ни заприметить такую шпану? Тем не менее, в вежливости ей не откажешь. Всякий раз, катаясь на велике, или колошматя мяч о стенку пристройки, Лена, завидев идущего с работы соседа, здоровалась по-мужски за руку, как ни в чем не бывало, и продолжала дальше резвиться и заниматься своими делами. У Юрки же из головы не выходила эта девочка. Он открывал окно, высовывался чуть ли не по пояс и смотрел на нее сверху, курил, вздыхал и думал о чем-то своем.
А вышло все само собой. Когда Лена увидела его идущим с женщиной, да еще и узнала, что это его сестра, то с того же дня стала частым гостем, а затем и вовсе дни и ночи проводила возле Ирины. Очень даже кстати, потому что у той была послеродовая депрессия, из которой только Ленка ее и вывела. Все думали, что второй ребенок укрепит брак с ее мужем, но это оказалось не так. Муж уходил из дома все чаще и проводил время с друзьями за бутылкой. Ленка тогда здорово перевела стрелки на себя, буквально сразив и ошарашив Ирку своей любовью. Никогда до этого с подобным не сталкиваясь, Ирина не знала, как реагировать, и сводила все в шутку, но Ленка очень уж серьезно воспринимала дружеские поцелуи и массирование спины. В один из дней Ирина ощутила всю полноту ее страсти. Неплохо для тринадцати лет…..
Юрка старше своей юной соседки аж на пятнадцать! поэтому всем было на руку, что Ленка не к нему, а к Ирке ходит. Но Ирина то с мужем, то с детьми, и в «свободное от Ирки время» брат оттягивал Ленкино внимание на себя, развлекая ее всевозможными логическими играми и впитывая ее юношеский задор.
Да, он хотел ее как мужчина, но прекрасно понимал, что, во-первых, он не герой ее романа, во-вторых, ее привлекают женщины, в-третьих маленькая еще, и ему не нужны проблемы.
У Юрки огромная музыкальная коллекция, которую он демонстрировал своей маленькой подружке. На прослушку и года бы не хватило, так что им всегда было чем себя развлечь. Зазвучал красивый медляк, и он не удержался, пригласив девушку на танец.
Плавно покачиваясь в такт музыке, Ленка почувствовала упершееся в нее естество.
Улыбнулась, отстранилась, села на диван и закурила.
- Чего ты, Леночек? – Юрка нажал паузу на магнитофоне и присел рядом, гладя девушку по коленке.
- Юр, не старайся, тебе не обломится.
- Ну что ты, Леночек, что я – дурак какой? Я подожду, пока ты повзрослеешь. Сам знаю, что рано еще.
- Три года ждать будешь или еще дольше?
- Сколько надо, столько и подожду. – Он нежно провел ладонью по ее щеке, - Девочка моя, я буду ждать тебя всю жизнь!
Лена брезгливо отдернула голову.
- Юр, ты же знаешь, я сестру твою люблю, и в свою очередь буду ждать ЕЕ всю жизнь…

И вот теперь сидит Ленка, устроив поминки своей любви, глушит водку стаканами, занюхивая горечью разбитых надежд.

Варвара Яковлевна, и так на протяжении четырех лет крутящаяся, как белка в колесе то с одним ребенком, то с другим, среди пеленок, распашонок, сказочек и детского рева, услышав неприятную новость, плюхнулась на табуретку как подкошенная.
Сначала казалось даже, что слезы вот-вот брызнут из ее глаз, но потом она встала и начала ругать дочь в голос, адресуя реплики оконному стеклу, сквозь которое, если всмотреться вдаль, можно отыскать и тот дом, где осталась на ночь непутевая мамаша.
Впервые услыхав от тети Вари мат-перемат, Ленке стало и грустно и смешно. Смешно оттого, что пожилая женщина так некультяпо выговаривает непривычные слова, давится ими, произносит невпопад и даже не по смыслу, и грустно оттого, что Ирке-то по барабану! Она где-то там, за горизонтом....и ей совершенно фиолетово, что тут выкрикивают усталые губы матери.
У Варвары Яковлевны подскочило давление. Ленка уложила ее в постель, выдала необходимые лекарства, а ночные бдения возле Вовкиной кроватки взяла на себя.
Полночи пришлось укачивать капризного малыша, пока он не уснул.
Утром заявилась Ирка, пряча глаза от матери.
- Что ж ты, падла, делаешь? Как тебе не стыдно! - тетя Варя уже во всеоружии встречала дочь у самого порога, повторяя вчерашний отрепетированный монолог.
- Мам, отстань, и без тебя тошно, - пробурчала блудная дочь, стараясь не смотреть
в глаза. - Как там Вовка? Пусти, дай пройду!
- Ишь, ты! Вспомнила про Вовку! А вчера не вспоминала? Тварь ты последняя, а не мать! - тетя Варя не унималась. Она ждала от дочери объяснений, или хотя бы извинений, но та упорно не желала разговаривать. – ****ь ты! Так и дала бы тебе по башке! Скажи Ленке спасибо, что она с твоими детьми нянчится, у меня уже просто сил никаких нет! Мать не жалеешь, шалашовка, так хоть Ленку бы постыдилась!
Не реагируя на слова матери, Ира вошла в свою комнату, где, не снимая одежды, и не разбирая дивана, лежала новоиспеченная нянька.
- Лен, вставай, дай кровать расстелить, я спать хочу.
Ира слегка потрясла за плечо спящую подругу, и когда та открыла глаза, повторила сказанное.
- А...нагулялась. - Ленка встала и взглянула Ирке в глаза. Взяла за подбородок и повернула ее голову к свету. - Ууууу, мать, да тебя еще и приласкали по полной...... не прошло и года.... Чем же ты провинилась, интересно? Мало и не в то место поцеловала?

Наливающийся фингал под глазом красноречиво говорил о проведенной бурной ночи страсти.
Ирка дернулась и отвернулась.
- Не спрашивай ничего.
- Я и не спрашиваю, и так все ясно.
Ленка вернулась с кухни и протянула подруге замороженную куриную ножку.
- На вот, может, поможет....хотя уже вряд ли. Надо было сразу прикладывать или бадягой намазать. Чего случилось-то? Рассказывай!
Ирка сумбурно рассказала, что, придя к нему, стала говорить о детях, что переживает, как они там без нее….хотела вернуться домой, а он....он....
Он заткнул ей рот ударом по лицу, а потом просил прощения, плакал, утверждал, что не хотел, и сам не понимает, как это вышло.Умолял не уходить и был так нежен, что Ирка простила и осталась.
- Пипец!!!! - Ленка не могла поверить ушам своим. - Ты что, мать??? Он же ударил тебя ни за что.....просто так....за то, что ты имеешь детей, от которых никуда не деться! А если повод будет посерьезней, например, приревнует?? ты не подумала, что он с тобой сделает тогда?
- Лен, не нагнетай. Ничего он не сделает. Он сам испугался. На кухню пошел, нож схватил и хотел себе руку, которую на меня поднял, перерезать. Я еле смогла нож у него отнять.
- Я не нагнетаю. Когда я в свой адрес услышала от него угрозы, якобы шуточные, я тогда сразу поняла, что это его стиль, его образ жизни – мочить тех, кто с ним не согласен. Только полный урод может грозить девушке дать в пятак. А ты поставила между вами детей, и вот результат! Убедилась, на что он способен? Он что, психопат?
- Да нет вроде, он же извинился.
- Причем здесь «извинился»? Ну ты и дура, Ир! Я просто в полном шоке! Хочешь сказать, что ты его простила и по первому зову опять к нему побежишь?
- Не знаю, скорей всего да. Я люблю его, Лен! Передать не могу, как люблю!
- Ну-ну... У меня нет слов. – Уходя из ее комнаты, Ленка в воздухе оставила вопрос:
- Каким местом любишь?
Ленка окончательно потеряла уважение к подруге, а первоначальная жалость сменилась омерзением, а затем и полным равнодушием.
Какое-то время Ленка даже не приходила к ним в гости. Не хотелось видеть эту амебу ебливую.

Приближался канун Нового года. По традиции Ленка праздновала его в кругу Иркиной семьи. Этот год не стал исключением. Все любят праздник Новогодний. А за что? За то, что люди собираются в эту ночь вместе, веселятся и радуются, вспоминая все хорошее, и провожая все плохое, что было.
Юрка наряжал елку, дети радостно щебетали среди блестящей мишуры и подавали то одну, то другую игрушку. Холодец на балконе ждал своего часа, а женская половина возилась на кухне в довершении штрихов к праздничному столу. Но отнюдь не запах мандаринов и вселья витал в воздухе в этот день.
- Что вы как на поминках, в самом деле? – Ленка стащила маслинку. – Новый год! Радоваться надо, а вы как две буки.
Варвара Яковлевна снова обратилась к дочери:
- Ну не ходи ты к нему, имей совесть! Новый год – семейный праздник…
Ира не дала ей продолжить.
- Мам, ну опять ты начинаешь! Я уже договорилась встречать Новый год с ним. Часиков до двух побуду и вернусь.
- Свежо предание, да верится с трудом! Последний раз прошу, по-человечески, оставайся дома.

Старый год проводили в девять вечера. Ирка наспех перекусила, уложила маленького и стала собираться. Друг с другом никто не разговаривал, потому что Ирка сидела за столом как немой укор, и все разговоры сводились только к одному…..
Старшая дочка еще не спала, и тоже внесла свою лепту:
- Мамочка, не ходи к тому дяде, он плохой.
- Светочка, милая, ложись байки. Когда ты проснешься, мамочка будет уже с тобой. Утром купим тортик, сходим на елку, тебе подарочек Дед Мороз принесет. Все хорошо, родная. Ложись спать. С новым годом!
Ирина поцеловала дочку в лобик, в щечки, в носик. Покрутившись перед зеркалом, натянула сапоги, шубу, шапку, и вышла в последнюю ночь этого декабря.
Трое оставшихся за столом оживились и с удвоенной силой пустились в обсуждение этой нелепой связи. В очередной раз посетовав на непутевую дочь, тетя Варя пошла за горячим.
В двенадцать Юра разлил по бокалам шампанское. Поздравив друг друга, насытившись и устав от сидения за столом, ребята отправились на улицу немного растрястись и заодно встретить Иру.
Но ни в два, ни в три, ни в пять она так и не пришла.
На елку со Светкой так никто и не сходил, потому что билеты были у мамы, а мама…..
Варвара Яковлевна к концу дня уже просто не находила себе места.
Второго числа первый Ленкин вопрос, как только она вошла, был, конечно же о ней.
- Ну что, пришла?
- Нет, Лен, не пришла.
- А Юрка куда смылся?
- Со школьными приятелями пошел праздновать. Придет поздно.
- Я тут с тортиком. Ставьте чайник.
Тетя Варя была так подавлена, что кусок в горло не лез.
- Лен, что делать? Ты ведь знаешь, где Валерка живет. Сходи, а? Я тебя умоляю. Я уже все передумала. Может она не дошла к нему в ту ночь, может машина сбила или шпана какая пристала. А если она все еще там, то силком забери ее.
Тетю Варю уже просто трясло. Ее взгляд выражал такую гамму чувств... И боль, и страх, и беспомощность, и полное отчаяние. Она смотрела на Ленку с такой надеждой, что отказать было невозможно.
- Ладно. Если я не вернусь, считайте меня коммунистом.

Ленка зашла домой, порылась, и откопала в ящике стола газовый баллончик. Отец ей подарил его после того случая, как в парке на нее напала стая собак. Ленка не из робкого десятка, и от собак вполне отбилась ногами, выведя из строя вожака стаи, но отец настоял на том, чтобы дочь носила баллончик с собой всегда.
А где его носить-то? И куда? В школу? В фартуке или в портфеле?
Баллончик был упрятан в стол, и частенько Ленка рисовала картины, что может когда-нибудь придется девушку от хулигана отбить.
-Хм, - улыбнулась Ленка собственным мыслям, сунув пятнистый «MILITARY» в карман куртки, - вот и хулиган… и девушка с ним же.
Знакомой уже дорогой Лена пришла к означенному дому. Нажав на кнопку звонка, она переминалась в нетерпении с ноги на ногу. Но никто не открывал. Собралась, было уходить, как за дверью послышался Иркин сдавленный вопль.
- Пусти же, гад! В дверь звонят, открой! Где ключи от двери? Дай ключи!!!
Ленка приложила ухо вплотную, но разобрать его слов не удалось. Поняв, что Валерка держит ее насильно, стала жать на кнопку звонка уже безостановочно и долбить ногами.
Голоса стали ближе и четче, будто они переместились из одной комнаты в другую.
- Отдай шубу, Валер! Да выпусти же ты меня, скотина!
В то же мгновение Ирка вскрикнула и затихла. Ленка перестала трезвонить и снова приникла ухом к двери.
- Вот тебе шуба! На! Получи!
Воображение рисовало, будто он мочит Ирку ногами.

- Открывай немедленно, или я милицию вызову, козел!
Ленка уже в голос вопила, привлекая внимание соседей.
Перепугавшись не на шутку, она кинулась обзванивать все квартиры. Наверняка найдутся добрые люди, и не откажут в помощи, или, по крайней мере, дадут милицию вызвать.
Валерку стали раздражать бесконечные звонки, а, убедившись, что это не кто иной, как та самая малявка, загремел ключами.
Резко распахнув дверь, он подлетел вплотную к Ленке и, оттесняя от квартиры, рукой, согнутой в локте, прижал ее горло к подъездной стене. Краем глаза девушка увидела скорчившуюся на диване Ирку, а на полу разбросанные сапоги и шубу.
- А ну повтори, что ты сказала, киска! – прошипел он прямо ей в лицо, усиливая давление на горло.
Не то, что повторить, воздуха вдохнуть возможности не было.
Ленка беспомощно барахтала в воздухе руками, тщетно пытаясь оттолкнуть от себя здорового мужика. В глазах темнело и рассыпалось на звездные точки ухмыляющееся лицо противника.
«Баллончик!» - вспыхнула в сознании своевременная подсказка.
Лена нащупала пальцами металлический предмет. Разместила его в руке так, чтоб носик распылителя находился в нужном положении, зафиксировала указательный палец на верхушке распылителя и, зажмурив глаза, направила струю в лицо агрессора.
Он отскочил, как ужаленный и Ленка наконец-то ощутила свободу. Кровь прилила к голове и резкий вдох высушил всю глотку. Ленка закашлялась и чьи-то руки поддержали ее сзади. То вышел сосед. Не сразу поняв, кому из двоих хуже, он переводил взгляд с девушки на мужчину, слепо молотящего кулаками в воздухе и ревущего белугой.
- Ааааа! Сука! Убью!!!
Ленка догадывалась, что теперь он ее живой точно не оставит. Надо хотя бы выиграть время и посмотреть, что там с Иркой.
- Вызывайте скорую, - сказала она соседу, - и столкнула с лестницы ослепленного яростью Валерку. – Если что – вы свидетель. Это была самооборона. Ясно? Что уставились? Вызывайте!
Валерка напрасно не успокоился сразу. Его метания по площадке в поисках нужного объекта, привели к лестнице, с которой Ленка его и столкнула. Нелепо взмахнув руками, словно играя сцену в одноименном балете, лебедь прогнулся и полетел вниз.
Убедившись, что мальчик долго еще не сможет встать, девушка ринулась в открытую квартиру. Ирина уже оправилась от полученного удара в солнечное сплетение, и смотрела на Ленку глазами, полными слез и благодарности, не зная до конца, толи плакать, толи радоваться.
Все произошло так быстро и так страшно, что Ленке некогда было испугаться по-настоящему.
И только сейчас, когда сознание донесло о возможном трупе на лестнице, у нее начался отходняк. От пережитого стресса ее трясло так, что зуб на зуб не попадал.
Хотелось высказать все, что она о ней думает, но язык не слушался. Молча подняла с пола один сапог, швырнула Ирке в руки. Второй – туда же. Пока Ирина боролась с непослушной молнией, Ленка сидела на корточках перед ее шубой. Подкладка была изрезана вдоль и поперек валяющимся неподалеку ножом.
- Шевелись!
Когда та оделась, девушки не мешкая вышли из квартиры.
- Что же теперь будет? – испуганно прошептала Ирина, увидев распростертое тело.
- А ничего, - ответила Елена, заметив шевеление кисти, обращенной к стене. – Жить будет. Такого кабана хер завалишь.
Выйдя на мороз, и пройдя пару сотен метров, девушки увидели отделение милиции.
- Ну что, Ирунчик, ты его уже простила или как?
- Лен, ты что, это конец! Кажется, я прозрела. Знаешь, а ведь он меня пырнуть хотел. В итоге шубу порезал.
- Точно конец?
- Точно. Я еще жить хочу.
- Тогда пошли писать заяву. Да! С Новым годом тебя, блудная дочь!

С тех пор прошло семь с половиной лет. Ирке возраст Христа спокойно жить не дает. Ее не покидает мысль, что если в тридцать три не начать строить новую жизнь, то можно уже и не рыпаться, а спокойненько похоронить свою молодость и встречать старость в гордом одиночестве.
И вот новый герой ее романа. Статный, черноволосый, слегка с проседью мужчина. Уверенный в себе и в завтрашнем дне. С ним надежно и спокойно. Ира смотрит на него, в изумлении разинув рот, как на сошедшего бога. И как же ей рот не разинуть? Такие мужики на дороге не валяются, а тем более не каждый день матери-одиночке дают шанс на счастье.

Селедка под шубой готова. Но не долго простояла она, украшая центр стола. Разделив на порции, ее переместили по тарелкам собравшихся.
Будет ли идиллия у этой пары? Смогут ли они полюбить друг друга по-настоящему?
Ленка ковыряла в тарелке шубу, водя вилкой, как ножом по подкладке.



Написать рецензию

Просто на одном дыхании, запоем!
Каждая картинка прорисована, каждая деталь идет к характеристике героев. Наблюдения характеров тонки и точны.Образы законченные и уже живут своей, особой жизнью. Каждый из читателей домысливает развитие событий.
Мне очень понравилось!
Лана Черноусова


Рецензии
События реальные.

Авотадлос Анеле   22.04.2017 12:16     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.